Музыка и поэзия жизнь моя



Скачать 214.93 Kb.
Дата22.06.2019
Размер214.93 Kb.
ТипБиография

Автобиография Светланы Александровны Лыковой (Весенней).
Текст документа:

МУЗЫКА И ПОЭЗИЯ – ЖИЗНЬ МОЯ

Родилась я в мирные, "застойные" времена, 18 августа 1962 г. в г. Поронайске Сахалинской области, куда судьба занесла родителей по оргнабору. Отец – Губков Александр Иванович – терский казак, родился в ст. Лысогорской Ставропольского края, был человеком, как говорят, с "золотыми руками". Работал строителем, трактористом, играл на гармошке, на гитаре. Своими руками построил дом на две семьи для себя и младшего брата Николая, рассчитывая, что когда они заведут свои семьи, будут жить рядом.

Мама – Стрельцова /Губкова/ Евгения Михайловна, родилась в с. Прасковея пятым ребёнком. Её мама – Латышева Мария Тихоновна, тоже родом из с. Прасковея. В 17 лет её выдали замуж, не спрашивая согласия, за Княгинина Александра. У них родились две девочки – Антонина и Надежда. В 1933г. /в голодовку/, умер муж и вторая дочка.

Второй раз Мария Тихоновна вышла замуж за Стрельцова Михаила Александровича по своей воле, пожалев трёх сирот: Надю, Петю и Витю. У них родился мальчик Женя, но через год он умер от солнечного удара. После него родилась девочка. Мария Тихоновна хотела назвать её Валей, но все дети закричали в один голос: «Женя!». Так мою будущую маму назвали Евгенией. В с. Прасковея бабушка работала в колхозе "Красный партизан". Второго мужа убили на войне. В конце войны поредевшая семья переехала в с. Солдато-Александровское. Бабушка стала работать в колхозе им. 21 съезда. Работала наравне с мужчинами, нелёгким трудом зарабатывая трудодни /даже не кусок хлеба/. Мама училась в школе до 5 класса. Антонина, самая старшая мамина сестра, вышла замуж и осталась жить в с. Солдато-Алексанровском. Надежда сразу после войны уехала на восстановления г. Севастополя и там осталась жить до самой пенсии. Пётр и Виктор остались жить в с. Прасковея. Прабабушка Дарья Андреевна, бабушка Маша и моя будущая мама уехали в ст. Лысогорскую. Мама проучилась в школе два года и вместо 8 класса, пошла работать дояркой в колхоз им. Ленина вместе со своей мамой. Она пела в казачьем хоре. Там Женя познакомилась с гармонистом Сашей и уехала с ним на другой край страны. Через три года, совсем маленькую, в том возрасте, когда ещё себя не помнят, привезли меня родители в ст. Лысогорскую. Сразу после приезда родители разошлись. Через два года умерла прабабушка Даша; бабушка Маша с мамой продали неброскую хатёнку, и неизвестно откуда взявшийся дед Нужнов Михаил Фёдорович увёз всех нас в г. Прикумск /Будённовск/. На новом месте я росла с бабушкой и дедушкой. Когда мне было 7 лет, умер отец, которого я помню только по фотографии.

В садик я не ходила, поэтому, когда пошла в школу / № 3/, учительница забеспокоилась, что ученица пришла неподготовленной: не была ни в детском саду, ни в подготовительной группе. Правда, скоро учительница изменила своё отношение ко мне: учиться я начала на 4 и 5. С первого класса начало ухудшаться зрение, и в пятом классе меня решили отдать в специальный «глазной» интернат в г. Георгиевске. Проучилась я там всего полтора месяца. Приехал дед Миша, глянул на моё исхудавшее лицо и забрал домой. В прежнюю школу не пошла, потому что корпус начальной школы 3 был недалеко от нашего дома, а основное здание находилось на окраине города. Поэтому я стала учиться в школе № 2.



Надо сказать, что мама любила путешествовать. После того, как бабушка попала в Будённовск, мама увозила меня с собой в Грузию, потом вернула назад. А когда я училась в 7 классе, она уехала, тоже по оргнабору в г. Владивосток и много писала о городе: какой он большой и красивый... и уговорила, вернее, соблазнила я попросилась к ней. Новое местожительства на станции Океанской, считающейся пригородом, семиэтажное общежитие, новая школа, новые подруги сначала увлекли меня. Город оказался огромным, интересным, просто поразил своим величием. Чудесную многометровую ёлку в центре в новогодние праздники; прогулки зимой по сопкам в поисках багульника; парад с участием моряков в мае; театры; цирк с морскими животными, единственный в мире цирк на воде, цирк с лилипутами; экскурсии по музеям, на настоящий огромный корабль дальнего плавания; очень большой пляж Шамора любимое место отдыха горожан хотя мне больше по душе была тёплая бухта с почти пологим дном, находящаяся на станции, где мы жили, всё это невозможно забыть.

На той же бухте с девчатами я ловила прозрачных медуз во время прилива. Там же, на пляже, я нашла листочки от роман-газеты со сказкой Г. Х. Андерсена "Русалочка", правда, без концовки, но история бедной русалочки настолько поразила меня, что надолго запала в душу. Тогда я написала первое стихотворение "Гибель Русалочки". Собственно говоря, это было не стихотворение, а проза в стихах, но это стало началом творчества.

Вначале восьмого класса я начала проситься домой. Несмотря на море впечатлений, родина потянула к себе. Мама поворчала, собрала деньги, и мы полетели назад. Почему я просилась сама не знаю, но до сих пор помню: пока жила во Владивостоке, где бы ни ходила, в голову приходили мысли, что всё это я когда-нибудь буду вспоминать.

Дома было всё по-прежнему. Подруг на улице мало, да и другого возраста. В школу вернулась в свой прежний класс, где закончила 10 классов хорошисткой. Когда училась в 8-ом классе, умер дедушка 23 декабря. Вскоре после его смерти, прямо на Новый год я сильно заболела, и 6-го января первый раз попала на операцию "аппендицит". 23 февраля операцию делали повторно, чтобы избавиться от осложнений.

Может, повлияла болезнь, когда одной ногой, как говорят, была на том свете; может, ещё что-то – не знаю, но я стала писать, сначала – три сказки, потом рассказы, вернее – новеллы, немного стихов.

После 10 класса поступила в вечернюю музыкальную школу, но, одновременно в Ростовский-на-Дону кинотехникум, и уехала учиться в Ростов-на-Дону, о чём до сих пор жалею. Музыка всегда была у меня на первом месте. Во время учёбы ходила в ансамбль советской песни в ДК «Молкомбината». Руководителем у нас была Таисия Ивановна, мастер своего дела. Она учила нас правильно петь. Где бы мы ни выступали, везде занимали первые места: по городу, по Ростовской области. Когда мы заняли первое место по области, нас наградили 3-х дневной поездкой на Черное море. Пока училась, я написала четыре общих тетради по 96 листов /мелким почерком, кверху ногами/ рассказов-новелл и повестей с одной единственной темой о первой любви.

После окончания техникума, /в 1982 г./ приехала домой и снова поступила в музыкальную школу. Ещё на экзамене одна из учительниц сказала, что я взрослая, не закончу школу. Я же была уверенна, что закончу. Летом вышла замуж, в том же году. Проучилась около года на отделении «Фортепиано». Потом ушла в декрет – не до музыки было. Так и получилось, что бросила учёбу.

16 августа 1984 г. родилась дочь Инна. С прежнего места работы из киносети я ушла; чисто случайно устроилась работать на завод КПД, ставший потом строительной организацией СМУ-2, после ДЗК, кассиром- бухгалтером.

Со зрением было неважно; ещё вовремя беременности, когда ждала дочь, окулисты дали направление на ВТЭК, но комиссия группу не дала, объяснив это тем, что пенсия повлияет на декретные.

9 апреля 1987 г. родился сын Сергей. После выхода на работу, примерно через год, мне всё-таки дали группу, сразу вторую, (хотя всем оформляют сначала третью).

Больная жизнь меня устраивала могла детей раньше забрать из садика, могла вообще не отводить, если воспитатели просили. В то время я пошла петь в фольклорный ансамбль «Рябинушка».

В 90-91 гг. в Москве, в институте им. С. B. Фёдорова сделали мне 5 операций на глаза в три этапа. Хотела видеть лучше, но оказалось хуже. Когда дочке был годик, я купила в г. Пятигорске жёсткие линзы, носила их 6 лет, зрение не падало, видела 50%, работала в них. Казалось, что ещё надо? Нет, захотелось видеть своими глазами. Знал бы, говорят, где упасть, соломки постелил бы, а то и большой матрац.

Писать в это время почти перестала. Много шила, вязала, вышивала /вышила польским крестом ковёр 1,4 м на 2/. А врач-окулист Н. Ф. Кротенко ругалась: разве можно с таким зрением шить и вязать!?

В ансамбль «Рябинушка» проходила 4 года и ушла после незаслуженной обиды от руководительницы. Через полгода в местном ДК создали ансамбль казачьей песни «Вольница», куда я пришла самая первая вместе с дочкой. Просуществовал он 9 лет.

Когда дочка подросла, попросилась в музыкальную школу. К моему большому сожалению, пианино мы к тому времени продали /собирали деньги на поездки в Москву/, и отдали Инну учиться сначала на вокальное отделение к преподавателю А. Н. Густомясову, потом, на следующий год, к Н. З. Шинкаренко, по классу «Аккордеон» / Решили: вокал вокалом, а каким-то инструментом владеть надо/. Выбрали аккордеон, потому что он "ближе" к пианино. Зато тогда и я начала осваивать новый инструмент и нотную грамоту вместе с дочкой. Часто присутствовала на уроках специальности у Шинкаренко, несколько раз выступали дуэтом с Инной в музыкальной школе, в детском саду. Когда подрос сын, тоже попросился в музыкальную школу. Но к аккордеону он не подходил ростом, и поэтому выбрали гитару. /Преподаватель Э. А. Васканов/. Проучился промучил меня 3 года на "отлично" и бросил школу.

После того, как я стала "вольной птицей", то почти сразу попала в первичную организацию ВОС /Всесоюзное общество слепых/. Пока дети были маленькими, на собрания ходила крайне редко. Потом стала чаше посещать собрания и праздничные мероприятия, начала читать тогда ещё несовершенные стихи. А. С. Кузьмина, председатель первичной организации ВОС, была учительницей на "продлёнке", когда я училась в первом классе. Она-то и стала привлекать меня к участию на праздниках, не только читать стихи, но и играть на аккордеоне, /раз прихватила и гитару/. На одном празднике, посвящённом Новому 1999 году, к нам пришла в костюме Деда Мороза С. А. Бирюкова вместе с ансамблем «Рябинушка». Она стала читать стихи, а Анна Сергеевна сказала ей, что у нас есть свой поэт и показала на меня. Я, со смехом, с шутками, прочитала своё новогоднее стихотворение, и Светлана Ивановна пригласила меня в литературное объединение "Лана".

Первое заседание пришлось на Рождество Христово – 7 января. Вот так я попала в местное литературное общество. Впрочем, пригласить-то меня Светлана Ивановна пригласила, но я там была пустым местом. Когда мне "стукнуло" в голову пойти с новогодним стихотворением в редакцию газеты "Вестник Прикумья", бывший тогда главный редактор И. А. Пасько спросил: почему я не хожу к Хмелёвой. Я тогда не знала, кто такая Хмелёва и что параллельно существует литературная студия "Родники Прикумья". Ровно через год, опять на Рождество Христово, в ДК проходило праздничное заседание объединения "Лана", на которое пригласили и студийцев. Я ещё до этого думала: как бы увидеть Хмелёву и попроситься к ней в студию, хотя "лановцы" говорили мне, что многие там не выдерживают и возвращаются. На праздничном мероприятии я впервые встретилась с Надеждой Владимировной и попросилась к ней вместе со Светланой Горбачёвой. За год, пока я ходила в "Лану", самостоятельно изучила законы стихосложения. /Сын как раз учился или заканчивал 6-ой класс, не помню, и в учебнике литературы я откопала нужный материал/. Но этого было мало, техника – техникой, а ведь самое главное – поэтическое слово. Я сама осознавала, что чего-то не понимаю, ни никакие могла это "чего-то" понять.

Сначала мне пришлось несладко: сколько раз я плакала, приходя домой после студии, после "битья" Надежды Владимировны, как у нас говорили. Ревела белугой. Но дело пошло на лад: один раз каким-то 7-ым или 8-ым чувством я всё-таки поняла: чем отличается поэзия от зарифмованной прозы в стихах.

На студии я познакомилась с Майей Кумской, ставшей моей подругой. Майя тогда работала в библиотеке и "подсовывала" мне книги для самосовершенствования: о том, что такое писательское мастерство, образность, стилистика; статью В. Маяковского "Как делать стихи", книгу К. И. Чуковского "От двух до пяти" и т. д. И я стала "расти" в творческом плане. Начала писать сказки для детей дошкольного и младшего школьного возраста с новыми зверушками, инопланетянами, вобшем, выдуманными персонажами.



Как-то в ВОИ /Всесоюзном обществе инвалидов / решили организовать фестиваль среди инвалидов. В первом же фестивале с частушками и стихами я заняла первое место по г. Будённовску. Это было в декабре, а в марте представители собеса возили меня в г. Ставрополь на гала-концерт.

В это время в ансамбле казачьей песни "Вольница", куда я ещё ходила, произошли значительные перемены: из-за частой смены руководителей его существование подходило к концу.

Моя дочь окончила музыкальную школу и общеобразовательную одновременно и поступила в педагогический колледж, но её голос нравился А. Н. Густомясову, и он не раз звонил к нам домой, приглашал её выступать на концертах! Он у меня тоже был преподавателем сольфеджио, когда я училась один год в вечерней музыкальной школе. После этого Александр Николаевич много лет здоровался, что очень меня удивляло. Обычно люди быстро забывают знакомых и при встрече делают вид, что не знают тебя. После фестиваля инвалидов он позвонил в очередной раз, разговорились, и Александр Николаевич пригласил меня петь в академический хор. Этот хор существовал до моего появления в нём 20 лет, естественно, что нового человека могли принять неохотно или враждебно. И я пришла к ним со своей первой книгой стихов «О чём сердце болит», выпущенной самиздатом в Будённовской типографии, чтобы как-то себя утвердить. Так они и запомнили, до сих пор зовут меня Светланой Весенней, и Александр Николаевич тоже, хотя прекрасно знает мою настоящую фамилию. В академический хор я пришла в марте месяце и первым моим "боевым" крещением оказалось выступление вместе с хором на Пасху, на Всенощной, в местной церкви Казанской иконы Божией Матери.

Примерно через год на репетицию хора пришёл высокий худенький юноша, оказавшийся священником, отцом Арсением. Он пригласил желающих петь в Казанский хор. Я пошла с радостью и "потащила" за собой двух женщин. Одна из них вначале упиралась, а потом благодарила. Так я стала певчей и прихожанкой местной церкви. И в этот раз получилось так, что мы начали петь во время Великого поста, а самым первым большим праздником оказалась Пасха.

Этой же весной, в марте, я впервые поехала в г. Ставрополь на семинар поэтов и прозаиков, организованный Союзом российских писателей. Надежда Владимировна Хмелёва сказала нам, что, мол, большой разницы в двух Союзах нет /она состоит в Союзе писателей России/, поедем, наберёмся впечатлений. Конечно, это было в новинку, очень интересно общение с писателями со всего края. После семинара мои стихи и сказки почти постоянно печатаются в альманахе "Литературный Кисловодск". Издаётся журнал в г. Кисловодске; с его главным редактором, С Д. Подольским веду переписку. На этом же семинаре я взяла у Ларисы Климовой из г. Кисловодска адрес книжного издательства в г. Санкт-Петербурге, и издала там четыре книги: сборник стихов "Мысли вслух", сказки "Рюрика и другие сказки", "Снеговой", "Приключения Треска".

Время от времени загоралась желанием устроиться на работу: правительство то разрешает работать инвалидам, то – нет. Но попадала в какие-нибудь афёры. Раз попала к настоящему аферисту, приехавшему неизвестно откуда, чтобы научиться делать плитки из гипса /наподобие кафеля, с выпуклым рисунком/ Аферист вскоре смылся, не помогла найти его и милиция, а плитки из гипса до сих пор висят в нашей квартире, в ванной на потолке.

Потом оформилась в центре занятости населения, проходила полтора месяца с "бегунком" и махнула рукой на это дело.

После вступила в Новосибирскую фирму "Глорион", выкупила продукцию – чаи, БАДы, зубную пасту, кремы для лица, ароматические масла. Торговать не получилось, слишком завышенные цены, хоть и продукция отличного качества. Все БАДы съела сама, поправила своё здоровье, чаи раздала – и всё. Разочаровалась.

С тех пор, как начала петь в церкви, стала ездить по святым местам. Летом 2005 г. большой группой паломников мы объехали пол России: Липецкую, Московскую, Ленинградскую, Горьковскую и Владимировскую области. Мы попали на "царскую пасху", ходили крестным ходом в многотысячной толпе вокруг храма "Спас на крови" в г. Санкт-Петербурге; попали на 10-летие восстановления Благовещенского монастыря в г. Киржач.

Летом 2006 г. небольшой группой во главе с нашим регентом, отцом Арсением, ездили в г. Санкт-Петербург и на остров Коневец /на Ладожском озере/, попали на 15-летие восстановления монастыря св. Арсения Конезского.

С пением в церкви резко изменилась личная жизнь: муж и раньше пил, а в то время стал пить "по-чёрному". Совместное существование превратилось в ад, и мы развелись. Дети остались со мной.

С того времени, как стала членом литстудии "Родники Прикумья", где только я не выступала со своими стихами: в школах города и района, в музее, в детском доме, в госпитале, в местной больнице /в детском отделении/, в лицее, во всех колледжах, в училищах № 35 и № 49, в библиотеках города и района, в ВОСе, в ВОИ, в доме дневного содержания престарелых, в Доме Детского творчества, в ДК, в районном отделе культуры и т. Д. Были литературные гостиные: гости – детсады, школы /в детских библиотеках/, студенты медколледжа – в музее.

Мои стихи и прозу печатают в газетах "Вестник Прикумья", "Будённовск сегодня", "Александровская жизнь", "Литературное Прикумье", "Святой Крест". В Восовском журнале "Наша жизнь". В альманахе "Литературный Кисловодск". Мои стихи вошли в сборник стихов "Творчество против недуга" /поэтов ВОС со всего края/, изданный Ставропольской библиотекой для слепых им. В. Маяковского. Эта же библиотека переиздала мой первый сборник стихов чём сердце болит" по Брайлю /точечно-рельефный шрифт/.

Веду переписку с Еремеевой Евгений Васильевной из с. Александровского. Прошлым летом /в 2008 г./ была у неё в гостях. Встретилась там ещё и с поэтессой Валентиной Шаляпиной. Продолжаю общаться с Майей Кумской /с. Донское/, с моим издателем Нутрихиной Натальей Львовной, с Подольским Станиславом Яковлевичем и Бабенко Владимиром Васильевичем.

Лауреат городских, районных и краевых конкурсов и фестивалей:

1-го краевого фестиваля инвалидов "Я нахожу радость в друзьях",

Будённовского фестиваля бардовской песни "Дети – наш сегодняшний день",

районного литературного конкурса, посвященного М. Ю. Лермонтову "За творчество детей",

участник акции "Библиотека как социальный институт воплощённого милосердия" /краевая библиотека д/слепых им. В. Маяковского,

поэтического конкурса "Гимн жизни", посвящённого Дню Ставропольского края,



Пасхальных фестивалей Святокрестовского благочиния и др.

29 октября 2008 г. меня приняли в Российский союз профессиональных литераторов. Председателем краевого отделения нашего Союза стала Семёнова Ольга Борисовна. Меня выбрали секретарём.

Я очень благодарна поэтам, которые дали мне рекомендации в Союз литераторов – члену Союза писателей России – Яну Игнатьевичу Бернарду /г. Ставрополь/ и члену Союза российских писателей – Наталье Львовне Нутрихиной / г .Санкт-Петербург/.

Надеюсь, что вместе со вступлением в Союз профессиональных литераторов в моей жизни появится много новых друзей и знакомых – собратьев по перу.

Светлана Весенняя


Каталог: museum
museum -> Забайкальский краевой краеведческий
museum -> Источники формирования музейных коллекций
museum -> 1917 год в церковной жизни приамурья (по материалам епархиальной прессы) Пушкарев Владимир Анатольевич
museum -> Руководство по составлению родословной для начинающих
museum -> Искусство украшения тканей
museum -> Осталась вечно юной
museum -> Представление о музее Истории школы №58 г о. Самара Самара, 2015 Представление о музее истории школы №58 г о. Самара
museum -> Семинар меняющийся музей в меняющемся мире: Что хотят и что могут современные музеи России?


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница