Комиссия Совета контрольно-счетных органов


Судебная практика по делам о взыскании денежных средств (неосновательного обогащения) с подрядных организаций объектами контроля



страница4/6
Дата01.12.2017
Размер1.1 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6
Судебная практика по делам о взыскании денежных средств (неосновательного обогащения) с подрядных организаций объектами контроля.

Деятельность объектов контроля, связанная с заключением, исполнением и оплатой работ, услуг по государственным (муниципальным) контрактам, содержит повышенный уровень коррупционных рисков. Зачастую в результате проведенных контрольных обмеров, визуальном осмотре объектов строительства контролерами устанавливаются следующие факты:

оплаты фактически невыполненных объемов работ;

оплаты работ, не предусмотренных утвержденной проектно-сметной документацией;

оплаты использованных материалов и объемов работ по завышенной стоимости.

КСО такие нарушения квалифицируются как нецелевое использование бюджетных средств и, как следствие, применяются соответствующие меры реагирования:

направляется уведомление о применении бюджетных мер принуждения при межбюджетных отношениях;

выносится предписание о возврате денежных средств в бюджет;

возбуждаются дела об административных правонарушениях.
Анализ судебной практики, сформировавшейся в разных регионах РФ, показывает, что суды не всегда привлекают КСО по делам о возмещении ущерба, а в случае привлечения, не обязательно учитывают результаты проверок в качестве доказательств. Рассмотрим практику Московской области.

В ходе проведенной КСП Московской области проверки по трем государственным контрактам было выявлено несоответствие объема и стоимости услуг, оказанных подрядчиком, бюджету Московской области причинен ущерб. КСП Московской области в адрес Главного управления региональной безопасности Московской области, являвшегося объектом проверки, направлены предписания.

Главное управление региональной безопасности Московской области (далее – истец, Главное управление) обратилось в АС Московской области с тремя исковыми заявлениями о взыскании с подрядчика в пользу истца штрафа за ненадлежащее исполнение обязательств по государственным контрактам на оказание услуг по государственной охране объектов и имущества.

Дела по вышеуказанным исковым требованиям были рассмотрены разными составами суда и по ним судами первой, апелляционной и кассационной инстанций приняты различные судебные акты, демонстрирующие, насколько может отличаться практика в пределах одного суда в отсутствии сформировавшейся единой позиции по данной категории споров.

В процессе рассмотрения дела № А41-12165/16 на основании определения от 26.04.2016 года Министерство социального развития Московской области (лицо, для которого производились работы) и КСП Московской области были привлечены к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требования относительно предмета спора. Решением АС Московской области от 18.06.2016, оставленным без изменения постановлением 10ААС от 20.09.2016 и постановлением АС Московского округа от 21.12.2016, заявленные исковые требования были удовлетворены.
В процессе рассмотрения дела № А41-12168/16 АС Московской области решением от 29.06.2016 отказал в удовлетворении иска Главного управления, КСП Московской области к участию в деле не привлек. Указанное решение было отменено постановлением 10 ААС от 09.11.2016, заявленные исковые требования были удовлетворены. Суд апелляционной инстанции рассмотрел дело по правилам первой инстанции, отменив решение суда первой инстанции с привлечением КСП Московской области к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора.

При этом суд апелляционной инстанции указал, что в силу ст. 1 Закона Московской области от 12.11.2010 № 135/2010-ОЗ


«О Контрольно-счетной палате Московской области» КСП Московской области является постоянно действующим государственным органом внешнего государственного финансового контроля, одним из полномочий которого является организация и осуществление контроля за законностью, результативностью (эффективностью и экономностью) использования средств бюджета Московской области и иных источников, предусмотренных законодательством РФ, осуществление контроля за соблюдением установленного порядка управления и распоряжения имуществом, находящимся в собственности Московской области.

Право КСП Московской области направлять в органы государственной власти и государственные органы субъекта РФ, органы местного самоуправления и муниципальные органы, проверяемые органы и организации и их должностным лицам предписания регламентировано в ст. 16 Федерального закона №6-ФЗ, а также в ст. 15 Закона Московской области № 135/2010-ОЗ. Исходя из своей правовой природы, предписание КСП Московской области обладает признаками ненормативного правового акта, носит срочный характер, сохраняет свою юридическую силу до момента его выполнения объектом контроля, его (предписания) неисполнение (ненадлежащее исполнение) влечет за собой ответственность, установленную законодательством РФ и (или) законодательством Московской области.

Исходя из оснований спора и его предмета, суд пришел к выводу о том, что данным судебным актом непосредственно затрагиваются права и законные интересы КСП Московской области, в том числе созданы препятствия для реализации предоставленных БК РФ, Федеральным законом № 6-ФЗ, а также Законом Московской области № 135/2010-ОЗ полномочий по осуществлению внешнего государственного финансового контроля, реализации принятых мер, направленных на устранение нарушений бюджетного законодательства истцом по делу.

Постановлением АС Московского округа от 22.02.2017 постановление суда апелляционной инстанции оставлено без изменения, подтверждены доводы истца и КСП Московской области.

Решением АС Московской области от 06.07.2016 по делу
№ А41-12167/16 в удовлетворении исковых требований Главного управления отказано. Вместе с тем, в ходе судебного разбирательства арбитражный суд отклонил ходатайство стороны о привлечении к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, КСП Московской области.

КСП Московской области и Главное управление обратились в 10 ААС с апелляционными жалобами, в которых просили решение суда отменить и принять новый судебный акт. Апелляционный суд, рассмотрев жалобу КСП Московской области, поданную в порядке статьи 42 АПК РФ, прекратил по ней производство, посчитав, что решение арбитражного суда по данному делу не затрагивает и не может затрагивать права и законные интересы КСП Московской области. Апелляционная жалоба Главного управления постановлением 10 ААС от 15.09.2016 оставлена без удовлетворения, решение АС Московской области от 06.07.2016 – без изменения.

Обращаясь с кассационными жалобами Главное управление региональной безопасности Московской области (истец), ГУ ЗАГС Московской области (третье лицо), КСП Московской области (лицо, обратившееся в порядке ст. 42 АПК РФ) в обоснование кассационных жалоб ссылались на другие дела с аналогичными обстоятельствами:
№ № А41- 12168/16 и А41-12165/16.

В силу изложенного, принимая во внимание предмет и основание заявленных исковых требований по другим делам № № А41-12168/16 и


А41- 12165/16, а также предмет и основание, конкретные обстоятельства по делу № А41-12167/16, суд кассационной инстанции не согласился с выводом суда апелляционной инстанции о том, что решение суда первой инстанции не затрагивает права и законные интересы КСП Московской области. АС Московского округа вышеуказанные судебные акты отменил, дело направил на новое рассмотрения в АС Московской области.

АС Московского округа указал, что из оспариваемых судебных актов не усматривается, что рассматривая заявленные исковые требования по существу и удовлетворяя их, суды дали надлежащую правовую оценку доводам истца – Главного управления региональной безопасности Московской области, приведенным им в обоснование заявленных исковых требований. Так, истец указывал на то, что КСП Московской области проведено контрольное мероприятие. В акте и предписаниях КСП Московской области указывается на несоответствие объема и стоимости услуг, оказанных исполнителем заказчику услуг (на 40 объектах заказчика сотрудники исполнителя не были обеспечены сертифицированными спецсредствами, указанными в п. 7.1 Технического задания – приложение № 1 к контракту). Суд кассационной инстанции, отменяя ранее принятые судебные акты, указал на то, что материалы проверки КСП Московской области являются значимыми доказательствами по делу.

После возвращения дела на новое рассмотрение решением АС Московской области от 17.03.2017 исковые требования были удовлетворены в полном объеме.

Необходимо отметить, что пока к участию в деле не была привлечена КСП Московской области и не были приняты в качестве доказательств результаты контрольных мероприятий, судами выносились решения об отказе в удовлетворении требований о возмещении ущерба.

Несвоевременное привлечение судами к участию в деле КСП Московской области повлекло необоснованное затягивание судебного процесса, и, как следствие, длительное неисполнение законных предписаний КСП Московской области.

В настоящее время все три предписания исполнены.


В ходе проведения КСП Московской области проверки реализации Министерством экологии и природопользования Московской области
(далее - Министерство) целевой программы Московской области «Экология Подмосковья на 2011-2013 годы» было выявлено следующее.

Министерство заключило с подрядчиком ООО «Стройзаказчик» государственный контракт от на капитальный ремонт плотины пруда на реке Соловка в д. Ясенки Подольского района Московской области, с ООО «Титан» государственный контракт на оказание услуг по строительного контролю за объектом – выполнением работ по вышеназванному контракту.

По результатам выполнения работ по контракту подрядчик и лицо, осуществлявшее строительный контроль по объекту, подписали акты сдачи-приемки работ и справки об их стоимости без разногласий. На основании этих документов Министерство и ООО «Стройзаказчик» подписали акт сдачи - приемки выполненных работ (услуг) также без разногласий. Работы были оплачены в полном объеме.

При проведении КСО контрольных обмеров выявлено несоответствие объема и качества выполненных работ требованиям контракта. В связи вышеизложенными обстоятельствами Министерство обратилось с исковым заявлением к ООО «Стройзаказчик» о взыскании стоимости невыполненных работ.

Отказывая Министерству в удовлетворении иска, АС Московской области признал его необоснованным исходя из того, что заказчик, обнаруживший после приемки работы отступления в ней от договора подряда или иные недостатки, которые не могли быть установлены при обычном способе приемки (скрытые недостатки), в том числе такие, которые были умышленно скрыты подрядчиком, обязан известить об этом подрядчика в разумный срок после их обнаружении. Дополнительно отметил, что в отсутствии специальных познаний, арбитражный суд не может считать доказанным довод Министерства о несоблюдении при выполнении работ требований о гарантии их качества, так как на момент приемки работ возражений в отношении их качества заявлено не было, а изложенные в актах обмера сведения сами по себе не свидетельствуют о выполнении некачественных работ именно подрядчиком.

При этом суд также указал, что Министерство правом заявить ходатайство о назначении по делу строительной экспертизы с целью установления объема и стоимости фактически выполненных работ, не воспользовалось.

Рассматривая апелляционные жалобы на принятое по делу
№А41-99775/2015 решение, 10 ААС пришел к выводу о том, что судебный акт подлежит отмене, а исковые требования частичному удовлетворению. В мотивировочной части судебного акта указано на то, что судом первой инстанции не разъяснено право сторон заявить ходатайство о назначении экспертизы.

Судом апелляционной инстанции была назначена экспертиза, по результатам которой было установлено завышение сметной стоимости (стоимость фактически невыполненных работ). Суд отметил, что ссылка Министерства на то, что явные недостатки выполненных работ обнаружены в период гарантийного срока, не может быть принята во внимание: в силу положений пп. 2, 3 статьи 720 ГК РФ Министерство не вправе ссылаться на явные недостатки, выявленные после приемки работ. Доводы Министерства, что оно подписало акт сдачи-приемки выполненных работ по контракту без замечаний и возражений ввиду ненадлежащего исполнения ООО «Стройзаказчик» договорных обязательств по осуществлению строительного контроля и по причине представления последним Министерством недостоверных сведений о надлежащем выполнении обществом данных работ, отклонена.

При таких обстоятельствах иск Министерства признан апелляционным судом подлежащим удовлетворению в части взыскания с ООО «Стройзаказчик» денежных средств, уплаченных за принятые со скрытыми недостатками работы).

Единственный довод общества, заявленный в судебном заседании при рассмотрении дела апелляционным судом, сводился к пропуску срока исковой давности. Вместе с тем, в соответствии с п. 1 ст. 725 ГК РФ срок исковой давности для требований, предъявляемых в связи с ненадлежащим качеством работы, выполненной по договору подряда, составляет один год, а в отношении зданий и сооружений определяется по правилам ст. 196 ГК РФ.

Согласно п. 3 ст. 725 ГК РФ если законом, иными правовыми актами или договором подряда установлен гарантийный срок и заявление по поводу недостатков результата работы сделано в пределах гарантийного срока, течение срока исковой давности, указанного в п. 1 ст. 725 ГК РФ, начинается со дня заявления о недостатках.

Гарантийный срок, установленный контрактом, истекал 30.08.2015, при этом Министерство до этой даты направило соответствующую претензию.

Кроме того, суд указал, что в случае ненадлежащего исполнения обязательств ООО «Титан» по осуществлению строительного контроля, Министерство вправе предъявить к нему соответствующие претензии, а также требования в судебном порядке.
Министерство обратилось с исковым заявлением к ООО «Титан» о взыскании в бюджет Московской области суммы неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами, неустойки.

АС Московской области по делу №А41-7412/16 была назначена экспертиза, в результате проведения которой выявлено несоответствие сметных объемов фактическим объемам выполненных работ.

Тем не менее, АС Московской области, рассматривая дело длительное время (около года), не воспользовался результатами экспертизы, отклонил выводы эксперта, указав, что нарушения, выявленные проверкой контролирующих органов, не могут считаться неосновательным обогащением, поскольку спорная сумма денежных средств является оплатой за работы (услуги) по контракту, которые приняты истцом по акту сдачи- приемки. По условиям контракта оплата работ производится заказчиком в течение 60 дней со дня подписания сторонами акта, подтверждающего выполнение данного этапа работ (услуг).

Учитывая вышеизложенное, суд счел, что требования Министерства основаны на государственном контракте, по которому ненадлежащее исполнение ответчиком своих обязанностей не является условием для возникновения обязательств из неосновательного обогащения, и денежные средства, возврата которых требует истец, не подлежат возврату в порядке, предусмотренном статьей 1102 ГК РФ, в связи с чем данное требование удовлетворению не подлежит.

Поскольку в рассматриваемом случае судом не установлено оснований для квалификации спорной суммы как неосновательного обогащения ответчика, требование о начислении на эту сумму процентов и неустойки отсутствуют, по мнению суда, а обстоятельства, установленные экспертизой, не имеют значения.

10 ААС отменил решение суда первой инстанции и удовлетворил требования Министерства, указав, что вступившим в законную силу судебным актом установлено завышение сметной стоимости (стоимость фактически невыполненных) работ.

Суд в мотивировочной части постановления указал, что материалами дела, в том числе вступившим в законную силу судебным актом, подтверждено ненадлежащее исполнение подрядчиком обязательств по выполнению работ по капитальному ремонту плотины, а, следовательно, подтверждено и ненадлежащее исполнение ООО «Титан» принятых на себя обязательств по контролю выполненных работ, что дает Министерству право потребовать уменьшения стоимости контракта.
Анализ судебной практики показывает различия в принимаемых судебных актах, в основном обусловленные представлением сторонами документальных доказательств по предмету спора, а также аргументацией позиции.

Положительная практика взыскания денежных средств (неосновательного обогащения) представлена СП Тюменской области (Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 20.09.2016 Дело №А70-3309/2016).

Отказ в удовлетворении исковых требований судом, как правило, обоснован принятием выполненных работ (оказанных услуг) государственными заказчиками, проведением сверки взаиморасчетов (финансовые расчеты произведены в полном объеме и финансовые претензии стороны на дату их составления не имели), вследствие чего подтверждение неосновательного обогащения ответчиками отсутствует. Также судами в отдельных случаях учитывается отсутствие подтверждения уведомлений ответчика о проведенных контрольных мероприятиях (составление актов, в которых отмечается завышение стоимости и объемов работ, в отсутствие представителей исполнителей).


    1. Судебная практика по делам об оспаривании предписаний контрольно-счетных органов.

Предписание направляется в случае выявления нарушений, требующих безотлагательных мер по их пресечению и предупреждению, а также в случае воспрепятствования проведению контрольных мероприятий. Неисполнение предписания в силу ч. 4 ст. 270 БК РФ является основанием для обращения уполномоченного органа в суд с исковым заявлением о возмещении ущерба. Неисполнение или ненадлежащее исполнение предписания влечет за собой привлечение лица, не исполнившего (ненадлежащим образом исполнившего) предписание или представление, к предусмотренной законом ответственности.

КСО предписания выносятся в большинстве случаев при выявлении нарушений, требующих безотлагательных мер по их пресечению и предупреждению, и зачастую сразу же после получения объектами проверки обжалуются в судебном порядке.
По делу №А50П-28/2017 Постоянным судебным присутствием АС Пермского края признано незаконным предписание КСО муниципального образования Пермского края.

Судьей Постоянного судебного присутствия АС Пермского края отклонены доводы КСО о том, что предписание не является ненормативным правовым актом.

Проанализировав положения БК РФ, а также положения ст. 16 Федерального закона №6-ФЗ, суд пришел к выводу о том, что предписание является властным актом, содержащим в себе требования к определенному лицу совершить указанные в нем действия.

Как указано в решении суда, в рассматриваемом случае


КСП Пермского края, установив нарушение Администрацией Ленинского с.п. норм законодательства о муниципальной службе, не доказала, что произведенные выплаты осуществлены с нарушением принципа адресности и целевого характера бюджетных средств, установленного ст. 38 БК РФ, эффективности использования бюджетных средств, иных принципов либо с нарушением иных норм бюджетного законодательства.

Кроме того, ни в акте проверки, ни в оспариваемом предписании не указано, какие нормы бюджетного законодательства нарушены. В оспариваемом пункте предписания указано исключительно на нарушение Администрацией п. 7 Положения «Об оплате труда выборных должностных лиц органов местного самоуправления Ленинского сельского поселения осуществляющих свои полномочия на постоянной основе», на нарушения требований ст. 139 ТК РФ допущенных заявителем.

Суд счел, что КСП Пермского края уполномочена на выдачу по итогам проверки обязательного для исполнения предписания о выявленных нарушениях только бюджетного законодательства РФ и иных нормативных правовых актов, регулирующих бюджетные правоотношения, и требований о принятии мер по их устранению, а также устранению причин и условий таких нарушений. Выдача предписания по устранению иных выявленных нарушений (бухгалтерского учета, трудового, гражданского, налогового законодательства, законодательства о государственной службе, законодательства о контрактной системе, поставках товаров) не относится к полномочиям счетной палаты. В случае выявления обстоятельств и фактов, свидетельствующих о признаках нарушений, относящихся к компетенции другого государственного органа (должностного лица), такие материалы направляются для рассмотрения в порядке, установленном законодательством РФ.

Аналогичная позиция изложена в Определении ВС РФ от 14.01.2016 N 307-КГ15-17833.


Государственное областное автономное учреждение здравоохранения «Мончегорская центральная районная больница» обратилось в
АС Мурманской области с заявлением о признании незаконным предписания КСП Мурманской области.

В обоснование требований заявитель указал, что при осуществлении финансово-хозяйственной деятельности руководствовался принципами экономической целесообразности, разумности и осмотрительности. Денежные средства, полученные из областного бюджета и фонда обязательного медицинского страхования и направленные на проведение капитального и текущего ремонтов согласно указанным контрактам, а также в рамках договоров подряда, были использованы по целевому назначению.

Учреждение указало также на отсутствие у КСП Мурманской области полномочий на выдачу по итогам проверки обязательного для исполнения предписания о выявленном нарушении, поскольку ФЗ от 29.11.2010
№ 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» не регулирует бюджетные правоотношения. Выдача предписания по устранению иных выявленных нарушений (гражданского, градостроительного законодательства) не относится к полномочиям
КСП Мурманской области.

Судом установлено, что в данном случае работы по ремонту пола туберкулезного кабинета Учреждения, а также проведение отделочных и электромонтажных работ в помещениях детской поликлиники были выведены Учреждением из объема работ по капитальному ремонту в рамках заключенного контракта. Оформление проведения указанных работ в рамках текущего ремонта по договорам подряда не изменило общий характер всего проведенного комплекса работ по капитальному ремонту указанных объектов в соответствии с утвержденной проектной документацией к контрактам. При этом расходы на оплату договоров на выполнение работ, по оказанию услуг, связанных с капитальным ремонтом в соответствии с пунктами Тарифного соглашения на 2014 год и Тарифного соглашения на 2015 год, не включены в структуру тарифа и не осуществляются за счет средств Фонда обязательного медицинского страхования.

Оценив доводы сторон и представленные доказательства, учитывая правовое регулирование, определяющее цели использования средств обязательного медицинского страхования, во взаимосвязи с п. 1 ст. 306.4 БК РФ, суд нашел правомерным вывод КСП Мурманской области об использовании Учреждением средств обязательного медицинского страхования не по целевому назначению, посредством оплаты расходов по капитальному ремонту, не включенных в структуру тарифа на оказание медицинской помощи в рамках территориальных программ обязательного медицинского страхования, действующих в Мурманской области в
2014 – 2015 годах, в иске отказал. (Решение АС Мурманской области от 01.07.2016 по делу №А42-2545/2016)
Решением по делу №А50-1639/2017 отказано в удовлетворении требований о признании незаконным предписания КСП Пермского края. Данное решение интересно основанием иска и выводами суда относительно позиции истца.

Заявитель полагал, что вмененные правонарушения - неэффективное использование средств местного бюджета, неправомерное использование средств местного бюджета, ущерб местному бюджету отсутствуют в БК РФ, в связи с чем, оспариваемое предписание незаконно возлагает на администрацию обязанность принять меры по устранению нарушений бюджетного законодательства.

Суд первой инстанции отметил, что исходя из положений ст. 16 Федерального закона № 6-ФЗ, как представление, так и предписание
КСП Пермского края может быть вынесено не только в случаях установления бюджетных правонарушений, указанных в главе 30 БК РФ, но и в иных случаях незаконного, нерезультативного и неэкономного использования бюджетных средств, что имеет место в рассматриваемом случае.

Признавая необоснованными доводы жалобы Администрации, суд апелляционной инстанции согласился с выводами арбитражного суда края о том, что доводы Администрации о неправомерности предписания


КСП Пермского края несостоятельны, в том числе и в связи с тем, что оспариваемое предписание КСП Пермского края является мерой реагирования, а не мерой принуждения, предусмотренной БК РФ.

Суд отметил, что по своему характеру, форме и содержанию предложения КСП Пермского края, изложенные в предписании, отличаются от бюджетных мер принуждения. Исходя из положений ст. 306.2 БК РФ меры бюджетного принуждения носят финансовый характер и применяются соответствующим финансовым органом (Министерство финансов Пермского края). Между тем, оспариваемое предписание КСП Пермского края предлагает объекту проверки самостоятельно в рамках его полномочий принять меры по устранению выявленных нарушений, не ограничивая объект проверки в выборе способов устранения нарушения.


ООО обратилось в АС Краснодарского края с заявлением о признании недействительным предписания КСП Краснодарского края.

Оспариваемое предписание содержит ссылку на представление КСП Краснодарского края, требования по восстановлению заявителем в краевом бюджете сумм субсидий, неправомерно полученных им в 2014-2015 годах на основании соответствующих Порядков предоставления субсидий, по причине несоблюдения юридическим лицом в форме ООО условий предоставления субсидий из краевого бюджета на возмещение части затрат на закладку и уход за виноградниками, на оказание несвязанной поддержки в области растениеводства и на компенсацию части затрат при строительстве мелиоративной системы.

Также в предписании приведены правовые основания возврата средств субсидий, а именно: п.3.1 ст.78 БК РФ, п. 16 Порядка, утвержденного постановлением главы Администрации (Губернатора) Краснодарского края, Порядка предоставления субсидий, утвержденного постановлением главы Администрации (Губернатора) Краснодарского края.

В предписании содержится ссылка и на полномочия КСО по направлению предписаний, предусмотренные п. 2 ст. 268.1 БК РФ и ст. 21 Закона Краснодарского края от 04.10.2011 № 2321-КЗ «О Контрольно-счетной палате Краснодарского края».

Заявитель в апелляционной жалобе указывает, что возможность использования в предписании ссылок на иные документы (представление) законом не предусмотрена.

Однако Федеральный закон № 6-ФЗ не содержит примерной либо типовой формы предписания и требований по его заполнению, в связи с чем никак не ограничивает и не запрещает изложение в тексте предписания ссылки на какие-либо документы, в том числе на представление.

Апелляционная коллегия отклонила довод ООО о том, что денежные средства ООО возвратило в бюджет, поскольку указанные в акте проверки нарушения в части повышенной ставки за посев многолетних трав и завышения объемов работ по сравнению с локальными сметами не оспаривало, однако в этой части сумма, требуемая к возврату не была уменьшена.

Данное утверждение заявителя является необоснованным, поскольку на момент внесения обжалуемого предписания КСО не имел объективных и законных оснований для уменьшения суммы субсидий, подлежащей возврату в краевой бюджет.

Предписание не было исполнено. Никаких платежных поручений об оплате части суммы субсидий в краевой бюджет или информации о платежах в КСО от заявителя (плательщика) не поступало. При этом следует отметить, что КСП Краснодарского края не является получателем таких платежей на лицевой счет, открытый в УФК по Краснодарскому краю.

В случае если плательщик перечислил сумму на лицевой счет Департамента сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности Краснодарского края, заявитель в своих интересах имел реальную возможность и, одновременно необходимость проинформировать об этом КСО. Однако заявитель не уведомил о частичном перечислении денежных средств.

Однако, частичная оплата заявителем суммы субсидий, подлежащей возврату в краевой бюджет, не является основанием для признания предписания недействительным, а также противоречит требованию самого же заявителя о признании предписания недействительным в полном объеме. Напротив, частичное возмещение средств в бюджет свидетельствует о признании заявителем его нарушений, указанных в акте проверки и, соответственно, требований по возврату средств, изложенных в представлении и предписании КСП Краснодарского края.





    1. Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница