Н. Л. Антонова, М. И. Лисицына



страница1/17
Дата09.08.2018
Размер3.05 Mb.
#43331
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

ISSN 2312-377X

СЕВЕРНЫЙ РЕГИОН:


НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ, КУЛЬТУРА

НАУЧНЫЙ И КУЛЬТУРНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКИЙ ЖУРНАЛ

1 (35)




2017

Сургут


Учредитель и издатель:

бюджетное учреждение высшего образования

Ханты-Мансийского автономного округа – Югры

«Сургутский государственный университет»


Издание зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,

информационных технологий и массовых коммуникаций

Свидетельство ПИ № ФС 77-63200 от 1 октября 2015 г.
Издается с марта 2000 г.

Выходит 2 раза в год.


Главный редактор:

С.М. Косенок, д.пед.н., профессор


Редакционная коллегия:

В.В. Мархинин, д.филос.н., профессор



О.В. Ищенко, д.ист.н., профессор

В.Н. Логвин, д.ист.н., профессор

А.И. Прищепа, д.ист.н., профессор

Д.В. Кирилюк, к.ист.н., доцент

Т.Ю. Денисова, к.филос.н., доцент

Н.И. Хохлова, к.психол.н., доцент

А.А. Хадынская, к.филол.н., доцент


Ответственный редактор:

А.П. Чалова, к.филол.н.


Переводчик:

В.А. Семенов

Полные тексты статей размещаются в базе данных Научной электронной библиотеки

на сайте elibrary.ru и включаются в Российский индекс научного цитирования (РИНЦ)


Адрес редакции:

628412, Тюменская обл., Ханты-Мансийский автономный округ – Югра,

г. Сургут, пр. Ленина, 1.

Тел. (3462) 76-29-88, факс (3462) 76-29-29, e-mail: chalova_ap@surgu.ru.

© БУ ВО «Сургутский государственный

12+ университет»

Содержание


От редакции………………………………………………..………………..…………….

5







ИСторические науки




Курносов В. В.

Взаимодействия Волжской Булгарии и Новгорода с населением Северного Урала и Западной Сибири в X–XIII вв……………………………………………..........................



6

Задорожняя О. А.

Истоки происхождения купечества городов Тобольской губернии (1725–1825 гг.)….



11

Задорожняя О. А.

Кожевенные предприятия купцов Тобольской губернии (1775–1825 гг.)...….………..



24

Прищепа А. И.

К дискуссии об исторической необходимости сплошной коллективизации в СССР...



30

Кирилюк Д. В.

Проблема повышения качества преподавания в школах Югры в конце 1950-х – середине 1980-х гг ……….………………………………………….……………………



34

Кузнецова А. А.

Музыкальное и художественное творчество как форма проявления инакомыслия в Западной Сибири в сер. 1960 – сер. 1980-х гг. …………………...……………………..



40

Кондакова Л. Ю.

Состояние и развитие материально-технической базы государственных массовых библиотек г. Сургута: 1965–1980-е годы ….…………………………..………………..



46

Иванов А. С.

Идентичность спецпереселенцев Югры и проблема оценки трудовой деятельности...



53







СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ науки




Солодовников А. Ю.

Динамика численности и структуры населения Нефтеюганского района ……………



58

Солодовников А. Ю.

Браки и разводы в Нефтеюганском районе: демографический анализ ……………......

67

Мархинин В. В. (мл.), Пуртова В. С., Ушакова Н. В.

Этноконфессиональная идентичность молодежи: предпосылки развития и преодоления межнациональных конфликтов……………………………………………



74

Стась И. Н.

Урбанизация в парадигме социологической науки ХХ века ….……………………….



79







Философские науки




Мархинин В. В. (мл.)

Политическая философия Джованни Ботеро: моральная эмансипация политики и (анти)макиавеллизм……………………………………………………….………………

84







Педагогические науки




Полторжицкая Г. И., Будникова Н. Н.

Использование веб-квест технологии при обучении профессиональному русскому языку в иноязычной аудитории …………………………………………………..………



89







Филологические науки




Сергиенко Н. А.

Когнитивные основы теории языковой категоризации………………………………...



97

Симонова О. А., Ситникова А. Ю.

Урбанонимия Сургута и способы ее перевода на английский язык…………………...



102

Ткаченко Л. И., Чмых И. Е.

Некоторые аспекты перевода названий художественных фильмов…………………..



107







ПЕРЕВОДЫ




Оттуа Ж. (пер. Мархинина В. В.)

Технонаука: между технофобией и технофилией……………………………………….



110







Наши авторы ………………………………………………………………………..........

119

Требования к оформлению материалов……………………………..…………..........

122

Дорогие друзья!
Первый в 2017 году выпуск журнала посвящен актуальным проблемам развития науки, образования, культуры и социальной сферы. Публикуемые в номере материалы разделены по отраслям знаний: история, социология, философия, педагогика, психология и филология. Особое место в номере уделено материалам исторической отрасли научного знания.

Основная тематика статей по истории связана с различными аспектами изучения истории региона в контексте общего развития российского государства от Древней Руси до настоящего времени и отражает вектор развития северного края, его тесную связь с историей всей страны и уникальность формирования собственного жизненного уклада. Это и торговые связи Югры с Европой в Средние века, и развитие купечества в Тобольской губернии в XIX веке, и жизнь спецпереселенцев в годы коллективизации, и время советской «оттепели», и новейшая история Западной Сибири. Ученых интересуют не только значимые исторические вехи в развитии края, но и те проблемы, с которыми сталкивались северяне: удаленность от центральной России, нехватка материальных ресурсов, что отражалось в развитии культуры, образования и социальной сферы северного региона, а также вопросы урбанизации, сохранения этнической идентичности народов и успешного взаимодействия в полиэтническом регионе.

Многие темы статей отражают поиск современных решений для актуальных проблем гуманитарных наук: современные технологии обучения русскому языку как иностранному, использование нетрадиционных методов и форм обучения в психологической практике. Ряд материалов посвящен теоретическим исследованиям в области политологии, философии, социологии, филологии, которые также актуальны для современного развития общества и науки: антимаккиавелизм и его преломление в политических воззрениях, проблемы развития технонауки, когнитивные исследования в области языковой категоризации.

Авторы уделяют внимание исследованию практических проблем в области гуманитарного знания: особенностям наименования географических объектов в северном регионе, проблеме перевода иностранных текстов и его специфике.

Среди авторов как ученые, преподаватели, аспиранты и студенты из Сургутского государственного университета, так и преподаватели из Восточно-Казахстанского государственного университета имени Сарсена Аманжолова, а также специалисты в разных профессиональных областях: краеведы, экологи, библиографы.

Надеемся, что очередной номер журнала заинтересует читателей и каждый из них найдет полезный для себя материал.


С уважением

редакция журнала

«Северный регион: наука, образование, культура»


ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

УДК 94.01/.03(47+571.1)


Курносов В. В.

Kurnosov V. V.
ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ВОЛЖСКОЙ БУЛГАРИИ И НОВГОРОДА

С НАСЕЛЕНИЕМ СЕВЕРНОГО УРАЛА И ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В X–XIII ВВ.
RELATIONS BETWEEN VOLGIAN BULGARIA, NOVGOROD AND

THE NORTHERN URALS, WEST SIBERIA POPULATION IN 10–13 CENTURIES
В статье говорится о сходстве и различиях политики Волжской Булгарии и Новгорода, направленной на монополизацию торговли пушниной, проводимой в Приуралье и Зауралье в X–XIII вв. Особое внимание уделяется мерам того и другого государства по защите своих торговых интересов в регионе. Приводятся примеры эффективности и недостатков выбранной стратегии.

The paper covers similarities and differences between Volgian Bulgaria and Novgorod policies aimed at monopolizing the fur trade in the Cisurals and Transurals in 10-13 centuries. Special emphasis is paid to the steps that both countries took to protect their respective trade interests in the region. Examples of the strategy's benefits and drawbacks are included.

Ключевые слова: Югра, Волжская Булгария, Новгород, торговля, взаимоотношения.

Keywords: Ugra, Volgian Bulgaria, Novgorod, trade, mutual relations.
Уникальность товаров Приуралья и Зауралья, которые можно было добыть только на Севере, была причиной включения в средневековье этого региона в сферу политической и торговой экспансии предприимчивых соседей – Волжской Булгарии и Новгородской республики. Этими товарами были меха белки, соболя, куницы, черной и красной лисы, горностая, бобра, песца и т.д. Также из Западной Сибири вывозили мамонтовые бивни, моржовые клыки и шкуры, невольниц и т. д. [12]. В статье рассматриваются следующие вопросы: какую политику проводили Волжская Булгария и «Господин Великий Новгород» в отношении народов северо-востока Европы и Западной Сибири, конечной целью которой являлся контроль над торговлей «мягким золотом»? В чем схожие черты и принципиальные различия этой политики? Насколько она была эффективной и как отражалась на взаимоотношениях с местным населением? Хронологические рамки работы – X–XIII вв. н.э.

Необходимо отметить, что соотношение упоминающихся в письменных источниках географических терминов и конкретных мест носит проблемный характер в отечественной историографии. Так, локализация Вису в районе Верхнего Прикамья, а Йуры, или Югры в русских летописях, – к северу или к северо-востоку от него, хотя и носит гипотетический характер, тем не менее принята большинством исследователей [2; 4; 12; 13].

Тема торговли с северными народами в трудах арабоязычных писателей появляется в X в. Б. Н. Заходер предполагает, что попавшая в «Каспийский Свод» информация выдержала две-три редакции, то есть относит ее к более раннему времени [6, c. 59]. С. Ю. Худяков считает, что установление торговых контактов Прикамья со странами Средней Азии состоялось к VII–VIII вв., «еще до образования Волжской Булгарии» [13, с. 331]. С возникновением государства северные территории все больше начинают входить в сферу торгового и военно-политического влияния булгар. Булгары основывают в Прикамье фактории. Некоторые из них перерастают в городки Афкуль, Ыбыр и Чулыман. Приблизительно к XI в. практически все Прикамье становится частью Волжской Булгарии [3].

Перечень товаров, ввозимых в Прикамье и Западную Сибирь, прослеживается как по письменным источникам, так и по археологическим материалам. Это оружие, ткани, соль, пастовые, стеклянные и хрустальные бусы. Но особым спросом на севере пользовались серебряные сосуды, украшения и серебряные принадлежности костюма [6, с. 64; 7; 12; 13]. По мнению исследователей, завоз серебряных изделий в Прикамье начался в IX в., после арабского завоевания Персии и Средней Азии [12; 13]. О масштабах торговли свидетельствуют найденные в Прикамье более 100 кладов, в каждом из которых было не по одному серебряному кувшину [12].

В письменных источниках отмечается особая роль пермских купцов в торговле Волжской Булгарии с Зауральем. Об этом сообщает арабский географ-энциклопедист XIV в. ал-Омари: «Купцы наших стран <…> не забираются дальше города Булгара; купцы булгарские ездят до Чулымана, а купцы чулыманские ездят до земель Югорских, которые на окраине Севера» [11, с.  240]. Данные письменных источников подтверждают археологические материалы. Так, булгарский импорт в Зауралье и Сибири встречается, как правило, совместно с предуральскими предметами [12]. По мнению Ю. С. Худякова, «такая схема эстафетной торговли функционировала в начальный период развития торговых связей Булгарии с Западной Сибирью. Однако, после того как основные маршруты, по которым торговцы проходили через Уральские горы, были разведаны, булгарские купцы стали совершать самостоятельные торговые экспедиции в Зауралье. Об этом свидетельствует география распространения импортных и булгарских изделий в Западной Сибири, которая охватывает обширный ареал от низовий Оби до верховий Иртыша. На многих территориях, где были обнаружены булгарские, западноевропейские и восточные ремесленные изделия, не найдено предметов, характерных для культур Прикамья» [13, с. 332].

В то же время политика булгар в отношении жителей Прикамья не только ограничивалась торговыми контактами. Так, Ал-Гарнати пишет о Вису как об одной из частей Булгарии, жители которой платили харадж, т.е. мусульманскую поземельную подать [10, c. 33]. По мнению А. М. Белавина, упоминание о харадже является убедительным «свидетельством втягивания пермских племен в состав государства волжских булгар на правах соседей-данников, вассалов» [2, с. 33]. О военных походах булгар на Вису свидетельствуют находки булгарских стрел на ряде родановских городищ и следы пожарищ [3]. А. М. Белавин считает, что булгары больше воздействовали на укрепление связей с Приуральскими землями активной торговлей, нежели репрессивными методами [2, с. 167].

Начало торговых контактов Булгарии с Западной Сибирью датируют X в. [12; 13]. Именно с этого времени булгарские и пермские купцы начинают ввозить восточную художественную утварь, оружие, изделия прикамских ремесленников и булгарских ювелиров. Причем, как полагает Н. В. Федорова, «булгарские ювелиры <…> великолепно знали не только объем потребностей своих северных покупателей, но и их, если можно так выразиться, духовные запросы: изображенные ими на блюдах и бляхах сюжеты максимально приближены к восприятию северянами, некоторые типы ювелирных украшений, особенно в XII–XIV вв. <…> видимо, делались на заказ» [12, с. 97].

Торговое сообщение с Западной Сибирью начиналось в низовьях Камы и осуществлялось по нескольким путям. Один из них пролегал по рекам через Средний Урал и выходил к Среднему Приобью. Другой от Северного Приуралья переходил через Уральские горы в район Нижнего Приобья. Эти пути активно использовались булгарскими купцами вплоть до монгольского нашествия в XIII в. [13].

Контроль над торговлей являлся государственным делом Волжской Булгарии. Власти следили за безопасностью торговых путей, строго регламентировали дневки и ночевки для судоходных и сухопутных караванов на подконтрольной территории [3]. Дипломатия Булгарии была призвана защищать свои торговые интересы, и здесь булгары использовали весь имеющийся на их вооружении арсенал: от мер протекционизма до силового воздействия на конкурентов. Так, попадание сведений о «немой», т.е. бесконтактной, торговле с Йурой в труды арабоязычных писателей средневековья, информаторами которых выступают булгары, исследователи связывают с защитой торговых интересов последних [4; 12], как один из способов отпугивания возможных конкурентов. Кроме того, булгары не допускали в Зауралье арабских и индийских купцов, так же, как и представителей северных народов, в пределы своей страны. У Ибн-Фадлана приводится рассказ об индийском купце, который долго добивался разрешения отправиться на север у царя болгар [2, с. 31]. Как ни хотелось Ибн Баттуте, по его личному заверению, пробраться в «страну мрака», он отказался от этого предприятия «вследствие больших хлопот, [потребных] на это, и малой пользы [от такой поездки]» [6, с. 64]. На вопрос арабского путешественника ал-Гарнати булгарскому информатору, почему жители Севера не посещают их страну, последовал следующий ответ: «Когда в эти области вступает кто-нибудь из них, даже в сильную жару, то воздух и вода холодеют, как зимой, и у людей гибнут посевы» [10, c. 31].

Силовое воздействие булгар на жителей Предуралья И. А. Гагин связывает с появлением новгородцев в регионе. По его мнению, походы носили демонстративный характер, целью которых было удержание данников и торговых партнеров в сфере своего влияния [4]. Защитой торговых интересов была вызвана торговая война с Северо-Восточной Русью. Когда в 1212 г. Всеволод Большое Гнездо построил город Устюг у слияния рек Сухоны и Юга, булгары дважды осаждали его (1218, 1219 гг.), хотя и безуспешно. После чего последовал ответный рейд владимиро-суздальских дружин в 1220 г. [3].

Таким образом, политика Волжской Булгарии в отношении Йуры и Вису была нацелена на долгосрочные торговые взаимоотношения, о чем свидетельствуют многочисленные следы именно торгового присутствия булгар к востоку и западу от Уральских гор. Насколько эта политика себя оправдывала, можно судить по тому, что, вплоть до нашествия монголо-татар, Волжско-Камский великий торговый путь был главной магистралью, по которой продукция городского ремесла Европы и Азии проникала и за Урал [3].

В своем движении в Западную Сибирь новгородцы пользовались несколькими путями. Наиболее ранний и наиболее опасный – «северный» путь – через три моря (Белое, Баренцево и Карское). По нему новгородцы попадали к устью Оби [8]. Другой – «черезкаменный» путь – проходил по речной системе Северной Двины, западные притоки которой связаны с центром русской равнины, а восточные подходили к притокам Печоры. Далее волоком попадали в притоки Печоры и западными ее притоками добирались до Уральских гор, откуда волоком следовали до левых притоков Оби [6, c. 64].

Первое упоминание о Югре в «Повести временных лет» помещено под 1096 годом. По сюжету, описывающему события 4-летней давности, новгородец Гюрята послал отрока в Печеру «к людям, дающим дань Новгороду» [9, с. 10], после чего тот отправился торговать с Югрой. Из этого отрывка следует, что к 1092 году Новгород уже торгует с Югрой, а также собирает, хотя, возможно, и эпизодически, дань с пермских племен [5, с. 48].

По мнению Б. Б. Овчинниковой, «движение новгородцев на восток в IX–XII вв. было довольно разнородным. Его первую волну составляли охотники на пушного зверя и мелкие торговцы; их группы нередко снаряжались на деньги богатых купцов и бояр, заинтересованных возможностью легкого обогащения. Со второй половины XI в. в дальние походы стали отправляться промысловики из пермских племен, которые с каждым годом все больше и больше нуждались в «мягком золоте» для уплаты дани» [8, с. 18].

Отношения промысловиков с местным населением носили мирный характер и строились на условиях взаимовыгодного обмена. Археологические следы торгового присутствия новгородцев обнаружены в памятниках к востоку и западу от Уральского хребта, но особенно их много в Приуралье [7; 12]. Как считает С. В. Бахрушин, частные предприниматели имели прочные торговые связи в Югре [1, с. 65].

С XII в. Новгородская республика начинает организовывать военные экспедиции в Западную Сибирь с целью поступления регулярной дани из Зауралья. Вероятными причинами активизации агрессивной политики могли послужить, во-первых, более прочные позиции Волжской Булгарии в регионе, которые можно было потеснить только военным подчинением торговых партнеров булгар; во-вторых, довольно успешная данническая политика в Перми.

Первый поход на Югру и Самоядь зафиксирован в 1114 г.: «И еще мужи старии ходили за Югру и за Самоядь, яко видивше сами на полунощных странах...» [5, с. 49]. Вероятнее всего, это был неожиданный для жителей Зауралья набег с весьма скромными результатами [8].

О следующем походе говорится в 1-й Новгородской летописи под 1187 г.: «В то же лето избиени быша Печерские данники и Югорские в Печоре, а друзии за Волоком, и паде голов о сте кеметьства» [5, с. 49–50]. Из текста следует, что поход за «данью» был неудачным и что принимали в нем участие значительные силы, более 100 человек (только 100 воинов было убито) [12].

Под 1193 г. в 1-й Новгородской летописи описан, по меткому замечанию Н. В. Федоровой, «знаменитый (по частоте упоминания, но не по результатам) поход воеводы Ядрея с ратью» [12, c. 92]. Согласно летописи, новгородцы захватили один город и осадили другой, после чего вступили в переговоры с Югрой. Однако, вместо обещанных соболей и серебра, Югра собрала войско и разгромила новгородцев. Причем, как считает С. В. Бахрушин, важную роль в поражении новгородцев сыграли другие новгородцы, сторонники торгового освоения края «совет державших с югрою на братью свою» [1, с. 65].

Несмотря на то, что в грамотах XIII в. «Югра» фигурирует в качестве новгородской волости, регулярного поступления дани Новгород так и не добился [1, с. 65]. Фактически чреда поражений новгородцев в Зауралье свидетельствовала о крахе политики правительственной колонизации. Военные вторжения только мешали взаимовыгодному торговому сотрудничеству и приводили к ожесточенному сопротивлению со стороны аборигенов [8]. В то же время, как отмечает Н. В. Федорова, археологические следы новгородской торговли в Западной Сибири были представлены гораздо слабее по сравнению с теми же следами Волжской Булгарии [12].



Таким образом, нацеленная на долгосрочные торговые связи с народами вису и йура стратегия Волжской Булгарии позволяла ей контролировать торговлю мехами на Волго-Камском пути, несмотря на противодействие со стороны Новгорода, а затем Северо-Восточной Руси. Политика военной колонизации Новгорода оказалась малоэффективной в исторических условиях X–XIII вв. Видимо, Новгороду не хватало людских ресурсов для установления контроля над Зауральем. Косвенно это подтверждается сведениями из летописи о белках и оленях, падающих из тучи [5, с. 49], явно призывающих добровольцев к последующим походам.
Каталог: attachment
attachment -> Методические указания и контрольные задания для студентов заочников по специальности: 190631 Техническое обслуживание и ремонт автомобильного транспорта
attachment -> Кодекс ткп 45 04-78-2007 (02250) установившейся практики
attachment -> Кодекс ткп 45 04-208-2010 (02250) установившейся практики
attachment -> Технический кодекс ткп 2006
attachment -> Информация об актуальных внутриполитических событиях в Республике Абхазия, Республике Южная Осетия, Украине и Республике Молдова


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница