Мохаммад Насири


Раздел 5 От сакифы («совещания под навесом») до убийства ‘Усмана



страница6/11
Дата01.12.2017
Размер3.1 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Раздел 5
От сакифы («совещания под навесом») до убийства ‘Усмана

 

Предисловие: стремление к истине как суть человека

  Стремление к истине, поиск истины – одно из важнейших свойств человека. Удивительная настойчивость больших групп людей и большинства научных исследователей в вопросе преемника пророка Мухаммада (да благословит Аллах Его и Его род!) в качестве имама мусульманской общины, показывает, что:


  1. Человек твердо стоит на защите своих убеждений и своего видения проблемы и привлекает все жизненные силы для того, чтобы течение веков не набросило пелену забвения на предмет его убеждениий.

  2. Истина же, по той причине, что она является истиной, может казаться невероятной, и поэтому нуждается в серьезной защите. Большинство мыслителей-немусульман в вопросе халифата, «изложения истины» и характеристике исторических личностей, действовавших в эпоху халифата, опирались в своих исследованиях, в своем анализе и в изложении своей точки зрения на рациональную мысль, логику и четкую аргументацию; большинство мыслящих людей до сих пор скорбит о несправедливом отношении к Сократу, Галиллею и другим ученым, пострадавшим за истину.

В исторической проблематике большего самого принципа исследования важно преодоление предвзятости и эмоционального подхода к результату исследования и избегание неверных трактовок этого результата311. Без сомнения, опора на основные и абсолютно достоверные источники, особенно в вопросах, вызывающих разногласия, использование научных методов и разносторонний анализ исторических фактов позволит до минимума сократить неизбежные издержки и ограничить возможности неверной трактовки результата со стороны невежественных друзей и хитроумных врагов.

При тщательном изучении исторических событий, последовавших за кончиной посланника Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!), естественно обращение к прошлому и постановка нескольких важных вопросов.

1. Для чего был необходим преемник?

2. В чем заключались мудрые ожидания самого Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!) по вопросу о преемнике?

3. Включалось ли в понятие преемник (джанешин) значение предводитель общины (пишвайи-йе уммат), и в чем заключались обязанности правителя (вали ал-амр) мусульман после ухода Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!)

Несмотря на то, что ответы на эти вопросы обычно принято относить к ‘илм-е калам (науке, дающей рационально-философское толкование религиозных догматов), необходимо дать здесь краткие ответы на эти вопросы, потому что без этого не будут понятны основные темы, затрагиваемые в этом разделе.

Некоторые аргументы в пользу необходимости преемства таковы:

1. Причиныи философия миссии всех пророков (мир им!) как твердый и обязательный закон всеобщего наставления на путь истины.

2. Потребность общества в руководстве.

3. Необходимость связи между духовным и материальным миром.

4. Тафсир и толкование основных принципов религии и айатов Корана.

5 Указания Корана на роль преемника Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!) в совершенствовании религии и завершении благого дела.

История жизни Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!) свидетельствует, что когда он даже на краткое время, на один или несколько дней, покидал город, всегда оставлял вместо себя заместителя. Так разве же мог он, отправляясь в длинное путешествие, из которого не бывает возврата, оставить умму без предводителя и руководителя? Разве мог тот, кто считается мудрейшим из умов, кто полагает религию целительным средством для всего человечества и во все времена, кто являет собой пример самой удивительной доброты к людям, кто претерпел тяжелейшие страдания ради счастья людей и наставления их на путь истины, не подумать о том, кто поможет людям достичь берега спасения и увидеть плоды своей веры?

Неужели история предшествующих пророков (мир им!), которая доказывает важность достойного преемства, могла остаться без внимания последнего Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!)? И что означают айаты священного Корана с требованием «Балиг!» («Передай!»), угрозой «Если ты этого не сделаешь, то ты не передашь Его послания» и заверением «Аллах защитит тебя»312, как не передачу плодов двадцатитрехлетних усилий по пропаганде ислама преемнику?

Всякий искренний исследователь и всякий мусульманин, ищущий истину, должен спросить себя: «А что бы случилось, если бы Пророк не выполнил свое поручение и все достижения пророеской миссии пропали бы втуне?»

Нет никаких сомнений в том, что единобожие, вера в Судный день, пост, экономические законы ислама, идеологическое разграничение с язычниками, не могут считаться ответом на этот вопрос. Ибо большинство этих моментов были еще раньше раскрыты в многочисленных айатах священного Корана. С другой стороны, даже объяснение Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!) в любви к одному из своих самоотверженных и чистых сподвижников не может быть ответом на этот вопрос. Ибо этот вопрос не нуждается в предварительном признании людьми.

В той ситуации, когда:

- лицемеры планируют государственный переворот,

- отдельные группы людей в окрестности Медины выражают сомнение в истинности пророчества и отказываются повиноваться,

- а Пророк (да благословит Аллах Его и Его род!) отправляется в иной мир,

чего можно ожидать, как не решения проблемы преемства? Что, помимо официального объявления имамата и преемства в руководстве умой, может быть столь же важным, как сама пророческая миссия? Неужели в то время, как ‘Айша, Абу Бакр, ‘Умар, и ‘Абдаллах ибн ‘Умар были уверены в необходимости назначения преемника, сам посланник Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!), так хорошо знавший своих сподвижников и понимавший, насколько важна для исламской религии твердость и постоянство безо всяких отклонений и искажений, мог оставить этот вопрос без внимания?

Как бужет потом показано, Абу Бакр оставил после себя завещание с именем преемника, ‘Умар также не остался безучастным к тому, кто будет руководить общиной после него. Он предложил избрать из шести человек, иена которых он назвал.

‘Абдаллах ибн ‘Умар говорит своему отцу: «Люди говорят, что ты не хочешь после себя оставить заместителя? Если бы ты имел пастуха, и он пришёл бы к тебе, оставив своё стадо без присмотра, ты бы назвал этого пастуха виновным в том, что если что либо случится с его скотом, если же ты не оставишь после себя заместителя пред Аллахом, будешь в ответе за эту умму»313.

Ибн Аби ал-Хадид (му‘тазилит) приводит свой диалог с Накибом ‘Алави о халифате и сакифе (решениях «совещания под навесом») и говорит: «Я сказал Накибу: «Моё сердце не соглашается с тем, чтобы некоторые из сподвижников совершали грех после Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!) и предприняли шаги, наравленные против него, пренебрегнув тем, чтобыло завещано в Гадире». Накиб в ответ сказал: «Да, сердце не поворачивается сказать, что посланник Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!) мог оставить свою умму без предводителя. Как может быть так, что он не назначил того, кто будет амиром мусульман после его смерти314».

‘Айша, супруга Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!), сказала ‘Абдаллаху ибн ‘Умару: «Сын мой, передай привет твоему отцу и скажи, чтобы не оставлял народ без руководителя! Пусть оставит после себя правителя, боюсь, что в противном случае будет смута»315.

Учитывая все выше сказанное, разве можно сказать, что у сакифы (решений «совещания под навесом») есть источник и историческая основа, а его участники ради достижения собственных целей довольствовались кораническим учением? Ведь из-за этих движений твердое мнение Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!) по вопросу преемника, проявившееся в разное время и в разных местах, оказалось скрытым.

Встает вопрос: когда такие люди понимают необходимость определения преемника, как возможно, чтобы сам посланник Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!) не обратил внимания на эту проблему?

Можно ли сказать, что отрицание факта назначения преемника Пророком (да благословит Аллах Его и Его род!) возвращает к отрицанию неверующими духовной сути и социально-политической значимости личности Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!)? И если кто-то (целая группа людей) полагал, что посланник Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!) является лишь передатчиком или, в лучшем случае, пропагандистом божественного откровения, и что его проповеди имеют отношение лишь к вечным ценностям, а в обыденных делах самые обычные люди являются более сведущими, чем он, остается ли возможность принятия слова Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!) в большинстве социально-политических вопосов, и, в частности, в вопросе выбора преемника?

Исследование событий, случившихся при жизни посланника Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!), показывает, что среди мусульман всегда встречались такие, кто не подчинялся его приказам. Всякий раз, когда приказ посланника Аллаха противоречил их личным, племенным политическим и экономическим выгодам, они всегда пытались опровергнуть приказ, выступая со своим мнением или же пытаясь противостоять указаниям Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!) другими возможными способами316. В то время, как множество айатов священного Корана приказывают мусульманам повиноваться приказам посланника Аллаха, не опережать его и не отставать от его указаний: «Kaждoгo пocлaнникa Mы пocылaли для тoгo, чтoбы eмy пoвинoвaлиcь c дoзвoлeния Aллaxa. A ecли бы oни, кoгдa пpичинили нecпpaвeдливocть caмим ceбe, пpишли к тeбe и пoпpocили бы пpoщeния y Aллaxa и пoпpocил бы пpoщeния для ниx пocлaнник, oни бы нaшли, чтo Aллax пpиeмлeт oбpaщeниe, милocтив. Ho нeт – клянycь твoим Гocпoдoм! – нe yвepyют oни, пoкa нe cдeлaют тeбя cyдьeй в тoм, чтo зaпyтaнo мeждy ними. Пoтoм нe нaйдyт oни в caмиx ceбe зaтpyднeния o тoм, чтo ты peшил, и пoдчинятcя пoлнocтью»317.

Другой айат: «O тe, кoтopыe yвepoвaли! Пoвинyйтecь Aллaxy и Eгo пocлaнникy и нe oтвpaщaйтecь oт Heгo в тo вpeмя, кaк вы cлyшaeтe»318.

И еще один: «He дeлaйтe oбpaщeния к пocлaнникy cpeди вac тaким жe, кaк oбpaщeниe вac дpyг к дpyгy. Aллax знaeт тex из вac, кoтopыe пpoбиpaютcя, ищa yбeжищa. Пycть бepeгyтcя тe, кoтopыe нapyшaют Eгo пpикaз, чтoбы иx нe пocтиглo иcпытaниe или нe пocтиглo иx нaкaзaниe мyчитeльнoe!»319

Также: «He бывaeт ни для вepyющeгo, ни для вepyющeй, кoгдa peшил Aллax и Eгo пocлaнник дeлo, выбopa в иx дeлe. A ктo нe cлyшaeтcя Aллaxa и Eгo пocлaнникa, тoт пoпaл в явнoe зaблyждeниe»320.

В другом месте Корана сказано: «O вы, кoтopыe yвepoвaли! He ycтpeмляйтecь впepeд пpeд Aллaxoм и Eгo пocлaнникoм и бoйтecь Aллaxa, – вeдь Aллax – Слышaщий, Знaющий!

O вы, кoтopыe yвepoвaли! He пoднимaйтe cвoиx гoлocoв вышe гoлoca пpopoкa и нe oбpaщaйтecь к нeмy гpoмкo c peчью, кaк oбpaщaeтecь дpyг к дpyгy, чтoбы нe oкaзaлиcь тщeтными вaши дeлa, a вы и нe знaeтe.

Te, кoтopыe пoнижaют cвoи гoлoca y пocлaнникa Aллaxa, - этo тe, cepдцa кoтopыx иcпытaл Aллax для бoгoбoязнeннocти. Им – пpoщeниe и вeликaя нaгpaдa.

Te, кoтopыe вызывaют тeбя из кoмнaт пoзaди, бoльшaя чacть иx нe paзyмeeт.

Ecли бы oни пoтepпeли, пoкa ты выйдeшь к ним, этo былo бы лyчшe для ниx. Пoиcтинe, Aллax - Пpoщaющий, Милocepдный!

O вы, кoтopыe yвepoвaли! Ecли пpидeт к вaм pacпyтник c вecтью, тo пocтapaйтecь paзyзнaть, чтoбы пo нeвeдeнию нe пopaзить кaкиx-нибyдь людeй и чтoбы нe oкaзaтьcя кaющимиcя в тoм, чтo вы cдeлaли.

И знaйтe, чтo cpeди вac – пocлaнник Aллaxa; ecли бы oн cлyшaлcя вac вo мнoгиx дeлax, тo вы бы cтpaдaли. Ho Aллax вызвaл в вac любoвь к вepe и yкpacил ee в вaшиx cepдцax, и cдeлaл для вac нeнaвиcтными нeвepиe, pacпyтcтвo и нeпoвинoвeниe. Эти –идyщиe пpямo, пo щeдpocти oт Aллaxa и пo милocти. Пoиcтинe, Aллax – Знaющий, Мyдpый!» 321

Для того, чтобы понять, каким оборазом были приняты решения «совещания под навесом», необходимо сначала поговорить о событиях, случившихся во время предсмертной болезни посланника Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!)


Настойчивое желание Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!) отправить в поход армию Усамы

Несмотря на то, что появление лжепророка Мусайлимы и объединение некоторых людей вокруг него было в тот период большой опасностью для мусульман, опасность, исходящая от Византийской империи, была намного опасней, ибо ее армия была более оснащенной и боеспособной в сравнении с армией Мусалеймы. Посланник Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!) собрал своих сподвижников, среди которых были также и Абу Бакр, ‘Умар, Абу ‘Убайда, Са‘ад Вукас, вручил знамя юному Усаме ибн Зайду ти приказал ему вести исламское войско против византийцев322. Интересно, что специалисты по военному делу, равно как и полоководцы древности и наших признают, что в военных приказах значение имеют все фразы и даже слова, и каждое из них получает свое толкование. В этом же приказе некоторые из пунктов являются абсолютно ясными и недвусмысленными.

1. Почему из всего огромного войска, отправляющегося на войну с могущественной Византийской империи, был выбран двадцатилетний юноша и назначен главнокомандующим?

Ведь несмотря на то, что назначение Усамы вызвало бурю негодования некоторых сподвижников, посланник Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!), несмотря на протест сподвижников, не отказался от своего решения.

2. Почему посланник Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!), помимо общего приказа о вступлении мусульман в армию Усамы, издал еще и отдельный приказ, обращенный к некоторым конкретным людям, и повелел им идти под знамёна Усамы? Если это было связано с их большим военным опытом и знанием военного дела, то почему тогда он не назначил кого-нибудь из них главнокомандующим?

3. Почему ‘Али (мир ему!), смелость, сила и отвага которого были известны всем, и который до этого неоднократно был знаменосцем и командующим мусульманского войска, на этот раз не был отправлен в поход, а остался с посланником Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!)?

4. Почему посланник Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!) не дал Усаме разрешения задержаться в Медине в связи с болезнью хазрата и выступить в поход уже после того, как посланник Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!) оправится от болезни? Когда же юный полководец воскликнул: «Но как я могу покинуть вас, когда мое сердце переполнено печали из-за Вашей болезни!», посланник Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!) сказал: «Думай о победе и выполняй приказ, данный тебе!»323

А теперь два главных вопроса:

а) Почему посланник Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!) так настаивал на том, чтобы войско Усамы как можно скорее покинуло Медину?

б) Чья тайная рука или какая неизвестная причина помешала армии Усаме выступить из лагеря Джурф, несмотря на то, что посланник Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!) совершенно четко отказал Усаме в его просьбе?

Сложность ответа на эти вопросы становится особенно видна, когда мы узнаем о том, что, узнав о том, что войску Усамы чинятся какие-то препятствия, и оно никак не может выступить в поход, посланник Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!) так разгневался, что, несмотря на сильнейшую лихорадку, пришёл в мечеть и прилюдно осудил и проклял тех, кто препятствовал выдвижению войска Усамы324.

Неужели нельзя предположить, что целью этих действий Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!) была попытка предотвратить те происки, что произошли в Медине после его ухода, с помощью демонстрации того, что не достигший и двадцати лет юноша может командовать войском, и снятия тем самым возражений сподвижников против правления Али (мир ему!) как еще слишком молодого человека?

 

Появление раскола
Дом посланника Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!) был наполнен сподвижниками и простыми правоверными, которые пришли навестить больного. Посланник Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!), понимая, что ждет его впереди, и хорошо зная своих сподвижников, увидел, что ему предоставляется последняя возможность сообщить о важнейшем аспекте своей миссии и определить путь дальнейшего исламского правления, и велел: «Принесите письменный прибор, чтобы я мог написать письмо, после которого вы уже никогда не заблудитесь». Тогда один из присутствующих (‘Умар) сказал: «Его болезнь усиливается, он не знает, что говорит». Затем, обратившись к присутствующим, сказал: «У нас есть Коран, и нам его достаточно». Среди сподвижников возникли разногласия и раскол: одни требовали выполнить повеление Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!), а другие соглашались с ‘Умаром, и все они переругались между собой. Таким образом, исчезла разница между наставником и ведомым, между пастырем и паствой, и пропала возможность написания письма325. Ибн Аббас потом с горечью и сожалением рассказывал об этом событии, случившемся в четверг, плакал и восклицал: «О четверг, о четверг!»

Каждый правоверный имеет право спросить:

О чем хотел написать Пророк (да благословит Аллах Его и Его род!) в этом письме? Чем содержание преполагаемого письма могло кому-то навредить? И вообще: имеет ли посланник Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!) право в последние мгновения своей земной жизни написать завещание и дать последнее наставление для мусульман, спася их от заблуждения, или нет?

Египетский учёный, суннит Ахмад Хусайн Йа‘куб пишет о причине того, что письмо-завещание не было написано: «В то время, как Пророк (да благословит Аллах Его и Его род!) настаивал на написании [завещания], некоторые люди преследовали личные интересы и даже хотели возвести «на трон» своего ставленника. Прежде всего, это привело к тому, что письмо так не было написано. Но, помимо того, это грозило основам исламской религии и всем усилиям Пророка за двадцатитрехлетний период пророчества, и даже подвергало сомнению авторитет Корана»326.

 

«Совещание под навесом» и возникновение халифата

Правление Абу Бакра

  Весть о кончине посланника Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!) распространилась очень быстро. Медина погрузилась в скорбь и печаль. И тут, посреди всеобщего плача, один из сподвижников (‘Умар) вдруг во всеуслышание заявил: «Что это за невежество говорить, что Пророк умер? Это неправда! Так говорят лицемеры! Всякого, кто скажет, что он умер, я разрублю своим мечом!»327. Ибн ‘Аббас подошёл к этому человеку и прочитал следующий айат: «И Myxaммaд – тoлькo пocлaнник, дo кoтopoгo были пocлaнники. Paзвe ж ecли oн yмpeт или бyдeт yбит, вы oбpaтитecь вcпять? Kтo oбpaщaeтcя вcпять, тoт ни в чeм нe пoвpeдит Aллaxy, и Aллax вoздacт блaгoдapным»328. Однако тот человек не угомонился и продолжал грозить: «Я четвертую каждого, кто скажет, что Пророк умер! Он ушел на небеса, но скоро вернется».

Какова же была настоящая причина отрицания факта кончины Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!)? Желание спасти ислам и мусульман? Любовь к Пророку (да благословит Аллах Его и Его род!) и преданность его целям? Или же за этим стояло нечто иное?

Люди не верили тому человеку и продолжали оплакивать усопшего, пока не приехал Абу Бакр и и не произнес тот же айат, что и Ибн ‘Аббас до него: «Myxaммaд – тoлькo пocлaнник, дo кoтopoгo были пocлaнники. Paзвe ж ecли oн yмpeт или бyдeт yбит, вы oбpaтитecь вcпять?...». Затем он воскликнул: «Мухаммад скончался, но его Господь жив!». Тогда тот человек, который до этого отрицал смерть Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!) и называл тех, кто признает эту смерть, лицемерами, согласился с фактом смерти и сказал: «Как будто я раньше и не слышал этот айат!»329 Волнение среди людей улеглось, и все погрузились в траур330. Тело пророка ещё не было обряжено и предано земле, когда некто тайком сообщил Абу Бакру, что его вызывает ‘Умар. Но Абу Бакру это не понравилось, ибо он считал, что для него важнее присутствовать на похоронной церемонии, и он оставил просьбу без ответа. Когда же приглашение последовало вторично, Абу Бакр подчинился, и вскоре вместе с Абу ‘Убейдой и ‘Умаром направился на «совещание под навесом» (сакифа)331 .

По поводу «совещания под навесом» возникает несколько вопросов, на которые необходимо ответить.

1. Сколько человек собралось «под навесом»?

2. Почему это совещание состоялось именно там и именно тогда?

3. Почему на собрании присутствовала группа ансаров?

4. Кто призвал ансаров на это собрание?

5. Было ли это собрание запланировано заранее?

6. Кто из ансаров присутствовал на этом собрании?

7. Собирались ли ансары избрать преемника? Была ли у них политическая цель?

8. Кто из ансаров присягнул раньше всех и чем руководствовался?

9. Знал ли кто-то еще из мухаджиров, кроме тех троих, о том, что происходит «под навесом»?

10. Почему Абу Бакр, которому к тому времени оставалось недолго жить, и который до того выражал исключительную преданность Пророку (да благословит Аллах Его и Его род!), узнав о «совещании под навесом», покинул траурные церемонии поспешил под навес?

11. Почему почти никто из мухаджиров, за исключением вышеупомянутых, не знал о «совещании под навесом»?

12. Почему никто из членов семьи посланника Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!) и видных сподвижников не был приглашён на собрание, на котором решалась судьба всех мусульман?

13. К чему вообще была вся эта спешка? Неужели опасность смуты действительно была так велика, что нельзя было подождать даже один день?332 И если действительно угроза исламу со стороны лицемеров была так велика, почему сам посланник Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!) не мог зарание принять меры, препятствующие этому? Разве не вытекает отсюда вывод, что в тот день кое-кто думал лишь о том, чтобы получить власть?333

14. Каким образом племя бани аслам вошло в Медину? И почему, вместо того, чтобы направиться к дому Пророка, вокруг которого собрались все мусульмане, и принять участие в траурной церемонии, асламиты двинулись прямо к навесу и тут же присягнули избранному халифу?

Эти вопросы, как и десятки других вопросов, встают сегодня перед теми, кто ищет истину и пытается самым серьезным образом разобраться в этой важнейшей проблеме.

Что касается причин и мотивов, заставивших ансаров собраться «под навесом», то необходимо сказать, что в те часы их собрание связано лишь с поведением некоторых мухаджиров и не было нацелено против заветов пророка ислама (да благословит Аллах Его и Его род!). Наверное, можно сказать, что отказ ряда лидеров мухаджиров вступить в войско Усамы и препятствование с их стороны выступлению этого войска вопреки воле Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!), отказ принести бумагу и письменный прибор по прсьбе Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!) и предсказание хазрата о возникновении в ближайшем будущем волнений и раскола, были среди факторов, заставивших ансаров собраться под навесом для того, чтобы попытаться сохранить свои позиции и защитить свои интересы. Помимо того, и многие другие факты указывают на то, что ансары, неожиданно для себя, оказались вовлеченными в действо, заранее спланированное совсем другими людьми. Случайное присутствие арабов племени бани аслам в Медине и их поспешная присяга халифу отлично подтверждают эту мысль334.

В любом случае, во время «совещания под навесом» в качестве требований в пользу будущего преемника приводились: чтобы он был мухаджиром, курайшитом, другом Пророка и наконец, в качестве последней капли, - чтобы он был пожилым человеком. Один из ансаров, Башир б. Са‘д, который впоследствии стал одним из ближайших сподвижников Му‘аввии, присягнул первым. Конечно, в той ситуации раздавались голоса об отсутствии на этом собрании семейства посланника Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!), бани хашим, большинства мухаджиров и лично ‘Али ибн Аби Талиба (мир ему!). Однако те обстоятельства, что ‘Али (мир ему!) был занят похоронами Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!), что племя бани хашим находилось далеко от политической сцены, а ауситы и хазраджиты, как и в джахилийские времена, остро соперничали друг с другом, определило успех организаторов присяги. А затем в город с шумом вошло племя бани аслам и, дружно присягнув халифу, взяло на себя полицейские функции, определив тем самым окончательную победу этой партии335. На этом же собрании даже хотели убить близкого сподвижника Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!), т.е. Са‘да б. ‘Убаду Ансари (который был кандидатом на звание халифа), но вмешательство его сторонников помешало осуществлению данного деяния336.

Итак, Абу Бакр ибн Кухафа в шестидесятилетнем возрасте был избран халифом. Он пользовался славой старейшины курайшитов и радостно восприянл весть о появлении пророка, возвестившего о новой вере, способной завоевать весь мир. Как свидетельствуют исторические источники, Абу Бакр был среди тех, кто первыми приняли ислам. Однако точный год принятия ислама Абу Бакром неизвестен, и на этот счет существует много разных мнений. Несмотря на недовольство своего отца Абу Кухафы, Абу Бакр на собственные сроедства выкупил семь рабов-мусульман и, освободив их, избавил от лишений, выпавших на их долю337. Однако история молчит о подробностях этого дела. Абу Бакр участвовал в мольшинстве сражений мусульман с неверными. Рассказывают, что Талха, ‘Усман, Зубайр, Са‘д бин Аби Вeкас, ‘Абд-ар -Рахман бин ‘Ауф, приняли ислам под влиянием и руководством Абу Бакра.

 

Войны периода отступничества (ридда), ознаменованного отступлением части племен от ислама и их возвращением к язычеству

 

Учитывая тот факт, что еще при жизни Мухаммада (да благословит Аллах Его и Его род!) появились люди, которые объявили себя пророками и на этом обманном пути добились определенного успеха у некоторых племен, неудивительно, что после кончины посланника Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!) возник разрушительный кризис, выразившийся в двух обстоятельствах. С одной стороны, лже-пророки усилили свою проповедь338, а, с другой стороны, часть мусульман почувствовала ослабление веры и стала сомневаться в основах религии. В этот же период часть племен отказалась платить закат (налог в пользу бедных) и подчинить халифу.



Таким образом, одновременно сформировались два явления: отказ от уплаты заката по причине неприятия халифата и сомнение ив вере и ее отрицание. Халиф и его окружение решительно стали бороться с обоими явлениями. Их возмущение было столь велико, что даже ‘Умар бин Хатиб выразил свой протест339.

Как свидетельствуют достоверные исторические источники, многие из тех, кто отметился печатью неверия и сомнения, были людьми, не ипринявшими новую политическую систему, апоэтому не считали, что уплата заката новым правителям является выполнением божественного предписания и исполнением религиозного долга. Они говорили: «Пока не станет ясно, кто настоящий вождь, и кого оставил Пророк (да благословит Аллах Его и Его род!) после себя в качестве преемника, мы не будем платить закат тому, кого мы не признаем, а лучше распределим его мжду нуждающимися в нашем племени»340. Некоторые из них рассматривали Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!) как вождя племени, обладающего соответствующими политическими и социальными привилегиями. Поэтому после го кончины они не считали себя обязанными подчинять его преемнику.

 

События в доме Фатимы (мир ей!)
Несмотря на то, что почти все шло так, как и было задумано, правление Абу Бакра было недостаточно крепким. Как указывают многие шиитские и суннитские источники, ‘Али ибн Аби Талиб (мир ему!), игравший важнейшую роль как в семействе посланника Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!), ближайшие сподвижники пророка ислама (да благословит Аллах Его и Его род!) и все хашимиты полначалу ничего не знали о решениях «совещания под навесом». Потом они услышали о том, что Абу Бакр, только что избранный халифом, прибыл со своими сторонниками в мечеть Пророка.

В это время ‘Али и его соратники собрались в доме Фатимы (мир ей!), чтобы обсудить происходящее. Абу Бакр и ‘Умар, которые прекрасно знали о том, что ‘Али занимает высокое место и пользуется огромным уважением среди сподвижников посланника Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!), они призвали ‘Али прийти в мечеть и присягнуть Абу Бакру на верность. Однако ‘Али и его сторонники отказались сделать это341.

Тогда по приказу Абу Бакра группа вооруженных людей окружила дом ‘Али и Фатимы (мир им!) и стала угрожать находящимся в доме тем, что если ‘Али не выйдет и не присягнёт, то они подожгут дом342. ‘Али (мир ему!) вышел из дому и попытался объяснить свою позицию и выразить свой протест. Но тут же стало ясно, что ему не удастся убедить противников в своей правоте. Засверкали мечи, и ‘Умар с его воинами попытались силой ворваться в дом Фатимы (мир ей!). Разгневанная Фатима (мир ей!) преградила им путь и с упреком сказала: «Вы оставили тело посланника Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!), и, не посоветовавшись с нами и не признавая наших прав, приняли свое решение. Именем Аллаха, заклинаю: немедленно покиньте этот дом! А если нет, то я пожалуюсь ему!» Эти слова смутили воинов ‘Умара и они покинули дом Фатимы, так и не получив присяги ‘Али343.

При том, что давление на ‘Али (мир ему!) со всех сторон усиливалось, и искры гнева сторонников халифа все больше летели в сторону мусульман, отказавшихся присягнуть ему, ‘Али (мир ему!) не сдавался до тех пор, пока не видел угрозы самим основам религии. Однако, когда вероятность того, что дело Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!) будет попрано, стала серьезной, ‘Али (мир ему!) и его соратники был вынуждены пойти на перемирие с халифом. Помимо хашимитов, было немало других асхабов, возмущившихся правлением Абу Бакра и отказывавшихся официально признать его, в том числе: Хузайфа ибн Йаман, Хузайма ибн Сабит, Абу Айюб Ансари, Сахл и ‘Усман ибн Ханиф, Бара ибн ‘Азиб, Билал (муаззин Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!)), Абу Зар Гафари, Макдад бин ‘Амару, Салман Фарси, ‘Аммар бин Йасир, Халид ибн Са‘ид344.


Фадак – слово, обладающее глубоким смыслом

  Одним из действий, которые предпринял Абу Бакр в ходе собирания заката и ради увеличения доходов, был захват Фадака – деревни и земельного надела,подаренного пророком Мухаммадом (да благословит Аллах Его и Его род!) его единственной дочери Фатиме (мир ей!)345.

Какова основная причина того, что Абу Бакр захватывает земли, по праву принадлежащие святой Фатиме? Какие он имел на то основания и доводы? Или разве действительно разногласия между Фатимой и Абу Бакром были из-за этих земель? Это только часть вопросов, которые сохранились в памяти исламской истории.

В шиитской культуре понятие «Фадак» исполнено глубокого смысла и ни в коем случае не ограничивается рамкам земельного надела. Скрытое значение этого слова – столкновение, означающее переход поверхностной и ограниченной вражды в политическую борьбу. Земельный надел Фадак – это крик протеста памяти Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!) против той ереси, что произошла в исламе.

Когда ее светлость Фатима (мир с ней!) вместе с женщинами семейства бани Хашим пришла в мечеть, чтобы поговорить с Абу Бакром и выразить свой протест против захвата Фадака346, Абу Бакр был окружен большой группой мухаджиров и ансаров. Оханья и причитания дочери Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!) произвели на всех впечатление. Она вознесла хвалу Аллаха и произнесла формулу шахады: «Нет бога, кроме Бога, и Мухаммад – пророк Его». Затем она призвала всех к сохранению священного Корана, являющегося божественным заветом, рассказала присутствующим о философии божественного закона, напомнила об усилиях Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!), направленных на наставление людей на истинный путь, и его заботе о счастье людей, указала на важную роль ‘Али (мир ему!) в деле защиты ислама и его Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!), и критикуя людскую неверность, сказала: «Вы не стали терпеть, пока минует горе и беда, и поспешили начать смуту и разжечь пламя разврата. Вы преступили законы и установления Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!) и предали его семейство».

А по поводу Фадака лучшая из женщин мира сказала: «О сын Абу Кухафы! Есть ли в Коране [место, где сказано], что ты наследуешь у своего отца, в то время как я своему не наследую? Странно это и непохвально». Или ты решил оставить божественные предписания и последовать за чем-то другим? Аллах повелевает так: «И yнacлeдoвaл Cyлaймaн Дayдy»347. А в рассказе о Йахье ибн Закарийе он говорит: «И я бoюcь близкиx пocлe мeня, a жeнa мoя бecплoднa; дaй жe мнe oт Teбя нacлeдникa! Oн нacлeдyeт мнe и нacлeдyeт poдy Йa‘кyбa, и cдeлaй eгo, Гocпoди, yгoдным»348. И еще: «Пpeдпиcaнo вaм, кoгдa пpeдcтaнeт к кoмy-нибyдь из вac cмepть, ecли oн ocтaвляeт дoбpo, зaвeщaниe для poдитeлeй и близкиx пo oбычaю, кaк oбязaтeльcтвo для вepyющиx»349. Неужели же Всевышний Господь не имел в виду всех, всех людей, разве этот айат не касается всех и вся?350 Или вы больше знаете об общих и частных айатах, и об их значении, чем мой отец и сын моего дяди?.. Так знайте же! Я сказала то, что должна была сказать. Уверена, что вы пали так низко, что нести к вам слово истины бесполезно. Но что делать, скорбь льется через край, грудь переполнилась тоской, ия привела вам окончательные доводы. Да, вы захватили то, чем хотели завладеть. Оседлали коня желания и подчинили его себе. Но позор за убиение истины останется на вас, как клеймо, выжженное на лбу. И до конца света позор этот не будет смыт. А в ином мире адское пламя охватит ваши сердца и расплавит их!». Затем святая Фатима (мир ей!) прочитала этот айат: «И yзнaют yгнeтaтeли, кaким пoвopoтoм oни oбepнyтcя!»351.

В словах Фатимы (мир ей!), обращенных к женщинам из числа мухаджиров и ансаров, также ясно проглядывает политический смысл. Она говорит: «Почему вы отдали руководство уммой тем, кто далек от пророческой миссии и твердых законов божественного откровения, почему отобрали Коран у сведущих в мирчких и духовных делах? Знайте, что этим вы нанесли умме большой урон и убыток. Но почему же вы восстали против Абу Хасана ‘Али (мир ему!)? Клянусь Аллахом, единственная причина вашей вражды в силе его меча в джихаде, в его стойкости и твердости в отстаивании истины, в его самоотверженности на пути Аллаха. Если бы вы не препятствовали ему, он бы взял бразды правления в свои руки и повёл бы караван уммы столь справедливо и величественно, что вы не увидели бы мучений и не испытали бы страха. Он привёл бы вас к чистому, прохладному и никогда не иссякающему источнику, который бы так утолил вашу жажду, что разум ваш пришел бы в изумление. При этом он не имел бы никакой корысти, и сам довольствовался бы глотком воды и корочкой сухого хлеба, в то время как врата божественной милости были бы распахнуты перед вами. Как жаль, что вы этого не сделали! Бог вас за это накажет!»352

Другим деянием первого халифа была отправка армии Усамы к границам Византии. При жизни Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!) выступление армии в поход было задержано вопреки его настояниям. Теперь же причин для задержки похода не оставалось. С одной стороны, угроза внешнего врага была значительной, и не замечать ее было нельзя. С другой стороны, выступление в этот поход считалось выполнением приказа покойного Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!). Абу Бакр лично участвовал в проводах войска Усамы из лагеря Джурфа, и попросил у Усамы отпустить ‘Умара и позволить ему остаться с халифом и помогать ему. Усама дал такое разрешение. Хотя серьезного сражения между мусульманской и византийской армиями не произошло, войско Усамы, проведя в походе чуть больше сорока дней, вернулось непобежденным, а значит победителем. Это имело большое значение, ибо эта победа способствовала, с одной стороны, ослаблению противоречий и смуты внутри мусульманского государства, а с другой, уменьшение внешней угрозы мусульманам. Взятие Хирры в 12 году по хиджре, победа над Шамом и захват нескольких областей Византийской империи в следующем году считаются одними из значительных побед мусульман за пределами Аравийского полуострова353.

Другим важным делом первого халифа было официальное назначение преемника – следующего халифа. Хотя после кончины Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!) назначение им преемника считалось неправильным и ненужным, тем не менее, Абу Бакр, находясь при смерти, мечась в жару и периодически теряя сознание (как передают некоторые источники), все же успел назначить ‘Умара своим преемником Никто этому не воспрепятствовал и никто не высказал своего порицания354.

 

Правление ‘Умара б. Хаттаба (13 - 23 гг. л.х.)


‘Умар взял в руки бразды правления мусульманской уммой по завещанию Абу Бакра в 13 году по хиджре355. Около десяти лет он был полноправным правителем исламских земель. Его период правления (халифат) отмечен многочисленными вторжениями вглубь территории таких могущественных соседей, как Иран и Византия. Он первый халиф, которого стали называть повелителем правоверных (амир ал-му’минин). Хотя и в период своего правления, и до него Умар был одним из курайшитских богачей, он не испытывал пристрастия к роскоши и накоплению золота и серебра, и наказывал тех, кто имел такое пристрастие.

После победы над Палестиной, во время въезда в Байт ал- Мукаддас (Иерусалим), простота его внешнего вида и манер вызвала уважение и одобрение христиан. Он одевался в шерстяную одежду, на которой виднелись кожаные заплатки, и довольствовался малым в пище. Когда на пятом году его правления случился неурожайный год и мучимые голодом люди вынуждены были питаться падалью, он разделял их страдания, хотя сам был отнюдь не бедным человеком. В то же время, как пишут историки, он был вспыльчивым и гневливым и при рассмотрении дел часто перегибал палку. ‘Умар сам признавал, что люди очень боялись его внезапного гнева356. При нем были разработаны правила отношений с немусульманами, созданы диван и дафтар для сбора налогов, а также казна (байт ал-мал)357, заложены основы регулярного войска, полностью завоеван Аравийский полуостров, отделены от Византийской империи Шам и Миср (Египет), достигнута победа над Ираном. Таковы были достижения его десятилетнего правления358. Невнимание халифа к жалобам Абу Лулу (Фируза) на несправедливое отношение и расистское поведение его хозяина Мугайры ибн Шуабы (наместника Куфы) называют основной причиной того, что в конце концов Абу Лулу убил халифа. Однако внимательный анализ источников показывает, что за Абу Лулу стояли Омейяды, и Абу Лулу был только рукой, осуществившей их указание359.

 

Мотивы войн и причины побед
Анализ внутренних и внешних войн, которые вели первый и второй халифы, представляется важным с двух точек зрения:

1. Необходимость этих войн и их результаты.

2. Внутренние и внешние причины побед.

Говоря о мотивах и необходимости этих войн, необходимо сказать, что все возрастающее стремление халифов к ведению войн и расширению зоны распространения ислама путем насилия и военных походов полностью противоречило мировоззрению и жизненной практике Пророка ислама (да благословит Аллах Его и Его род!), который на протяжении все своей пророческой миссии пытался завоевывать сердца людей и произвести в их душах переворот исключительно словом и нравственнным примером. Некоторые исследователи, ссылаясь на размах побед, достигнутых менее чем за полвека сущестования ислама, полагают, что эти победы уменьшают интеллекутальную и воспитательную ценность ислама360. Священный Коран ясно указывает, что целью миссии и правления пророков является распространение социальной справедливости и духовное воспитание людей, а вовсе не установление династийного монархического правления, эксплуатация, рабовладение, захват военных трофеев. Люди, не успевшие ещё до глубины души проникнуться духом ислама, получить правильное воспитание и стать подлинно мусульманской личносью, люди, не выучившие даже слов « Во имя Алллаха!», как уже оказывались в пучине войны и начинали тонуть в несметных трофеях и материальных богатствах. Та толика духовности, которая попала в их души, когда они решили искать спасения в исламской религии, сметалась тайфуном борьбы за власть и стртемления к роскошной жизни.

Жизненный путь Пророка ислама (да благословит Аллах Его и Его род!) показывает нам, что в течение всех тринадцати лет, что мусульмане провели в Мекке с начала его пророческой миссии, он не давал мусульманам разрешения даже на защиту от нападок врагов, и только после того, как положение мусульман стало невыносимым, он дал добро на то, чтобы они покинули Мекку и переселились в Эфиопию. Только во втором году хиджры в Медину посланник Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!) по указанию Аллаха дал разрешение на джихад (джихад-е дафа‘и) как оборонительные военные действия. Все время пребывания в Мекке мусульмане упорно учились и знакомились с исламской духовностью и культурой, так что дух ислама до некоторой степени укоренился в их душах. Результатом этого длительного обучения стало то, что по прибытии в Медину асхабы стали настоящими пропагандистами ислама. Посланник Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!) направлял их в окрестности Медины, где они с успехом вели пропаганду ислама. Когда же мусульмане шли на джихад, то прекрасно понимали, зачем, почему и во имя чего они сражаются. Имам ‘Али (мир ему!) о таких людях говорит: «На своих мечах воины ислама несли просветленное зрение и просветленные мысли мысли»361. Да, если воин ислама был истинным, просвещенным мусульманином, то его меч мог помочь ему в выполнении его миссии. Однако при первых халифах этого уже не происходило. И хотя ворота ислама распахивались перед огромными массами населения завоеванных стран, исламская культура оставалась для них недоступна: некому было учить ей новообращенных. Сила и влияние исламского государства росли, и число воинов ислама увеличивалось, однако правоверных, богобоязненных, воздержанных мусульман среди них не было и в помине.

Другой большой проблемой новообращённых мусульман было то, что они, попадая под влияние корыстолюбивых правителей, прикрываясь именем ислама и Корана, на самом деле шли войной против Ислама и Корана. Особенно это проявилось в период правления династий Омейядов и Аббасидов, которые приложили все силы, чтобы использовать ислам и Коран в своих личных интересах во вред исламу и Корану. Политикак захвата новых земель привела к тому, что исламское государство превратилось в государство, похожее на такие империи, какими были Византия и Иран. Многие из сподвижников предались разврату под сенью высокого чина или богатства, и исламское общество невероятно быстро оказалось заложником честолюбивых планов отдельных личностей. Назначаемые халифами наместники, прикрываясь именем ислама, стали вести себя на местах, как царьки или даже фараоны. Если смена имамата халифатом привела к внутренним столкновениям и ридде, то результатом смены исламского халифата Омейядским султанатом стали эти войны. Сражения при Сиффине и Нахраване также были порождены этим явлением362.

 

Основные причины побед
Как свидетельствуют исторические источники, обстоятельства победоносных войн мусульманских армий против Византии и Ирана были неодинаковыми, поскольку завоевание каждой из областей великих империй происходило со своими особенностями. Так , например, при покорении Ирана несколько сражений, в том числе за Кадисийя и Мадаин, были длительными и повлекли за собой много жертв с обеих сторон. Но во многих областях победа досталась мусульманам с минимумом кровопролития; там иранцы зачастую сдавались без боя, принимали условия мира и обещали выплачивать налоги: харадж и джизью. Относительно причин побед мусульман и поражения Сасанидов существует несколько точек зрения.

Некоторые исследователи полагают, что иранский народ был недоволен Сасанидским правлением, несправедливостью шахов, расточительством государевых наместников, этническими и сословными привилегиями. Другие считают, что одной из основных причин поражения иранцев был кризис зороастризма, утратившего духовные основы и переживавшего серьезный раскол. Третьи называют основной причиной краха династии неверие в способность этой династии управлять страной и отсутствие мотивации к стойкой обороне как средит командиров, так и среди рядовых солдат. Четвертые полагают, что известную помощь мусульманам оказали арабы-христиане, проживавшие на границах Сасанидской империи. Пятые напоминают о привлекательности таких принципов ислама, как единство, равенство и стремление к справедливости. Шестые полагают, что все дело в силе веры мусульманских воинов и их стремлению выполнить свой долг перед Аллахом. Седьмые говорят, что поспешное отступление сасанидских войск, особенно в последние дни сражения при Кадисийя, было связано с астрологическим прогнозом, сделанным иранским главнокомандующим Рустамом, сыном Фарахзада, а также с тем, что в момент сражения в сторону иранцев подул ветер необычаной силы. Совершенно очевидно, что быстрой победой мусульмане обязаны совокупности все этих причин. Разумеется, это не отрицает главной причины: привлекательности исламских идей и особенно заложенного в них стремления к справедливости.



В продолжение этой темы постараемся, опираясь на записи переговоров командующих исламской и сасанидской армиями, дать картину одной из таких побед мусульман – сражения при Кадисийя363.

В исторических источниках говорится, что Рустам, сын Фарахзада, верховный главнокомандующий всего сасанидского войска, который находился в то время в Кадисийя, старался путем переговоров избежать прямого столкновения двух армий. По этой причине, первая делегация мусульман в сопровождении Рустама, отправилась в Мадаин (Персеполь) к шаху Ирана Йаздигарду, чтобы провести с ним переговоры. Когда мусульманские послы, проявив большую смелость и храбрость, обратились к иранскому государю с призывом либо принять ислам, либо сдать и выплачивать джизью, либо принять бой, шах разгневался и с проклятиями выгнал мусульманских послов364. После неудачи мадаинских переговоров Рустам встретился с главным казначеем исламского войска, Зухра б. Завийя и попытался обходительно намекнуть на обстоятельства прошлых взаимоотношений иранцев и арабов. Зухра понял, что хотел сказать Рустам, и ответил, что мусульмане хотят сражаться с иранцами не за богатства и радости этого временного мира, как это делали те арабы прошлого, на набеги которых намекал Рустам, а ради распространения учения своего пророка. А поэтому они думают не об этом мире, а об ином. Услышав об этом, Рустам попросил Зухру рассказать ему об основных положениях ислама и учения пророка. Воспользовавшись предоставившейся возможностью, Зухра рассказал: «Наша религия строится на принципах веры в единого Бога и признании пророческой миссии Мухаммада (да благословит Аллах Его и Его род!), а цель наша в избавлении людей от поклонения идолам и призыве их к поклонению только единому Богу – Аллаху». Рустам сказал: «Твои слова прекрасны!» Зухра продолжал: «Мы верим, что все люди произошли от Адама и Хавы (Евы), и все они между собой братья и сестры». Рустаму понравились и эти слова Зухры, и он сказал: «Если я и мои воины признаем всё то, о чем вы говорите, что вы сделаете? Вернётесь ли вы в свои края?» Зухра ответил: «Да, конечно! Клянусь Аллахом, мы вернёмся и не будем вас трогать, разве только по торговым делам будем приезжать в ваши земли»365. После этого Рустам приложил все возможные усилия, чтобы объянить своим офицерам необходимость и важность принятия ислама, но они отказались сделать это. Следующим представителем мусульман на переговорах с сасанидской стороной был Раби‘ ибн ‘Амир. Когда он прибыл в персидский военный лагерь в Кадисийя и его провели к Рустаму, то он увидел такой блеск и такую, едва ли не царскую, пышность, какой ему никогда доселе видеть не приходилось. Рустам был разодет в дорогие шелка и восседал на золотом троне; окружавшие его люди тоже были в роскошных одеждах, и их ноги в золотых туфлях утопали в тканых золотом коврах. Целью Рустама и сасанидских аристократов было привлечение внимания мусульманских представителей к благам земного мира, к роскоши, за которой, конечно, стояло ограбление простых людей. Однако Раби‘ ибн ‘Амир, стойко держась за свою веру, постарался не обращать внимания на роскошь обстановки и аристократические церемонии, насмехаясь над их ними и проявляя к ним безразличие. И сам он прибыл туда в самом простом и скромном облачении, на тощей лошаденке, его отточенный меч лежал в старых, потрепанных ножнах, и на одежде его не было ни единого украшения. Когда Раби‘ ибн ‘Амир предстал перед присутствующими, те подвергли его тайным и явным насмешкам. Раби‘ ибн ‘Амир предвидел такое отношение к себе, и поэтому, не обращая никакого внимания на насмешки, не сходя с коня, направил его по богатому и красивому ковру прямо к трону Рустама. Затем, наконец, спешился и, чтобы самому посмеяться над спесивой сасанидской знатью, надорвал две подушки, лежавшие на ковре поблизости, протащил уздечку своей лошади сквозь прорехи в подушках и прявязал лошадь рядом с троном. Затем воткнул копье острием в доргой ковер, и, разумеется, порвав ковер, спокойно приблизился к трону Рустама. Оказавшись перед верховным главнокомандующим сасанидского войска, он неожиданно отогнул край роскошного ковра и, ко всеобщему изумлению, сел прямо на землю. Стоявшие у трона вельможи спросили Раби‘ ибн ‘Амира: «Почему ты сел на землю?» Он ответил: «Мы, мусульмане, не любим сидеть на ваших роскошных коврах». Итак, когда Раби‘ ибн ‘Амир уселся на земле, Рустам попросил его объяснить, для чего мусульмане подошли к границам иранской империи. Тот дал ответ, в котором выразились два основных принципа, заложенных в исламе: вера в единого Бога и отражение этого в социальной сфере, то есть установление справедливости и равенства среди всех рабов Божих. В самых старинных исторических источниках приводятся такие слова Раби‘ ибн ‘Амира: «Мы пришли для того, чтобы освободить рабов Божих от рабства людского и сделать их только рабами Божими. А также для того, чтобы освободить их земных мучений и дать им надежду на облегчение земных тягот. А также для того, чтобы избавить их от гнета их религий и направить на путь исламской справедливости. Всякого, кто это примет, мы примем и станем ему братьями, и предоставим ему свободу и сотавим ему его землю. Но со всяким, кто откажется принять это и покориться Богу, мы будем сражаться до тех пора, пока не победим или не отправимся в рай, приняв смерть мучеников за веру»366.

Рустам не знал, что ответить на это откровенное высказывание. Он видел, что представитель мусульман четко сформулировал условия ультиматума. У Ирана было три выбора: принять ислам, покориться мусульманам и платить джизью или вступать в войну. Рустам попросил отсрочку для того, чтобы сообщить сасанидскому государю об условиях, выдвигаемых мусульманами. Раби‘ ибн ‘Амир понял, что Рустам оттягивает время, и поэтому заявил, что, согласно традиции пророка ислама (да благословит Аллах Его и Его род!) дает отсрочку не более трёх дней.

На следующий день Рустам, сын Фарахзада, испытывая судьбу Сасанидов, решил снова вступить в переговоры с мусульманами, и тем самым помешать столкновению двух армий. По этой причине он попросил Са‘ада ибн Вукаса направить к нему другого посла. Са‘ад отправил к иранскому главнокомандующему Хузайфу ибн Мухсина. Но и переговоры с Хузайфой завершились безрезультатно. Тем не менее, на следующий день Рустам попросил направить к нему третьего посла, так как намерен продолжить переговоры. Са‘ад направил к нему Мугайру ибн Шуаба. Историки, описывая переговоры Рустама с Мугайрой, отмечают симпатию рядовых иранского войска к исламу и сопротивление исламу со стороны аристократии. Они с ясностью указывают на противоречия, существовавшие между сасанидской аристократией и иранской беднотой, и на разницу в восприятии ими ислама и мусульманских воинов367.

В любом случае, предложения Мугайры были столь же решительными и ультимативными, как условия, выдвигавшиеся предыдущими переговорщиками. Рустам упорно пытался угрозами, а также напоминаниями о величии и силе Сасанидской империи и, наоборот, некогда приниженном положении арабов вынудить Мугайру и мусульман принять его предложения (отказ от войны и возвращение в Хиджаз). Мугайра, нисколько не обеспокоившись угрозами Рустама и нисколько не отрицая прозвучавшие у Рустама слова о некогда плачевной судьбе арабов, ответил, что да, арабы влачили свои дни в несчастье и невежестве, но теперь несчастье и невежество (джахилийа) уступили место братсу и единству всех арабоа и всеобщему стремлению к справедливости. Затем он повторил ультимативные требования, выдвинутые предыдущими послами (принятие ислама, джизья или война) и заявил, что это последнее слово мусульман.

Таким образом, последняя попытка переговоров и все усилия сасанидского главнокомандующего не принесли результата. В первый день сражения мусульмане проявили чудеса смелости против сасанидской конницы, боевых слонов и многочисленных лучников. Второй и третий дни сражения также ознаменовались решающими успехами мусульман. На четвертый (последний) день сражения при Кадисийя в рядах сасанидских войск началась паника. Рустам, охваченный недоумением и изумлением, был убит. Едва эта новость разлетелась по полю боя, как остатки сасанидского войска бросились бежать врассыпную368.

В источниках, рассказывающих о победах мусульман в других землях, также отмечается, что люди встречали мусульман с раскрытыми объятиями. Как передает Билазари, в Хамасе местные жители помогали мусульманам, потому что хотели избавиться от власти византийцев369. Градоначальник Ракки на переговорах с мусульманским полководцем рассказал о беспредельной тирании византийцев и выразил надежду на победу мусульман и искоренение византийского зла370. Пишут, что когда византийский посол прибыл к мусульманскому военачальнику Абу ‘Убайде, он настолько был поражён спокойными и братскими отношениями, царившими между мусульманами в их военном лагере, что тут же, на месте, принял ислам.

После поражения в Хамасе император Ираклий спросил своих вельмож и придворных, в чем причина такого быстрого успеха и непрерывных побед мусульман? Один из придворных мудрецов назвал в качестве причины особую убежденность, силу духа и само поведение мусульманского войска, привлекательное для всех угнетенных жителей покоренных областей. Слухи о мусульманском братстве передавались из уст в уста и распространялись с огромной скоростью, и один за другим воины начинали дезертировать из правительственной армии и переходить на сторону мусульман. Кроме того, мусульмане никогда не попирали веру других народов и не навязывали им ислам силой Они предоставляли всем свободу вероисповедания и ограничивались лишь взиманием особого налога (джизьи) один раз в год. При этом размер джизьи был меньше сасанидского малийата и византийского хараджа371.
Запрет записи хадисов
С самого начала ислама и вплоть до настоящего времени использовались и используются разные методы для дискредитации Корана и пророка ислама (да благословит Аллах Его и Его род!). Как сейчас существуют группы людей, которые под предлогом реформирования религии, привлечения одобрения всего мира, согласования с требованиями эпохи всячески пытаются изменить ислам, так и в прошлом от общества под различными предлогами скрывали предания и под прикрытием священного Корана сжигали хадисы о посланнике Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!). Запрет на запись хадисов появился еще во времена первого халифа, но обрел новую силу при втором халифе372.

Следствием запрета на запись хадисов стало такое состояние общества, которое было обрисовано ‘Али (мир ему!) в его каламе (слове): «Люди объединились в разврате и нечестии и отстранились от религии, договорившись о лжи и обмане, и открыто выражают свою ненависть к честности и справедливости…»373. Таким образом, хадисы о достоинствах семейства посланника Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!) и его великих сподвижников стали забываться, и стремительно растущая мусульманская община лишилась возможности правильного понимания исламской истины и Корана.

С другой стороны, усиление имущественных и экономических разногласий между мухаджирами и ансарами, проведение различий между христианами арабами и не-арабами, запрет на въезд не-арабов в Медину под предлогом поддержания чистоты города также относятся к периоду правления второго халифа.

 

Правление ‘Усмана (24 - 35 л.х)


С помощью совета, созыв которого предусматривался еще вторым халифом, курайшиты получили после его гибели возможность вмешаться в управление исламской общиной, с которой они сами или их отцы столько лет вели непримиримую борьбу. ‘Усман, которому к тому времени было почти 70 лет, не обратил особого внимания на недовольство более семидесяти асхабов (сподвижников) посланника Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!) тем, что халифом избрали его. Однако сам ‘Усман быстро забыл традиции первых двух халифов, ставшие условием его победы в борьбе ы за власть. В отличие от первых двух халифов, ‘Усман большое значение уделял роскоши и богатствам. Лично для себя ‘Усман построил большой и красивый дом, в котором было собрано большое количество различного добра. ‘Усмана был окружен кучкой друзей и родственников, которым он щедро покровительствовал.

Абу Зарр Гаффари, один из близких друзей Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!), за критические высказывания в адрес Омейядов был подвергнут пыткам и мучениям, а затем сослан по приказу ‘Усмана в раскаленную пустыню Рабаза. ‘Аммар Ясир, который привёз халифу письмо с критикой, был подвергнут наказанию, и после высечки был выдворен из города374. ‘Усман также наказал таких сподвижников посланника Аллаха, как Саса‘а ибн Сухан, Удди (Адди) ибн Хатам по причинам открытого недовольства властью‘Усмана были подвергнуты ссылке в Шам и другие места. В свою очередь, ‘Усман вернул в Медину тех, кто в своё время был наказан посланником Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!); среди них Хукм ибн Аби ал-‘Асс, ‘Абд ар-Рахман ибн Аби Сарах375. При этом ни Абу Бакр, ни ‘Умар не соглашались опровергнуть это решение Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!).

Огромное богатство, доставшееся мусульманам в результате военных побед, тратилось неразумно и нецелесообразно на строительство дворцов и скупку предеметов царских предемтов роскоши. Ближайшее окружение халифа просто купалось в роскоши376.

На свадьбу дочери Усман потратил 100 тысяч дирхемов и еще 200 тысяч дирхемов, взятых из байт ал-мал (общественной казны), передал своему зятю. Один из великих асхабов, Зубайр ибн Авам, после смерти оставил более 50 тысяч динаров золотом, сотни рабынь, дворцы в Куфе и Басре. Раздача всяческих подарков и вознаграждений из байт ал-мал дошла до того, что однажды ответственный за байт ал-мал Абдаллах ибн Масуд, пришел в мечеть и, обратившись к народу, сказал: «Усман думает, что я личный казначей его самого и его родичей! Я же считаю себя казначеем народной казны, байт ал-мал, и не хочу отдавать народную казну Усману!». Сказав это, он бросил ключи от байт ал-мал в толпу и в гневе покинул мечеть»377.

Известие о том, что ‘Усман решил сделать унифицировать Коран, и особенно о том, что он приказал сжечь разные списки Корана, вызвало гнев и ненависть народа. Таким образом, совокупность тайных и явных ошибок халифа и его окружения, слабоволие и слабохарактерность, особенно в управлении страной, пренебрежение традициями, заложенными во время правления двух первых халифов, увольнение и отставка достойных людей и насаждение на ключевые посты своих родственников и представителей рода Омейядов, решила судьбу Усмана и вызвала такую волну народного гнева, что даже вмешательство Али (мир ему!) и других нейтральных лиц не принесло пользы378.

Один из исследователей истории по этому поводу пишет: «Если бы халиф хоть немного ослабил бы свою любовь к родственникам и не покровительствовал бы Омейядам и курайшитам, и если бы вместо Марвана и сына Аби Сараха он избрал своими советниками более богобоязненных и компетентных людей, то, возможно, пожар смуты еще можно было бы потушить водой верных решений. Неслучайно мусульманские историки называют эти годы годами испытаний. Сподвижники Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!) прошли через эти испытания и, к сожалению, среди них оказались такие, кто этих испытаний не выдержал379».

В последние дни перед смертью Усману предложили отказаться от правления, но он не сделал этого, хотя ему было уже восемьдесят лет.

Наместники и государственные деятели периода первых халифов

 

Положение общества и положение управленцев в период, последовавший за кончиной посланника Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!), можно отчасти восстановить по всей совокупности хадисов и записанных диалогов. Хотя современная оценка той ситуации базируется на четко зафиксированных исторических фактах, а их для того времени, особенно для периода правления первых двух халифов, не так много, все же в записях того времени содержится отдельная важная информация.



Поскольку два года и три месяца правления первого халифа прошли в основном в войнах, его управленцы были, как правило, военачальниками и боевыми командирами. Абу Бакр сразу после прихода к власти назначил своего старинного друга Умара б. Хаттаба своим советником и помощникам в политических делах, а Абу Убейду Джарраха - казначеем общественной казны байт ал-мал. Зайд ибн Сабит был у него писцом, а Усман отвечал за запись всех новостей. Халид ибн Валид был назначен главным главнокомандующим мусульманских войск. Как известно, Халид почти половину своих сражений провёл против посланника Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!) и мусульман, в частности в сражении при Ухуде именно он причинил мусульманам большой урон. Он был печально знаменит жестокостью и крутым нравом. Теперь же он был назначен на ключевой пост и отвечал за оборону халифата и самого халифа. Он отличался жестокостью, в частности историки упоминают, что отказывавшихся платить закят он приказывал сжигать заживо. И проигнорировал возмущение Умар ибн Хаттаба его жесткостью. Когда Умар выразил свое негодование Абу Бакру, но услышал от него следующее: «Халид ибн Валид - меч Аллаха!»380 Другими видными деятелями периода первого халифа были Утаб ибн Усайд (Асид), Усман ибн Аби-л-Асс, Йазид ибн Аби Суфиан, Амру ибн ал-Асс.

 

Наместники второго халифа


Исторические данные свидетельствуют о том, что при втором халифе происходило целенаправленное отстранение семейства бани Хашим от руководящих постов в государстве. В течение десяти лет своего правления халиф Умар неизменно следовал этой линии. С другой стороны, он вольно или невольно создал предпосылки для укрепления и роста влияния Омейядов. Учитывая суровый, аскетический характер ‘Умара и особенно его отношение к экономическим и финансовым вопросам, можно было бы ожидать такого же отношения и от его окружения. Однако, несмотря на весь контроль со стороны халифа, некоторые из высокопоставленных лиц предались накоплению богатства, так что даже халиф вынужден был потребовать от них вернуть половину богатств в байт ал-мал381. Одним из высокопоставленных лиц периода правления ‘Умара был Абу Хурайра, который принял ислам в самом конце жизни Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!). Очевидно, лишь благодаря своей безусловной преданности халифу он был назначен наместником Бахрейна, потому чтот среди других асхабов был известен своей лживостью и лицемерием382. Другим деятелем правления ‘Умара был ‘Амру ибн ‘Асс; он был наместником в Египте. До принятия ислама, он успел написать семьдесят байтов стихов, сатирически изображавших Пророка. Да и принял он ислам только тогда, когда потерял надежду на то, что ислам будет побежден.

Другим государственным деятелеми эпохи ‘Умара был Му‘авийя. Любой исследователь периода правления ‘Умара, увидит, что халиф не только не враждовал с родом Омейядов и его вождями Му‘авийей и его братом Йазидом, но и вывел Му‘авийю из группы слабых мусульман (муаллифат кулубихими) и дал ему в управление Шам383. Неужели среди мусульман не было никого более достойного, чем Муавийя?! Разве многолетняя вражда этих людей с посланником Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!) не означала, что им нельзя было поручать ключевые посты в мусульманском государстве? С другой стороны, какими такими выдающимися чертами характера обладали эти люди, если и первый, и второй халиф окружили их такими милостями? Может, они были муджахидами первых лет ислама или мухаджирами? Может, они были близкими друзьями Пророка (да благословит Аллах Его и Его род!) или выдающимися учеными?



Государственные деятели периода правления ‘Усмана
Когда же к власти пришёл ‘Усман, Абу Суфиан, обращаясь к семейству бани Омайя (Омейядам), сказал: «Теперь передавайте халифат по наследству от одного к другому, как мяч. Я давно ожидал этого дня»384. Несмотря на то, что ‘Усман в начале своего правления дал обещание не смещать назначенных ‘Умаром людей, он в короткий срок он сместил большинство представителей ‘Умара на местах, и назначил вместо них своих родственников. Существующие источники показывают, что высокопоставленные деятели той эпохи не отличались богобоязненностью в финансовых, политических и религиозных делах. Му‘авийя ибн Аби Суфиан, Валид ибн ‘Укба, Марван ибн Хакам, ‘Абдаллах ибн Са‘д ибн Аби Сарах, ‘Абдаллах ибн ‘Амир, ‘Абдаллах ибн Са‘д, Са‘ид ибн ‘Асс – все он были близки ‘Усману, а некоторые их них в свое время были прокляты и изгнаны из города посланником Аллаха (да благословит Аллах Его и Его род!), так что даже первые два халифа отказывали им в возвращении385.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница