Ковбенко н. Д



Скачать 108.17 Kb.
Дата11.06.2018
Размер108.17 Kb.
#28176

КОВБЕНКО Н.Д.*

Судейское сообщество России в XVIII –XX в.в.

В разное время существенный вклад в изучение проблем реформирования судебной власти и судебной системы в России внесли А.И. Алексеев, Т.В. Апарова, А.Д. Бойко, А.А. Власов, И.М. Жмурко, В.А. Лазарев, Н.Н. Смирнова и др. Некоторые ученые-юристы полагают, что возникновение судебной системы и судейского сообщества можно отнести к периоду возникновения государства (В.А. Кряжков, Ю.А. Юдин), некоторые юристы считают, что судебная система России появилась с принятием Русской правды, как первого сборника, если можно так выразится – первого кодекса русских законов (С.Н. Медведев, П.И. Галаиза).

Однако подавляющее большинство ученых-правоведов начало формирования российских судов и вместе с ними судейского сообщества связывают с периодом правления Петра I, когда он предпринял попытку отделения от администрации суда для обеспечения независимости судебной власти.

В период правления Петра I все здание государственной администрации было подвергнуто коренной перестройке, а 22 февраля 1711 года именным Указом был учрежден Сенат, который и стал прообразом судебной власти помимо административных и законодательных функций, являющихся основой деятельности Сенат1.

Указом от 2 марта 1711 г. был утвержден перечень полномочий и обязанностей сенаторов, среди которых основополагающей задачей Сената стало: «Суд иметь нелицемерный и неправедных судей наказывать отнятием чести и всего имения, то же ябедникам да последует»2.

В задачи Сенату вменялись функции, помимо судебных, по надзору за коллегиями, финансовыми органами, судами – за правильностью исполнения обязанностей управленческими структурами в целом. Надзор проводился вначале через фискалов, а в ходе реформирования органов управления государством вводились должности прокуроров, которые состояли при коллегиях. Следовательно, именно на Сенат были возложены основные функции судов и первые в России органы судейского сообщества возникли в Сенате. В начале 18 века Россия была разделена на 8 губерний, во главе которых находились губернаторы. На губернаторов возлагались функции по надзору за деятельностью судов и прием жалоб на действия судей с последующей передачей таковых в надлежащие инстанции для рассмотрения и принятия мер. Однако в ходе реформ управленческого аппарата ни воеводы, ни губернаторы так и не были наделены широкими правами в области судопроизводства и надлежащего контроля за деятельностью судов в рассматриваемый период не было. Указом от 24 апреля 1713 года были учреждены земельные судьи (ландрихтеры), которые подчинялись земельным (ландратским) коллегиям и губернаторам. Несколько позже, в 1718 году была утверждена должность обер-ландрихтера, надзиравшего за деятельностью всех земельных судей губернии, а контроль над ландрихтерами и ландратами осуществлялся раздельно и возлагался на Юстиц-коллегию (ландрихтеры) и Камер-коллегию (ландраты). Как справедливо замечает в статье Н.Н. Смирнова, этими мерами правительство России предприняло попытку отделить суд от административного управления, однако отсутствие законодательной базы и четкого разделения функций отдельных чиновников, введение дополнительных контролирующих и надзорных служб (в военнных судах – аудиторы, в надворных судах – прокуроры, в коллегиях, Сенате и Синоде – обер-прокуроры) препятствовали отделению судов от влияния администрации1. После введения (1722 г.) должностей прокуроров при надворных судах, в обязанности которых входил надзор за деятельностью судов и правильностью судопроизводства, упразднения нижних судов и создания новых провинциальных судов, в состав которых входили воеводы и асессоры, влияние администрации на деятельность судов стало полным.



С установлением в России абсолютистской монархии произошла централизация всех ветвей власти, включая судебную, которая сконцентрировалась в руках императора. К этому времени Россия была не готова к отделению суда от администрации, подтверждением чему послужило уничтожение нижних судов, надворных судов и объединение суда и администрации в одних руках через передачу судебных функций воеводам и губернаторам.

Очередную попытку придания судебной власти самостоятельности предприняла только в 1775 году императрица Екатерина II. Были введены Учреждения для управления губерний, в которых законодательно обозначили принципы новой сословной судебной системы. В соответствии с новыми принципами каждая социальная прослойка общества имела свои специализированные суды, которые действовали вплоть до реформ судебной системы 1864 года (Александр II). В каждом уезде существовал уездный суд, состоящий из выборного судьи и двух заседателей, которые избирались сроком на три года дворянами данного уезда. По отношению к уездным судам высшей инстанцией являлись верховные земские суды. Дела мещан рассматривались в городском магистрате. Высшей инстанцией суда городского магистрата был губернский магистрат. Судьи магистратов избирались из числа мещан сроком на три года. Судебные дела крестьян рассматривались в уездной нижней расправе. Вышестоящей инстанцией для нижней расправы была верховная расправа. Судьи в расправы, в отличие от судов для дворян и мещан, были не выборными, а назначаемыми. При императоре Павле I в конце ХVIII cтолетия судебная система вновь претерпела серьезные изменения, связанные с сокращением числа существовавших в Российской империи судебных инстанций. Были упразднены верхние и нижние расправы (1797). Правительство Павла I сочло, что общая судебная система России, состоявшая из четырех инстанций – нижняя расправа, верхняя расправа, палаты уголовного и гражданского судов, Правительствующий Сенат, является слишком громоздкой и многоступенчатой и подлежит упразднению, в результате чего были ликвидированы нижние суды, обладавшие незначительной компетенцией. Реформа Павла I коснулась также и Сената. Административный департамент был преобразован в судебный1. Необходимо отметить, что в результате восстановления пяти губерний вступивший после Павла I на престол Александр I был вынужден издать Указ от 9 сентября 1801 года о восстановлении судебной системы, созданной Екатерининскими Учреждениями о губерниях. В первой половине XIX века главным направлением в деятельности Министерства юстиции являлось надзор за деятельностью судов. Об этом свидетельствует Манифест от 25 июня 1811 года «Об общем учреждении министерства» и Рескрипт от 5 августа 1816 года, в соответствии с которыми за Министерством юстиции было закреплено судебное управление и осуществление надзорной деятельности за правосудием. Помимо важнейшей задачи по осуществлению общего надзора за деятельностью судебных органов и управлению судебной системой в компетенцию Министерства юстиции входило: принятие участия в обсуждении и разработке законопроектов, составление заключений-отзывов на законопроекты, подготовленные в других коллегиях, департаментах и ведомствах, участие в кодификации и систематизации законодательства, издание общих и частных предписаний о порядке применения законов подведомственными органами и другим вопросам, разработка мероприятий по улучшению делопроизводства в Сенате и местных судебных органах. В тоже время взаимоотношения между Министерством юстиции и Сенатом не были четко регламентированы законом, поэтому между этими ведомствами часто возникали трения. Обобщая вышеизложенное можно сделать вывод о том, что судейское сообщество формировалось в результате выделения судей по принципу сословности судебной системы, наделенных при этом судебным статусом и функциями. В исследуемый исторический период четко прослеживается явное единение судебной и исполнительной (правительственной) власти, суды и судебные органы не были отделены от системы исполнительных органов, надзор за судопроизводством осуществлялся прокурорами и обер-прокурорами, все судебные органы были во власти губернаторов, что значительно затрудняло создание судейского самоуправления в организационной форме – судейского сообщества. Первые проекты государственных преобразований, предусматривающих реорганизацию судебной системы России, появляются в первой половине ХIХ века, а сначала пятидесятых годов проводится серьезная разработка проектов реформы судебной системы.

В России на протяжении долгого времени существовала прямая и легальная зависимость судей от исполнительной и законодательной властей. Так, например, в ведении губернского правления была функция по наложению взысканий на судей за медлительность, проволочки или ошибки производства, а если судья не мог разобраться в законе, который регулировал правоотношение, он обязан был приостановить рассмотрение дела и обратиться за разъяснениями к законодательной власти. Законодательная власть была вынуждена вмешиваться в разрешении дела по существу. Кроме того, судья, помимо исполнения судебных функций, нередко занимал и должности в администрации, что противоречило самому принципу разделения властей. Прообраз органов судейского сообщества имел место на раннем историческом этапе. Рассматривая Учреждение судебных установлений от 20 ноября 1864 года становится очевидным тот факт, что в нем не содержалось терминов «судейское сообщество», «органы судейского сообщества» и лишь в отдельных статьях содержалось указание на субъектный состав (старший представитель судебной палаты, министр юстиции, император) и процедуру определения к должностям по судебному ведомству в установленном порядке, при помощи которого общее собрание судебного учреждения после обсуждения с участием прокурора кандидатур лиц, избирали одного кандидата, представление на которого направлялось через старшего председателя судебной палаты министру юстиции, поскольку лишь последний имел право представлять императору к назначению на открывшиеся вакансии судей своих кандидатов (ст.ст. 213-215 Учреждения судебных установлений). В соответствии со статьей 254 Учреждения судебных установлений, «общий надзор за судебными учреждениями и должностными лицами судебного ведомства» находился в ведении министра юстиции как генерал-прокурора, который имел право требовать от чинов судебного ведомства доставления ему нужных сведений и объяснений как письменно, так и путем личного представления оных. Таким образом, прокуратура имела широчайшие полномочия в части внутреннего и непосредственного управления судебной системой. В соответствии со статьями 261-296 Учреждения судебных установлений вопросы ответственности судей передавались на обсуждение Высшего дисциплинарного присутствия Правительствующего сената с предложениями министра юстиции. Этими статьями был регламентирован порядок, основания и виды ответственности судей. Введение в действие Учреждения судебных установлений от 1864 года, регулирующих судебную деятельность в части определения прав, обязанностей, ответственности судей являлось огромным шагом на пути развития независимой судебной системы России и в какай то мере явилось прообразом ныне действующих законов, таких как Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» и Закон Российской Федерации «О статусе судей Российской Федерации». Положительной стороной судебной реформы 1864 года явилось введение судебного учреждения, отделение суда от административных органов в сфере судебного управления, а так же положенного в основу реформы принципа разделения властей. Таким образом во второй половине ХIХ века в России сформировалось полноценное судейское сообщество и его органы, деятельность которых теперь была связана с закреплением принципа разделения властей (разделением законодательной, исполнительной, судебной и административной властей), а так же наделением функциями судебной системы на более высоком уровне. К отрицательной стороне судебной реформы 1864 года можно отнести сохранившиеся пережитки сословности в виде судебных учреждений с особой компетенцией: волостные, духовные, военные, коммерческие суды и т.д. В рассмотренном виде судебная система и органы судейского сообщества существовали, за некоторыми изъятиями, до 1917 года. Первые законодательные акты о строительстве судебной системы РСФСР были приняты в 1922 году. Постановлением ВЦИК от 11 ноября 1922 года было утверждено Положение «О судоустройстве РСФСР». Положение предусматривало создание развитой системы специализированных судов по территориальному признаку. В основе судебной системы стоял народный суд, народные судьи которого избирались губернскими исполнительными комитетами по представлению губернского суда или Народного комиссара юстиции. Кандидаты на должность народного судьи представлялись на выборы по одному кандидату на один участок или район по числу судов данной губернии. Народные судьи избирались на срок один год с возможностью переизбрания.

Система выборности народных судей была закреплена Конституцией СССР от 5 декабря 1936 года, которая узаконила положение, что все суды СССР образовывались на основах выборности. В указанной Конституции были заложены основы независимости судей и подчинения их только закону. Но независимость судей была мнимая. Министр юстиции РСФСР, а также начальники управлений юстиции РСФСР при исполкомах краевых и областных советов имели право привлекать судей к дисциплинарной ответственности. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 июля 1948 года было утверждено Положение «О дисциплинарной ответственности судей». Этим документом положено действительное выведение судей из сферы зависимости от органов исполнительной власти. Функции по рассмотрению дисциплинарных проступков, совершенных судьями, были отнесены к ведению специально создаваемых дисциплинарных коллегий в краевых, областных, судах автономных областей, верховных судах автономных и союзных республик, Верховном Суде СССР, действовавших под руководством председателя суда.

В дальнейшем более пятидесяти лет в законодательство о судебной системе в части организации и построения судейского сообщества никаких изменений законодатель не вносил. И только с 1989 года начинается формирование судебной системы и судейского сообщества на основании представления принципа разделения властей, независимости судебной власти и системой ее гарантий, а также законодательно закрепленным статусом судей, судейского сообщества и его органах.

В период перестройки был принят и издан ряд нормативных документов, касающихся судейского статуса: Закон СССР от 4 августа 1989 года «О статусе судей в СССР», Закон СССР от 2 ноября 1989 года «Об ответственности за неуважение к суду». Верховным Советом СССР от 2 ноября 1989 года было принято Постановление «О присяге судей и народных заседателей судов Союза ССР», а также ряд положений, среди которых: Положение о квалификационных коллегиях судей судов Союза ССР, Положение о квалификационной аттестации судей, Положение о дисциплинарной ответственности судей, отзыве и досрочном освобождении судей и народных заседателей судов Союза ССР1. Вышеназванные нормативные акты стали важнейшим достижением судебной реформы, направленной на совершенствование судебной системы, укрепление независимости судей.

В Законе СССР «О статусе судей в СССР» от 4 августа 1989 года были закреплены коллективные профессиональные образования судей, такие, как конференции судей и квалификационные коллегии судей. Эти образования не носили названий органов судейского сообщества, хотя и были наделены отдельными полномочиями, непосредственно связанными с деятельностью судей и их правовым положением. Новый орган судейского сообщества, квалификационная коллегия судей, не только формировал судейский корпус, но и решал задачи по продвижению судей по службе, их ответственностью, занимался охраной судейской независимости. Создание независимого от органов исполнительной власти и правительства органа является непременным условием эффективного функционирования судебной власти. В отдельных вопросах решения принимались совместно с Министерством юстиции и управлениями юстиции на местах. Узкая компетенция органов судейского сообщества указанного периода не давала возможности решать задачи по участию в управлении судами по всем направлениям обеспечения судебной деятельности.

Все вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что в советский период в СССР были сформированы организационно-правовые основы судейского корпуса. В тоже время по своей сущности они носили двойственный характер: с одной стороны политический, так как отсутствовала теоретическая разработка, с другой стороны – дискреционный характер, связанный с внешним влиянием исполнительной власти на деятельность судов. Принятые в советский период нормативно-правовые акты хотя и были направлены на укрепление независимости судей, но все же не смогли ее обеспечить в полной мере.



* КОВБЕНКО НИКОЛАЙ ДМИТРИЕВИЧ, доцент кафедры правоведения Санкт-Петербургского государственного технологического института, кандидат юридических наук, доцент

1 Указ Петра 1 «Об учреждении Правительствующего Сената и его персональном составе». Российское законодательство Х-ХХ веком.- М.: Юр.Лит., 1986. Т.IV. С.172

2 Указ Петра 1 « О послушании всех Сенату и его указам». Российское законодательство Х-ХХ веков.-

1 И.М. Жмурко. История развития судейского сообщества и его органов в России. Администратор суда №4, 2010. М.: Изд. Юрист, с. 34.

Каталог: images -> cms -> data
data -> Анализ работы
data -> Программа профессионального модуля (ппкрс, далее Программа)
data -> Программа профессионального модуля (ппкрс, далее Программа)
data -> Методические рекомендации профилактика и лечение сопутствующих заболеваний (туберкулеза, вирусных гепатитов и иппп) у взрослых
data -> Пояснительная записка в соответствии с рекомендациями к вариативной части регионального компонента содержания образования и учитывая потребности детей, появилась необходимость в дополнительных занятиях лечебной физической культурой
data -> 2 Безопасность информации [данных]

Скачать 108.17 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница