Кобахия Валерий Бесланович Начальник отдела имущественных



Скачать 114.24 Kb.
Дата01.12.2017
Размер114.24 Kb.



c:\users\agitsba\desktop\фото1.jpg

Кобахия Валерий Бесланович

Начальник отдела имущественных

отношений, АО «Энергосбыт»
Корсая Инал Даурович

Студент факультета «Сети и системы связи»

Московского технического университета связи и информатики
Турава Элеонора Александровна

Студентка факультета «Современные технологии

управления книжным бизнесом», МГУП им. И. Федорова
Хашба Дамей Нодарович

Начальник аналитического отдела Управления стратегии,

Инжиниринговый дивизион, Госкорпорация «Росатом»

Авторы проблематизируют вопросы использования инструментария «мягкой силы» Абхазии в рамках развития государства. В статье приводится методологическое определение «мягкой силы», концепции ее измерения и управления данным механизмом, а также анализ необходимости разработки соответствующей стратегии управления «мягкой силой» Абхазии. В качестве примеров факторов «мягкой силы» Абхазии используется географическое расположения Абхазии, культурные и исторические особенности, которые могут быть капитализированы и использованы руководством Абхазии в целях обеспечения поступательного тренда развития государства в долгосрочной перспективе. В том числе авторы приводят примеры текущего использования «мягкой силы» по отношению к Абхазии со стороны Грузии и прогнозируют угрозы национальной безопасности Абхазии в случае дальнейшего игнорирования факторов «мягкой силы» в рамках развития страны.


The authors analyze problematics of the use of instruments of Abkhazian "soft power" in the framework of the state development. The article describes the methodology of the "soft power" concept, its measurement and management, as well as the necessity to develop appropriate "soft power" strategy of Abkhazia. The geographical, cultural and historical specific features are analyzed as the factors that can be capitalized and used by the Abkhazian authorities in order to ensure the progressive trend of the state development in the long-term perspective. The authors give the examples of "soft power" factors currently implemented by Georgia in regard to Abkhazia and predict the threats for the national security of Abkhazia in case of further ignoring the factors of "soft power" in the framework of the country development.
Ключевые слова: Абхазия, мягкая сила, жесткая сила, культура, экономика, образование, Най, методология, диаспора, центр компетенций, академическое сообщество, АГУ.

Разработка стратегии «мягкой силы» Абхазии как один из ключевых факторов развития государства в долгосрочной перспективе

На сегодняшний день Республика Абхазия вступила в третью декаду после широкомасштабной Отечественной войны Народа Абхазии 1992-1993 гг. При этом угроза существованию государственности и исторической самобытности абхазского народа в долгосрочной перспективе остается актуальной. В стране наблюдается глубокий кризис, который охватил социально-экономическую и политическую сферы жизни. Кроме того, учитывая, что титульная нация – абхазы, является малочисленным народом, существует явная угроза его исчезновения, ассимиляции, потери национальной идентичности.

При этом отсутствует единый фронт решения проблем – абхазское общество сильно фрагментировано и разобщено. Большинство усилий политических и бизнес элит направлено на борьбу за доминирующее положение в руководстве страны, что зачастую приводит к напряженным противостояниям. В особенности это проявляется в рамках президентских и парламентских предвыборных кампаний. Данный фактор значительно затрудняет обеспечение долгосрочного стабильного тренда развития государства.

В этом смысле представляется, что развитие Абхазии целесообразно выстраивать с опорой на неполитические инструменты, способные консолидировать весь спектр материальных и нематериальных ресурсов государства. Имеется в виду, что механизмы управления такими сферами как социально-экономическое развитие, политическая работа общепризнаны и должны являться неизменной частью работы любого политического руководства страны. Вместе с тем существует сфера, которая является одновременно очень сильной стороной Абхазии, однако длительное время не существовала в управленческой повестке. При этом системная работа с такими аспектами, как:



  • Уникальное географическое расположение, позволяющее развивать сельское хозяйство и туристическую сферу;

  • Исторические и архитектурные памятники, древние православные храмы, являющиеся культурным наследием мирового масштаба;

  • Обширная диаспора, прежде всего, в странах Азии, Ближнего Востока и Сереной Африки, а также Европы, представители которой нередко являются влиятельными государственными деятелями, успешными представителями деловых кругов, талантливыми деятелями культуры;

  • Деятели культуры регионального и мирового масштаба;

  • Спортсмены, занимающие призовые места на международных соревнованиях;

  • Особенности традиций, менталитета и этического кодекса поведения абхазского народа;

  • Интеллектуальный и научный потенциал и т.д.;

может быть капитализирована и внесет значительный вклад в развитие республики и повышения благосостояния ее граждан:

С недавних пор мировая практика обогатилась таким инструментом, как концепция «мягкой силы», которая позволяет капитализировать целый пласт ресурсов неполитического и неэкономического характера. Это объективный инструмент, который на сегодняшний день не используется в Абхазии, при этом способен быть существенным подспорьем социально-экономического развития страны.

Термин «мягкая сила» был введен в научное употребление профессором Гарвардского университета Дж. Наем в начале 1990-х годов. Согласно концепции Ная, «мягкая сила» определяется как «возможность делать что-либо и контролировать других, или принуждать их делать то, что без принуждения они бы не сделали»1. Так, среди инструментов принуждения («жесткая сила») в академической литературе перечисляют применение или угрозу применения военной силы, торгово-экономические санкции и пр. В число инструментов «мягкой силы» включают как привлекательность идеологии, культуры, традиций, истории страны, так и ее конкретные достижения (например, товары широкого потребления, научно-технические прорывы и др.2

Однако, помимо отличия в собственно инструментарии реализации национальных интересов на международной арене, одним из главных различий между «жесткой» и «мягкой» силой является время, необходимое для достижения конкретного результата. Если «жесткие» методы наподобие военной силы или торгово-экономических санкций могут быть применены максимально быстро, то «мягкая сила» ориентирована на постепенное и долговременное вовлечение объекта в зону своего влияния, что означает невозможность оперативного применения ее инструментов. Таким образом, «жесткая сила» эффективна в краткосрочной перспективе, а «мягкая сила», если ее применение является успешным, дает долгосрочный эффект3.

При этом если потенциал страны в области «жесткой силы» достаточно легко измерить – начиная с размера и качества вооруженных сил страны и заканчивая размером ВВП и конкурентоспособностью отраслей экономики, то измерение как потенциала «мягкой силы» так и эффективности ее применения представляется затруднительным. Согласно концепциям теории менеджмента, управлению подлежат только измеримые показатели. При невозможности измерения управление тем или иным направлением деятельности также становится невозможным4. Это ставит перед руководством государства дилемму – с одной стороны, инструментарий «мягкой силы» очевиден и эффективен, с другой стороны, полноценное управление им невозможно в условиях отсутствия общепризнанной методики измерения эффективности его применения.

В настоящий момент существует два подхода для измерения «мягкой силы», которые мы условно назовем «социологический» и «статистический». В рамках социологического подхода «мягкая сила» трактуется как привлекательность одного государства для жителей другого, и для ее измерения проводятся опросы общественного мнения. Наиболее масштабной инициативой этого направления является созданный британским экспертом С. Анхольтом «Индекс страновых брендов»5, в рамках которого проводятся опросы более


20 тыс. человек в 20 странах мира. Хотя указанный метод позволяет, с определенными ограничениями, понять специфику восприятия одних стран другими, он не предоставляет поддающихся управлению показателей для усиления использования «мягкой силы».

В рамках «статистического подхода» происходит попытка квантифицировать «мягкую силу» через создание синтетического индекса, объединяющего показатели, позволяющие косвенно оценить различные факторы мягкой силы. Двумя наиболее признанными примерами такого подхода является «Индекс мягкой силы развивающихся стран» (Emerging Markets Soft Power Index), регулярно публикуемый Институтом исследования развивающихся рынков Московской школы управления СКОЛКОВО6 и «Обзор “мягкой силы”» (Soft Power Survey), публикуемый журналом Monocle7.

Так, эксперты СКОЛКОВО выделяют следующие показатели – индекс свободы, индекс верховенства права, размер отчислений из других стран за использование авторских прав, количество олимпийских медалистов, позиции вузов страны в международных рейтингах, количество иммигрантов, объем турпотока, сокращение выбросов углекислого газа и количество представителей страны в рейтинге самых влиятельных людей мира по версии журнала TIME. Эксперты Monocle для создания индекса выделяют пять основных категорий – управление, культура, дипломатия, образование и бизнес, для каждой из которых составляется суб-индекс на базе широкого набора показателей, включая объем иностранной помощи, количество диппредставительств за рубежом, членство в международных организациях, индекс развития человеческого капитала, индекс свободы человека, количество аналитических центров, количество иностранных журналистов в стране и пр.

Положительными сторонами этих индексов является использование авторами поддающихся измерению и изменению показателей, что в значительной степени оптимизирует ведущуюся государством работу и позволяет направлять ресурсы для влияния на значимые показатели.

В условиях ограниченного потенциала применения «жесткой силы» для реализации ключевых внешнеполитических задач Абхазии, наиболее эффективным инструментом представляется «мягкая сила». При этом одной из ключевых проблем управления «мягкой силой» Абхазии мы видим необходимость выбора показателей, согласно которым будет оцениваться эффективность использования инструментария «гуманитарного влияния». Очевидно, что используемые экспертами СКОЛКОВО и журнала Monocle показатели могут использоваться в таком качестве, однако в текущих условиях государственного существования Абхазии многие данные, особенно связанный с международной статистикой, недоступны (например, по сокращению выбросов парниковых газов) или являются устаревшими или неточными (размер и распределение диаспоры в мире).

В таких условиях для разработки стратегии «мягкой силы» Абхазии представляется необходимым разработать методологию оценки факторов «мягкой силы» с опорой на доступные и измеримые показатели. После создания такой стратегии будет возможно ее реализовать через влияние на выбранные показатели. Мы полагаем необходимым рассмотреть в приоритетном порядке следующие показатели, сгруппированные по пяти основным группам:



  1. Экономика: количество въезжающих туристов; расходы туристов (в % от национального ВВП); объем иностранной помощи; объем иностранных инвестиций (в % от национального ВВП);

  2. Экология: количество признанных в мире природных и культурных памятников (входящих в списки ЮНЕСКО); количество заповедников (входящих в списки МСОП);

  3. Образование: участие в международных академических обменах (количество въезжающих и выезжающих студентов); доля населения с высшим образованием; уровень грамотности населения; доля населения, говорящая на двух и более языках;

  4. Национальная идентичность: размер диаспоры; распространенность национальной кухни (количество ресторанов национальной кухни в мире); количество деятелей культуры международного масштаба; распространенность национального языка;

  5. Информационные технологии: количество ресурсов сети Интернет, обобщающих перечисленные выше факторы, популяризирующие их в мировом масштабе; использование сети Интернет для распространения национального языка, увеличения туристической активности, более тесной интеграции с диаспорой; наличие национального домена верхнего уровня.

В качестве живого и понятного проявления «мягкой силы», которая сегодня применяется по отношению к Абхазии, приведем пример соседней Грузии, Правительство которой предоставляет возможность бесплатного лечения жителям Абхазии при условии получения ими так называемых «нейтральных паспортов» или «нейтральных удостоверений». Эти документы специально разработаны для граждан Абхазии и Южной Осетии8. Позиция официальных властей Абхазии, безусловно, против таких документов. Однако качество предоставляемых медицинских услуг в Абхазии является зачастую неудовлетворительным. Кроме того, значительное количество абхазских граждан не может позволить себе лечение в российских медицинских учреждениях. В этом смысле логично предположить, что некоторая часть жителей Абхазии может воспользоваться услугами грузинских медицинских учреждений.

Другой яркий пример – инициатива по созданию в Грузии черкесской деревни. Проект осуществляется Международным черкесским советом совместно с Черкесским культурным центром Грузии. В рамках инициативы предлагается построить деревню общей площадью 744 гектара вблизи города Анаклия, где ранее был установлен памятник жертвам геноцида черкесского народа. По заявлению авторов проекта, инициатива послужит восстановлению исторических связей между грузинами и черкесами, а также развитию адыгской культуры.9

В приведенных выше примерах показано, как руководство Грузии, используя «мягкую силу», формирует лояльное отношение части граждан Абхазии и братских адыгских народов Северного Кавказа России по отношению к еще недавнему агрессору. При этом данные инициативы имеют своей основной целью возвращение Абхазии под контроль грузинских властей в долгосрочной перспективе.

Представляется, что сформированная собственная стратегии управления «мягкой силой» может способствовать обеспечению национальной безопасности Абхазии. Кроме того, данный инструментарий дает долгосрочные и устойчивые результаты, которые позволяют получить не только зримые экономические эффекты, как то, увеличение туристического потока и налаживание инвестиционного климата государства, но и будут содействовать полноценной интеграции страны в мировой сообщество.

Для разработки стратегии управления «мягкой силой» представляется целесообразным формирование соответствующего центра компетенций на базе Абхазского государственного университета. Это позволит задействовать интеллектуальный ресурс Абхазии, а также международных экспертов академического сообщества. Повестка работы такого центра будет заключаться в глубоком анализе текущего состояния факторов «мягкой силы» Абхазии и разработке стратегии их эффективного управления.
Список литературы

1. Братерский М.В. Невоенные рычаги внешней политики России: глобальные и региональные механизмы. М.: НИУ ВШЭ. 2012.

2. Братерский М. В., Скриба А. С. Концепция «мягкой силы» во внешнеполитической стратегии CША // Вестник международных организаций. 2014. Т. 9. № 2. С. 133.

3. Давыдов, Ю.П. "Жёсткая" и "мягкая" сила в международных отношениях: / Ю.П. Давыдов // США и Канада: экономика, политика, культура. - 2007. - № 1. - С.3-24.

4. Караганов С. Лики силы: интеллектуальная элита России и мира о главном вопросе мировой политики / под ред. С.А. Караганова, Т.В. Бордачева. М.: Международные отношения. 2013;

5. Лавров С.В. Между прошлым и будущим. Российская дипломатия в меняющемся мире. – М.: ОЛМА Медиа Групп, 2011.

6. Майкл Б., Хартвелл К., Нуреев Б.Р. «Мягкая сила» – палка о двух концах? // BRICS Business Magazine. 2013. №5. С. 64-75.

7. Най, Джозеф С. Мягкая сила. Слагаемые успеха в мировой политике: / Джозеф С. Най. - Нью-Йорк: Паблик афферз, 2004. - 192 с.

8. Hubbard D. How to Measure Anything: Finding the Value of Intangibles in Business. New York: Wiley, 2014.

9. Nye J. Bound to Lead: The Changing Nature of American Power. – New York, 1990.

10. Nye J.S. The Paradox of American Power: Why the World’s Only Superpower Can’t Go It Alone. – New York: Oxford University Press, 2002.

11. Nye J. Soft Power. The Means to Success in World Politics. – New York: Public Affairs, 2004.

12. Parmenter D. Key Performance Indicators (KPI): Developing, Implementing, and Using Winning KPIs. New York: Wiley, 2010;

13. Rapid Growth Markets Soft Power Index: Spring 2012. Moscow: Moscow School of Management SKOLKOVO, 2012.

14. Serventi C., Bloomfield S. et al. Soft Power Survey 2014/15 // Monocle. 12.2014-01.2015. Vol. 8. No. 79. Pp.

15. Spitzer D. Transforming Performance Measurement: Rethinking the Way We Measure and Drive Organizational Success Hardcover. New York: AMACOM, 2007.



1 Nye J. Bound to lead: The changing nature of American power. New York: Basic Books, 1990.

2 См., например, Nye J. The Future of Power. New York: Public Affairs, 2011; Караганов С. Лики силы: интеллектуальная элита России и мира о главном вопросе мировой политики / под ред. С.А. Караганова, Т.В. Бордачева. М.: Международные отношения. 2013; Братерский М.В. Невоенные рычаги внешней политики России: глобальные и региональные механизмы. М.: НИУ ВШЭ. 2012.

3 Братерский М. В. , Скриба А. С. Концепция «мягкой силы» во внешнеполитической стратегии CША // Вестник международных организаций. 2014. Т. 9. № 2. С. 133.

4 См. подробнее: Spitzer D. Transforming Performance Measurement: Rethinking the Way We Measure and Drive Organizational Success Hardcover. New York: AMACOM, 2007; Parmenter D. Key Performance Indicators (KPI): Developing, Implementing, and Using Winning KPIs. New York: Wiley, 2010; Hubbard D. How to Measure Anything: Finding the Value of Intangibles in Business. New York: Wiley, 2014.

5 GfK.com. Germany knocks USA off Best Nation top spot after 5 years. 12.11.2014. Available at: http://www.gfk.com/news-and-events/press-room/press-releases/Pages/Germany-knocks-USA-off-Best-Nation-top-spot.aspx (Accessed 17.01.2014).

6 Майкл Б., Хартвелл К., Нуреев Б.Р. «Мягкая сила» – палка о двух концах? // BRICS Business Magazine. 2013. №5. С. 64-75. Индекс 2012 г. см. Rapid Growth Markets Soft Power Index: Spring 2012. Moscow: Moscow School of Management SKOLKOVO, 2012.

7 Serventi C., Bloomfield S. et al. Soft Power Survey 2014/15 // Monocle. 12.2014-01.2015. Vol. 8. No. 79. Pp. 58-69.

8 http://www.vestikavkaza.ru/news/52111.html

9 http://www.apsny.ge/2012/soc/1348534864.php


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница