Книга «Владельцы мызы Подобино»


Дела Чамеровского сельского приказа



страница6/17
Дата09.08.2019
Размер1.86 Mb.
#127010
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Дела Чамеровского сельского приказа
Хорошее дело надо делать, плохое само выходит (кар.).
По архивным материалам Чамеровского сельского приказа Тверской удельной конторы, куда первоначально относились и наши деревни Корельско-Кошевского прихода, можно иметь некоторое представление о жизни удельных крестьян до их реформы 1863 года.

Нужно отметить, что после перевода в 1797 году всех дворцовых крестьян в удельные, в местах их проживания по-прежнему сохранялись волости, в каждом сельском приказе было по 2-3 волости. По примеру дворцовых волостей, а затем сельских приказов, после 1861 года волости были образованы повсеместно.

Одной из основных задач удельного ведомства являлся сбор информации обо всех ревизских душах, с которых можно было получать государственную подать и общественные сборы. Эти переписи крестьян получили названия ревизских сказок. Первая ревизия была проведена на основании указа императора Петра Ι от 26 ноября 1718 года, 7-ая ревизия – на основании указа императора Александра Ι от 20 июня 1815 года. В период с 1 августа 1833 года по 1 мая 1834 года проходила перепись ревизских душ по 8-ой ревизии.

Тверская удельная контора, в подчинении которой находились все сельские приказы, 21 июля 1833 года дала всем им подробное предписание о проведении 8-ой ревизии на основании указа Правительствующего Сената от 27 июня того же года. Всем сельским приказам поручалось немедленно приступить к производству народной переписи и составлению ревизских сказок без малейшего отступления от правил и, не пропуская срока, назначенного для подачи сказок.

Действие переписи начиналось со дня получения на местах высочайшего Манифеста императора от 16 июня того года, и заканчивалось 1 мая 1834 года. После этого устанавливался дополнительный срок до 1 августа для проверки всех списков.

В перепись вносились все души мужского и женского пола, туда не вносились все, принадлежащие военному ведомству, в том числе:

1.Дети, рожденные от солдат во время их службы.

2.Дети инвалидов.

3.Дети отставных солдат, отцы которых после службы не получили обратно свои участки для хлебопашества или не водворились на казенных землях.

4.Дети тех кантонистов, которые по исключению из военного ведомства, оставлены на основании указа от 6 декабря 1828 года для пособия отцам, получившим на войне увечье. Кантонистами тогда называли малолетних и несовершеннолетних сыновей нижних воинских чинов, обязанных служить в военном ведомстве в силу своего происхождения.

5.Дети, матери которых были беременны при отдаче мужей их на военную службу.

6.Дети, незаконно рожденные солдатскими женами, равно вдовами и дочерьми их.

7.Те лица, которых обязали избрать определенный род жизни на основании комитета удельного министерства от 4 октября 1832 года, и поступили в служебные должности при казенных местах и к моменту переписи находились на действительной службе.

Ревизские сказки поручено было составить в отношении удельных и сохранившихся к тому времени дворцовых крестьян, их сельским начальством под собственным надзором их местного управления. В период основного срока проведения переписи, с первого дня ее начала запрещалось переселение удельных крестьян из одной губернии, уезда, волости или селения в другие, а также удаление их в Сибирь по мирским приговорам. Каждый удельный крестьянин должен был оставаться в том звании, в каком ревизия его застигнет.

Тверская удельная контора предписывала всем сельским приказам порядок проведения переписи. «На первой мирской сходке прочитать эти правила крестьянам и об этом слушании составить приговор. После этой сходки собрать всех грамотных крестьян, знающих в данном обществе всех крестьянских детей. Может, найдутся крестьяне, которые умеют писать и могут составить именные списки. Эти списки, как можно быстрее, передать в удельную контору с подписями для видимости, кто как пишет. Затем по тем спискам назначить нужное число писцов по волостям для составления ревизских сказок.

Писари сельских приказов должны присоветовать переписчикам, писать в одинаковой форме. Когда волостной писарь поймет, кто может быть переписчиком, то определяет, какие селения ему переписать, и дает ему бумаги с печатями и заверенные подписью головы сельского приказа и писаря с обозначением имен сельских старост.

После проведения переписи в селении, староста должен дать знать письменно сельскому приказу, что такое селение таким то писарем описано, и никто не пропущен и дважды не записан. Сельский приказ должен в течение 2-х недель собрать от старост эти донесения и представить удельной конторе ведомости с указанием, какие селения описаны. Ревизские сказки писать по той же форме, которая устанавливалась по 7-ой ревизии. При составлении списков нужно было запросить от приходских священников выписки из метрических книг со сведениями об умерших и рожденных жителях прихода после 7-ой ревизии».

Тверская удельная контора предписывала, что во время переписи, ни под каким видом не отвлекать крестьян от полевых работ, особенно тех, кто находятся в отдаленности для работ и промыслов. «Записи проводить в рабочее время тех, кто занимается дома, спрашивать обо всех его обитателях, проверять по паспортам и билетам тех, кто в отлучке, и проверять всех по данным 7-ой ревизии.

Нельзя полагать, чтобы не было самовольно разделившихся семей или переселившихся из селения в селение до указа от 4 декабря 1826 года и после него. Все ревизские списки писать сначала начерно, после проверки составить второй черновой список, а затем только по установленной форме. Вторые черновые списки представить в удельную контору в первых числах ноября 1833 года. Объявить писцам, что за усердие они получат от удельной конторы благодарности и денежное награждение по мере их успехов».

Ревизские сказки подписывались их составителями и теми общественными начальствами, через которые сказки представлялись в ревизские комиссии. Перед тем, как отправить ревизские сказки в ревизские комиссии, они троекратно прочитывались на сельских сходах для удостоверения самих селян, что никто в переписи не пропущен. Удостоверение о таких прочтениях делалось на самой сказке. После этого ревизские сказки подавались составителями в ближайшее над ним начальство, а от них – в ревизские комиссии.

После основного срока подачи ревизских сказок к 1 мая 1834 года, начинался дополнительный срок до 1 августа 1834 года для проверки. В случае выявления людьми правительства неучтенных ревизских душ, виновные подвергались платежу государственных податей в двойном размере и штрафу 250 рублей за каждую пропущенную душу мужского пола, а также личному наказанию по суду.

К письму Тверской удельной конторы была приложена установленная форма составления списков для писцов: название уезда, приказа, волости, села, деревни. В каждом селе или деревне: число дворов, наличие числа душ, отдельно мужчин и отдельно женщин. На основании этих списков сельский приказ представлял сведения по каждому селу и деревни: число мужчин и женщин по 7-ой ревизии, сколько прибыло мужчин и женщин, сколько убыло мужчин и женщин, налицо мужчин и женщин по 8-ой ревизии [42]. Например, по Чамеровскому сельскому приказу по 8-ой ревизии насчитали: в Чамеровской волости 34 селения, 1570 мужчин и 1850 женщин; в Бухаловской волости 21 селение, 995 мужчин и 1112 женщин; в Кесемской волости 27 селения, 1130 мужчин и 1186 женщин [43].

Тверская удельная контора 19 августа 1833 года направила предписание всем сельским приказам о наборе с каждой 1000 ревизских душ по 4 рекрута, набор провести в период с 1 ноября 1833 года по 1 января 1834 года. «При получении предписания собрать мирскую сходку сельского приказа, куда вызвать домохозяев из каждого селения и зачитать им предписание. Тут же велеть им разделиться на кучки по селениям, чтобы они на каждую тысячу душ рекрутского участка избрали рекрутского старосту, а также отдатчика. Они должны назначить людей в рекруты, руководствуясь очередным спискам, из которых составить именной список. Этот список, составленный рекрутским старостой, рассмотреть на мирском сходе рекрутского участка.

По исправлению списка на мирском сходе хранить его в полной готовности до прибытия помощника управляющего удельной конторой для рассмотрения и проверки семейств. После проверки велеть составить мирской приговор, в котором указать назначаемые к поставке в рекруты семейства и еще по два подставных семейства. В каждом этом семействе в рекруты брать по одному человеку».

Назначали сбор сумм с крестьян на отдачу рекрутов, поддержание отдатчика и полевое обмундирование рекрута, всего по 33 рубля на каждого рекрута. Кроме того, дополнительно собирали еще по 3 рубля на одного рекрута на провиант и издержки при его доставлении на службы. В рекруты записывали мужчин не моложе 20 лет и не старше 35 лет, ростом в 2 аршина 3 вершка, или не ниже 156 см, так как один аршин равнялся 71,12 см, один вершок – 4,44 см.

По Чамеровскому сельскому приказу в 1833 году были включены в списки для отдачи в рекруты 13 крестьянских семей из разных селений [44].

Удельное ведомство не допускало самовольное переселение крестьян и их самовольные семейные разделы. 15 ноября 1835 года Тверская удельная контора обратилась с предписанием ко всем сельским приказам: «Для удержания удельных крестьян от самовольных разделов на разные семейства, а также переселений, столь вредных по своим последствиям, в разные годы были изданы постановления о взыскании штрафов и об особых наказаниях, как самих виновных крестьян, так равно приказных старшин, допускающих подобные своевольства. Несмотря на все таковые меры, самовольные переселения и разделы нередко встречаются и ныне. Департамент уделов находит, что беспорядки преимущественно происходят от послаблений, а иногда злоупотреблений сельских начальников и приказных старшин, которые в результате довольно умеренного взыскания, налагаемого на них существующими правилами, допускают подобные случаи и, быть может, извлекают из них собственную выгоду.

По этим причинам Департамент уделов признал необходимым усилить меры взыскания с означенных лиц. Они будут отдаваться в рекруты, а неспособные – ссылаться на поселение, как люди неблагонадежные и вредные».

К письму Тверской удельной конторы были приложены новые правила о взысканиях за самовольное переселение и раздел семейства удельных крестьян. «В случае самовольного переселения крестьян, возвращая их непременно на прежние места жительства, с взысканием за каждую душу мужского пола самовольно переселившегося семейства по 10 рублей. Отдавать виновных хозяев семейств в рабочий дом или наряжать на общественные работы на срок от одного до двух месяцев.

Если беспорядок допущен местным сельским начальством по недостатку надзора, без всякого злоупотребления, то с приказных старшин взыскивать по 10 рублей, с сельских начальников взыскивать по 25 рублей за каждую душу мужского пола переселившегося семейства. Сельских начальников, отрешая от должности, наряжать на общественную работу. Если будет с их стороны какое-либо умышленное злоупотребление, то виновных отдавать в рекруты, а неспособных к тому ссылать на поселение, как людей неблагонадежных и вредных.

Крестьян, самовольно разделившихся, соединяя по-прежнему в одно семейство и, наряжая на общественную работу, подвергать и денежному наказанию по 10 рублей за каждую душу мужского пола».

Правила были утверждены 22 сентября 1835 года министром императорского двора и должны быть исполняемы во всей полноте.

Столоначальник Чамеровского сельского приказа Токарев на письмо Тверской удельной конторы сообщал, что в период с 1807 по 1831 годы в селениях приказа самовольно разделились 9 семейств, число душ мужского пола в них 22 человека [45].

Нужно отметить, что получение разрешения ведомством на переселение удельные крестьяне добивались в длительный период времени. Как пример, переселение карельских семей из Калязинского уезда в Кашинский уезд.

*****

2 декабря 1839 года Тверская удельная контора направила предписание в Чамеровский сельский приказ. В нем говорилось, что крестьяне деревень Столбовского отделения Чамеровского приказа Якимовская, Сенино и Серково Калязинского уезда просят Департамент уделов о переселении их из этих деревень на пустошь Вахромеиху с пустошами Жернохово, Милбуево, Горка, Печенниково и Жимихово. Все эти пустоши находились в Кашинском уезде, с 1838 года были во владении крестьян весьегонского помещика Дюкина.



Тверская удельная контора предписывала Чамеровскому приказу объявить старосте помещика Дюкина крестьянину деревни Григорково Евдокиму Данилову, согласен ли он будет за отобрание у них означенных пустошей. На это предписание приказной старшина Чамеровского приказа ответил в Тверскую удельную контору, что староста Евдоким Данилов должен согласовать эти пустоши со своим управляющим имениями помещика Дюкина майором Сомовым.

Вотчинная контора сельца Кобылино 9 февраля 1840 года ответила в Тверскую удельную контору, что эти пустоши были распределены между 20 селениями. Большая часть этой земли засеяна, на остальные участки вывезено удобрение, о чем вотчинная контора сельца Кобылино уведомила Чамеровский сельский приказ и управляющего майора Сомова.

Через некоторое время, в сентябре 1840 года, вотчинный староста весьегонского помещика Бориса Николаевича Дюкина Евдоким Данилов сообщил в Тверскую удельную контору, что желает полюбовно размежевать землю, находящуюся во владении Дюкина. Вместо указанных пустошей площадью 193 десятины 1597 саженей он предложил удельному ведомству другие пустоши – Житово и Скоково, площадью 77 десятин. Остальные недостающие десятины предлагал обменять у ярославского помещика графа Мусина-Пушкина, а именно пустоши Едрово и Устимовское, в которых значилось 144 десятины.

Сообщая об этом 31 октября 1840 года Чамеровскому приказному старшине, Тверская удельная контора поручала ему учесть, что Департамент уделов определил жителей деревень Якимовская, Сенино и Серково малоземельными, но предписал Тверской удельной конторе оставить их на прежних местах жительства впредь до введения у них поземельного сбора.

«Если при введении этого сбора означенные деревни окажутся малоземельными, то войти в Департамент уделов с представлением о переселении просителей. Объявить старосте помещика Дюкина Евдокиму Данилову, что до введения поземельного сбора по Столбовскому отделению никаких распоряжений, относящегося до полюбовного раздела земли, он производить не может».

В 1843 году на пустошь Вахромеиха Кашинского уезда вблизи от приказного села Столбово переселились 9 семей из карельской деревни Якимовская, 4 семьи из деревни Сенино и 5 семей из деревни Серково Калязинского уезда. Переселившись на эту пустошь, удельные крестьяне назвали свою деревню Ильинской с населением 51 душа мужского пола [46].

Нужно отметить, что по переписи 1859 года в карельских удельных деревнях Калязинского уезда Тверской губернии оставались проживать:

1.Деревня Авсерьево, в 7 верстах от Калязина, 56 дворов, 164 жителя мужского пола и 221 женского пола.

2.Деревня Сенино, в 12 верстах от Калязина, 5 дворов, 21 житель мужского пола и 27 женского пола.

3.Деревня Серково, в 9 верстах от Калязина, 9 дворов, 39 жителей мужского пола и 48 женского пола.

4.Деревня Федорцово, в 15 верстах от Калязина, 5 дворов, 13 жителей мужского пола и 16 женского пола.

5.Деревня Якимовская, что по Московскому тракту, в 10 верстах от Калязина, 30 дворов, 110 жителей мужского пола и 117 женского пола.

Во вновь образованной на пустоши Вахромеиха карельской деревне Ильинская Кашинского уезда, что в 32 верстах от Кашина и полутора верстах от центра сельского приказа села Столбово, в 1859 году было 34 двора, 97 жителей мужского пола и 132 женского пола [47].

*****


Общим циркуляром по Удельному ведомству от 14 октября 1860 года установлено, что из незначительных сумм, получаемых крестьянами случайно, и принадлежащих мирскому обществу, были составлены новые мирские капиталы. В случае их накопления более 100 рублей, вносить их в сельские банки для приращения процентов, потом расходовать их по мирским приговорам на мирские нужды.

Циркуляром было поручено удельным конторам, чтобы удельные крестьяне вносили мирские сборы в сельские банки, начиная с 5 рублей, а не со 100 рублей, как было до этого [48].

Сразу же после объявления Манифеста об освобождении крестьян от крепостной зависимости, 23 апреля 1861 года император Александр ΙΙ наградил орденами, подарками и денежными премиями достаточно много чиновников Удельного ведомства, в том числе и удельных контор. По Тверской губернии никто из чиновников и органов местного самоуправления орденами награжден не был. Единовременной денежной премией в числе других был награжден секретарь столоначальника Тверской удельной конторы Ливановский, который впоследствии был утвержден столоначальником этой конторы.

Серебряными медалями с надписью «За усердие» для ношения на шее на Станиславской ленте, были награждены казенный заседатель Заборовского сельского приказа Аверьянов и сельский мещанин Пивоваров Тверской удельной конторы.

Нарядными кафтанами наградили голову Чамеровского сельского приказа Токарева, фельдшера этого приказа Кузнецова, смотрителя общественной запашки Заборовского сельского приказа Лапина, приказного заседателя Давыдовского приказа Дмитриева, лесного старшину Осеченского приказа Мельникова.

Денежными премиями были награждены сельские мерщики Тверского удельного имения Никита Шишмарев и Тимофей Турбин [49].

В этот период времени уже готовились материалы по проведении реформы в отношении удельных крестьян, которая была утверждена указом императора Александра ΙΙ от 26 июня 1863 года.

Реформа1863 года в отношении удельных крестьян
Когда власть делили, нас позвать забыли.
Заботы о переустройстве быта удельных крестьян начались почти одновременно с разработкой мероприятий по освобождению помещичьих крестьян от крепостного права.

В 1858 году был учрежден Комитет для устройства поземельных отношений и положения крестьян государственных, удельных, государевых, дворцовых и заводских. Комитет выжидал результаты работы губернских редакционных комиссий по общей крестьянской реформе для согласования с ними своей деятельности. Этим он объяснял обстоятельство, что Положение о поземельном устройстве бывших удельных крестьян вышло на два с лишним года позднее Положения о помещичьих крестьянах, а именно, 26 ноября 1863 года.

Указом императора от 20 июня 1858 года были внесены изменения в гражданском и юридическом быте всех удельных крестьян. Отменены постановления, приравнявшие их к крепостным людям, дарованы некоторые личные и имущественные права наравне с другими свободными сельскими сословиями.

В указе императора говорилось: «Предоставить впредь удельным крестьянам право по своему усмотрению приобретать в собственность, без разрешения Департамента уделов и его имени, всеми законными способами, от лица своего и других состояний ненаселенные земли, равно, как и отчуждать, кому пожелают, собственные земли свои. Совершать своим именем, установленные для сего акты, и вообще располагать приобретенными таким образом землями и всем находящимся на поверхности и внутри оных на правах полной собственности.

При сем вменить удельным крестьянам только в обязанность о приобретении и отчуждении земли предварительно объявлять каждый раз местному удельному приказу, где таковой есть. По совершенным до сего времени, именем Департамента уделов, актам на собственные земли удельных крестьян сделать надлежащие на имена владельцев передачи» [50].

Также было разрешено удельным крестьянам переходить в городские и другие свободные сельские сословия, при этом прежний сбор с переходящего семейства при причислении в купечество по 1500 рублей, а в мещанство – по 600 рублей, был отменен.Вдовам и дочерям удельных крестьян дозволили выходить замуж за людей других сословий без внесения какой-либо платы.

Удельным крестьянам по указу от 20 июня 1858 года было разрешено в тяжбах, исках и вообще в гражданских делах с лицами других ведомств ходатайствовать, чтобы с их стороны участвовали грамотные люди, назначенные сельским обществом с разрешения его начальства. Удельные крестьяне также могли просить участвовать в судах на их стороне судебных стряпчих [51].

Указом императора Александра ΙΙ от 5 марта 1861 года было повелено:

1.Обязательные работы на общественных запашках отменить после уборки урожая хлебов в 1861 году.

2.Прекратить взимание оброка с удельных крестьян, живущих на собственных или наемных землях, и не пользующихся наделами от удельного ведомства. Оставить, однако, на обязанности крестьян, по принадлежности, на месте жительства и приписки, исполнение прочих государственных податей, повинностей и общественных сборов [52].

18 марта 1861 года Департамент уделов направил по конторам удельного ведомства циркуляр в отношении крестьян государевых, дворцовых и удельных имений. В нем говорилось, что указами Министра императорского двора и уделов от 20 июня 1858 года и 26 августа 1859 года этим крестьянам были дарованы все личные по имуществу права. После издания Манифеста о выходе помещичьих крестьян от крепостной зависимости Департамент уделов признал справедливым позаботиться также о государевых, дворцовых и удельных крестьянах. Поэтому им этим циркуляром предоставляются те из прав и преимуществ, дарованных крестьянам, водворенным на помещичьих землях, которыми крестьяне удельного ведомства еще не пользуются.

Всем удельным конторам было поручено подвергнуть тщательному пересмотру существовавших постановлений о крестьянах удельного ведомства и составить проект правил о наделе землею, повинностях и управления крестьян государевых, дворцовых и удельных имений, приняв в основание следующие главные начала:

1.Предоставить крестьянам упомянутых имений, если они пожелают, сохранить за собой все состоящие в их пользовании угодья за нынешние повинности, в продолжение пяти лет со дня обнародования настоящего указа. Между тем, в каждом имении должно быть отведено в постоянное пользование крестьянам определенное количество угодий на основании правил, установленных в местном положении о крестьянах, водворенных на помещичьих землях.

2.Оброки и поземельные сборы за угодья, отводимые в постоянный надел крестьян, не должны превышать ни окладов, которыми они ныне обложены, ни оброков, определенных с крестьян, водворенных на помещичьих землях.

3.Установленные на этом основании повинности должны оставаться неизменными в течение 20 лет.

4.Предоставить право крестьянам, как в составе целого селения, так и отдельным домохозяевам, выкупать их усадебную оседлость по оценке не свыше той, какая установлена для выкупа усадеб крестьянами, водворенными на помещичьих землях.

5.Предоставить право крестьянам приобретать в собственность вместе с усадьбами и полевые угодья по добровольному соглашению с удельным ведомством. Для чего установить, применяя к существующему ныне порядку, правила об оценке выкупаемых угодий и об облегчении крестьянами приобретения земель в собственность, посредством рассрочки уплаты выкупной суммы.

6.Устроить мирское управление и крестьянские суды, и определить отношение удельных контор к этому управлению, применяясь к тем началам, которые приняты для крестьян государственных и водворенных на помещичьих землях.

Департамент уделов поручал удельным конторам, составив проекты правил об устройстве крестьян государевых, дворцовых и удельных имений, внести их на рассмотрение в учрежденный Главный комитет об устройстве сельского состояния. Желая, между тем, предоставить некоторые облегчения крестьянам государевых, дворцовых и удельных имений, Департамент уделов повелевал:

1.Обязательные работы на общественных запашках отменить после уборки урожая 1861 года, установив тем самым меры обеспечения продовольствия крестьян на общем для сельских свободных сословий основании.

2.Прекратить взимание оброка с крестьян, живущих на собственных или наемных землях, и не пользующихся наделом удельного ведомства. Однако оставить на обязанности этих крестьян по принадлежности их места жительства или прописки, исполнение прочих государственных податей и повинностей, а также общественных сборов.

Циркуляр подписал председатель Департамента уделов, генерал от инфантерии Муравьев. Министром императорского двора и уделов, куда входил этот департамент, в то время служил генерал от инфантерии, генерал-адъютант граф Адлерберг [53].

27 ноября 1862 года министр императорского двора В.Ф. Адлерберг представил императору Александру ΙΙ проект «Положения об устройстве крестьян в имениях государевых, дворцовых и удельных». В своем докладе он обращал внимание на оставление поземельного сбора с удельных крестьян, введенного в 1830-е годы и сохранении крестьянских наделов без уменьшения, в случае уменьшения должен соответственно понизиться и поземельный сбор.

Он писал, что крестьяне соседних помещичьих деревень не будут протестовать, узнав о лучшем обеспечении землей удельных крестьян. Их больше заботит сохранение своего надела, а не сравнение с наделами соседних удельных деревень.

Император Александр ΙΙ принял доклад министра Адлерберга и повелевал внести проект Положения в Главный комитет по устройству сельского состояния. В мае 1863 года Департамент уделов собрал в секретном порядке от управляющих удельными конторами сведения о мнении и настроениях крестьян в связи с подготовкой реформы в отношении удельных крестьян. Выясняли мнение бывших помещичьих крестьян, которые получили наделы меньше, чем удельные крестьяне.

Выяснилось, например, что по одному из сельских приказов Тверской удельной конторы крестьяне пользовались землей по площади больше, чем платили поземельный сбор, так как ее не измеряли, а оценили приблизительно. Было решено проводить отрезку земель у удельных крестьян по минимуму, чтобы не было волнений.

Император Александр ΙΙ своим указом от 26 июня 1863 года утвердил «Положение о крестьянах, водворенных на землях государевых, дворцовых и удельных имений».

*****


Тверская удельная контора 31 июля направила во все сельские приказы постановление Тверского губернского по крестьянским делам присутствия о распределении приказов и селений Тверского имения между существующими мировыми участками. Головам сельских приказов было велено исполнять все требования мировых посредников после приема ими в свое заведование сельских приказов.

На основании Положения от 26 июня 1863 года удельные крестьяне были переданы из Удельного ведомства в ведение губернских и уездных управлений. Они были обязаны приступить к выкупу отведенных им по уставным грамотам наделов через два года со дня утверждения Положения.

Уплату ссуды и процентов по ней бывшие удельные крестьяне проводили по тем же правилам, что и бывшие помещичьи крестьяне, в течение 49 лет. Отличие было лишь в том, что они, через два года после объявления Положения, приступая к оплате, сразу же становились крестьянами-собственниками, минуя статус «временно-обязанных» крестьян каковыми становились бывшие помещичьи крестьяне. В состав крестьянского надела бывших удельных крестьян включались одни удобные земли, леса в надел не включались [54].

В первые годы после объявления реформы 1863 года бывшие удельные крестьяне не замечали, что у них провели отрезку надельной земли. Они по-прежнему полностью засевали свои наделы, полностью выкашивали луга, довольно свободно пользовались удельными лесами. Постепенно, когда удельное ведомство и лесное хозяйство ужесточили контроль над землей и лесами, у крестьян начали сказываться последствия уменьшения наделов и лишения права пользования лесами.

От тверских карел каких-либо жалоб по этому поводу не поступало, в отличие от бывших удельных крестьян Архангельской и Вологодской губерний. Хотя по правилам Положения от 26 июня 1863 года леса в состав крестьянских наделов не включались, а бывшие удельные крестьяне могли иметь лес для постройки домов и хозяйственных построек, ближайшие лесные угодья передавались за незначительную плату в аренду сельским обществам сроком на 48 лет. Ежегодная плата за аренду устанавливалась единожды при заключении соглашения, и более не поднималась. Сельские общества должны были оберегать переданные в аренду лесные участки от самовольных порубок и пожаров [55].

Департамент уделов с началом реформ провел ревизию всех удельных лесов, в 1883 году принял новую «Инструкцию для устройства удельных лесных дач». На каждый год стали определять количество возможных вырубок в удельных лесах и продажи древесины. Со временем была организована охрана лесов от порубок и потрав.

До крестьянской реформы 1863 года охрана удельных лесов лежала на самих удельных крестьянах. После реформы охрану удельных лесов поделили между крестьянами и вольнонаемной лесной стражей. Крестьянам в нашей местности перешли ельники и леса для заготовки дров, лесная стража охраняла все остальные удельные леса. Лесные сторожа нанимались с жалованием от 60 до 120 рублей в год. Для надзора за ними и объездами назначались лесные смотрители с жалованием от 240 до 300 рублей в год.

Начиная с 1883 года лесникам стали передавать бесплатный надел в 1,5 десятины усадебной земли, они также могли приобрести за деньги наделы от 8 до 10 десятин угодий. Лесники получили право пасти до 10 голов личного скота в удельном лесу. Леса были поделены на две категории, в зависимости от прав жителей на вхождение в лес для сбора грибов, ягод и мха. В леса первой категории не допускали никого. В леса второй категории допускались жители деревень, имеющих общее предварительное разрешение от местного удельного управления. Выпас скота и сенокошение разрешались жителям бывших удельных деревень в обеих категориях лесов [56].

Удельные крестьяне легче воспринимали реформы, чем помещичьи крестьяне, так как они испокон веков занимались своей землей, постоянно расширяя свои участки за счет лесов и кустарников, а также имели некоторые свободы и права на имущество и личную жизнь.

Если помещичьи крестьяне освобождались от крепостного права после девяти лет, то удельные крестьяне и дворовые люди освобождались от зависимости удельного ведомства, а вторые – от крепостной зависимости по истечении двух лет после опубликования Манифеста и Положения. Составление уставных грамот с бывшими удельными крестьянами было закончено ко второй половине 1865 года, с того времени все они стали крестьянами-собственниками.Эта категория для бывших удельных крестьян просуществовала 66 лет, с 1865 до создания колхозов в 1931 году.

Таким образом, в ходе реализации реформы в отношении удельных крестьян от 26 июня 1863 года:

1.Удельные крестьяне перешли из Удельного ведомства в ведение создаваемых волостей и уездного управления.

2.Для них был полностью отменен принцип приобретения земельных участков «столько, сколько каждый возьмет».

3.Земельные участки удельных крестьян были ограничены полевыми наделами в дореформенных размерах.

4.Удельное ведомство запретило им бесплатно и бесконтрольно пользоваться ведомственными лесами. Оно заключало договоры на аренду участков леса с сельскими обществами за определенную плату на 48 лет.

5.Бывшие удельные крестьяне через 2 года после объявления о реформе получали статус «крестьян-собственников». Выкупные платежи для них были на тех же условиях, что у бывших помещичьих крестьян.

6.Они, получив в 1865 году статус «крестьян-собственников», считали используемые полевые наделы своей собственностью, наравне с усадьбами. Сельская община распоряжалась лишь сенокосами, выгонами, арендованными участками леса и неудобьями (берега рек, овраги, лесные поляны и другими).

7.Бывшие удельные крестьяне сохранили за собой право перехода в городское сословие, духовенство и купечество, но уже без выплаты какого-либо денежного сбора.

8.Они сохранили право свободного заключения брака, при этом вдовы и дочери бывших удельных крестьян могли выходить замуж за людей других сословий без внесения какой-либо платы, как было ранее.

9.Они сохранили за собой право на частную собственность на земельные полевые наделы, усадьбу, дом, хозяйственные постройки и иные объекты недвижимости.

10.Сохранили право наследования, заключения любых договоров на личные участки земли, движимое и недвижимое имущество.

Но семейные разделы они должны были производить лишь с разрешения волостного и уездного управления, что на практике было редко. Чаще всего сын отходил от отца или два брата делились между собой самостоятельно, без какого-либо разрешения.

*****

Нужно отметить, что современники, которых полностью затмил тогда польский вопрос, ни словом не обмолвились о важном для России событии – указе императора Александра ΙΙ от 26 июня 1863 года, которым он утвердил «Положение о крестьянах, водворенных на землях государевых, дворцовых и удельных имений». Ничего не писали об этой реформе ни издатели газеты «Колокол» в Лондоне русские революционеры А.И. Герцен и Н.П. Огарев, ни историк, автор серьезных исследований, позднее опубликованных в 22-х томах, Михаил Петрович Погодин, ни другие современники того времени.



Удельные тверские карелы в период реформы
Нет, родней своих полей, нет лесов своих милей (кар.).
Тверская губерния в этнографическом отношении представляла особый интерес тем, что в центре России в ХVΙΙΙ – ХIХ веках сохранялось значительное число карел, вкрапленных в основную русскую массу. Притом, в Тверской губернии тогда в разные годы насчитывалось в 1,3-1,5 раза карел больше, чем в материковой Карелии.

В постановлении Тверского губернского по крестьянским делам присутствия от 31 июля 1863 года говорилось, что император Александр ΙΙ26 июня 1863 года утвердил «Положение о крестьянах, водворенных на землях государевых, дворцовых и удельных имений». В тот же день император издал указ Правительствующему Сенату, которым было поручено распределение селений означенных крестьян между существующими мировыми участками, которое должно быть составлено по соглашению управляющего удельной конторой с Губернским по крестьянским делам присутствием.

В связи с этим по Тверской губернии произведено распределение сельских приказов по мировым участкам:

1.Заборовский, 34 селения, 1713 ревизских душ, к 1 участку Вышневолоцкого уезда.

2.Осеченский, 70 селений, 2946 душ, ко 2 участку Вышневолоцкого уезда.

3.Алешинское отделение, 37 селений, 2086 душ, ко 2 участку Бежецкого уезда.

4.Столбовский, 37 селений, 2174 души, к 1 участку Кашинского уезда.

5.Чамеровский, 82 селения, 3775 душ, к 1 участку Весьегонского уезда.

6.Арханский, 63 селения, 3129 душ, к 3 участку Весьегонского уезда.

7.Давыдовский, 72 селения, 1689 душ, к 4 участку Осташковского уезда.

8.Елецкое отделение, 12 селений, 1013 душ, к 4 участку Ржевского уезда.

9.Дорский, 90 селений, 4197 душ, ко 2 участку Новоторжского уезда.

Что касается Толмачевского сельского приказа, то по местности его следует приписать к 1 участку Бежецкого уезда. Но, принимая во внимание, что заведование удельными крестьянами Толмачевского приказа было бы весьма затруднительным для местного мирового посредника, то присутствие признало необходимым поручить заведование крестьянами этого участка кому-либо из кандидатов мировых посредников Бежецкого уезда [57].

До тех пор, пока удельные крестьяне находились в распоряжении удельного ведомства, по всей стране их было около 1 млн. ревизских душ. Удельные крестьяне испытывали те же проблемы, что и помещичьи крепостные, с той лишь разницей, что их владелец непосредственно с ними не соприкасался, и управление ими было более упорядочено.

26 июня 1863 года удельным крестьянам было объявлено об обязательном выкупе их земельных наделов. Условия были следующие: крестьяне сразу становились собственниками земли, а их прежние повинности превращались в выкупные платежи сроком на 49 лет. По сравнению с помещичьими крепостными удельные крестьяне получали некоторые преимущества: переходный период в виде временнообязанных отношений был всего на протяжении 2 лет, устанавливался понятный порядок исчисления выкупной суммы.

По закону им полностью оставлялся существующий надел земли. Ранее в удельных имениях не было точного межевания земель, и крестьяне пользовались не только табельными землями, но и любыми свободными участками, которые давно считали своими. В среднем удельные карелы Тверской губернии имели по 5,9 десятины на ревизскую душу, что больше, чем в помещичьей деревне.Для сравнения, у помещичьих крестьян было по 5,21 десятины земли, у государственных крестьян – по 4,33 десятины земли.

До реформы основным доходом императорского двора от удельных крестьян был оброк, с началом проведения реформы второе место по доходности заняли удельные леса.

До 1863 года леса не составляли отдельной статьи доходов императорского двора, они служили, главным образом, для удовлетворения нужд самих удельных крестьян на строительство домов, построек и заготовки дров. К 1863 году каждая десятина удельных лесов приносила прибыль императорскому двору в 2,5 копейки. К 1870 году чистый доход царской семье с каждой десятины составлял уже 10 копеек, а к 1880 году – 18 копеек. В том году императорский двор получил от лесов около 1 млн. рублей дохода.

*****

Летом 1863 года начался переход удельных крестьян от сельских приказов к волостному правлению. Как это происходило, можно показать на примере Чамеровского сельского приказа Тверской удельной конторы.

1 августа 1863 года Тверская удельная контора направила поручение головам всех сельских приказов, что для сдачи в мировые учреждения крестьян приказа необходимо подготовить документы:

1.Опись нерешенных дел.

2.Привести в порядок описи дел, сданных в архив.

3.Ведомость имеющихся налицо в приказе сумм по каждому капиталу отдельно.

4.Ведомость по каждому участку о хлебных запасах налицо, с приложением списков о выдаче хлеба крестьянам и отдельно списка должников.

5.Список приказных строений, общественного имущества, хлебных магазинов, пожарных сараев и инструментов в них.

6.Данные о фельдшерах, ветеринарах, повивальных бабках.

Выполняя это поручение, голова Чамеровского сельского приказа Токарев подготовил все необходимые документы и передал по ним казенному заседателю П.Е. Буравцову все строения, имущество, хлебозапасные магазины и 724 рубля 52 копейки денег.

5 сентября 1863 года голова Чамеровского волостного приказа Токарев созвал мирской сход по поручению мирового посредника. На сходе был мировой посредник Маслов, а также удельный депутат Климашевский. На сходе крестьянам объявили, что мировой посредник Маслов принимает в свое заведование всех крестьян бывшего Чамеровского сельского приказа. Сельский приказ переименован в Чамеровское волостное правление.

На сходе избрали волостного старшину крестьянина деревни Игнатково Гаврилу Иванова, казначеем избрали крестьянина деревни Дудино Петра Ефимовича Буравцова, членами правления – Егора Андреева из деревни Огнишино и Александра Лапенкова из деревни Еремейцево. На сходе также были избраны сельские старосты по 5 участкам, на которые поделили селения Чамеровской волости.

В тот же день, 5 сентября, Токарев сообщил управляющему Тверской удельной конторой Ливановскому, что мировой посредник Маслов принял от него в свое заведование 3775 душ крестьян. С этого времени Чамеровский сельский приказ переименован в Чамеровское волостное правление [58].

Подобным образом происходила реорганизация других сельских приказов в волостные правления, которая была завершена к концу 1863 года. По каждому селению, а иногда на 2 селения составлялась одна уставная грамота. К концу 1863 года в Тверской губернии было утверждено 497 уставных грамот в отношении 564 удельных селений с числом ревизских душ 27,5 тысяч человек. На одну ревизскую душу удельных карел назначено земли по 5,7 десятины в один надел. Удельные крестьяне должны были выплачивать за один надел по 3 рубля 60,5 копеек в год при средней стоимости одной десятины 10 рублей 60 копеек [59].

Число удельных деревень и численность их населения в Тверской губернии постоянно увеличивались. В 1844 году по Тверской губернии насчитывалось 19 удельных сел с общим числом дворов 679, и 429 удельных деревень с числом дворов – 6966. Тогда в губернии насчитывалось удельных крестьян: мужского пола – 23621, женского пола – 26078, всего 49699 человек.

В 1849 году число удельных сел увеличилось до 23, дворов в них было 755, число удельных деревень увеличилось до 508 с 8659 дворами. В том году было удельных крестьян: 25653 мужского пола и 27905 – женского пола, всего – 53558 удельных крестьян-карел.

В 1865 году Тверская удельная контора была ликвидирована, все ее приказы перешли в Московскую удельную контору. Удельные тверские карелы Тверской губернии перешли в ведение образованных волостей по уездам [60].

Русский статистик Дмитрий Иванович Рихтер (1848-1919 г.г.) в период с 1876 по 1889 годы служил в статистическом отделении Тверского губернского земства. В 1900-1903 годах он состоял секретарем Вольного экономического общества, где напечатал много трудов по статистике. На основании переписи деревень и жителей Тверской губернии 1873 года в 1903 году он написал большую статью о карелах Тверской губернии.

Эту статью Д.И. Рихтер передал для опубликования в отчетной годовой книге Финно-угорского общества за 1903 год. К статье прилагалась таблица, которая показывала, в каких деревнях жили карелы, сколько их было в каждой деревне, и кто был владельцем этих земель – император или помещик. Эти списки были опубликованы в Хельсинки на финском языке в 1904 году.

В 2000 году финский ученый Вейо Салохеймо передал мне списки, составленные Д.И. Рихтером. На основании этих данных я выписал сведения по удельным и помещичьим карельским деревням Бежецкого уезда Тверской губернии.В имеющемся у меня оригинале, напечатанном на финском языке, применены обозначения: к– удельные деревни, а – помещичьи [61].
Число удельных и помещичьих карельских деревень Тверской губернии

(по данным за 1873 год)


Волости удельные помещичьи
Осташковский уезд

Иванодворская волость - 4


Вышневолоцкий уезд
Ясеновицкая - 3

Заборовская 39 -

Домославская - 1

Яшинская - 1

Осеченская 40 6

Овсищенская - 4

Столповская - 4

Раевская 8 14

Лугининская 2 4

Козловская 16 16

Никулинская 15 21

Всего в Вышневолоцком уезде:

удельных карельских деревень – 120 или 60,6%

помещичьих карельских деревень – 78


Новоторжский уезд
Дорская 60 -

Прудовская - 9

Кузовинская 30 26

Всего в Новоторжском уезде:

удельных карельских деревень – 90 или 72%

помещичьих карельских деревень – 35


Бежецкий уезд
Микшинская 20 4

Толмачевская 23 5

Трестенская 10 13

Рыбинская 3 -

Кострецкая 4 8

Заручьевская 28 -

Моркиногорская 3 -

Заклинская - 19

Селищенская 7 13

Замытьевская - 18

Застолбовская - 4

Алешинская 29 -

Ильгощенская 2 -

Ивановская 3 -

Радуховская 1 -

Беляницкая 4 -

Бокаревская 13 -

Могочская 2 -

Яковлевская 1 -

Алешковская - 8

Всего вБежецком уезде:

удельных карельских деревень – 153 или 62,4%

помещичьих карельских деревень – 92
Весьегонский уезд
Чистинская 4 -

Топалковская 13 -

Лопатинская 13 -

Лукинская 2 -

Щербовская 7 -

Залужская - 18

Арханская 19 -

Кесемская 15 25

Телятинская 7 -

Чамеровская 38 -

Мартыновская 30 -

Делединская 8 -

Антоновская 1 -

Хабоцкая 2 -

Поповская 3 -

Всего в Весьегонском уезде:

удельных карельских деревень – 162 или 79%

помещичьих карельских деревень – 43


Кашинский уезд

Литвиновская 6 -

Лавровская 3 -

Всего в Кашинском уезде 9 удельных карельских деревень.


Зубцовский уезд

Ивановская - 9


Всего: 534 261
Кроме того, в списках Д.И. Рихтера не были учтены 5 карельских удельных деревень Калязинского уезда и 6 карельских удельных селений Кашинского уезда. Вместе с ними общее число удельных карельских деревень Тверской губернии составляло 545 селений.

Основными владельцами карельских помещичьих деревень в средине ХΙХ века были:


Бежецкий уезд.


  1. Помещик, адмирал Голенищев-Кутузов Иван Логинович, а затем его наследники с 1797 года владели 9 карельскими деревнями погоста Михайловское-Прудово Селищенской волости, деревней Раменье Замытской волости и тремя деревнями Застолбской волости: Баскаки, Диланово и Железово.

  2. Помещица, статская советница Демьянова Авдотья Васильевна с 1862 года владела 16 карельскими деревнями погостов Алексеевское и ДиевоЗаклинской волости.

  3. Помещик, статский советник Демьянов Яков Иванович, а затем его сын Николай Яковлевич владели 3 деревнями погоста ДиевоЗаклинской волости.

  4. Помещик, действительный статский советник Дубянский Александр Михайлович владел 4 деревнями погоста Никольское-Тучевское Замытской волости: Мохнецы, Мухреево, Омельянцево и Озерецкое.

  5. Помещик, генерал-адъютант, действительный тайный советник Зиновьев Василий Николаевич владел селом Никольским и 12 деревнями погоста Никольское-Тучевское Замытской волости.

  6. Купец Суворов Федор владел 4 деревнями погоста Залазино Микшинской волости.

  7. Князья Мещерские владели деревней СемжиноЗаклинской волости.

  8. Помещица Мария Андреевна Булатова с сыновьями Дмитрием и Николаем Александровичами, а затем их наследники с 1764 года владели тремя карельскими деревнями: Быково, Соколово и Ошвино Селищенской волости.

  9. Помещица Софья Карловна Рой владела деревней Алхимково Селищенской волости.

  10. Помещик Николай Тихонович Тиманевский с 1862 года владел деревней Коптино Застолбской волости.


Весьегонский уезд.

1. Помещик Вибров владел 7 деревнями погоста Кесьма Кесемской волости.

2. Помещик П.И.Хворостин владел 18 деревнями погоста Баскаки Кесемской волости.
Вышневолоцкий уезд.


  1. Помещица Мордвинова владела 5 деревнями погоста Федово Осеченской волости.

  2. Помещики О.А. Стогова и О.В. Смирнов владели 10 деревнями погоста Крева-Назарово Козловской волости.

  3. Помещик, генерал майор И. Терентьев владел 6 деревнями погоста Козлово Козловской волости.


Зубцовский уезд.

  1. Помещик, майор Новосильев Александр Васильевич владел 9 деревнями погоста Ивановское-Новосильцево Ивановской волости.


Новоторжский уезд.

  1. Помещики братья Иван Иванович и Сергей Иванович Львовы владели 12 деревнями погоста Локотцы Кузовинской волости.

  2. Купец Зверьков владел 9 деревнями погостов Кава и Осташково Прудовской волости.

Современники того времени отмечали, что у карел все строения в деревнях покрыты дранью, дворы для скота просторные, особенно для доения коров.В карельских деревнях, расположенных сплошною массою по западным и юго-западным окраинам Бежецкого уезда, в Микшинской, Толмачевской, Трестенской, Кострецкой, Рыбинской волостях дворы обширные. Это признак большого изобилия скота у карел. От избы шел высокий бревенчатый помост, на котором, под соломенной или тесовой крышей, помещалось сено. В помосте сделано несколько отверстий, через которые сено можно сбрасывать во внутрь двора.

Денег у карел мало, но они своим хлебом могли прожить целый год. Они продавали значительную часть овса на уплату податей, покупку соли и керосина. Все остальное карелы исполняли сами. Один карел способен быть плотником, столяром, кузнецом. Печником, портным, скорняком и выполнять другие работы. У этих мастеров хорошо устроены дома, просторная рига с хорошей печью, вымощенное гумно, теплый двор для коров, теплый хлев для телят и овец, хорошо налаженные сохи и бороны – все признаки исправного хозяйства и здоровой сельской жизни [62].

Большинство карел Бежецкого уезда – бывшие удельные крестьяне. Они издревле пользовались большим в сравнении с помещичьими крестьянами количеством земли, несли меньше повинностей и податей. Там, где после реформы 26 июня 1863 года удельным карелам пришлось получать меньший надел, где они лишились промыслов, сенокосных и лесных усадеб, положение их значительно ухудшилось. Примером может служить Заручьевская волость Бежецкого уезда, обеднение которой началось с тех пор, как местным карелам запретили хозяйничать в местных лесах – рубить лес, гнать смолу и деготь, жечь лядины под дополнительные участки земли. Крестьянина, пойманного в лесу с серой, подвергали штрафу в сумме 10 рублей, с лыком и берестой – 3 рубля, ведром березового сока – 60 коп, с возом сучьев и хвороста – 15 копеек штрафа. О дореформенном времени лесные карелы вспоминали, как о счастливом времени [63].

У удельных карел Бежецкого уезда Тверской губернии, в 1863 году было повинностей разного рода на 6 рублей серебром с каждой ревизской души, прежде всего, оброк (vedo) в государственную казну.При этом заработок одного карельского хозяйства составлял без отходничества 18-20 рублей, в том числе: до 4 рублей от продажи холстов, 4-5 рублей от продажи зерна и 9-10 рублей от продажи скота.

По подсчетам окружного начальника после продажи хлеба и скота и уплаты повинностей у крестьянина оставалось примерно 12 рублей серебром на одежду, праздники и щегольство. Тогда на рынке в Бежецке цены были примерно такими: шаровары суконные 4 рубля, из бумажной черной материи 2 рубля. Башмаки стоили 2 рубля пара, туфли – 2 руб. 20 коп за 4 пары, шапка 5 рублей. Правда, почти всю одежду карелы шили для себя и своих детей сами. В период отходничества за зиму один карел дополнительно зарабатывал до 15-20 рублей.

Во время переселения карел в XVII веке на Бежецкий Верх и отроги Валдайской возвышенности кто, сколько мог отвоевать земли у леса, тот столько ее и обрабатывал, увеличивая свою площадь каждый год. Сначала она доходила до 30-40 десятин на хозяйство, потом приходилось выделять участки сыновьям, к началу крестьянской реформы 1863 года в отношении удельных крестьян, у них было по 10-12 десятин на хозяйство или в среднем 5,9 десятины на одну ревизскую душу.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница