Книга «Владельцы мызы Подобино»


Бокаревская волость Бежецкого уезда



страница9/17
Дата09.08.2019
Размер1.86 Mb.
#127010
ТипКнига
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   17

Бокаревская волость Бежецкого уезда
Всякому мила своя сторона.
Общие сведения
Во исполнение «Положения о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости» вБежецком уезде, как и по всей империи, вместо приходов после 1861 года стали создаваться волости. В Бокаревскую волость со смешанным русско-карельским населением вошли приходы: Глазовский, Головский, Сабуровский, Синево-Дубровский, Хонеевский и Корельско-Кошевский. Центром Бокаревской волости определили село Глазово.

В Бокаревскую волость Бежецкого уезда после 1863 года вошли 36 русских поселений, а также Корельско-Кошевский приход из 13 деревень с селом Кошево Корельское, населенных карелами.До 1797 года существовала Карело-Кошевский дворцовый приход, после 1797 года все деревни этого прихода отнесли к Столбовскому отделению Чамеровского сельского приказа, а позднее – к Столбовскому сельскому приказу.

Бокаревская волость располагалась на северо-востоке Бежецкого уезда, граничила с Беляницкой и Новской волостями, а также с Кашинским и Весьегонским уездами.

С 1871 года Тверское губернское земство приступило к проведению серьезных статистических исследований, заведующим этими работами был приглашен Василий Иванович Покровский (1838-1915 г.г.). Земство сначала издавало отдельные сборники материалов для статистики Тверской губернии. С 1883 по 1889 годы под руководством В.И. Покровского группа статистиков и их помощников провела сплошное описание Тверской губернии, в том числе: местности, населения и его грамотности, экономики, землевладения, промыслов. При этом они применяли экспедиционный способ исследования, обращая внимание на подворное описание деревень, волостей и городов.

Статистик Дмитрий Иванович Рихтер служил в Тверском губернском земстве с 1876 по 1889 годы. В 1887 году он под общим руководством В.И. Покровского провел исследования Бежецкого уезда, в том числе и Бокаревской волости.

По площади волость занимала 16 место из 30 волостей уезда, имея 21 тысячу десятин или 201 квадратную версту. На территории волости, кроме большинства русских деревень, располагались 13 карельских деревень. Все русские и карельские деревни располагались на холмах или возвышенностях, так как местность здесь холмистая. Возле деревень Богородское и Савелиха холмы возвышаются на 800 футов (240 метров – А.Г.) над уровнем моря, от них расходятся овраги в сторону села Глазово, сельца Подобино и погоста Карело-Кошево.

Возле карельских деревень Горбовец и Калиниха начинают свой путь речки Уйвешь и Каменка, а возле Сабурова – река Сить. В реку Уйвешь до впадения ее в Осень втекали речки: Каменка, Тереховка, Медведка, Гончарка, Сулешка и другие. Болот на территории Бокаревской волости не было.

От погоста Сабурово проходит гряда холмов, которая прерывается истоками речекПьянка у Холма, Каменка у Калинихи, Уйвешь между деревнями Холм и Горбовец. На другом каскаде холмов расположены деревни Горбовец, Гостиницы, Акиниха, Душково, погост Карело-Кошево на высоте 700 футов (210 метров – А.Г) над уровнем моря. Возле карельской деревни Горбовец находится самая высокая точка Бежецкой гряды под названием Дехтица [95].

*****

В 1873 году, когда в Тверской губернии еще собирали подушную подать по ревизским душам, в Бокаревской волости Бежецкого уезда насчитывалось следующее число ревизских крестьянских душ мужского пола:



- государственные крестьяне, их было всего 112 человек обоего пола, платили в год податей по 3 руб. 23 коп с ревизской души;

- бывшие удельные крестьяне, 656 ревизских душ, платили в год податей на общую сумму 4240 руб. 85 коп или по 6 руб. 46 коп с каждой ревизской души;

- бывшие помещичьи крестьяне, 2134 ревизских души, платили в год податей на общую сумму 16939 руб. 05 коп или по 7 руб. 94 коп с каждой ревизской души.

В результате неурожаев на протяжении трех лет подряд 1868-1870 годов, к 1878 году по Бежецкому уезду накопилась определенная сумма продовольственной недоимки, хотя по Бокаревской волости она не значилась. Значительная недоимка на общую сумму 5822 руб. 76 коп указана по 7 волостям, среди недоимщиков оказались карельские волости Толмачевская, Трестенская и Микшинская.

Сумма расходов на одну крестьянскую семью тогда составляла примерно 340 рублей в год. За счет земледелия, скота и ремесел семья была способна заработать в пределах 230 рублей, ей на питание и одежду недоставало около 110 рублей. Этот дефицит пополнялся за счет заработков на отхожих промыслах, заработков на месте, а также за счет сокращения в потреблении хлеба, в расходах на одежду и обувь, на содержание скота.

Из домашних промыслов первое место занимало ткачество, которым занимались все деревенские женщины. Город Бежецк являлся главнейшим пунктом в губернии сбыта холста. На втором месте находилась трепка льна вручную. Лен продавался в Бежецке, а оттуда шел по другим городам империи, а также за границу.

На территории Бокаревской волости было тогда 28 торговых заведений, из них 10 питейных заведений. Школ в 1878 году не было, по всей волости насчитывали грамотных 644 мужчины и 60 женщин [96].

По численности населения волость находилась на 10 месте из 30, с числом жителей обоего пола – 8829 человек или 43,9 человека на одну квадратную версту. На территории волости находилось 4 села, 2 погоста, 38 деревень, 4 выселки и приселка, 2 сельца, 2 отдельно расположенных усадьбы и один хутор. Имелась одна железнодорожная станция Бокарево, 7 казарм и железнодорожных будок.

До 100 жителей было 7 селений с 71 двором, где проживали 1036 человек, от 101 до 250 жителей – 24 селения с 707 дворами, в которых жили 4035 человек. От 251 до 500 человек было 9 селений с 523 дворами, в которых насчитывалось 3041 житель. В 1887 году население Карело-Кошевского прихода составляло 1980 человек, Головского прихода – 697 человек, Синево-Дубровского – 538 человек, Сабуровского – 1700 человек.
Земледелие
По состоянию на 1878 год земельные наделы по Бокаревской волости Бежецкого уезда составляли в среднем по 4,79 десятины на мужскую ревизскую душу. При этом бывшие помещичьи крестьяне получили наделы по 3,96 десятины на душу, бывшие удельные крестьяне – по 5,42 десятины на одну ревизскую душу, бывшие государственные крестьяне – по 4,45 десятины.

В том году в волости насчитывалось 42 селения, 1361 крестьянский двор, на выкупе состояли 2018 ревизских душ бывших помещичьих крестьян. Также на территории волости насчитывалось 646 ревизских душ (мужчин старше 15 лет – А.Г.) бывших удельных крестьян, 41 душа безземельных и 17 душ бывших государственных крестьян.



При купле-продаже земли средняя цена по уезду составляла 17 руб. 72 копейки за одну десятину. Однако губернское земство считало, что это ниже действительной ценности земли. Оно полагало, что по Бежецкому уезду, по их подсчетам, ценность земли составляла в среднем 22 руб. 22 коп за десятину.

По ценности земли Бокаревская волость была отнесена ко 2-ой группе, где стоимость пахотной земли была 42 руб. 85 коп за десятину, сенокосной – 28 руб. 57 коп, лесной – 21 руб. 42 коп, выгонов – 14 руб. 28 копеек за десятину.

К 1887 году в Бокаревской волости проживали 6875 помещичьих крестьян, 112 государственных и 1638 удельных крестьян-карел обоего пола.

Надельная земля в волости к 1887 году составляла более 15 тысяч десятин или 73,6% к общей площади. На одну душу населения приходилось по 1,7 десятины надельной земли, к тому времени бывшие помещичьи крестьяне получили в среднем по 9,9 десятин на одно хозяйство.

Они на своих участках сеяли рожь, овес, ячмень, лен, коноплю, сажали картофель, репу, брюкву и другие овощи. У крестьян и помещиков Бокаревской волости в 1887 году имелось: 1458 лошадей, 2785 коров и быков, 1202 теленка до одного года, 1835 овец.

Средняя продажная цена одной десятины земли (0,96 га – А.Г), в целом по Бежецкому уезду, в 1880 году сократилась в сравнении с 1866 годом с 22 руб.42 коп до 17 руб. 89 копеек. В 1881 года она подорожала вновь до 22 руб. 50 копеек. Но при этом, если в Бокаревской волости ее продавали в среднем по 34 рубля за десятину, то в Трестенской волости по 5,1 рубля за десятину.

Самой ценной в Бокаревской волости, как и по всему уезду, была усадебная земля – 204 рубля за один надел в 4,79 десятины. Один надел покоса с сараями стоил 150 рублей, покоса с лесом – 117 рублей, пашни – 61 рубль, покоса на пустоши – 32 рубля.

С самого начала реформ и до 1887 года в Бокаревской волости было 106 случаев аренды земельных участков, общей площадью 1,2 тысячи десятин. Средняя ценааренды одной десятины земли составляла 3 руб. 70 коп в год. Из общего числа сделок аренда пашни – 92 случая по 6 рублей за десятину, в том числе пашня под лен – 34 случая по цене 10 руб. 50 копеек за десятину.

Что касается аренды надельной земли, то в Бокаревской волости к 1887 году в аренде находилось 14% от всей ее площади. Ее арендовали 1111 домохозяев, или 72% от общего числа домохозяев, общей площадью арендуемой земли 2193 десятины. Из этой площади арендовали 800 десятин пашни, 782 десятины выгонов, 483 десятины смешанных угодий и 176 десятин покосов.

Если сравнивать бывших помещичьих и бывших удельных крестьян, то бывшие помещичьи крестьяне арендовали 56% покосов, 22% смешанных угодий, 16% выгонов и лишь 5% пашни. Бывшие удельные крестьяне арендовали 35,5% покосов, 31,9% выгонов, 11,6% смешанных угодий и 21,7% пашни. Удельные крестьяне арендовали самый большой процент пашни по отношению к помещичьим и государственным крестьянам.

Землю арендовали как подворно, так и всем миром, по Бокаревской волости всем миром арендовали землю 6 общин с числом хозяйств 771. Эти общины арендовали 1584 десятины земли или 70,7% от всей арендуемой площади. Подворно арендовали землю 700 домохозяев площадью 657,5 десятины или 29,3% от всей арендуемой земли.

Если бывшие помещичьи крестьяне арендовали всем миром 61% от общей площади арендуемой земли, и 39% - подворно, то удельные крестьяне – 83% арендовали миром и 17% от площади арендуемой земли – подворно. Кроме аренды сельской общиной, все 591 хозяйство в карельских деревнях Бокаревской волости дополнительно арендовали в среднем по 3,1% надельной земли индивидуально. Карелы Бокаревской волости платили за аренду земли больше работой, чем деньгами или долей урожая, хотя при работе за десятину брали, исходя из 5 рублей, а не 3 рублей 94 коп, когда крестьяне платили деньгами или хлебом.



Работы в имениях, как по обработке полей, так и при уборке хлебов и сена, проводились батраками и наемными работниками. При этом по Бокаревской волости Бежецкого уезда, где находились имения Квасово, Подобино и Синево-Дуброво, мужчины получали за зимний период работ 16 рублей, женщины – 13 рублей. За летний период работ мужчины получали 47 рублей, женщины – 29 рублей. Летние работы продолжались с 24 апреля по 14 ноября, зимние работы – с 14 ноября по 24 апреля.

Постепенно батрачный труд на помещичьих землях заменялся наемным трудом. Из 108 имений Бежецкого уезда к 1887 году наемный труд вместе с батрачным трудом использовали в 60, в 10 имениях землю обрабатывали и собирали урожай только наемным трудом. Чисто батрачный труд без наемного труда сохранялся лишь в 3-х имениях.

В Бокаревской волости при работе по найму за круглый год платили мужчине 59 рублей, женщине – 45 рублей. При найме на летнее время мужчина получал плату 47 рублей, женщина – 29 рублей, на зимнее время – мужчина получал 16 рублей, женщина – 13 рублей.



Летние работы продолжались с 24 апреля по 14 ноября, зимние работы – с 14 ноября по 24 апреля.

Плата за один рабочий день по найму одного мужчины по Бокаревской волости составляла: весной 45 коп, летом – 51 коп, осенью – 41 коп, зимой – 25 копеек. Плата за один рабочий день по найму одной женщины составляла: весной 27 коп, летом – 34 коп, осенью – 37 коп и зимой – 15 копеек [97].

Таким образом, в начале крестьянской реформы в 1865 году по Бокаревской волости Бежецкого уезда крестьяне имели участки земли:

- бывшие помещичьи крестьяне – по 3,96 десятин на один душевой надел;

- бывшие удельные крестьяне – по 5,42 десятины на один душевой надел;

- бывшие государственные крестьяне по 4,45 десятины земли на один душевой надел.

К государственным крестьянам, которых к 1887 году в Бокаревской волости было всего 112 человек, к ним относились бывшие приписные и экономические крестьяне. Приписные крестьяне вместо уплаты подушной подати работали на казенных или частных заводах и фабриках, в Бокаревской волости они работали на железной дороге.

Бывшие экономические крестьяне стали таковыми после проведения в 1764 году императрицей Екатериной II секуляризации (конфискации – А.Г.) монастырских и церковных земель. Это бывшие монастырские и церковные крестьяне, которые со временем слились с государственными крестьянами.

К 1887 году бывшие помещичьи крестьяне Бокаревской волости имели уже в среднем по 9,9 десятин на одно домохозяйство, бывшие удельные крестьяне – по 10,5 десятин, бывшие государственные крестьяне – по 12,5 десятин на одно домохозяйство.

В отличие от поволжских и южных губерний, которые страдали малоземельем, земельные наделы вБежецком уезде Тверской губернии постепенно увеличивались. В связи с этим численность населения постепенно росла, в деревнях не было изб с заколоченными окнами и брошенными участками земли. Наоборот, деревни Бокаревской волости увеличивались числом дворов и жителей.


Промыслы
К началу ХХ века промышленность в волости не была развита, кроме имеющихся мельниц, крупорушек, сыроварен, маслоделок. По волости насчитывалось 16 сыроварен и маслоделок, молоко и сметану для масла и сыра маслодельные заведения скупали у крестьян ближайших деревень. Сыр и масло продавали на рынке в Бежецке или возили в Ярославскую губернию.

Среди крупных предприятий на территории волости была фабрика валеной обуви «Торгового дома Крылова и компании» в деревне Талашманы. Годовая валовая прибыль составляла 19 тысяч рублей, на фабрике трудились 18 рабочих, в год производили от 8 тысяч пар валенок и более [98].

По количеству паспортов, полученных на 100 работающих крестьян за год, можно судить о степени их отходничества на промыслы. В Бокаревской волости на каждые 100 работающих мужчин брали паспорта 43 человека при среднем показателе по Бежецкому уезду – 22 человека. Мужчины Бокаревской волости брали годовых паспортов – 13, полугодовых – 9, краткосрочных – 78 на каждые полученные 100 паспортов.

На 100 работающих женщин по волости брали паспорта 3 человека. На каждые полученные 100 паспортов у женщин 48 были годовыми, 17 полугодовыми и 35 краткосрочными. По волости отхожими промыслами занимались 643 мужчины или 29,5% всех мужчин волости, владеющих землей. Местными промыслами занимались 353 мужчины или 16,2% мужчин, владеющих землей.

По Бежецкому уезду крестьяне занимались следующими отхожими промыслами в порядке их убывания по уезду:

1.На первом месте были пастухи, далее шли:

2.Разнорабочие (по Бокаревской волости 39 человек в год);

3.Пильщики и дровосеки;

4.Мельники;

5.Плотники, сапожники, печники, портные;

6.Торговцы, разносчики, возчики дров;

7.Дворники (по Бокаревской волости 70 человек в год);

8.Извозчики, сторожа;

9.Крючники (по Бокаревской волости 166 человек в год);

10.Мостовщики (по Бокаревской волости 7 человек в год).

Если анализировать отхожие промыслы, куда шли работать крестьяне Бокаревской волости, то больше всего было крючников.Крестьяне уходили за 100 верст от своих деревень в город Рыбинск на период с 20 апреля по 1 июля. Они занимались погрузкой хлеба на пристанях, получали за этот период времени от 25 до 35 рублей каждый. Больше всегоуходило работать крючниками из русских деревень волости: Анисимова, Богородского, Сараева и Струбищ.

За крючниками по числу отходников по волости занимали бондари, ими в основном были крестьяне Синево-Дубровского прихода. Каждый бондарь зарабатывал до 12 рублей в месяц, а если уходил на год, то получал до 90 рублей. Бондари уходили работать в Ярославскую губернию, в Кимры и Тверской уезд.

Третье место по отхожим промыслам в волости занимали полотеры, уходившие работать в Санкт-Петербург на весь год, зарабатывая за это время до 80 рублей. Этот промысел возник еще до реформы 1863 года и держался в 13 удельных деревнях Карело-Кошевского прихода.Полы в богатых домах Санкт-Петербурга были паркетными и натирались мастикой. В некоторых из них перед праздниками и пышными приемами паркетные полы натирали не мастикой, а воском, чтобы они лучше блестели. Кошевские карелы были хорошими специалистами в этом деле.

Как рассказывали мне старожилы нашей деревни, окропив пол узорами мастики, полотер заходил с края, ставил босую ногу на щетку и, раскачиваясь, начинал скользить по паркету. Он одинаково легко продвигался вперед и назад, вбок и наискосок. Каждое движение его было рассчитано, они были то размашистые, то короткие. Полотер мог на ходу легко перекинуть щетку с одной ноги на другую. После щетки он обязательно проходился по натертому паркету суконкой, чтобы придать больше блеска.

Далее шли чернорабочие, уходившие на промысел в Санкт-Петербург и Ярославскую губернию, а также дворники.

Из местных промыслов преобладали плотники и шерстобиты, оба промысла возникли после реформы 1863 года и держались в 13 деревнях Карело-Кошевского прихода. Карелы уходили плотничать и бить шерсть в свободное от сельских работ время недели на две-три, а за год – на 3 месяца. Плотники за это время зарабатывали от 27 до 50 рублей, шерстобиты – от 25 до 30 рублей. Из других отходников из Бокаревской волости можно отметить пастухов, которые уходили в Ярославскую губернию, и служащих на железной дороге[99].

Основной причиной отходничества на промыслы был недостаточный доход крестьянина от земельного надела, чтобы прокормить свою семью. В то же время отходничество приводило к расслоению крестьян, порождению крестьянской местной торговли, хотя в очень малом числе. По Бокаревской волости известны торговые дома крестьян Василия Михайлова из карельской деревни Бережки, Ивана Матвеева из деревни Терехово, купца Крылова из деревни Талашманы.

Карельские деревни Бокаревской волости
Где родился, там и пригодился.
На территории Бокаревской волости находилось 13 карельских деревень и село Кошево Карельское. Крестьяне этих деревень ранее до 1797 года были дворцовыми, относились к Карело-Кошевскому дворцовому приходу. В результате перевода в 1797 году дворцовых крестьян в удельные, деревни Карело-Кошевского прихода Бежецкого уезда отнесли к Столбовскому отделению Чамеровского сельского приказа, а позднее – к Столбовскому сельскому приказу.

В Столбовском сельском приказе на момент его реорганизации в 1863 году было 37 карельских селений, кроме 13 деревень Карело-Кошевского прихода туда входили:

1.Деревни Прилуцкого прихода Кашинского уезда: Гладышево, Григоровка, Моисеиха, Никола, Прилуки, Селы, Синяево, Сносы и Ястребиха, всего 9 деревень.

2.Деревни Калязинского уезда:Авсерьево, Сенино, Серково, Федорцово и Якимовская, всего 5 деревень.

3. Деревни Кашинского уезда: Большие Сменки, Малые Сменки и Щепни Литвиновского прихода; Ильинская, Федосьино и село Столбово, Столбовского прихода, всего 6 селений.

4.Деревни Бежецкого уезда, в 12 верстах от Столбова: Горка, Задорье, Осташково и Юркино, всего 4 деревни.

Центр приказа находился в удельном селе Столбово Кашинского уезда в 30 верстах (одна верста равнялась 1,07 км – А.Г.) от Кашина по Бежецкому почтовому тракту.В 1859 году в селе Столбово было 37 дворов, проживали 130 человек мужского пола и 151 жительница женского пола, была православная церковь и реальное училище. От деревень Карело-Кошевского прихода до центра сельского приказа было 40 верст. Сейчас село Столбово находится в Кесовогорском районе Тверской области в 8 километрах от Кесовой Горы [100].

Нужно отметить, что составляя в 1903 году списки карельских деревень Тверской губернии по данным переписи 1873 года, статистик Дмитрий Иванович Рихтер по каким-то причинам не указал в них:

1.Пять перечисленных выше деревень Калязинского уезда.

2.Шесть перечисленных деревень Литвиновского и Столбовского приходов Кашинского уезда.

Многие из них сохранились до настоящего времени, но оказались затерянными среди массива русских деревень, поэтому жители их давно обрусели.

В Государственном архиве Тверской области по тверским удельным карелам сохранились дела лишь двух сельских приказов Весьегонского уезда: Арханского за 1841-1857 годы и Чамеровского за 1814-1863 годы. К Чамеровскому сельскому приказу сначала относилось Столбовское отделение, в которое были включеныи деревни Корельско-Кошевского прихода. После создания отдельного Столбовского приказа, сведений о нем и других сельских приказов, в том числе ведающих делами карел Бежецкого уезда, в областных архивных материалах нет.

В делах Тверской удельной конторы сохранились планы карельских деревень Карело-Кошевского прихода Бежецкого уезда, которые относились к Столбовскому сельскому приказу: Акинихи, Байков, Горбовца, Гремячихи, Калинихи, Муравьева, Поцепа, Терехова и Шейно, составленныев марте 1859 года. Планы деревень составил землемерный ученик Лихачев, их засвидетельствовал Тверской удельный землемер. 18 марта 1859 года все планы были рассмотрены и согласованы в чертежной мастерской Тверской удельной конторы, а 27 марта утверждены Департаментом уделов.

Приведу свои описания некоторых карельских деревень на основании планов, составленных Лихачевым.

Деревня Поцепсостояла из 12 крестьянских дворов, была расположена одной улицей с двумя посадами с северо-востока на юго-запад вдоль речки Каменки, до которой от деревни около 200 метров. Земли на противоположном высоком берегу речки Каменки принадлежали, как записано в плане, господину Слепневу, (а не деревне Слепнево – А.Г.).До деревни Слепнево от Поцепа было расстояние в 1 километр. Со стороны деревни Петряйцево находился пожарный сарай с инструментами вблизи ручья, впадающего в Каменку. В сторону деревни Слепнево имелось четыре запасных места под строительство дворов в случае семейных разделов. Между ними и домами оставлены прогоны на обоих посадах. Здесь проходила дорога вброд через речку Каменку в село Кошево Карельское.

Деревня Горбовецсостояла из 18 крестьянских дворов, располагалась в виде буквыТ с двумя улицами. Основная улица из 10 дворов шла одним посадом с севера на юг, окнами домов на запад. Напротив него в центре улицы находился пожарный сарай с инструментами. Другая улица с двумя посадами шла в сторону мызы Подобино, до которой от деревни было 2 километра. На северном посаде этой улицы было 5 домов, на южном – 3 дома. В центре основной улиц имелся прогон или проулок, который был продолжением второй улицы, дорога через него вела в деревню Калиниха.

На плане указаны два запасных места под строительство дворов в случае семейных разделов по краям основной улицы. Одно место находилось в сторону деревни Гремячиха, второе – в сторону поля. Не случайно, когда на этом запасном месте Рудовы, при семейном разделе, построили свой дом, их стали называть не по фамилии, а Полевихины.

Деревня Гремячихасостояла из 12 крестьянских дворов, располагалась одной улицей с северо-востока на юго-запад двумя посадами по 6 домов на каждом посаде. Деревню окаймляли с запада и северо-запада – Сухопутный ручей, который берет начало между Горбовцом и Гремячихой, с востока – речка Каменка в ее истоке, которая берет начало возле деревни Калиниха. В южной стороне деревни располагался пожарный сарай с инструментами. Имелось 4 запасных места на северо-восточной окраине деревни, в сторону деревни Бережки для постройки новых дворов при семейных разделах.

Деревня Муравьевосостояла из 21 крестьянского двора, располагалась одной улицей двумя посадами с запада на восток. На южном посаде деревни находилось 10 дворов, на северном – 11 дворов. В самом центре улицу деревни пересекал прогон или проулок шириной в 4 сажени или 8 метров, по нему шла дорога в деревню Байки. Было 3 свободных места под строительство дворов при семейных разделах, все они располагались в сторону леса, противоположную от деревни Душково.

Во всех деревнях ширина улицы равнялась 14 саженям или 28 метрам, ширина дороги на ней 7 саженей или 14 метров. На расстоянии 3 саженей или 6 метров от домов вдоль улиц проходили сточные канавы шириной 0,5 сажени или 1 метр. Между домами и сточными канавами были насажены деревья, чаще всего березы [101].

В связи с упразднением в 1863 году сельских приказов карельские деревни Карело-Кошевского прихода отнесли сначала к мировому посреднику 1 участка Кашинского уезда, а в 1864 году – к мировому посреднику 3-го участка Бежецкого уезда.

В 1859 году в Бокаревской волости Бежецкого уезда проживал 1509 карел, они составляли 10% населения волости, ав 1897 году проживали 1910 карел или 21,6% от общего населения волости.

Карелы Карело-Кошевского прихода относились к удельным крестьянам до конца 1863 года, с того времени они стали относиться уже не к Удельному ведомству, а к крестьянам Бокаревской волости Бежецкого уезда Тверской губернии. Привожу сведения о деревнях этого прихода по переписи 1859 года, когда эти деревни были еще удельными [102].


Деревня число дворов муж.пола жен. пола всего жит.

Акиниха 12 34 45 79

Байки 29 97 110 207

Бережки 22 76 73 149

Гремячиха 11 32 35 67

Горбовец 18 52 61 113

Душково 21 62 72 134

Климантино 20 53 63 116

Калиниха 22 57 67 124

Муравьево 23 60 78 138

Петряйцево 20 67 82 149

Поцеп 12 37 38 75

Терехово 16 38 57 95

Шейно 8 26 37 63

Погост Кошево

Карельское 7 9 25 34



Таким образом, на территории созданной Бокаревской волости Бежецкого уезда,до проведения крестьянской реформы1863 года, в карельских деревнях и погосте Карело-Кошево, общее число дворов составляло 241, жителей мужского пола 700 человек, женского пола – 843 человека, а всего 1509 карел и 34 русских жителя.

Карелы, проживавшие на территории волости, всегда были исполнены чувства собственного достоинства, гордости, даже самоуверенности, они чувствительны на всякие обиды. Они не гнули спину перед начальством и не давали ему взяток. Они требовали от чиновника то, что он должен исполнять, зная, что за эту службу чиновник получает жалованье. В карельских деревнях были случаи, когда урядник или становой пристав, приехав в деревню, пытался ударить карела. В ответ он получал от карела сдачи или привлекался им к суду. В Тверской губернии не знают ни одного случая, чтобы по приговору волостного суда карела наказывали розгами. Он не вытерпел бы такого позора и решился бы на любые средства, чтобы избежать этого.

Карелы Карело-Кошевского прихода Бокаревской волости Бежецкого уезда Тверской губернии сами судились очень редко. Они считали тех, кто судится, кляузниками, потерявшими уважение населения. Карелы не хотели тратить время, особенно во время сенокоса и уборки урожая, на поездки в суд, ожидание судебного заседания, поездки к земскому начальнику. Возможно поэтому, не теряя времени на судебные тяжбы и другие волокитные дела, карелы вели свои хозяйства в полном порядке. Являясь точными и справедливыми, они могли осуждать члена своего сельского общества на сходе или среди его родственников.

Многим карелам Карело-Кошевского прихода памятен случай, когда житель деревни Калиниха Иван Степанов обратился с жалобой на односельчанина Кузьму Семенова, который взял у него взаймы 5 рублей денег под залог суконной чуйки сроком до 21 ноября 1873 года. До дня рассмотрения дела Бокаревским волостным судом Бежецкого уезда 27 октября 1874 года Семенов деньги Степанову не отдал. В суде Кузьма Семенов показал, что взял у Степанова не 5, а 2 рубля. Волостной суд постановил: взыскать с Кузьмы Семенова в пользу Степанова 5 рублей денег до 15 ноября 1874 года. Из-за недостатка ясных доказательств Иван Степанов получил право продажи отданную ему Семеновым суконную чуйку (длинный кафтан или шуба без воротника – А.Г.).

Решение вынесли волостные судьи Иван Ларионов из деревни Шалагино, Василий Анисимов, Степан Вокулов из деревни Сосновка, по просьбе которых, как неграмотных, решение подписал волостной судья Арсений Семенов из карельской деревни Душково.

Этот случай карелы деревень Поцеп, Петряйцево и других, запомнили потому, что именно Кузьма Семенов, не совсем чистый на руку, будучи грамотным, в 1879-1883 годах являлся доверенным лицом жителей деревни Шейно в их споре с поцеповским карелами при разделе спорной земли, о чем я писал ранее.

18 ноября 1874 года Кузьма Семенов обжаловал решение Бокаревского волостного суда в Бежецкий мировой съезд мировых посредников. Заключение подготовил мировой посредник 3-го участка Сергей Николаевич Бешенцев, где указал, что волостной суд, вынося решение, руководствовался местными обычаями, что не противоречит законоположению. Бежецкий мировой съезд мировых посредников оставил решение Бокаревского волостного суда без изменения [103].

Усадьба мирового посредника 3 участка Бежецкого уезда Сергея Николаевича Бешенцева находилась в селе Высокуша, ныне Краснохолмского района. Известно, что еще в 1710 году сельцом Высокужье (Высокуша – А.Г.), которое относилось к погосту Лобнево, владела вдова Ульяна Андреевна Бешенцева. Есть сведения, что С.Н. Бешенцев в 1853 году некоторое время служил церковным старостой в селе Лобнево, но не поладил с местным священником.

Нужно отметить, что до назначения С.Н. Бешенцева, мировым посредником 3 участка Бежецкого уезда был дворянин из мызы Подобино Александр Николаевич Неведомский, вплоть до своего ареста в феврале 1862 года. Одновременно с ним мировым посредником 2-го участка был утвержден князь Михаил Иванович Хилков из села Синево-Дуброво.

После проведения крестьянской реформы в отношении удельных крестьян 1863 года, в Бокаревской волости к 1887 году, на территории Карело-Кошевского прихода, оставалось всего 582 десятины земли, принадлежащей Удельному ведомству. Изних 73% составляли лесные участки, 14% - выгоны, 6% пустоши и 3,5% - пашни бывшей общественной запашки.

Число карел прихода увеличилось за это время с 1638 до 1980 или на 362 человека. В 1883-1887 годы у них в январе совершалось 48,3% от всех заключенных браков, в феврале – 24,7%, вообще не заключались браки в марте, августе, сентябре и декабре.

К тому времени крестьяне Бокаревской волости имели наделы площадью по 1,7 десятины на одну душу населения, включая детей и неработающих членов семьи. Это было значительно меньше, чем в чисто карельских волостях – Алешинской по 2,3 десятины, Заручьевской по 2,3 десятины, Микшинской по 2,2 десятины, Толмачевской по 2 десятины на душу населения обоего пола.

В среднем по Бежецкому уезду в 1887 году на один крестьянский двор приходилось надельной земли:

- у бывших помещичьих крестьян – 9,7 десятины;

- у государственных крестьян – 10,5 десятины;

- у бывших удельных крестьян – 12,9 десятины.

При этом средний размер надельной земли по Бокаревской волости составлял 9,9 десятины на одно хозяйство.

Нужно отметить, что до реформы от 26 июня 1863 года, удельные крестьяне, отнесенные к Бокаревской волости, имели в среднем на одно хозяйство по 6,5 десятин пашни, 5,4 десятин сенокосов, по 33 сотки усадьбы, по 31 сотке выгонов, по 34 сотке леса и 28 соток неудобий и кустарников, а всего – по 13,16 десятин.

Из удельных карел Бокаревской волости в 1887 году 125 хозяйств владели 2 наделами, 101 хозяйство – 3 наделами, 24 хозяйства – 4 и более наделами и лишь 27 хозяйств владели 1 наделом. На один душевой надел у карел Бокаревской волости приходилось по 5,7 десятин земли, на одно хозяйство в среднем по 13,4 десятин земли, на душу населения по 2,2 десятины, на одного работника по 9,9 десятин земли.

При проведении крестьянской реформы произошло резкое сокращение площади надельной земли. По Бокаревской волости в 1863 году приходилось по 16,6 десятин на одно хозяйство или по 2,3 десятины на одну душу населения обоего пола, а в 1887 году – 9,9 десятин на одно хозяйство или по 1,7 десятины на одну душу обоего пола.

Что касается выкупленной земли, то к 1887 году только 9 карельских хозяйств Бокаревской волости выкупили свои 20 наделов общей площадью 114 десятин или 2,3% от всех наделов, которые необходимо было выкупить. Всего частные владения по Бокаревской волости к тому времени составляли 3,4 тысячи десятин или 16,5% к общей площади. Из них дворяне имели 76,17% всей частной земли, а крестьяне всего 3,8% частной земли.

По Бежецкому уезду крестьянские надельные земли в 1887 году составляли 53,5%, крестьянские купленные земли 12%, помещичьи земли – 13,2%, государственные казенные земли – 10,4%, удельному ведомству принадлежало 4,8% земли [104].

До средины ХΙХ века большинство домов и хозяйственных построек у карел были покрыты соломой, изба под соломенной крышей стояла 20-25 лет, потом ее приходилось перестраивать. Преобладающим типом была курная изба с печью без трубы, дым выходил в отверстие, сделанное в потолке и волоковое окно.

Но уже к началу ХХ века свои дома карелы крыли дранкой, лишь самые бедные из них крыли дома соломой. Изба под дранкой или тесовой крышей стояла 80-100 лет без перестройки и ремонта. Печки были уже с трубами, и дым избу не заволакивал.

Жители многих карельских деревень нашей местности строили мосты через речки, чтобы выехать в церковь, на кладбище, на рынок в Бежецк. Мосты представляли собой деревянные настилы из еловых плах, установленные на сваях. Нередко во время половодья их сносило течением или сдвигало с места, приходилось ремонтировать мост или строить новый. Неподалеку от каждого моста между омутами жители спускали берега, делая их отлогими для брода. Бродами пользовались все лето, оберегая мосты и давая возможность лошади напиться чистой, проточной речной воды. Эти мосты соединяли карельские деревни с соседними русскими деревнями и имениями.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   17




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница