Методичні вказівки до самостійної роботи з навчальної дисципліни «практика перекладу з англійської мови»



Скачать 317.5 Kb.
страница1/5
Дата17.06.2019
Размер317.5 Kb.
#102057
ТипМетодичні вказівки
  1   2   3   4   5


Міністерство освіти і науки України

Сумський державний університет



2881 МЕТОДИЧНІ ВКАЗІВКИ

до самостійної роботи з навчальної дисципліни



«практика перекладу

з англійської мови»
для студентів спеціальності

6.030507 “Переклад”

денної форми навчання


Суми

Видавництво СумДУ

2010


Методичні вказівки до самостійної роботи з навчальної дисципліни «Практика перекладу з англійської мови» / Укладач Н.А. Приходько. – Суми: Вид-во СумДУ, 2010. – 69 с.


Кафедра германської філології

Методичні вказівки до самостійної роботи розраховані на студентів 4-го курсу спеціальності переклад як додаткова допоміжна література до предмета «Практика перекладу з основної іноземної мови». Методичні вказівки являють собою добірку текстів за різноманітною тематикою. Тексти поділені на 3 блоки, до кожного пропонується завдання. З метою різнобічної підготовки перекладачів пропонується блок текстів для перекладу з російської, української мов на англійську та навпаки. Окремим блоком подані тексти для опрацювання перекладу з аркуша, що становить значні труднощі для студентів.

Тексти для перекладу були взяті із сайтів електронних видань, таких, як «Вокруг света», «Ваш шанс», «Forbes», «Кореспондент», а також з офіційного сайту Асоціації музеїв України.

Добір текстів здійснювався не лише з освітньою метою, була взята до уваги й мета розширення світогляду студентів.

Даний примірник методичних вказівок може служити допоміжним матеріалом на заняттях з практики перекладу з основної іноземної мови.

Translate the given texts into Ukrainian then into English. Give the summary

of the texts
Старый-новый герб

Из истории символики Сум и не только

Для большинства уездных центров над гербом размещалась зубчатая серебряная корона. Исключения делались для городов, имевших в прошлом особенные заслуги перед государством и династией или приближающихся по своему размеру и экономическому значению к губернским центрам. Над гербовым щитом в таком случае помещали императорскую корону. Именно такой чести удостоились Сумы. Но украшения Б.Кене коснулись и других геральдических элементов. Низ и боковые стороны щита окружались венком из дубовых листьев, перевязанным красной Александровской лентой, что указывало на отнесение герба Сум к разряду городов, приравненных к губернским центрам.

В таком виде герб предстает на карте города 1912 г. На этом барон не остановился. В 1863 г. был составлен новый проект герба Сум: «В серебряном щите 3 черные сумы с червлеными кистями и поясами и золотыми пуговицами. В вольной части герб Харьковской губернии (лошадиная голова). Щит увенчан серебряной башенной короной о трех зубцах и окружен золотыми колосьями, соединенными Александровской лентой». Такой вариант понижал статус города до рядового уездного центра и относил его к категории «земледельческого» города. Однако этот проект не был утвержден.

Герб города, как вариант 1781 г., так и в украшениях Кене, изображался на печатях различных должностных лиц и учреждений. Таким герб мы видим на печатях банков, благотворительных обществ, больниц, исправительных домов, попечительских советов, карантинных правлений, сельскохозяйственных, экономических обществ и т. д. По количеству с печатями могут конкурировать только должностные знаки. Согласно Городовому положению 1870 г., знаки с городским гербом предписывалось носить городскому голове, членам городских управ, чинам торговой и хозяйственной полиции. Специальные знаки с гербом города получили в XIX в. и «второстепенные» лица городской администрации: базарные смотрители, городские контролеры по канализации, волостные старшины и т. п. Кроме знака, который носили, как правило, на цепи на груди, должностные лица, чиновники имели мундиры, пуговицы, которые также украшались губернским гербом. К форменной одежде гражданских чиновников и чинов городской полиции добавили в XIX в. металлическую бляху, которая прикреплялась на шапке сверху над козырьком, с оттиском городского герба. Чиновники рыболовного и зверового надзора носили городскую эмблему в виде наплечного знака. Герб можно было также увидеть на чугунных столбах Покровского сквера.

После Октябрьской революции использование городских гербов прекращается. Вместо них в делопроизводстве и обрядности стали использоваться символы советского государства и III Интернационала.

Общественный интерес к геральдике возродился только в 1960-е годы. В стране стали возникать кружки энтузиастов-геральдистов. Их деятельность по созданию или восстановлению символов населенных пунктов подхватывается наукой и общественностью. В конце концов этот вопрос стал обсуждаться на уровне местных органов власти. Зимой 1972 г. Сумской горком КПУ обратился к слушателям школы художников-оформителей, действовавшей при отделе агитации и пропаганды, с предложением принять участие в конкурсе по созданию герба г.Сумы. Конкурсантам было предложено в месячный срок разработать эскиз герба, который бы отображал в своей композиции промышленную мощь города и его исторические традиции. Конкурсантов судило жюри, куда вошли завотделом агитации и пропаганды И.П. Штеповский, главный художник Худфонда М.И. Огурной и главный архитектор города Н.Т. Ильченко.

Победителем конкурса стал Иван Григорьевич Бондарь (1937 г.р.), инженер-конструктор, завотделом эстетики завода «Компрессормаш». По общему мнению жюри, эскиз герба И. Бондаря наилучшим образом соединял в себе современность и прошлое города. Автор нарисовал герб, представляющий собой геральдический щит французской формы с красным тоном в главе и поясе щита и синим в его концовке, по цветам государственного флага УССР. В главе, отделенной от пояса щита золотистой чертой, помещалось название города старорусскими литерами «СУМИ». В пояс были помещены знаки шестерни (символизировала машиностроение), в ее середине – колба (химическая и пищевая промышленность), над ней – рой атомов (производство электронных микроскопов). В концовке за золотистой чертой размещались элементы старого герба – три сумки. Все фигуры герба И. Бондаря имели золотистую окраску.

Этот герб дался автору не сразу. За короткий период он проштудировал разнообразную геральдическую литературу, овладел теорией и техникой составления гербов, перебрал множество вариантов рисунков. Остановился, в конце концов, на описанном выше.

Появление герба с воодушевлением было принято сумчанами. Изображение герба появилось на автомобилях, домах, печатях, конвертах, целлофановых пакетах. В 1972 г. Полтавской фурнитурной фабрикой был выпущен большой тираж значков с сумским «советским гербом». Витражи со стеклянной мозаикой герба появились в холле конструкторского бюро СНПО им. М. В. Фрунзе и в здании Сумского областного краеведческого музея.

Однако этот герб, приобретя популярность, не имел юридического статуса, хотя и использовался до 1991 г. в качестве неофициального символа города (наравне с Альтанкой или профилем гостиницы «Сумы»). Когда в конце 1980-х гг. городские власти обеспокоились вопросом утверждения городского символа, общественное мнение уже склонялось к возрождению старого городского герба. По решению горсовета от 15 февраля 1991 г. герб Сум, разработанный М. Щербатовым, вновь стал официальным символом нашего города. Постепенно старый-новый герб занял свое почетное место на флаге города, на официальных бумагах городских властей, печатях общественных учреждений, на вывесках и фронтонах зданий, люках, столбах улиц, на памятных знаках и значках...



Мельпомена на просторах Слобожанщины

О театральной истории Сум, которой более чем два века

В повести «Скучная история» Антон Павлович Чехов с присущей ему иронией отозвался о театре: «Не знаю, что будет через 50-100 лет, но при настоящих условиях театр может служить только развлечением. Но развлечение это слишком дорого для того, чтобы продолжать пользоваться им.

Оно отнимает у государства тысячи молодых, здоровых и талантливых мужчин и женщин, которые, если бы не посвящали себя театру, могли бы быть хорошими врачами, хлебопашцами, учительницами, офицерами; оно отнимает у публики вечерние часы – лучшее время для умственного труда и товарищеских бесед. Не говорю уж о денежных затратах и о тех нравственных потерях, какие несет зритель, когда видит на сцене неправильно трактуемые убийство, прелюбодеяние или клевету». Эти строки писались во время самого настоящего театрального бума! Даже в небольших уездных городах открывались театры, а там, где их не было, влекла к себе любительская сцена. Разумеется, Антон Павлович иронизировал насчет театрального искусства и театра как культурного феномена вообще, но мнения современников не могли ускользнуть от его внимания, тем более, что вышеупомянутое произведение было написано именно в Сумах. Возможно, авторский скепсис вполне подходил к сумскому театру, который во время одного из визитов в наш город посетил писатель.

Театральной истории Сум вот уже более чем два века. Первое упоминание о «балагане» для приезжих артистов относится к 1806 году. Задолго до появления стационарного театра в Сумах писались драматические произведения, которые ставились любительскими коллективами. В 1828-1832 годах в Сумах жил Филипп Семенович Морачевский, по долгу службы учитель математики уездного училища и драматург по призванию. Тут он написал ряд пьес, которые расходились в рукописях и имели большой успех у местных читателей. Особой популярностью пользовалась комедия в трех действиях «Сумская чудачка», от которой, к сожалению, сохранилась лишь одна сцена из второго действия. Содержание этой комедии было весьма простым и насыщенным бытовыми сценами из обывательской жизни: маман хлопочет об устройстве личной жизни старшей дочери и обучает ее обольщать кавалеров: «Придать глазам приветливую нежность, словам, движениям – приятную небрежность».

Хотя комедии Ф. Морачевского так и не стали сценическим достоянием, они объединили читающую молодежь вокруг идеи образования в Сумах театра. Среди энтузиастов был горожанин Михаил Бабич. Специальность этого аматора была далеко не театральной. Он зарабатывал на жизнь торговлей. И хотя коммерческие дела шли неплохо, у Михаила Федоровича они вызывали скуку. Настоящими его увлечениями были театр и литература. Постепенно из почитателя сцены М. Бабич вырос в режиссера и драматурга. В 1850-х годах в Сумах под его руководством возникает первый театральный драмкружок. А в 1865-м, унаследовав от отца небольшое состояние, он распорядился им для устройства постоянного театра. Располагался он на Соборной в районе современного сквера перед корпусом юрфака УАБД. Из дошедших до нас названий пьес известно, что на сумской сцене ставились «Сватання на Гончарівці» Г. Квитки-Основьяненко, «Женитьба» Н. Гоголя, «Свадьба Кречинского» А. Сухово-Кобылина и «Лес» А. Островского. В конце концов и сам вдохновитель театра написал ряд произведений преимущественно комедийного содержания. Сумской краевед Павел Сапухин в Петербуржской театральной библиотеке обнаружил некоторые из них: «Чумак, или Бойкая дивчина», «Чудная комедия, или Не рассмотрел, с кем перевенчался», «Гусар, или Интересная новость», «Наборщики, или Нашел батька в сундуке».

Газета «Харьковские губернские ведомости» в целом одобрительно отзывалась о постановках сумчан, особо подчеркивая серьезное отношение к подбору пьес и строгую требовательность к себе исполнителей. Их настоящие имена прямо указывались в афишах, что было театральным новшеством. Сами актеры работали практически бесплатно. Билеты продавались недорого, а вся выручка шла на благотворительные нужды. Театр просуществовал недолго. Со смертью М. Бабича в 1875 году коллектив распался, а здание театра было разобрано на доски.

Новая история сумской Мельпомены пришлась на пору бурного развития драматургии. Театральная общественность привлекала внимание к животрепещущим вопросам развития театра: улучшению профессионального актерского образования, расширению сети театров за счет создания частных антреприз. В 1882 году монополия казенных театров под влиянием требований прогрессивной общественности была отменена. Появилась особая прослойка театральных продюсеров – антрепренеров, которые и занялись приватным распространением театрального искусства. Именно на 80-е годы ХІХ века приходится основание летнего театра на 700 мест в первом городском публичном саду «Швейцария», находившемся между Гусинцами и харьковскими плотинами. Заведение получило то же название, что и парк.

Театральный сезон начинался после Пасхи и заканчивался с летом. Своих профессиональных высокооплачиваемых актеров «Швейцария» не имела. Не хватало театру красивых декораций и костюмов. Все это отображалось на качестве постановки спектаклей. А.П. Чехов в мае 1889 года писал книгоиздателю А.С. Суворину: «Был я в Сумах в театре и смотрел «Вторую молодость». Актеры были в таких штанах и играли в таких гостиных, что вместо «Второй молодости» получилась «Лакейская». В последнем акте за сценою били в барабан. Будут ставить «Татьяну Репину» и «Иванова». Схожу. Воображаю, каков будет Адашев!»

Тем не менее энтузиазма сумчанам было не занимать. В массовые сцены набивалась большая очередь желающих выступить статистами. Влияние же актеров на публику было поистине колоссальным. В качестве анекдота в Сумах распространялась история о том, как один актер проучил владельца табачной фабрики И. Туршу, пренебрегавшего посещением театра. Во время одной из сцен, где актеру требовалось закурить бутафорскую сигарету, исполнитель роли неожиданно отказался от этого, сославшись на то, что публика задохнется от вони, издаваемой табаком местной фабрики. В результате продажи табака И. Туршу резко упали. Чтобы поправить положение, владелец начал посещать премьеры и посылать театру значительные суммы. Вообще, выписывать чеки на нужды театра считалось такой же благотворительностью, как и жертвовать на богадельни и больницы.

Репертуар «швейцарцев» был достаточно широк. На это их провоцировала сама публика, требовавшая новых зрелищ. Например, в сезон 1902 года труппа показала 32 пьесы, в том числе и сложных для постановки «Мещан» М. Горького и «Братьев Карамазовых» по мотивам произведения Ф. Достоевского. Такой ритм определял «запуск» пьесы с одной-двух репетиций, из-за чего нередко происходили комедийные случаи. Александр Куприн, игравший на сцене «Швейцарии» в 1899 году, вспоминая о «Смерти Ивана Грозного», указывал, что его коллеги постоянно забывали роли, а один подслеповатый актер ворвался «в палаты Шуйского с такой настойчивостью, что перекинул на пол скамью вместе с сидевшими на ней боярами. Эти бояре были очаровательны. Все они были набраны из молодых караимчиков, служивших на местной табачной фабрике. Я выводил их на сцену. Я небольшого роста, но самый высокий из них приходился мне по плечо. Притом половина из этих родовитых бояр была в кавказских костюмах с газырями, а другая половина – в кафтанах, взятых напрокат из местного архиерейского хора... Публика приветствовала наш торжественный выход дружным ржанием».

Александру Ивановичу вообще нелегко приходилось работать со «швейцарцами». Играли провинциальные актеры из рук вон плохо: «Мне все время казалось, что в распоряжении этих служителей искусства имеется всего-навсего десятка два заученных интонаций и десятка три зазубренных жестов...» Не отличались актеры, в большинстве своем, и человеческими качествами: «Все они были бессердечны, предатели и завистники по отношению друг к другу, без малейшего уважения к красоте и силе творчества, – прямо какие-то хамские, дубленые души!» Среди коллег А. Куприн выделил лишь одну актрису Андросову, всю себя отдававшую сцене.

Однако вышесказанное относится, в первую очередь, к труппе, в которой играл сам Александр Иванович. Актерский состав «Швейцарии» все время менялся. Если в 1899 году театром руководил Валерианов, то в сезон 1902 года – Верковский, 1905 года – Днипрова, а 1906 года – Александрова. С гастролями в «Швейцарии» неоднократно бывал также театр братьев Тобилевичей (И. Карпенко-Карый, Н. Садовский, П. Саксаганский).

Помимо заезжих трупп, на сцене «Швейцарии» выступали и свои актерские коллективы. Так, в 1909 году был основан «Сумской малороссийский кружок любителей драматического и музыкального искусства», ставивший пьесы украинских авторов. О популярности украинской драмы в Сумах говорит количество участников кружка: «155 действительных членов и 90 членов-соревнователей». В сезон 1910 года аматоры дали 39 спектаклей. Из них, если судить по кассовым сборам, наибольшей популярностью у публики пользовались «Безталанна» И. Карпенко-Карого, «Майська ніч» Н. Гоголя, «Примари» Г. Ибсена, «Лісова квітка» Л. Яновской, «Сватання на Гончарівці» Г. Квитки-Основьяненко, «Ніч під Івана Купала» М. Старицкого, «Наталка Полтавка» И. Котляревского.

История «Швейцарии» оборвалась достаточно резко. В 1916 году театр сгорел и уже не смог восстановиться. Последовавшие политические события не благоприятствовали развитию частной сцены. Хотя никто сейчас определенно не назовет место расположения «Швейцарии», память о летнем театре на левом берегу Псла жива и поныне – в рассказе А. Куприна «Как я был актером» и Аллее Любви, располагавшейся рядом с театром. Будете проходить по улице Заливной – обязательно увидите!



Адольф Геттлер: 39 лет в тюрьмах, ссылках и лагерях

Сумской немец с судьбой советского политзаключенного

Среди сумчан, живших в первой половине ХХ века, одной из наиболее заметных личностей является Адольф Геттлер. Революционер, социал-демократ, один из родоначальников советской кооперации, редактор и, при всей противоречивости своих политических убеждений, – человек гуманистического мировосприятия.

Его беспокойная жизнь походила на время, в котором жило общество и которое стало частью нашей истории...

Сумы конца ХІХ – начала ХХ вв. – многонациональный и мультикультурный город. Украинцы, русские, поляки, евреи, немцы, турки, караимы оставили свой неизгладимый след в его истории. Представителем одной из самых многочисленных национальных городских общин был Адольф-Антон Эрнестович-Фридрихович Геттлер – сын вюртембергского часовщика, немецкого подданного, переехавшего в Россию после франко-прусской войны 1870-1871 гг. Мать Адольфа родилась в России от смешанного немецко-русского брака. Несмотря на доминирование немецкой крови и принадлежность к лютеранской церкви, в семье Геттлеров говорили на русском языке. Адольф был первенцем счастливых родителей – родился 13 января 1883 года.

Семья не имела недвижимой собственности и существовала исключительно на заработки отца. Очевидно, семейная экономия средств, а также демократические взгляды Эрнеста Геттлера, который за границей сошелся с представителями политической эмиграции, повлияли на симпатию его сына к идеям социальной справедливости. В 15 лет Адольф впервые знакомится с социалистической литературой.

В конце ХІХ ст. Сумы, несмотря на свой провинциальный характер, являлись городом с политически активной интеллигенцией. Этому, как ни странно, способствовало само правительство. В течение трех пореформенных десятилетий Сумы, доселе тихий и спокойный уголок империи, являлся его ссыльной периферией. Начиная с разгрома польского восстания в 1863-1864 гг. сюда отправляются под надзор полиции польские, еврейские и русские революционеры. Выход за рамки кружковых прений был вопросом времени. Наибольший успех имела агитация ссыльных социал-демократов – Алексея и Веры Карелиных, Анны Болдыревой, Михаила Названова (участник Союза борьбы за освобождение труда, того самого, которым руководили Ю. Мартов и В. Ульянов). Опытные революционеры, владевшие приемами конспирации и получавшие политическую литературу из-за рубежа, без особого труда преодолевали полицейское наблюдение и обеспечили себе связь с молодежью города. В 1922 году А. Болдырева вспоминала: «В 1895 г. А.Е. Карелин поехал из Сум в Питер. Я осталась одна, а потом приехала Гаврилова. Мы уже вдвоем продолжили работу с гимназистами; устанавливались связи со студентами в Харькове». Упоминаемые «гимназисты» – это гимназистки Мария и Анна Гаврилович, а также ученики реального училища Альберт Гаврилович и Адольф Геттлер. Очевидно, кружковая работа социалистов не ограничивалась этой четверкой. Но именно они, повзрослев, продолжили дело своих учителей. Об этом периоде жизни Адольф Эрнестович вспоминал: «...В возрасте 15 лет я стал усердным читателем нелегальной социал-демократической литературы, издававшейся в Женеве группой «Освобождение труда». С этих пор я стал считать себя социал-демократом и мечтать об активной революционной работе».

Такая возможность представилась очень скоро. Летом 1900 г., уже по окончании училища, А. Геттлер при посредничестве М. Названова, к тому времени уже директора Вировского сахарного завода (П. Харитоненко, несмотря на политические взгляды Михаила Кондратьевича, ценил его профессионализм, широкие познания в химии и организаторские способности), встал во главе небольшого кружка рабочих-сахарников. В Сумах новым приятелем А. Геттлера стал Моисей Рафес, сосланный из Вильно за участие в студенческих беспорядках. Будущий видный деятель еврейской левой партии «Бунд» «был человеком компанейским, живым и остроумным собеседником, имел хорошую библиотеку, считался знатоком марксизма и стал, естественно, руководителем интеллигентского революционного кружка, изучавшего труды Маркса и стремившегося как можно скорее приложить усилия к революционной работе среди рабочих». Однако по-настоящему революционная работа у молодых социалистов закипела после того, как осенью 1902 г. в состав кружка вошел студент Павел Степанов. Именно ему удалось наладить тесный контакт с рабочими сумских предприятий. Сумская социал-демократия стала быстро расти. К середине 1903 г. она насчитывала более сотни членов. На связь с другими социал-демократическими организациями с целью конспирации сумские левые выходили под именем «Факел».

Не заметить активности политических нелегалов полиция не могла. Весной стали устраиваться массовые сходки рабочих; за социалистами установилось наблюдение. К лету 1903 г. полицией было выяснено, что «в Сумах организовано три кружка рабочих... под руководством Гавриловича, Степанова и молодого студента (А. Геттлера. – Д.К.) соответственно. Кружки имеют кассу взаимопомощи, состоящую из денег его участников, на случай стачек и забастовок... Участники кружков устраивают конспиративные сходки за городом, читают «Искру», обсуждают текущее положение и как вести себя на допросе». Фактическим руководителем всей сумской организации социалистов к этому времени, о чем свидетельствуют рапорты полицейских чинов, стал А. Геттлер, бросивший ради подпольной работы Киевский политехнический институт.

Летом 1903 г. лидеры организации (самому старшему из них было 25 лет) предчувствовали, что надвигается разгром. П. Степанов накануне ареста писал в Харьковский комитет РСДРП: «Мы уже намозолили всем глаза и нас прямо в лицо называют социалистами... Полиция у нас все новая будет... Комплект городовых и жандармов увеличен... Все это, несомненно, вызвано успехами пропаганды среди населения».

В это же время по стране прокатилась волна антиправительственных демонстраций и забастовок. Об организации демонстрации в Сумах заговорили и социалисты. Не дожидаясь такого развития событий, полиция спланированно и организованно арестовала наиболее активных членов «Факела». Среди них оказался и А. Геттлер. Месяц он пребывал в Сумской тюрьме, в камерах которой «кроме зловонной параши, ничего нет – ни стола, ни табурета, ни койки, ни нар, ни матраца, ни подушки». С такими условиями арестантского быта, вспоминал А. Геттлер, ему, отсидевшему в тюрьмах не один год, никогда и нигде не приходилось сталкиваться.

В ноябре 1904 г. А. Геттлер был освобожден из Харьковской тюрьмы на поруки. Очутившись на свободе, он тотчас возобновляет свою политическую деятельность. Ситуация в стране тем временем накалилась до предела – после «кровавого воскресенья» началась революция. Это было золотое время бунтарей, подобных А. Геттлеру. Волны, раскачивающие старый патриархальный мир России, подхватывали наверх его ниспровергателей. В первой половине 1905 г. А. Геттлер становится одним из организаторов ученических и рабочих забастовок, крестьянских митингов в Сумах. Угроза нового ареста заставляет его переехать в Екатеринославскую губернию. Полученный в Сумах опыт подпольной работы помог А. Геттлеру вскоре возглавить Павлоградскую организацию РСДРП и стать секретарем «Бюро провинциальных организаций» губкома партии. Именно в Екатеринославе сумчанин обзавелся подпольной кличкой – Карл. «Карл» участвует в организации декабрьского вооруженного восстания в Екатеринославе, координирует рабочие забастовки. Вооруженное подавление восстания вынуждает его выехать обратно в Сумы. Здесь он занимается восстановлением социал-демократической организации и руководит ее деятельностью. Несмотря на военное положение в уезде, А. Геттлеру удалось создать небольшую, но сильную и сплоченную организацию. Полиция в течение года не могла обнаружить типографию социал-демократов, которую революционеры разместили у нее под боком, в подвале дома терпимости на Холодногорской. На Николаевском лужке (район улицы Героев Сталинграда) социалисты имели конспиративную квартиру. Здесь проходили их собрания и временно пребывали товарищи на нелегальном положении.

Летом 1906 г. А. Геттлер вновь оказывается в Екатеринославе, где руководит избирательной кампанией социал-демократов. Но 20 января 1907 г., «как личность вредная для государственного порядка и спокойствия», был арестован. Как немецкого подданного, суд приговорил «Карла» к высылке за границу. Однако, оказавшись на свободе, «Карл» перешел на нелегальное положение и стал жить по паспорту камышанского мещанина Василия Степановича Головного. Пребывать в Екатеринославе далее стало опасно, и А. Геттлер переехал в Одессу.

Революционная слава «Карла» шла за ним по пятам. Одесситы избирают его в районный комитет партии; он курирует связи комитета с рабочими Пересыпского «красного» района. А затем избирается еще и секретарем профсоюза портовых грузчиков. За это время А. Геттлера арестовывают три раза, но ему удается избежать тюрьмы – одним только агентурным данным полиции дореволюционные суды не слишком доверяли и выносили нередко оправдательные или мягкие приговоры. В конце концов злоупотреблять терпением властей Адольф не стал и с подложным паспортом начал перемещаться по стране.

Конспирацию приходилось соблюдать буквально во всем, даже в личной жизни. Для венчания с невестой он тайно весной 1912 г. приехал в Сумы. Поскольку сумской жандармерии был хорошо знаком «розыскной лист» на А. Геттлера, свадебный поезд был поставлен по всем жанрам театра подполья. Пластику «актеров» ставил сам виновник торжества. Жениха окружали сестры с пестрыми зонтиками и брат. «Как только в поле зрения появлялся жандарм, сестры сигнализировали об опасности зонтиками: опасность впереди – Лида опускает зонтик вниз; опасность справа или слева – Тина опускает свой зонтик, затем поднимает возле того плеча, откуда угрожает опасность». По сигналу Адольф прятался во дворе и дальше оттуда наблюдал за братом, который на тротуаре шнуровал ботинок. Прекращение данной операции и стук трости означали, что «опасность миновала...»

Выехав из Сум в Петербург, А. Геттлер как меньшевик принял участие в кампании за организацию «рабочего издательского товарищества» для издания нефракционной газеты в противовес большевистской «Правде». Однако вмешательство полиции не позволило реализовать задуманное. «Переменив несколько видов на жительство, – вспоминал А. Геттлер, – мне удавалось несколько раз благополучно уходить от провала, но все же в апреле 1912 г. я был снова разоблачен и после 7 месяцев заключения в одиночке в Доме предварительного заключения и суда за проживание по чужим паспортам направлен в ссылку в Нарымский край, по отбытии которой подлежал опять безвозвратной высылке за границу». В общей сложности за годы революционной работы А. Геттлер восемь раз арестовывался, трижды привлекался к суду, четыре раза приговаривался к ссылкам.

Февральская революция выпустила на свободу противников старого режима, которые свою энергию направили на дальнейшее развитие революции. А. Геттлер из Сибири приехал в Петроград, где вошел в состав организации социал-демократов-интернационалистов. Одновременно работал секретарем завкома завода «Прометей» на Выборгской стороне, помощником редактора «Известий» и заведующим бюро печати ЦИК. Октябрьские события в столице меньшевик А. Геттлер воспринял негативно и в начале 1918 г. переехал в Уфу, где эсерами и меньшевиками было создано альтернативное большевистскому социалистическое правительство (Уфимская директория). Товарищи по партии поручили ему редактировать газету «Голос рабочего» и избрали членом городской думы. Что повлияло затем на А. Геттлера, перешедшего в 1919 г. в лагерь большевиков, сказать трудно. Сам он в автобиографии указал на осознание «ошибочности своих меньшевистских позиций».

В 1919 г. «Карл» возвращается в Советскую Украину, в столице которой начинает работать в кооперативном правлении сельскохозяйственного союза «Союзсбыт». Кооперация в начальные годы советской власти воспринималась правящей партией как один из важнейших путей строительства социалистической экономики. Именно в этой мирной сфере Адольф Эрнестович проявил наибольший талант, добился существенных успехов. В 1921 г. на всеукраинском съезде кооперативов он избирается членом правления «Вукоспілки» – всеукраинского кооперативного союза. В феврале 1922 г. командируется в Германию главным представителем кооперации Украины. Здесь А. Геттлер организовывает аппарат для разворачивания в больших масштабах экспортных и импортных операций, устанавливает связи с национальными кооперативными союзами и одновременно нейтрализует деятельность эмигрантских украинских кооперативных союзов. Так, в начале 1923 г. на заседании Исполкома Международного кооперативного альянса в Генте после доклада А. Геттлера из состава Альянса было исключено «Объединение центральных украинских кооперативных союзов», а «Вукоспілка», всеукраинский центр сельскохозяйственной кооперации «Сільський господар», «Книгоспілка» и «Укрінбанк» стали его членами. В дальнейшем украинские кооперативы Адольф Эрнестович представлял на конгрессах Альянса в Праге, Париже, Гамбурге, Брюсселе, Стокгольме, где выступал не только от имени украинских кооперативов, но и всего Советского Союза. В 1929 г. вместе с представителем Всесоюзной торговой палаты открыл павильон СССР в Польше на Львовской ярмарке, а затем принимал в Харькове делегацию польских кооперативов.

Успехи А. Геттлера в заключении важных договоров, налаживании советского экспорта повлияли на его продвижение по номенклатурной лестнице. В 1924 г. он избирается председателем правления «Книгоспілки», становится членом Кооператсовещания при ЦК КП(б)У, наблюдательных советов ряда кооперативных союзов. Через четыре года А.Геттлер избирается членом президиума Госплана УССР, а также председателем Главного кооперативного комитета при Совнаркоме УССР. «Как член Президиума Госплана, наряду с выполнением обязанностей председателя кооперативной секции... был также председателем Комиссии по восстановлению Правобережной Украины, а также по постановлению Президиума редактировал разработанный Госпланом первый пятилетний план УССР».

Возглавив кооператив печатников, А. Геттлер возвращается к редакторской деятельности. В частности, редактирует художественно-литературный и общественно-политический иллюстрированный журнал «Нова громада». В 1930 г. становится заместителем главного редактора Украинской советской энциклопедии (возглавлял работу про созданию первой отечественной энциклопедии Н. Скрыпник).

Формирование тоталитарного режима неизбежно сопровождалось чисткой свободомыслящей части партии, к которой принадлежали, в первую очередь, старые кадры. Н. Скрыпник в 1933 г. покончил жизнь самоубийством, а А. Геттлер оказался за колючей проволокой. В письме на имя секретаря ЦК КП(б)У П. Постышева он указывал, что был арестован в декабре 1933 г. по причине сговора или провокации.

Но призыв освободить его остался безответен. Что такое сталинская школа фальсификаций, А. Геттлер узнал на собственном опыте. В обвинительном акте, оглашенном на заседании суда 16 марта 1935 г., А. Геттлера обвинили не только в принадлежности к «немецкой фашистской организации», но и к Украинской военной организации Е. Коновальца. По версии обвинения, А. Геттлер активно сотрудничал с нацистами, готовил восстание и всячески вредил советской власти в Украине. А. Геттлер отчаянно защищался, опровергал все выдвинутые обвинения, требовал очных ставок, указывал следователям на ошибки следствия и показаний провокаторов.

После трех лет судебных тяжб А. Геттлер был отправлен в лагерь в Карелию, где в 1938 г. повторно арестовывается по обвинению в принадлежности к «украинской контрреволюционной верхушке». Обвинение основывалось на его работе в редколлегии УСЭ, куда входили такие видные партийные деятели, как Затонский, Косиор, Якир, Чубарь и пр., репрессированные в 1937-1938 гг. Однако на этот раз судьба оказалась благосклонной к сумчанину. Приговор не был расстрельным. Особым совещанием при НКВД СССР А.Геттлера в 1940 г. приговорили к высылке в Коми АССР. Таким образом, он остался единственным живым редактором первой украинской энциклопедии.

До хрущевской оттепели А. Геттлера неоднократно переводили с места на место в качестве спецпоселенца. Он перебивался на разных временных работах - сторожем на картофельных полях, ночным сторожем, пильщиком дров и разнорабочим. После войны работал плановиком в торговых структурах. В 1949-1956 гг. – инженером в стройуправлении г. Гремячинск Пермской области. Осенью 1956 г. был полностью реабилитирован, а затем и восстановлен в партии. Подводя итоги своих злоключений, он насчитал более 39 лет, проведенных в тюрьмах, ссылках и лагерях.

Вернувшись в Украину, А. Геттлер занялся исследованием истории революционного движения на Сумщине. После длительного перерыва в 1960 г. он посетил родину, отметил произошедшие перемены, занялся краеведческими разведками. Они касались не только одного общественного движения. «У меня возникла мысль, – писал А. Геттлер сумскому краеведу П. Сапухину, – засесть за работу о прошлом Сум, попробовать посильно нарисовать картину прошлого житья-бытья с начала девяностых и по начало девятисотых годов, включая 1905-1906 годы, увязав с личными детскими и юношескими впечатлениями». Но приступить к исследованию Адольфу Эрнестовичу не позволило ухудшающееся здоровье. К тому же поиски исторического прошлого Сум не вызвали тогда ни сочувствия, ни содействия со стороны властей и научной общественности.

В начале 1964 г. жизненный путь последнего пионера сумской социал-демократии завершился. Он оказался столь же драматичным и исполненным крутых перемен, как и весь прошедший ХХ век.


Каталог: library -> docs -> rio
rio -> Методические рекомендации для доаудиторной подготовки к практическим занятиям по инфекционным болезням
rio -> Методические указания для подготовки к семинарам и тестовые задания по курсу «история государства и права украины»
rio -> Методические указания к аспекту «лингвоукраиноведение» для студентов-иностранцев 1-2-х курсов
rio -> Методические указания по выполнению обязательных домашних заданий по дисциплине "Кредитно-расчетное обслуживание предпринимательства" для студентов специальности 030601 "Менеджмент" всех форм обучения
rio -> Міжнародна академічна мобільність у галузі вищої освіти прискорила такий напрямок міжнародної діяльності, як навчання іноземних студентів
rio -> Методические указания к аспекту «лингвоукраиноведение»
rio -> Методические указания для самостоятельной работы студентов 6-го курса по дисциплине «Внутренняя медицина»
rio -> Методические рекомендации для доаудиторной подготовки к практическим занятиям по инфекционным болезням

Скачать 317.5 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница