Книга «Владельцы мызы Подобино»


Глава ΙΙ. Реформы в отношении удельных крестьян



страница5/17
Дата09.08.2019
Размер1.86 Mb.
#127010
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
Глава ΙΙ. Реформы в отношении удельных крестьян
Дворцовые крестьяне
Даже солнышко не для всех одинаково светит (кар.).
Категория «дворцовые крестьяне»для тверских карелпросуществовала 135 лет, с 1662 года, когда былобразован При­каз тайных дел, объединившего личное хозяйство русского царя, до апреля 1797 года. Основной обязанностью дворцовых крестьян было снабжение царского двора продовольствием и другими припасами.

После переселения с Карельского перешейка и Приладожья, тверские карелы проживали как в помещичьих, так и дворцовых деревнях, получивших в 1797 году статус удельных деревень. В дворцовых деревнях Тверской губернии, к 1797 году было 8690 дворов, из них - 6534 двора карельских. К тому времени были образованы 6 карельских дворцовых волостей: Ивицкая, Толмачевская, Дорская, Осеченская, Арханская и Чамеровская с числом селений 375.

Большинство тверских карел до 1797 года относились к дворцовым крестьянам. До перевода их в удельное ведомство с дворцовых крестьян взыскивались всевозможные поборы натурой вместо денежного оброка. К ним относились столовые поборы: рожь, овес, вино, брусника и клюква, мед, хмель, шиповник, свиное мясо, бараны, гуси, утки, куры, поросята, коровье масло, сыры, сметана, яйца, орехи и рыба.

Кроме того, с них брали дворцовые припасы: сено, верба, дубовые бочки, дрова, сани, гужи, оброти (уздечки), вожжи, лопаты, веники и метлы. Сбор всех этих продуктов и припасов для царского двора распределяли по волостям и вотчинам, исходя из местных условий и занятий дворцовых крестьян. Так рыбу поставляли рыбные слободы, мед – деревни, где жители занимались бортничеством. Другие припасы распределялись между различными дворцовыми волостями.



В 1730-х годах натуральные повинности дворцовых крестьян постепенно стали заменять подушной податью. Наши предки, проживавшие на территории Бежецкого Верха и отрогов Валдая, стали платить по 36 копеек в год с ревизской души, и одновременно продолжали поставлять царскому двору рожь, овес, сено и дрова [30].

В 1731 году Главная дворцовая канцелярия предложила отменить разные оклады с дворцовых крестьян, которые собирались в разных губерниях, и обложить всех одинаковым оброком по 40 копеек с ревизской души. Императрица Анна Иоанновна согласилась на эту замену, начиная с 1732 года. При этом если дворцовые крестьяне какой-то местности поставляли царскому двору натурою – деготь, скипидар, канаты, пеньку и другое, то их оценивали деньгами и засчитывали в уплату оброка. Например, обработка одной десятины земли для высева хлеба царскому двору оценивалась в 40 копеек, поставка одной четверти пшеницы (210 литров – А.Г.) – 20 копеек, одна сажень дров – 2 рубля. Поставка одного косца на все время сенокоса оценивалась в 3 рубля.

Со временем сбор по 40 копеек с ревизской души оказался мал для покрытия расходов царского двора. В 1750 году он был увеличен до 53 копеек с одной ревизской души, в том числе и для дворцовых тверских карел, в 1753 году они платили по 80 копеек в год с ревизской души. С 1754 года с многих дворцовых крестьян, в том числе и тверских карел, брали уже по одному рублю годового оброка, при этом некоторые натуральные повинности отменены не были. Дворцовые крестьяне были обязаны пахать определенное количество десятин для сбора урожая царскому двору, косить для него сено в счет уплаты оброка. С 1762 года в большинстве дворцовых волостей оброк был повышен до 1 рубля 25 копеек с каждой ревизской души [31].

При императрице Екатерине ΙΙ оброк с дворцовых крестьян в 1783 году был повышен до 3 рублей, но они были избавлены от обязательных работ для царского двора. Одновременно ею было велено, при выдаче дворцовых девушек и вдов за помещичьих крестьян, брать выводные деньги по 5 рублей за каждую не поровну, а смотря по зажиточности крестьян. Если дворцовые крестьяне брали невест из помещичьих семей, то размер выводных денег устанавливался в каждом конкретном случае по взаимному соглашению, эти правила продолжали действовать и в начале ХΙХ века. За каждую свадьбу дворцовых крестьян между собой, Дворцовое управление взыскивало по 20 копеек «куничных денег».

Рекрутскую повинность дворцовые крестьяне исполняли наравне со всеми. Среди них было немало зажиточных крестьян, которые откупались от рекрутчины. Это было легко сделать, так как в дворцовых волостях всегда находились бедняки, готовые наняться в рекруты. С 1766 года дворцовым крестьянам разрешили покупать от помещиков небольшие деревни с землями, с платою не более 30 рублей за душу. Из этих покупных деревень дворцовые крестьяне также могли сдавать за себя в рекруты. Эти деревни покупались не только за счет самих дворцовых крестьян, но также за счет Дворцового ведомства.

Дворцовые крестьяне, пользуясь этой возможностью, нередко покупали по одной, по две души с небольшим участком земли. Эти покупки еще раз подтверждали замену своих сыновей на покупные души при отдаче в рекруты. Когда об этих фактах стало известно Сенату, тот в своем указе отметил: «Дворцовым крестьянам ранее разрешили покупать небольшие смежные деревни с землями, а не по одной семье в больших селениях. Приобретая, таким образом, по одной, по две души, дворцовые крестьяне нарушают указ 1770 года, которым было запрещено принимать в рекруты вместо дворцовых крестьян вольных людей. Сенат приказывает Дворцовому ведомству смотреть за тем, чтобы дворцовые крестьяне покупали смежные с ними деревни, а никак не отдельных крестьян с небольшими участками земли или даже вовсе безземельных» [32].

Дворцовые крестьяне, в том числе и тверские карелы, проживавшие в лесной местности, могли вырубить на строительство дома и хозяйственных построек необходимо количество леса. Поэтому каких-либо жалоб на нужду в лесе от дворцовых крестьян не поступало. Из описания Тверской губернии за 1783-1784 годы известно, что у тверских карел было достаточно много земли, изобилие в пашне, в лесах и других угодьях. Значительное количество леса, находившееся в их владении, давало им возможность расчищать себе новые места под пашню и сенокос, потому здесь они были гораздо зажиточнее не только помещичьих, но и экономических крестьян.

По данным генерального межевания в Тверской губернии у дворцовых карел в 1776-1781 годах пахотной земли было в среднем по 5,8 десятин, сенокоса по 1,8 десятины, а всего 7,6 десятин земли на ревизскую душу мужского пола. Кроме того, в дворцовых волостях, где проживали тверские карелы, на ревизскую душу приходилось по 11,3 десятин леса, а всего земли с лесом, выгонами и неудобьями – по 21,3 десятин на одну ревизскую душу. Конечно, нельзя было считать всю эту землю земельным наделом дворцовых крестьян Тверской губернии, но это является показателем степени обеспеченности крестьян землей, в том числе и лесом.

В дворцовых волостях Бежецкого уезда по причине изобилия лесов, ежегодно расчищались под пашню и сенокос немалое количество земли, на которой в первый год тверские карелы сеяли репу, на другой год – ячмень, на третий – рожь, получая богатые урожаи. По снятию этих урожаев пашни запускались, и расчистки делали в новых местах.

Кроме Бежецкого уезда, много земель дворцовые карелы расчищали под пашни в Весьегонском, Вышневолоцком, Краснохолмском и Новоторжском уездах.

Карелы, составлявшие тогда по большей части дворцовые волости, сохраняли к тому времени прежний образ жизни и язык. Платье употребляли покроем несколько от обыкновенного крестьянского, отменное. Карельские женщины по будням носили белые холщовые сарафаны, а по праздникам – синие, крашеные сарафаны с кружевами и пуговицами. Кроме них карельские женщины носили суконные сарафаны зеленого, синего или красного цвета, они их называли «сукманами», обшитые около проем красным кумачом, а на груди с кистями из красной бумаги. Рукава у рубашек вышивались шелком, на руках карелки носили по три или по четыре перстня.

Карельские женщины на голове носили сороки, вышитые гарусом или шелком, а девки носили ленты. Ленты на голову они вышивали шелком с блестками, что у карел считалось за большое щегольство. Кроме лент, девки вплетали в косы на шнурках медные трубочки с привешенными возле них колечками с бумажными красными кистями. Кроме ношения лент девки повязывали голову платками, узлом наперед.

Мужчины вместо кушаков подпоясывались «татаурами» - ремнями с медными бляшками. Обувь карелы носили кожаную – сапоги, опоки или коты, а лаптей никогда не употребляли. Зимой все карелы поголовно ходили в нагольных или крашеных синей краской шубах.

Говорили они по-карельски, по-русски изъяснялись очень дурно. В дворцовых карельских деревнях улицы прямые, многие дворы строились особенно, наглухо, внутри над всем двором под крышей имелись помосты и наезды, куда на зиму убирали сено и солому, а иногда – телеги и летнюю упряжь. Под крышей на дворе находились лошади, коровы, быки, а маленькие телята, овцы и ягнята содержались в теплых хлевах. Этим дворцовые карелы отличались от помещичьих крестьян, у которых на дворе под крышей содержалась только мелкая скотина, а лошади и коровы всю зиму ходили по снежному двору, и от стужи много претерпевали.

В домах жили чисто, скот в избах никогда не держали. Избы почти у всех карел покрыты дранью, дворы для скота просторные. Печи были без труб, дым шел в волоковое окно, а красные окна тогда были во многих избах.

Касательно до нравственных свойств, все карелы очень откровенны, праводушны, гостеприимны и чужды всякой клеветы и несправедливости. Но запрометчивы и дерзки, к употреблению крепких напитков склонны. От лихорадки и горячки лечились баней, в которой, вспотев, натирали тело редькой или диким перцем, настоянными на вине.

Дворцовые тверские карелы более всего прилежали к хлебопашеству, жили в своих деревнях, никуда не отлучаясь. Их можно было считать богатыми по причине изобилия в пашне, в лесе и других угодьях. Они получали от продажи хлеба, скота, холстов и ремесленных изделий до 30 рублей и более дохода в год.

В 1783 году по Тверской губернии насчитывалось дворцовых тверских карел:

- Бежецкий уезд –5554 мужского пола и 5676 человек женского пола;

- Весьегонский уезд – 6363 мужского пола и 6310 женского пола;

- Вышневолоцкий уезд – 6676 мужского пола и 6982 женского пола;

- Краснохолмский уезд – 1671 мужского пола и 1752 женского пола;

- Калязинский уезд – 118 мужского пола и 110 женского пола;

- Новоторжский уезд – 4383 мужского пола и 4618 женского пола.

Всего в 1783 году по Тверской губернии насчитывалось 50213 дворцовых карел, в том числе 24765 мужского пола и 25448 женского пола [33].

Нужно отметить, что с 1776 по 1796 годы дворцовые карельские деревни Карело-Кошевского прихода, о которых пойдет речь ниже, и Прилуцкого прихода, относились к Краснохолмскому уезду. После ликвидации этого уезда в 1796 году деревни Карело-Кошевского прихода отнесли к Бежецкому уезду, а Прилуцкого прихода – к Кашинскому уезду.

С 1774 года дворцовые крестьяне управлялись старостами деревень и селений, которые подчинялись волостным управительским конторам, а те – губернским дворцовым конторам.

Дворцовые крестьяне Тверской губернии сеяли те же зерновые культуры, что и помещичьи: рожь, овес и ячмень, а также лен и коноплю. Они сажали те же овощи, что и помещичьи крестьяне: капусту, репу, брюкву, свеклу, морковь и много луку. В 1783 году картофель (земляные яблоки) дворцовые крестьяне ели в Весьегонском, Вышневолоцком и Краснохолмском уездах, в других уездах Тверской губернии его ели только помещики. Хотя с 1865 года крестьянам стали активно насаждать меры по посадке картофеля, который в те времена назывался «земляное яблоко», и питания им. Тверские карелы с тех пор и по сей день называют картофель «muajuablokka» (земляное яблоко).

В наставлении 1765 года говорилось, что первоначально картофель в России разводился в дворцовых и помещичьих садах Ингерманландской губернии около Петербурга. К числу обязанностей сельских должностных лиц относилось приучение дворцовых крестьян к размножению в огородах земляных яблок и к привычке питания ими, а также стараться, чтобы и поля ими засевали. Отмечалось, что в тех странах, где питаются картофелем, нет такой его дороговизны, как в России.

Как отмечается в разных первоисточниках, в том числе описных книгах, составленных при приеме дворцовых имений в удельное ведомство после 1797 года, тверские карелы, кроме земледелия и скотоводства, занимались также пчеловодством. Пасек было немного, на каждой пасеке лишь до 5 ульев, в основном мед добывали в лесу. Карелы в лесу заводили бортные угодья, где каждое дерево давало для продажи до 0,5 пуда или 8 кг меда при цене 3 рубля 50 копеек ассигнаций за пуд [34].

Благодаря многократным переписям тверских карел, мы знаем их число и карельские деревни, как помещичьи, так и дворцовые, впоследствии – удельные.



Удельные крестьяне
В приказ ворота широки, да из него узки.
Категория «удельные крестьяне» просуществовала 68 лет, с апреля 1797 года по июнь 1865 года, когда они получили статус «крестьян-собственников».

В день своего коронования 5 апреля 1797 года император Павел I утвердил «Учреждение об императорской фамилии», которым перевел дворцовых крестьян в статус удельных. Были созданы сельские приказы, как выборные органы их самоуправления на местах. Каждому сельскому приказу подчинялись несколько десятков удельных деревень и сел. Центр сельского приказа находился в одном из административных сел бывшей дворцовой волости. В селе, где размещалась администрация сельского приказа, находились приказной голова, приказной старшина и писарь.



По 5-ой ревизии (1794-1795 г.г.) число крестьянских душ, перешедших в 1797 году в удельные крестьяне, по России составляло 464 тысячи. В Тверской губернии насчитывалось 12,3 тысячи ревизских душ удельных крестьян, они имели наделы в пределах 3-4 десятин на одну душу. Это были переселившиеся сюда с Карельского перешейка и Приладожья карелы, которых сначала свезли в дворцовые волости и приходы, а позднее перевели в удельных крестьян.

В «Учреждении об императорской фамилии» предполагалось все удельные земли привести в такое состояние, чтобы каждому работнику досталось на тягло, кроме усадьбы и покосов по 9 десятин пашни в трех полях, озимом, яровом и паровом, или по 4-5 десятин на каждую ревизскую душу. Также предусматривалось, чтобы с учетом покосов, выгонов, лесов и других земель общего пользования, на удельную деревню или селение полагалось земли из расчета по 15 десятин на одну ревизскую душу.

За основу одного «тягла» обычно бралась семейная пара, так как в полное тягло включали мужчин в возрасте от 17 до 55 лет и женатых мужчин до 17 лет. В полутягло включали мужчин с 15 до 17 лет и с 55 до 60 лет.

При этом требовали, чтобы вся определенная для селения земля была крестьянами разобрана, но, сколько каждый из них возьмет – должно быть зависеть от собственной воли крестьянина. Распределение земли для каждой удельной волости, вотчины, деревни или селение было делом Департамента Уделов. А кем именно и сколько будет взято земли, это уже не дело удельных экспедиций, а дело самих крестьян, экспедиции должны были лишь наблюдать, чтобы никому из крестьян не было притеснения [35].

В «Учреждении императорской фамилии» 1797 года также предусматривался перевод с подушевой подати на поземельный сбор. Указывалось, что крестьянский оброк должен составлять половину дохода крестьян от пахотной земли, состоявшей под посевом. Огороды и луга сразу же предоставлялись в бесплатное пользование удельных крестьян. Но эту коренную меру вновь подняли в 1820-х годах, когда создали комиссию во главе с вице-президентом Департамента Уделов Л.А Перовский, и смогли реализовать лишь в 1830-х годах.

С 1797 года удельные крестьяне стали иметь некоторые права, которых не было у помещичьих крестьян. Они получили право на сельское самоуправление, пользование мирской землей, право частной собственности на свои участки земли, дом и хозяйственные постройки. У них было право на наследование, заключение договоров и занятие ремеслами.

Одновременно 5 апреля 1797 года Павел Ι подписал Манифест в отношении крестьян о трехдневной барщине. Этим Манифестом впервые за время появления крепостного права в России ограничивалось использование крестьянского труда, как в пользу помещиков, так и в пользу императорского двора. С того времени помещичьи крестьяне отрабатывали барщину на помещиков, а удельные крестьяне проводили общественную запашку для императорского двора три дня в неделю. Воскресенье было выходным днем, оставшиеся три дня в неделю крестьяне использовали в собственных интересах.

Удельные крестьяне, с момента предоставления им статуса удельных крестьян в 1797 году получили право:

- свободного перехода в городское сословие или духовенство;

- свободное заключение брака;

- на частную собственность на земельные полевые наделы, усадьбу, дом, хозяйственные постройки и иные объекты недвижимости.Нужно отметить, что с момента переселения тверские карелы стали пользоваться полевыми наделами и усадьбами на праве личной собственности, не имея никаких на это документов. На практике переделы этих участков по инициативе сельской общины в удельных деревнях не проводились никогда, кроме совершения семейных разделов;

- на право наследования, заключения любых договоров по личным участкам земли, движимого и недвижимого имущества. У удельных крестьян правом наследования пользовались только сыновья, а дочери, при заключении ею брака, выдавали приданое, которое оставалось в ее личной собственности. Дочь удельного крестьянина становилась полноправной наследницей дома и имущества, когда муж входил в ее семью «примаком». В любом случае земельные участки не были объектами наследования;

- на выбор рода занятий и предпринимательскую деятельность;

- на местное самоуправление сельской общины с правом владения и пользования мирской землей. Сельские общины имели в коллективной собственности полевые угодья, сенокосы, неудобья, лесные массивы, выгоны. Эти общинные земли запрещалось продавать, менять, закладывать, сдавать посторонним лицам в аренду;



- на обжалование действий удельной администрации, выборных должностных лиц местного самоуправления, на личное участие в суде при рассмотрении жалоб.

Сельские приказы рассматривали дела о выдаче крестьянам ссуд из сельского банка, о размежевании земельных участков, о продаже их крестьянам в собственность, составляли ревизские сказки, указывая число ревизских душ в каждой карельской деревне. Занимались рекрутскими наборами, семейными разделами земельных участков, не касаясь имущества, сбором недоимок. Они разрешали споры между крестьянами, организовывали работу на общественных запашках, составляли сведения о посевах зерновых культур в удельных деревнях, списки приказных служащих, решали другие вопросы.Члены сельских приказов избирались на деревенских сходах.

Запрещенными для удельных крестьян являлись такие занятия, как бурлачество, речной сплав, продажа алкогольных напитков, а для женщин – кормилицами воспитательных домов.

В то же время у тверских карел, как и у других удельных крестьян, не было права на выбор другого места жительства за некоторыми исключениями. Утвержденный в 1797 году «Порядок сельского внутреннего правления» закрепил в удельных деревнях принцип коллективной ответственности крестьянской общины за:

- раскладку между домовладениями, а позднее – между тяглами, основу которых составляла семья, и исправное внесение податей;

- исполнение почтовой и рекрутской обязанностей;

- ремонт дорог, мостов, содержание выгонов, колодцев, прудов, родников, рек;

- растрату сельским удельным приказом собранных денежных средств[36].

В удельных деревнях издавна, со второй половины ХVΙΙ века, большинством земель владели сельские общины, земли были размежеваны между деревнями, а в деревнях – между хозяйствами. На практике в карельских деревнях полевые наделы никогда не перераспределялись, кроме семейных разделов, ежегодно распределяли лишь покосы и неудобья.

С 1827 года частью земель общественной запашки стало владеть Удельное ведомство, в тот год по России насчитывалось 570 тысяч ревизских душ удельных крестьян. С земель общественной запашки пополнялись запасные хлебные магазины, которые выдавали в долг семена весной или хлеб в случае неурожая или его недостатка в семье. Десятипроцентный сбор от дохода общественной запашки направлялся в Удельное ведомство.

19 июля 1829 года министр Императорского Двора Петр Михайлович Волконский в своем докладе императору Николаю Ι вновь предложил перейти в удельных деревнях и селениях с подушевой подати на поземельный налог. Он считал, что взимание оброка по числу душ не может считаться рациональной системой обложения. Количество и качество земли, используемой удельными крестьянами, вернейший, а в некоторых губерниях – единственный источник их доходов. Для малоземельного крестьянина и небольшой оброк, по мнению министра, являлся отяготительным и убыточным для правительства, так как значительная часть доходов оставалась в недоимке.

В то же время многоземельные удельные крестьяне платили налог, далеко ниже своих имущественных средств. При подушной системе обложения утверждалось вредное и ложное понятие, будто бы удельная, казенная или помещичья земля составляют крестьянскую собственность.

Доклад министра Императорского Двора был передан императором на рассмотрение Государственного Совета. 16 января 1830 года император утвердил своим указом мнение Совета по этому вопросу, где было сказано: «Государственный Совет не может не одобрить мнение министра Императорского двора о введении полезной для государства и благодетельной для удельных крестьян меры обложения их податями не по числу душ, а по количеству и доброте земли. Меры, в древние времена в России существовавшей, бывшей впоследствии предметом постоянных попечений правительства и предписанной Удельному Департаменту учреждением об Императорской Фамилии».

Указ о переводе удельных крестьян с подушевой подати на поземельный налог был утвержден Николаем Ι 24 января 1830 года: «Усматривая важную государственную пользу в установлении поземельного сбора, я повелеваю Департаменту Уделов неотлагательно приступить к введению оного в удельных имениях. Сей способ взимания податей не по числу душ, а по количеству земель, качеству угодий, и выгодам местного положения, должен отныне заменить в удельных селениях оброк по душам, падающий на крестьян не уравнительно» [37].

Из расчета поземельного сбора исключались леса, неудобья, участки земли, купленные крестьянами на собственные средства, а также поля общественной (мирской) запашки. Кроме поземельного сбора с удельных крестьян по-прежнему собирали подушевой оброк для содержания царской фамилии и удельного ведомства. Раскладка подушевой подати на домовладения не зависела от размера земельного участка, доходов, наличия скота и имущества в хозяйстве.

*****

По 5-й ревизии (1794-1795 г.г.) в Тверской губернии насчитывалось 12,3 тысячи ревизских душ удельных крестьян – тверских карел, по 8-й ревизии (1833-1834 г.г.) – 22,9 тысячи ревизских душ тверских карел. К тому времени были переведены с подушевого оброка на поземельный налог 20,3 тысячи ревизских душ удельных крестьян.

По 10-й ревизии (1857 года) по Тверской губернии насчитывалось 27,5 тысяч ревизских душ тверских карел, которые относились к удельным крестьянам. Если в 1800 году тверские удельные крестьяне имели в среднем по 3.4 десятины пахотной земли, то в 1837 году – по 4,7 десятины, а в 1859 году – по 5,2 десятины на одну ревизскую душу [38].

Удельные крестьяне были обязаны, кроме выплаты оброка, снабжать дворцы, дачи и дома членов императорской фамилии и удельного ведомства хлебом с общественной запашки, дровами, древесным углем, дегтем, скипидаром, канатами и другими ремесленными изделиями.

Для лучшего управления удельными крестьянами указом императора Александра Iот 15 мая 1808 года в России было образовано 19 удельных контор, в том числе Тверская удельная контора.С того, 1808 года, удельные крестьяне перешли в заведование удельных контор с оброком в 3 рубля ассигнациями с ревизской души. Оброки удельных крестьян были ниже оброков казенных крестьян на сумму от 50 копеек до 1,5 рубля с души. Каждый удельный крестьянин, который являлся ревизской душой, по закону имел права на земельный участок, приобретенный на собственные средства, наравне с правами помещика на свое имение.

Удельные крестьяне не состояли на барщине, за ними не было постоянного надзора со стороны администрации, контроль осуществляли органы местного самоуправления. Сельские приказы вмешивались в жизнь крестьянина лишь в случае самовольного семейного раздела, самовольного переселения из одной местности в другую, прошение милостыни и притворство в нищенстве, и другие нарушения общественного порядка.

Голова сельского приказа с согласия сельской общины имел право наказать крестьянина штрафом, назначением на общественные работы, поместить в смирительный дом или предать его суду. Согласно Инструкции управляющим удельным конторам от 31 августа 1808 года, удельных крестьян с того времени могли наказывать и за «дурное поведение».

Сначала сельский приказной голова лично давал советы и наставления крестьянину, который не уплачивал подати, отлынивал от работ, пьянствовал, воровал, распутствовал или вел другой подобный образ жизни. Если это не помогало, крестьянина вразумляли на сельском сходе, а при продолжении подобного поведения определяли наказание. Кроме штрафа и общественных работ, сельский сход мог применять такие меры наказания, как порка розгами, направление в рекруты, направление до 1809 года на каторгу, а после 1809 года – в Сибирь. Об исполнении наказания в отношении крестьянина за его «дурное поведение» сообщалось в удельную контору.

Тверская удельная контора объединяла следующие сельские приказы в местах компактного проживания карел:

- Алешинский и Толмачевский Бежецкого уезда;

- Арханский и Чамеровский Весьегонского уезда;

- Заборовский и Осеченский Вышневолоцкого уезда;

- Столбовский Кашинского уезда;

- Дорский Новоторжского уезда;

- Давыдовский Осташковского уезда;

- Елецкое отделение Ржевского уезда [39].



Все должностные лица приказного управления избирались сроком на 3 года, но с 1808 года полномочия приказного головы стали бессрочными. Приказной голова подчинялся удельной экспедиции, его перевыборы без согласования с удельной экспедицией были запрещены. Старшина приказа был обязан ежегодно на сходах отчитываться по расходу мирских сборов, об исполнении сборов и податей за прошедший год и раскладке их на следующий год.

В «Учреждении об императорской фамилии» 1797 года были закреплены принципы коллективной ответственности крестьянской общины за раскладку между домохозяевами и исправное внесение податей, исполнение рекрутской, почтовой, ремонтной (ремонт дорог и мостов – А.Г.) повинностей.

На сходах сельского приказа принимали участие по два домохозяина от каждых 100 ревизских душ. Решением схода являлся мирской приговор, который становился обязательным для исполнения всеми крестьянами конкретного сельского приказа. Решения стихийных общих сходов жителей сел и деревень сельского приказа, не объявленных приказным головой, считались недействительными и к исполнению не принимались.

С 1827 года запрещалось принимать участие в сходах всех должников по уплате податей. Одновременно стали записывать в мирской приговор всех крестьян, не явившихся на сход, а также имевших особое мнение, крестьян за неявку на сход наказывали штрафом.

В удельных селах и деревнях сроком на один год избирали деревенских старост, находившихся в подчинении сельского приказа. Деревенский староста на каждые 10 дворов назначал десятского сроком на один месяц. С 1808 года в удельных деревнях была введена должность добросовестного крестьянина для разбора возникавших между жителями деревни мелких споров с целью их примирения. Эти добросовестные крестьяне избирались по двое на деревню сроком на один год, до 1827 года работали на общественных началах, с 1827 года им было установлено жалованье в пределах 6-10 рублей в год за счет мирских сборов.

За непослушание приказному голове, старшине приказа и деревенским старостам или оскорбление их словом, виновные наказывались штрафом в сумме 1,5 рубля. За рукоприкладство и другое оскорбление их действием виновные наказывались штрафом в размере 4,5 рубля, тюремным заключением или общественными работами на срок до 3-х месяцев.

В то же время, за «нетрезвую жизнь» или дурное поведение приказной старшина и заседатели приказа смещались с должности управляющим удельной конторой, а приказной голова – Департаментом уделов. Растрата ими денежных средств или взятка каралась отдачей в рекруты, ссылкой в крепостные команды или на поселение с возмещением ущерба из имущества виновного. Управляющий удельной конторой имел право наказывать сельских выборных лиц штрафом в размере месячного оклада или годового сбора с одной ревизской души, это обычно 3-5 рублей.

В 1808 году за удельными крестьянами признали право на приобретение дополнительных наделов за счет казенных земель. На практике эти наделы получили удельные карелы Тверской губернии, а также удельные крестьяне северных губерний за счет расчистки лесов. На этих территориях по-прежнему действовал обычай наследственного пользования земельными участками, как это было до обращения дворцовых крестьян в удельные.

Кроме собственных усадеб и участков пахотной земли удельных крестьян, другими полевыми угодьями, как и сенокосами, неудобьями, выгонами и некоторыми лесами владели сельские общины. Они имели право ежегодно перераспределять земельные участки между домохозяевами деревни, но чаще всего перераспределяли сенокосы и неудобья, не затрагивая полевых угодий. Большинство лесов, а также участки земель общественной запашки, принадлежали удельному ведомству, собранный хлеб с которых ему передавали натурою.

До 1863 года для удельных крестьян действовал принцип распределения земли – столько, сколько каждый возьмет. Поэтому ежегодно сельские общины и многие домовладельцы расширяли свои поля за счет корчевки кустарника, мелколесья и даже леса.Прежде всего, это были ольшаники и кустарники, реже – хвойные леса, в которых крестьянам выдели участки для заготовки бревен на строительство домов и хозяйственных построек. Обычно эти участки находились по краям хвойного леса, крестьяне вывозили бревна, корчевали пни и вывозили их в риги. Оставшиеся сучья и вершины сжигали на месте лесозаготовок, потом на этом участке сеяли лен или рожь.

Удельные крестьяне Бежецкого уезда ко времени реформы 1863 года имели в среднем на одно хозяйство по 6,5 десятин пашни, 5,4 десятин сенокосов, по 33 сотки усадьбы, по 31 сотке выгонов, по 34 сотке леса и 28 соток неудобий и кустарников.

Распределение земельных участков у удельных крестьян лежало не на администрации, их распределяли сами сельские общества. Удельные крестьяне имели право покупать новые земельные участки и продавать свои вместе со строениями. Удельные крестьяне мужского пола могли переходить в сословие мещан или купцов при уплате выходных денег за всех членов своей семьи. Женщины имели право переходить в другие сословия при замужестве, когда за нее выплачивали выходные деньги. Удельные крестьяне могли получать займы в удельной конторе, гражданские дела в отношении них помогали вести удельные стряпчие.

После перевода в 1797 году дворцовых крестьян в удельные, ими до 1852 года ведал Департамент уделов, как присутственное место Министерства императорского двора и уделов. Департамент уделов ведал собственностью императорской фамилии – удельными крестьянами, земельными владениями, лесами, дачами, имениями, рудниками, фабриками и другой собственностью.

В 1852 году Департамент уделов вместе с Кабинетом императорского двора был преобразован в Министерство уделов, а через четыре года перешел в подчинение Министерства императорского двора и уделов. В 1892 году Департамент уделов был преобразован в Главное управление уделов.

*****

В 1897 года отмечалось столетие создания удельного ведомства, был составлен статистический очерк расходов из удельных сумм на императорскую фамилию за 1797-1897 годы. За эти сто лет удельное ведомство отпустило членам императорской фамилии денег на общую сумму 236 млн. 308 тыс. 791 рубль серебром. Из них на личное содержание членов императорской фамилии израсходовали 139 млн. рублей серебром.



Значительные затраты шли на строительство и обустройство царских дворцов. Больше всего денег потратили в период с 1816 по 1841 годы на строительство Аничкова дворца – 6 млн. 723 тыс. 229 рублей. На строительство Красносельских дворцов потратили 4 млн. 619 тыс. 236 рублей, Ливадийского дворца в Крыму за 1862-1867 годы – 4 млн. 124 тыс. 137 рублей. Кроме того, на деньги удельных крестьян были построены Николаевский и Ораниенбаумский дворцы, а также дворцы на Южном берегу Крыма в Ореанде – 1842-1852 годы, и Ливадии – 1862-1866 годы.

На заграничные вояжи членов царской семьи за 100 указанных лет потратили 7,5 млн. рублей серебром и еще 6 млн. рублей на единовременные расходы в связи с бракосочетаниями и другими семейными обстоятельствами царской фамилии. Отпуск денег из удельного ведомства на заграничные вояжи с 1797 по 1858 годы проводился без соблюдения каких-либо норм. Эти нормы были определены указом императора Александра II от 3 октября 1858 года.

Нужно отметить, что при императоре Павле I удельными деньгами пользовались всего 4 члена императорской семьи, они потратили за 10 лет его правления 2 млн. 10 тыс. 957 рублей серебром. При императоре Александре III 46 членов императорской семьи потратили за 10 лет с 1887 по 1896 годы 52 млн. 598 тыс. 915 рублей. За это время оброк с каждой ревизской души удельных крестьян вырос с 3 до 6 рублей серебром [40].

По данным 5-ой ревизии, проведенной в 1795 году, в России насчитывалось 467 тысяч ревизских душ мужского пола, относящихся к удельным крестьянам. С каждой ревизской души брали оброк по 3 рубля, за один год собирали 1 млн. 401 тысячу рублей оброка, за 10 лет – свыше 14 млн. рублей. Таким образом, императорская семья Павла I тратила около 14% всех денег удельного ведомства.

По данным 10-й ревизии, проведенной в 1856 году в России насчитывалось 838 тысяч ревизских душ мужского пола (старше 15 лет – А.Г.), относящихся к удельным крестьянам, а к концу ХIХ века – около 1 млн. ревизских душ. С каждой ревизской души тогда собирали оброк по 6 рублей, за один год – около 6 млн. рублей, а за 10 лет – 60 млн. рублей. Таким образом, императорская семья Александра III тратила около 87,7% всех денег, собранных удельным ведомством с удельных крестьян [41].

Местное самоуправление удельными крестьянами в период с 1797 по 1861 годы стало, своего рода, образцом для волостного самоуправления во время реализации крестьянской реформы второй половины ХΙХ века.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница