Луч надежды в наркотическом мире



страница16/16
Дата09.08.2019
Размер1.05 Mb.
#127872
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

Наша задача мобилизовать волю человека, дора-стить его до самостоятельной и зрелой личности.

Бог дает каждому человеку такую возможность. Хри-стос каждому протягивает руку. Задача пастыря зажечь в обратившемся к

нему за помощью человеке желание сделать ответное движение.

Одолеем вместе

Психология нисколько принципиально не противоречит пастырству, не должна ему мешать или каким бы то ни было образом

умалять значение пастырского душепопечения. В пас-тырствовании могут и должны быть применяемы все средст-ва, чтобы помочь

душам в их затруднениях на пути спасения.

Архимандрит Киприан (Керн)
Сотрудничество медиков, психологов, педагогов и священников могло бы более эффективно решать проблему наркомании.

Вряд ли принципиальное доминирование какого-нибудь одного подхода пойдет на пользу больным этой не-простой болезнью.

Желательно, чтобы и психолог, и медик-нарколог, и священник, выполняя свою специфическую функцию в этой работе, были

осведомлены о специфике ра-боты друг друга.

При этом сотрудничестве объединяющим фактором, полем работы в контексте нашей культурной традиции может стать

христианское миропонимание, осознание жизненного смысла человека в его духовной, душевной и телесной со-ставляющих.

Наркологи-медики умеют достигать определенных ре-зультатов в устранении явления абстиненции, восстановлении соматических

функций организма. Здесь для современной науки все более-менее просто.

Сейчас существует класс химических веществ, кото-рые называются блокираторами. При введении в организм они блокируют

рецепторы, воспринимающие героин. Т.е., если у больного блокада, то, принимая героин, он не чувству-ет его воздействия.

Конечно, этот блок можно пробить, при-няв большую дозу героина, но доза должна быть настолько велика, что практически

поставит под угрозу саму жизнь. В Москве производят подшивку блокираторов под кожу, но это безумно дорогая процедура.

Конечно, всю жизнь ими пользо-ваться нельзя, тем более, что они дорогостоящие.

Если говорить об этапах лечения, то они таковы. Сна-чала героиновый наркоман должен пройти очистку организма от опиатов.

На следующем этапе крайне важно, чтобы он прошел реабилитационную, психокоррекционную программу. Эта программа должна быть

достаточно длительной. Самый короткий вариант, который известен и который дает положи-тельные результаты это около

шестидесяти часов группо-вой работы под руководством опытного психолога. Известны другие, более объемные программы.

Этап, на котором происходит работа по устранению влечения к наркогенным веществам, восстановление психиче-ской

целостности, для медиков, работающих исключительно на соматическом уровне, представляет определенную труд-ность. Ради чего

бросать колоться, курить, глотать? Медики и светские психологи в полной мере справедливо считают, что влечение к наркотику

может быть ограничено только чем-то противоположным и более сильным, чем наркотическое при-страстие.

Поскольку болезненная страсть к наркотику подчиня-ет себе психику больного, в ней не остается основы для кри-тического

отношения к болезненному пристрастию. Необхо-димо найти нечто, что сохраняет для больного свое значение, пусть оно и

подавлено.

У человека с нормально выстроенной иерархией цен-ностей это, прежде всего, отношения с Богом, потом забота о близких,

потребность в общении с ними, разумное опасение за свое здоровье, потребность в самосохранении, интерес к какому-либо

новому делу, новой жизненной доминанте. Из-вестно также, что пробудившееся интенсивное чувство и жа-жда нового могут

подавить, по крайней мере, на время, вле-чение к наркотическому веществу.

Священник Михаил (Махов) пишет по этому поводу:

Страх смерти и желание жить... При разрушении личности эти чувства, генетически заложенные в челове-ке, могут стать

опорой для формирования условий для излечения и восстановления. Желание жить, как правило, появляется при восстановлении

страха смерти. Это же-лание и есть спасительная соломинка, за которую мо-жет ухватиться больной. Не менее эффективным сами

наркоманы иногда называют страх быть отверженным. Не раз они рассказывали, как мать, пригрозившая ребенку тем, что оставит

его, смогла таким образом заставить его лечиться. Но при подробном рассмотрении ситуации оказывается, что наркоман в этом

случае пугался не то-го, что его оставит мать, а того, что после этого он по-гибнет. Желание жить и заставило его пойти на

лечение. Поэтому постарайтесь, но только с любовью, пробиться в его душе к страху смерти и попытайтесь доказать, что жизнь

лучше смерти. Но прежде докажите это се-бе. Все выводы он сделает из вашего убеждения. Стати-стика упрямо показывает, что

наркоман появляется ча-ще в семье, где нет радости жизни, где родители ради своих целей подавляют его личность, загоняют

его в пси-хозы требованием к учебе и невероятными нагрузками. Свой страх потерпеть в жизни крах они пытаются ис-купить

жизнью ребенка и делают из него загнанную ло-шадь. Здесь и есть почва для наркодельца. Он будет лас-ков и учтив, он

вовремя предложит способ успокоения и радости. Вы должны опередить его".
Некоторые из предлагаемых сегодня методик психо-логической помощи наркоманам ориентированы на здоро-вый образ жизни". Но

эта слишком блеклая, слишком буд-ничная, с точки зрения наркомана, перспектива психологиче-ски не может стать

альтернативой пережитому опыту выхода в виртуальный мир, имеющий минус бесконечное измерение.

Иеромонах Анатолий (Берестов), несколько лет зани-мающийся помощью наркоманам, утверждает, что

даже перестав быть наркоманом в смысле избавле-ния от химической зависимости, человек не перестает быть наркоманом в

смысле психологическом. По-настоящему желают избавиться от зависимости те наркоманы, которые в силу определенных причин

пере-стают получать "кайф" от их применения. Приняв психоактивное вещество и оказавшись в мире, кото-рый можно назвать

наркотической реальностью, в ре-альной жизни наркоман перестает получать какие-либо приятные ощущения или переживания. И

поэтому он начинает воспринимать мир как тяжелый, слож-ный и безрадостный, от которого хочется убежать в мир наркотика".
Психотерапевтический подход в работе с наркотиче-ской зависимостью достаточно важен, однако он не преду-сматривает

восстановление благодатью Божией греховной природы человека. Духовные, нравственные и смысловые во-просы в значительной

части психотерапевтичесих подходов или вовсе не учитываются, или рассматриваются в очень не-значительном объеме. В лучшем

случае, больной каким-то образом стабилизируется в своих отклонениях, приводится в достаточно спокойное состояние, но его

духовное, личностное начало, духовные корни недуга при этом не затрагиваются. И по-другому быть не может, потому что

психотерапевт работа-ет с душевной сферой, а не с духовной. Поскольку наркома-ния по своей сути явление духовное,

человек, употреб-ляющий наркотики, входит в духовный мир, но в духовный с отрицательным модулем, в мир демонический. И

выход из этого мира своими силами, без помощи Церкви и ее Таинств, невозможен.

Иеромонах Анатолий (Берестов) далее отмечает:

С духовной точки зрения наркомания является болезнью духа, страстью души. Мы знаем, что грех имеет несколько степеней

развития, от первой, самой легкой помысла или прилога, до превращения стра-сти именно в греховный навык, когда человек

стано-вится рабом греха, в данном случае греха потребления наркотиков. Те силы, с которыми человек встречается в

наркотическом опыте, силы, которые потом влияют на него, превосходят всякую человеческую способность противостоять им. Это

одна из многих причин, по ко-торой требуется, прежде всего, помощь духовная, по-мощь священника, помощь Церкви, помощь

Божия.

Помочь дойти до Христа



Вот тест, чтобы узнать, за-кончена ли твоя миссия на Земле: ЕСЛИ ТЫ ЖИВ ТО НЕТ.

Ричард Бах


Православие раскрывает для человека огромнейший, необъятнейший мир новых, неизвестных не только наркома-ну, но и любому,

далекому от Бога человеку, душевных, ду-ховных и интеллектуальных переживаний. Более того, оно отверзает на очень глубоком

уровне осознание люб ви Бога к каждому из нас, вне зависимости от наших грехов, от нашей веры или неверия, от того, хотим

мы двигаться ко Христу или нас устраивает жизнь вдали от Него. Господь для всех нас, для всего всеродного Адама"

любящий Отец. Осознание любви Божией, осознание прощения для многих становится той жизненной ценностью, ради которой можно

преодо-леть и оставить все. Очень важно, если рядом с наркоманом еще до встречи со священником окажется церковный человек,

который имеет дар бескорыстной, чистой, искренней, полной любви и готов ему оказать помощь добрым словом поддерж-ки и

любви.


Сокровенный процесс обращения человека ко Христу Святые отцы уподобляют восстанию от сна. Когда мы хотим пробудить

человека, находящегося в состоянии зависимости, помочь ему выйти на свет Божий, прежде всего, необходимо иметь в виду

существующую опасность подмены, наиболее типичной для нашего времени. Многие православные люди предполагают, что внешняя

церковность, причастность пра-вославной обрядности и является той самой помощью нар-коману", которая должна сработать как

бы автоматически, без внутренней работы над собой, без живого человеческого соприкосновения с Богом или с любящей душой

другого че-ловека.

Нередко подобный подход, обещание, что внешние формы церковной жизни помогут исцелиться от недуга, прак-тикуется и со

стороны священнослужителей. Пособоровать, причастить, отслужить молебен на изгнание духа наркома-нии" гораздо легче, чем

лично поучаствовать в человеке, взять его на буксир", помочь развязать туго завязанные жиз-ненные узлы.

Подлинная пастырская помощь наркоману состоит в том, чтобы помочь ему дойти до Христа и обрести с Ним жи-вые личные

отношения. Если это произойдет, совершится са-мое главное. Но до этого нужно пройти нелегкий путь обре-тения отношений

доверия и принятия. Пока человек не при-нят, пока он не возлюблен, пока он не стал как родной, близ-кий, никакие, даже

самые правильные слова не могут быть восприняты глубже, чем отвлеченное морализаторство и мертвая теория.

Но, к сожалению, именно такая позиция доминирует в бытовом благочестии" рядовых прихожан наших храмов. Подобную, в корне

неверную установку, можно сегодня встретить на страницах православных изданий. Например, один православный психиатр пишет:

"Господь пришествием Своим не уничтожил власть дьявола, но только ослабил его влияние на людей и дал нам средства отражать

дьявольские козни. Этими средствами является вера, святые таинства покаяния и причащения. Надо убеждать больного

алкоголиз-мом носить нательный крест, читать молитвы, пить на-тощак крещенскую воду. Один хорошо знакомый мне человек

злоупотреблял спиртным. Он слезно помолился Пресвятой Богородице и с того дня больше не притрагивался к водке". Здесь

автор проговаривается, что вера является средством, иначе инструментом для чего-то, с точки зрения больного, большего, в

данном случае для выздоровления.

Бог не может быть средством от наркомании!

Причастие это не лекарство от наркотика!

Бог и дарованные Им святые таинства не могут быть средствами, не могут служить целям менее значительного порядка, таким,

как например, освобождение из зависимости от алкоголя или наркотика.

Главная задача батюшки не заставить (или помочь) бросить колоться" так формулируют задачу родственни-ки наркомана, а

помочь ему встретиться со Христом, или хотя бы пройти несколько шагов земной жизни вместе с поручен-ным ему Богом

человеком на пути к Спасителю, что возмож-но в случае, если именно это является подлинным смыс-лом жизни прежде всего для

самого священника.

В заключение хочется привести слова замечательного богослова ХХ столетия, оставившего Русской Церкви удиви-тельно

проникновенный, основанный на личном опыте труд по пастырскому богословию, митрополита Антония Храпо-вицкого. Говоря о

уникальности пастырского служения, вла-дыка Антоний обращает внимание на то, что

столь многочисленные и разнообразные в Православной Церкви священнодействия, священник должен сопровождать

соответ-ственным им настроением, плакать с плачущим, каяться с кающимся, одним словом, поступать согласно словам

Апостола Павла: кто изнемогает, и не изнемогаю; кто соблазняется, и аз не разжизаюся?" (2Кор. 11, 29). Он должен, таким

образом, сраспинаться всем со своим ближним, что совершенно невоз-можно без особенного дара, без нарочитого внутреннего

обнов-ления. Если же пастырь не имеет этого свойства духовного отождествления с тем, за кого он молится, то все его

служе-ние не есть ли постоянная ложь: ложь на исповеди, при кре-стинах, при погребении, при венчании браков? Ведь во всех

этих событиях жизни пасомых он свидетельствует пред Богом свое отеческое участие к разнообразным нравственным состояниям

верующих и следовательно настолько сострадает им, что для нелицемерного обладания таким свойством нужно быть или святым от

природы, или иметь эти свойства в качестве осо-бенного благодатного дара от Бога.

Отсюда раскрываются отличительные черты дара свя-щенства: пастырю дается благодатная, сострадательная лю-бовь к пастве,

обусловливающая собой способность пережи-вать в себе скорбь борьбы и радость о нравственном совершен-ствовании своих

пасомых, способность чревоболеть о них, как апостолы Павел или Иоанн. Такое свойство пастырского духа и выражает самую

сущность пастырского служения.
Итак, мы остановились на том, что для выздоровления наркоман с пастырской помощью должен обрести смыслы и ценности

настолько значимые и важные для него, что ради них он мог бы отказаться от употребления наркотиков. И эти ценности должны

быть достоянием не столько сознания, сколько проникнуть в самые глубины его души.

О том, как практически (пошагово) осуществить эту работу наша следующая книга.

СКАЗКА

О САДОВНИКЕ



И ЕГО МЕЧТЕ

История, которую мы хотим рассказать вам на про-щание, посвящена одному немолодому садовнику, самоот-верженному и

целеустремленному мастеру своего дела.

Всю свою жизнь садовник посвятил выращиванию цветов. Он жил в великолепной местности, где воздух, вода и солнце были

настолько благодатны, что земля сама, без осо-бых усилий рождала великолепные по своей красоте редчай-шие растения.

Слава о садовнике пошла далеко за пределы его госу-дарства. Все знали, что в этой стране живет очень великий и мудрый

садовник. Дом садовника был окружен огромным-огром ным садом. В этом саду у него произ рас тало великое множество диковин

ных растений, сюда могли придти все же-лающие и полюбоваться этой удивительной красотой.

Одни растения садовник привез с разных концов све-та, другие заботливо вырастил сам, путем селекции. Его сад

представлял собой удивительное чудо, казалось, восьмое чудо света. У садовника были ученики, которые учились у него

мастерству, бережности, любви к цветам.

Садовник этот очень любил цветы, и у него, как у вся-кого мастера своего дела, была мечта, было нечто более зна-чимое,

чем весь его сад. У него была мечта вырастить розу, но непростую. Роз у него было великое количество, и все они были

разные. Он хотел вырастить особую розу...

Без этого цветка вся его жизнь казалась бессмыслен-ной. Когда он закрывал глаза, то представлял себе розу своей мечты. Он

видел эту великолепную игру красок, особый пе-релив оттенков на лепестках в лучах вечернего солнца, тре-петные колебания

цветка под дуновением легкого ветерка... Он мог мысленно потрогать эти лепестки, ощутить их барха-тистость. Закрыв глаза,

он втягивал воздух, чувствовал аро-мат этой розы, такой аромат, который не имел ни один цветок в его удивительном саду,

аромат необыкновенно тонкий, не-передаваемо прекрасный.

Садовник совершенно точно знал, что рано или позд-но его мечта должна осуществиться, потому что это была его мечта, и он

верил в ее осуществление, а сбываются только те мечты, в которые человек верит больше всего на свете.

И он жил этим, но, к сожалению, его труды по селек-ции не давали результатов. Он не мог вырастить ту розу, о которой

мечтал. Получались прекрасные цветы, распускались великолепные розы, но все они были очень далеки от розы его мечты.

Каждый раз, когда он закрывал глаза, его роза вновь грезилась ему. И стоило только открыть глаза... она остава-лась перед

его мысленным взором. Со временем его мечта достигла такой силы, что он не мог даже заснуть. Он уже не знал, что с этим

делать.


Однажды проезжал мимо его дома путешественник, который попросился к нему на ночлег. Садовник, конечно, пустил путника,

его дом был всегда открытым для странни-ков. Гость ознакомился со всем садом, а когда вечером они сели пить чай, садовник

не удержался и рассказал путнику о своей мечте, так же, как неоднократно рассказывал всем, кто проезжал мимо его дома. И

тогда на удивление садовника, путешественник сказал ему:

Знаешь, на окраине одного горного селения в саду растет множество прекрасных цветов, и среди них я видел точно такую

розу или может быть очень-очень похожую на твою.

Путник не помнил названия того селения, потому что с того дня, как он покинул ту местность, прошло много-много времени.

Наутро гость, поблагодарив хозяина, отправился дальше.

А садовник буквально заболел.

Как? думал он. Где-то растет роза моей меч-ты, а я до сих пор сижу здесь?

И садовник решился. Он передал сад своим ученикам, наказав им, чтобы они очень внимательно следили за цветами до его

возвращения, а сам собрался в путь, взял котомку, по-ложил в нее специальную тряпицу, в которую предполагал завернуть свой

розовый куст, и, несмотря на то, что день кло-нился к закату, не стал дожидаться утра и отправился в доро-гу.

Его путь был нелегким. Вы можете себе представить, сколько трудностей встретилось на его пути, как тяжело было ему

путешествовать, особенно когда идешь туда, не зная ку-да. Но зато он очень хорошо знал, что он должен принести в свой сад.

И в пути он то сбивался с дороги, указанной путни-ком, то вновь возвращался на нее...

Однажды, забравшись куда-то в горы, он было совсем потерял ориентир. В изнеможении садовник махнул рукой и просто побрел

по горной тропинке, которая и привела его на окраину какого-то горного селения. Было поздно, наш садов-ник не хотел никого

беспокоить. Ему пришлось расположить-ся на ночлег на теплой летней траве под открытым небом.

Смутное предчувствие и волнение не покидало его, не давая заснуть. Усталый, он повернул голову. И вдруг... уста-лость

вылетела, буквально выпрыгнула из его тела. В изголо-вье, нежно трепеща в свете закатного солнца, застенчиво

при-слонившись к скалистой поверхности, росла его роза.

Садовник не поверил своим глазам. Он подбежал к розовому кусту и очень внимательно осмотрел его. Единст-венный

распустившийся бутон был того самого нежного от-тенка. А когда он прикоснулся к лепестку и вдохнул его аро-мат, то понял:

это действительно была роза его мечты.

Он понял, что его мечта почти осуществилась. Оста-лось только бережно выкопать розу и, не дожидаясь утра, от-правиться в

путь.

Всю дорогу, а ему пришлось добираться до своего дома почти месяц, садовник бережно ухаживал за своей ро-зой. И, конечно



же, как только он оказался дома, первым де-лом, несмотря на усталость и не снимая грязных сапог, бро-сился к тому месту,

которое у него было давным-давно при-готовлено для розы его мечты.

Каждое утро садовник приходил и старательно смот-рел, все ли в порядке с розой. Если было очень жарко, если шел сильный

дождь или град, он заботливо укрывал розовый куст. Он следил, чтобы вредные насекомые не помешали его розе прижиться на

новом месте.

Шли дни, дни складывались в месяцы. Как и положе-но в таких случаях, цветок поначалу, конечно же, болел, у него опали

все листья, он даже начал подсыхать. Но благода-ря усердию и старанию истинного мастера, на кустике поя-вился первый

листок... потом второй... потом третий... затем появился новый побег... а за ним стали робко наполняться жизнью бутоны.

Однажды на рассвете ученики разбудили его для того, чтобы сообщить, что роза его мечты распустилась.

...Горю садовника не было предела: это была не та роза. Она была великолепна, у нее был совершенно потря-сающий оттенок,

но не тот, о котором мечтал садовник. У нее были совершенно потрясающие на ощупь лепестки, очень бархатистые... но не

такие. Она по особому благоухала... но это был совсем не тот аромат...

О том, что произошло дальше, история умалчивает. То есть, ходят разные слухи. По одной версии, садовник за-бросил свою

мечту и теперь просто занимается садом, гото-вит учеников. По другой садовник забросил свой сад, за-бросил своих

учеников и отправился в то горное селение, где росла роза его мечты, поселился там, поставив небольшую лачугу. Есть и

другие версии.

Да... Многое говорят. Но каким бы ни был конец этой истории, для каждого из нас важно понять, что ответствен-ность

садовника заключается в том, чтобы быть просто са-довником, настолько искусным, настолько искренним в том, что он делает,

насколько возможно для того, чтобы помогать расти своим цветам.

А ответственность розы быть просто розой и, мо-жет быть, вообще не соответствовать ожиданиям садовника.


До встречи в следующей книжке!

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница