Логинова Анастасия Витальевна «Значение памятника «Записки о западных странах Великой Тан» в культуре Китая» Направление: 41. 04. 03 «Востоковедение и африканистика» Магистерская диссертация


Глава 3. Влияние на литературу различных исторических периодов



Скачать 161.27 Kb.
страница5/7
Дата09.08.2019
Размер161.27 Kb.
#128038
ТипДиссертация
1   2   3   4   5   6   7

Глава 3. Влияние на литературу различных исторических периодов.


Значительное число исследователей обращались к тексту исследуемого памятника как источнику разного рода исторических сведений, обходя зачастую вниманием его место в культуре Китая. В настоящей главе мы проанализируем текст «Да Тан си юй цзи» с точки зрения его включенности в определенный культурно-исторический контекст и попробуем определить его место в литературе Китая.

3.1. Заимствование сюжетов.


Первоочередная ценность текста «Записок» для современной науки заключается в высокой достоверности географических описаний, содержащихся в них. Однако роль «Записок» в китайской культуре невозможно ограничить только лишь использованием этого текста в качестве исторического источника касательно эпохи, в которую он был создан. В настоящей главе видится необходимым также привести примеры влияния ряда нарративов, заимствованных авторами различных эпох из текста «Записок», на развитие сюжетной прозы Китая.

Один из сюжетов связан с каменным столбом (кит. 石柱, ши чжу), который может показывать определенные изображения или знаки, сообщающие смотрящему на этот столб человеку праведен он или грешен. В «Записках» эта история входит в описание монастыря в стране Цзебита (劫比他 или Сэнцзяши, 僧伽施)78 в четвертом цзюане:

[…]傍有石柱,高七十餘尺,無憂王所建。色紺光潤,質堅密理,上作師子,蹲踞向階,雕鏤奇形,周其方面,隨人罪福,影現柱中。

[…]Рядом есть каменный столб, высота [его] более семидесяти чи, построенн царем Ашокой. Цвет [его] пурпурный, [поверхность] блестящая, материал прочный, наверху сделано [изваяние] льва, лев сидит, обращен к лестнице, а столб покрыт удивительной резьбой, которая покрывает его весь. В соответствии с тем, грешен человек или праведен, на столбе проявляются изображения.

А также в начале седьмого цзюаня в описании страны Полонисы (媻羅痆斯79):

精舍西南有石窣堵波,無憂王建也,基雖傾陷,尚餘百尺。前建石柱,高七十餘尺。石含玉潤,鑒照映徹,慇懃祈請,影見眾像,善惡之相,時有見者。

К юго-востоку от монастыря есть каменная ступа, построена царем Ашокой, [и] хотя основание [ее] разрушено, [высота] все еще более ста чи. Перед [ступой] есть каменный столб высотой семьдесят с лишним чи. Камень блестит как яшма, [если] усердно и сосредоточенно молиться [пред ним], [в] отражении видны [станут] многочисленные образы, добрые или плохие.

Первое повторение этого сюжета можно найти в своде буддийских притч «Жемчужиный лес Дхармы» (法苑珠林, «Фаюань чжулинь»), составленном примерно в VII веке монахом Ши Дао-ши (釋道世 )):

[…]石侧有柱。光潤映現。随其罪福影出柱中。育王所造。

[…] Сбоку от камня есть столб. [Поверхность его] блестящая. В зависимости от того, грешен или праведен [смотрящий на столб], на столбе проступают изображения. Построен [столб] царем Ашокой.

Следующее упоминание встречается в сборнике «Тайпин гуан цзи» (кит. «太平廣記», «Обширные записи годов Тайпин»), в цзюане 398 (см. подробнее [33]:

劫比他國,中天竺之屬國也。有石柱,高七十尺,紺色有光。或觀其身,隨其罪福,悉見影中見之。



Страна Цзебита, вассал Индийского государства. [Там] есть каменный столб, высотой в семьдесят чи, пурупурного цвета и сияющий. Тот, кто смотрит на свое [отражение], в зависимости от того, грешен он или праведен, полностью увидит [это] в изображениях, [возникающих на столбе].

А также в сборнике автора IX века Дуань Чэн-ши «Сиян цзацзу» ( 段成式,“西陽雜俎”, «Всякая всячина из Юяна») (см. подробнее [27]:

石柱,刼化他國有石柱,高七十餘尺,無憂王所建,色紺光潤,隨人罪福影其上。

В стране Цзебита есть каменный столб, высота его белее семидесяти чи, возведена царем Ашокой. Цвета пурпурного, глянцевая, на поверхности его появляются изображения, в зависимости от того, добродетельный или же грешный человек [смотрит на него].

В этом отрывке можно увидеть не только сюжетное единство с историями из «Да Тан си юй цзи», но и почти непосредственное заимствование синтаксиса и практически дословное совпадение с источником.

Еще более широкое распространение в прозе Танской эпохи получил сюжет о т.н. «воздаянии за содеянное благо» (報恩, бао энь). В «Да Тан си юй цзи» он впервые упоминается в описании страны Кашмир (цзюань III):

是時群象相趨奔赴,競吸池水,浸漬樹根,互共排掘,樹遂蹎仆。既得沙門,負載而行,至大林中,有病象瘡痛而臥,引此僧手,至所苦處,乃枯竹所刺也。沙門於是拔竹傅藥,裂其裳,裹其足。別有大象,持金函授與病象,象既得已,轉授沙門,沙門開函,乃佛牙也。



Пустившись в обратный путь, он встретил стадо слонов; они мчались через заросли и громко трубили. Завидев их, шраман залез на дерево и притаился. Тогда все слоны, торопясь и обгоняя друг друга, набрали воды из озера, размыли корни дерева, вместе выкорчевали его, и дерево рухнуло. Подхватили они шрамана на спины и отнесли в глубину леса. А там был больной слон, который лежал, страдая от раны, — он притянул руку этого монаха к больному месту, пораженному сухим бамбуком. Шраман тотчас выдернул бамбук и наложил лекарство, разорвав свою одежду, чтобы перевязать ему ногу. И явился другой большой слон, который нес золотой сосуд. Он вручил его больному слону, а тот, получив его, сразу передал шраману. Шраман открыл сосуд, а там зуб Будды. [9, С. 105].

Этот сюжет встречается в пятом цзюане сборника «Полные записи о столице и окраинах» Чжан Чжо (張鷟) в истории «Крестьянин и слон из Хуажуна» (кит. «華容莊象», «Хуажун чжуан сян») (см. подробнее [38]):

上元中,華容縣有象入莊家中庭臥。其足下有槎,人為出之,象乃伏,令人騎。入深山,以鼻掊土,得象牙數十,以報之。

В первое полнолуние года в уезде Хуажун слон вошел во двор крестьянского дома и лег [там]. В его ноге была заноза, человек вытащил ее, слон тогда опустился, предложил человеку забраться на него. Унес [его] в дикие места, хоботом раскопал землю, достал несколько десятков слоновьих бивней, [ими] отблагодарил за это.

А также в одном из рассказов из сборника «Гуан и цзи» (кит. «廣異記», «Обширные записи об удивительном») (см. подробнее [38]):

[…]虎徐以足捫魚舟, 魚舟心疑有故,因起坐。虎舉前左足示魚舟,魚舟視之,見掌有刺可長五六寸,乃為除之。虎躍然出庵,若拜伏之狀,因以身劘魚舟。[…]至夜半,忽 聞庵前墜一大物。魚舟走出,見一野豕腯甚,幾三百斤。[…]自後每夜送物來,或豕或鹿。

Тигр лапой медленно тронул рыбака, тот заподозрил намерения и встал. Тигр вытянул вперед левую лапу и показал рыбаку, рыбак осмотрел ее и обнаружил [в ней] колючку длинной в 5-6 цуней, [и] тогда убрал ее. Тигр живо выскочил из шалаша, имел вид [будто] склонялся в поклоне, терся телом о рыбака.[…]В полночь [рыбак] услышал [как] перед шалашом упала тяжелая вещь. Рыбак вышел и увидел очень крупную [тушу] дикого кабана, весом почти в триста цуней. […] С тех пор каждую ночь приносил [тигр] добычу, кабанов или оленей.

Обе эти истории, несмотря на отличия в деталях явно отсылают нас к тексту «Записок» . Аналогичный сюжет также встречается в сборнике «Обширные записи годов Тайпин» (431 цзюань) (см. подробнее [33]):


[…]伸其左足示之,有大竹刺,貫其臂。 虎俯伏貼耳,若請去之者。其人為拔之,虎甚悅,宛轉搖尾,隨其人至家乃去。是夜,投一鹿於庭。如此歲餘,投野豕獐鹿,月月不絕。或野外逢之,則隨行。



[…]Вытянул свою левую лапу и показал ему, [там] была большая бумбуковая щепка, [она] проткнула насквозь лапу. Тигр припал [к земле], прижал уши, будто просил вытащить [щепку]. Тот человек вынул ее, тигр очень обрадовался, стал вертеться и взмахивал хвостом, проводил того человека до дома и затем ушел. Ночью принес оленя во двор [дома]. Так , приносил диких свиней или оленей, каждый месяц без перерыва. Если встречал того [человека] в диких местах, следовал за ним.

Источник этого сюжета, по мнению некоторых авторов – известная нам история из «Да Тан си юй цзи», несмотря на то, что вместо слона в данном варианте появляется тигр (см. подробнее [38, С. 92]). Аналогичный вариант сюжета с тигром вместо слона можно встретить в сборнике автора Лю Юй-си (772

842гг.) (см. подробнее [31]):

[…]嫗因即之,而虎舉前足以示嫗,嫗看之,乃有芒刺在掌下,因為拔之。[…]及歸,翌日,自外擲麋鹿狐兔至于庭 者,日無闕焉。



Пожилая женщина тогда приблизилась к нему, и тигр поднял переднюю лапу, чтобы показать ей, женщина посмотрела, а там – колючка, и тогда вытащила ее. […] Тогда вернулась [обратно], начиная со следующего дня [тигр] приносил [к ее] дому лосей, оленей, лисиц и зайцев, не пропуская ни дня.

Более развернутый вариант все того же сюжета можно также найти в «Обширных записках об удивительном» и «Обширные записи годов Тайпин» (см. подробнее [28] и [33]). Несмотря на небольшие различия в деталях общее построение сюжета очевидно: некоего вооруженного персонажа уносит на своей спине в безлюдные места слон, сажает его на дерево и оставляет там (ночевать в первом варианте или же на менее длительный промежуток времени – во втором). Персонаж видит огромных и устрашающих черных зверей (или зверя), которые нападают на слонов и убивают их. Персонаж вмешивается и уничтожает зверей, а в благодарность слоны отводят его к месту, где тот обнаруживает огромное число слоновьих бивней. Интересным видится тот факт, что благодарность разных зверей – слона или тигра – выражается в одаривании благодетеля слоновьей костью в первом случае, или дичью во втором.

Третья история связана с сюжетом о драконьем барабане (кит. 龍鼓, лун гу). В «Записках» эту историю можно найти в XII цзюане и содержание ее заключается в следующем. Поблизости от одного города протекала большая река, которая как-то прекратила свое течение, что в самом скором времени должно было привести к гибели жителей города. Было решено совершить молитву дракону, обитавшему в той реке. Во время совершения молитвы явилась царю этой местности женщина, которая сообщила, что муж ее – дракон этой реки – погиб, и некому отдавать вместо него распоряжения, и что просит она царя выбрать ей нового супруга, чтобы возобновить ток вод в той реке. Спасти город и его жителей вызвался главный сановник. Он, одетый в траурные одежды, простился с жителями города и верхом на белом коне вошел в реку, добрался до середины ее и, взмахнув плетью, исчез в пучине.

頃之,白馬浮出,負一栴檀大鼓,封一函書。其書大略曰:「大王不遺細微,謬參神選,願多營福,益國滋臣。以此大鼓,懸城東南,若有寇至,鼓先聲震。」河水遂流,至今利用。歲月浸遠,龍鼓久無。舊懸之處,今仍有鼓。



Через некоторое время выплыл белый конь, который нес на спине большой сандаловый барабан, а в нем было запечатано письмо. В этом письме, если пересказать кратко, говорилось так: «Великий царь не совершил ни малейшей ошибки, выбрав меня для того, чтобы отправиться к духу. Желаю Вам множества заслуг и благосостояния всей стране. Сановник посылает этот большой барабан, который нужно вывесить на юго-восточной окраине города. Если будет совершено нападение, то первым делом следует ударить в него». Тогда вновь потекли воды реки, и до сего дня они служат благополучию. Прошли многие годы и месяцы, и давно уже не висит на этом месте барабан драконов. [9, С. 340-341]

В сокращенном виде этот сюжет можно встретить во «Всякой всячине из Юяна» Дуань Чэн-ши (см. подробнее [27]):

于闐城東南有大河,漑一國之田。忽然絶流,其國王問羅洪僧,言龍所爲也。王乃祠龍,水中有一女子,凌波而來,拜曰:‘妾夫死,願得大臣爲夫,水當復舊。‘ 有大臣請行,舉國送之,其臣車駕白馬,入水不溺,中河而後白馬浮出,負一旃檀鼓及書一函。發書,言大鼓懸城東南,冦至,鼓當自鳴。後冦至,鼓輙自鳴。

К юго-востоку от города Юйтянь есть большая река, ее [водой] орошаются поля страны. Неожиданно [она] иссякла, царь того государства спросил архата[в чем дело], [тот] отвечал, что [дело в] драконе. Царь тогда совершил поклонение дракону, в воде [реки] появилась женщина, вышла из воды, поклонившись, сказала: «Мой муж умер, желаю получить сановника в мужья, [тогда] вода потечет как прежде». Главный сановник попросил разрешения отправиться [к ней], вся страна провожала его, он верхом на белом коне въехал в реку, не намочив [ног], доехал до середины реки и погрузился [в воду], затем его конь вынырнул, неся на спине барабан из сандалового дерева и футляр с письмом. Открыли письмо, [там] говорилось, что барабан надо повесить на юго-восточной стене города, и [когда соберутся] напасть [на] город, барабан сообщит об этом. После, [когда готовились] нападать на город, барабан сразу же сообщал [об этом].

Последний сюжет, который мы бы хотели рассмотреть в настоящей работе содержится в VII цзюане «Да Тан си юй цзи» и связан с историей об Озере Доблестного Героя (кит.烈士池, леши чи) или озеро «Спасение жизни» (кит.救命池, цзюмин чи). Согласно преданию у этого озера некогда проживал отшельник, в совершенстве владевший чудесной силой. Единственное, что было ему неподвластно – повелевание ветрами и туманами, подобно тому, как это делали риши80. Он узнал, что для овладения этим знанием ему необходимо построить алтарь и приказать доблестному герою простоять у алтаря в молчании с вечера до утра. Отшельник повстречал как-то человека, оставшегося без заработка, и оказав ему помощь единожды – накормил, переодел и дал денег – стал помогать и дальше, предложив обращаться к нему за помощью в любой нужде. Тот человек, будучи тронут такой добротой, предложил в свою очередь отблагодарить отшельника и согласился стать тем, кто будет молчать в течение ночи у алтаря. Тот человек продержался почти до конца, вскрикнув на рассвете. В ту же секунду разгорелось пламя, и повалил дым с небес. Отшельник, спасая человека от опасности, втащил его в воду озера и спросил, почему тот нарушил наказ. На что получил ответ, в котором человек поведал о страшном сне, где пришлось ему столкнуться с различными испытаниями. Ни разу он не проронил ни звука, и лишь под конец, когда во сне жена сказала ему, что убьет единственного его сына, если он продолжит молчать, человек, приказывая ей остановиться, вскрикнул. Отшельник ответил, что это его вина, однако доблестный герой, чувствуя, что не смог в должной мере отблагодарить отшельника, умер. Из этой истории родилось название озера и сюжет, получивший развитие в дальнейшем в различных произведениях китайской литературы (см. подробнее [9, С. 185-187]).

Эта небольшая история из «Записок» превратилась в новеллу танского автора Ли Фу-яня (李復言) о юноше Ду Цзы-чуне (см. подробнее [30]). Кроме того, этот изначально буддийский сюжет получил новое прочтение в китайской литературе: буддийский отшельник превратился в даосского волшебника, стремящегося обрести бессмертие на вершине горы Хуашань. Чжэн Чжэньдо в «Истории китайской литературы» писал, что «Ду Цзы-чунь, описанный в «Обширных записях годов Тайпин», есть персонаж откровенно списанный из индийской притчи, пусть даже и переодетый в китайские одежды» [40, C. 232]. В дальнейшем этот сюжет был разработан в литературе эпохи правления династии Мин (1368 – 1644 гг.) Си Чжоушэном в произведении «Ду Цзы-чунь трижды приезжает в Чанъань»(«杜子春三入»), и в династии Цин (1644 – 1911) авторами Ху Цзечжи в «Святом из Гуанлина» (胡介祉 , «广陵仙») и Юэ Дуанем в «Снах о Янчжоу» (岳端, «扬州梦) (см. подробнее [32]).


Каталог: bitstream -> 11701
11701 -> Проблемы перевода пользовательских соглашений
11701 -> Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций
11701 -> Притулюк Юлия Леонидовна Туризм в Абхазии: основные аспекты и перспективы развития Выпускная квалификационная работа бакалавра
11701 -> Оценка выводов компьютерной экспертизы и их использование в доказательстве мошенничества
11701 -> Костная пластика на нижней челюсти с использованием малоберцовой кости и гребня подвздошной кости
11701 -> Выбор вида и способа анестезии на детском стоматологическом приеме

Скачать 161.27 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2023
обратиться к администрации

    Главная страница