Н. Л. Антонова, М. И. Лисицына



страница2/17
Дата09.08.2018
Размер3.05 Mb.
#43331
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Литература


  1. Бахрушин С. В. Очерки по истории колонизации Сибири в XVIXVII веках. М. : Изд. М. и С. Сабашниковых, 1928. 199 с.

  2. Белавин AM. Камский торговый путь. Средневековое Предуралье в его экономических и этнокультурных связях. Пермь : Изд-во ПермГПУ, 2000. 196 с.

  3. Белавин AM. Камский торговый путь // История татар с древнейших времен : в 7 т. / отв. ред. ФШХузин. Казань, 2006. Т2. Волжская Булгария и Великая Степь. С. 226230.

  4. Гагин ИА. «Вису» и «Югра» в свете внешней политики волжской Булгарии // Югра, Сибирь, Россия: политические, экономические, социокультурные аспекты прошлого и настоящего. Нижневартовск : Изд-во Нижневарт. гос. ун-та, 2013. С. 12–17.

  5. Дмитриев АА. Пермская старина : сб. ист. статей и материалов о Пермском крае. Пермь, 1893. Вып. 5. Покорение Угорских земель и Сибири. 220 с.

  6. Заходер БН. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. Том II. Булгары, мадьяры, народы Севера, печенеги, русы, славяне. М. : ИВЛИ «Наука», 1962. 213 с.

  7. Могильников ВА. Угры и самодийцы Урала и Западной Сибири // Финно-угры и балты в эпоху средневековья. М. : Наука, 1984. С. 163–236.

  8. Овчинникова ББ. Взаимодействия Новгорода с Югрой // Проблемы истории России. Вып. 7. Источник и его интерпретации. Екатеринбург : Волот, 2008. С1330.

  9. Полное собрание русских летописей. Т. II. Изд. 2-е. Ипатьевская летопись. СПб., 1908. 938 стб. 108 с.

  10. Путешествие Абу Хамида ал-Гарнати в Восточную и Центральную Европу в 11311153 гг. / публ. АЛМонгайта и ОГБольшакова. М. : Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1971. 136 с.

  11. Тизенгаузен ВГ. Сборник материалов, относящийся к истории Золотой Орды. СПб. : Типография Императорской Академии наук, 1884. Т1. С. 564 с.

  12. Федорова НВ. Западная Сибирь и мир средневековых цивилизаций: история взаимодействия на торговых путях // Археология, этнография и антропология Евразии. № 4(12). 2002. С. 91101.

  13. Худяков ЮС. Путь из Булгарии в Сибирь // История татар с древнейших времен : в 7 т. / отв. ред. ФШХузин. Казань : РухИЛ, 2006. Т. 2. Волжская Булгария и Великая Степь. С330336.

УДК 94(571.12)


Задорожняя О. А.

Zadorozhnyaya O. A.
ИСТОКИ ПРОИСХОЖДЕНИЯ КУПЕЧЕСТВА

ГОРОДОВ ТОБОЛЬСКОЙ ГУБЕРНИИ (1725 – 1825 гг.)
THE MERCHANTRY ORIGIN OF THE TOBOLSK PROVINCE CITIES (1725 – 1825)
В статье рассматривается проблема происхождения представителей гильдейского купечества городов Тобольской губернии через выделение основных социальных слоев сибирского и в целом российского общества. Особое внимание уделяется механизму пополнения сословия потомственных купцов, которое являлось одним из участников формирования всероссийского рынка и фактором экономического развития Западной Сибири.

In the paper the problem of the representatives’ origin of the guild merchants of the Tobolsk province cities through the provision of basic social strata of the Siberian and Russian society is considered. Special attention is paid to the mechanism of replenishment of hereditary merchants, which has been one of the members forming the Russian market and a factor in the economic development of Western Siberia.



Ключевые слова: гильдия, купечество, Тобольская губерния, город, семья, род, крестьянство, мещанство, посадские люди.

Keywords: guild, merchantry, Tobolsk province, city, family, genus, peasantry, petty bourgeoisie, craftsmen.
Одним из наиболее важных сословий сибирских городов со второй половины XVIII в. становится гильдейское купечество, так как его роль в экономическом развитии отдаленных регионов значительно усилилась. Этот процесс отразился на структуре делового мира Тобольской губернии и способствовал постоянному пополнению торгового сословия. По данным источников, в Тобольской губернии с 1775 по 1825 гг. в гильдии записалось 595 родов, из которых только 20 можно отнести к потомственной группе (табл. 1). В среднем 58% (345 купеческих фамилий) находилось в гильдейском обществе от 1 до 3 лет. Поэтому установить первоначальную сословную принадлежность многих купеческих семей довольно сложно.
Таблица 1

Количество купеческих родов в Тобольской губернии,

объявляющих капитал с 1775 по 1825 гг.*

Город

Число родов

Весь период

5

4

3

2

1

Тобольск

178 (30%)

9

13

9

23

27

97

Тюмень

137 (23%)

7

4

6

6

32

82

Тара

55 (9,2%)

1

4

3

1

26

20

Туринск

42 (7%)

1

1

5

5

9

21

Ишим

42 (7%)

1

1

2

1

10

27

Курган

43 (7,2%)

-

1

-

3

13

26

Ялуторовск

35 (5,9%)

1

2

1

-

3

28

Омск

(неполные данные)



34 (5,7%)

-

-

-

2

4

28

Березов

20 (3,5%)

-

1

1

1

6

11

Сургут

9 (1,5%)

-

-

-

-

4

5

итого:

595 (100%)

20

28

27

42

133

345

Примечание: весь период – купеческие семьи, которые были в гильдии весь изучаемый период; 5 – были в купечестве пять периодов; 4– были в купечестве четыре периода и т.д.

В источниках, как правило, указывалось купеческое поколение и сословие, в котором ранее состоял купец и члены семьи. Поэтому среди родоначальников торговых фамилий упоминается только один из ссыльных – березовский купец 3 гильдии Новицкий; трое купцов 3 гильдии из крепостных крестьян (отпущенные): в Ишиме – Васильев, в Тобольске – Иванов и Спирин. В мемуарах сибирских жителей встречаются сведения о предках-соратниках атамана Ермака Тимофеевича, участниках Второго ополчения, о «боярских» сыновьях, прибывших для выполнения важных поручений и т.д. Более точно сословную принадлежность в Тобольской губернии можно определить для семей, которые прибывали в регион по распоряжению центральной власти, это служилые или работные люди, казаки, мастеровые. Именно они осуществляли присоединение, освоение некоторых зауральских территорий, строили здесь населенные пункты крепости, искали полезные ископаемые, собирали ясак с местных народов, их потомки остались проживать в регионе. Начало тобольскому купеческому роду Ширковых положил служилый человек XVII в. [12]. В дозорной книге Тюмени 1700 г. упоминались кожевенных дел мастера Прасоловы, один из которых, Осип, положил начало торговому делу. В сибирских крепостях со второй половине XVII в. конный казак Родион, казачьи дети Осип и Алексей Прасоловы выполняли различные службы [34]. В Туринске 20 семей Панаевых в указанный период записались в купечество. Все они относились к 4 ветвям одного рода служилых казаков, потомки которых числились в посадских, занимаясь торговлей и ремеслом.

Организованный поток переселенцев с начала ХVIII в. являлся результатом важнейших исторических событий, например, во время Северной войны на оружейный завод в Тобольске прибыли мастеровые люди. В соответствии с традициями градостроительства они поселились в отдельных слободах: семьи тульских оружейников разместились под Паниным бугром, а москвичи основали Пиляцкую слободу [38]. Жители последней получили сначала прозвище Пилята, а затем фамилию Пиленковых. Отметим, что среди мастеров были не только свободные люди: Никифор Иванов сын Пиленок прибыл в качестве рекрута из имения помещика Глебова [37, c. 106–107]. Документы сохранили некоторые даты: 14 марта 1700 г. оружейный мастер с товарищами прибыл в Тобольск; в 1702 г. Пиленок сопровождал в Петербург пробную партию оружия – шесть фузей и несколько мушкетов. По мнению Н. А. Абрамова, москвичи получили прозвище Пиленки, так как были мастерами по изготовлению оружейных стволов [32]. В Переписной книге за 1763 г. упоминалась настоящая фамилия одного из будущих Пиленковых: «Дмитрий Антипов сын Ленов он же Пиленок, он же Киселев». После закрытия оружейного завода мастеровым пришлось искать средства для существования: одни продолжали заниматься ремеслом, другие нашли новые занятия. Торговый человек Андрей Пиленок из Тобольска скупал у местного населения мягкую рухлядь, а у оптовых торговцев брал для продажи китайский товар [26, c. 6]. Даже после записи в гильдию А. Пиленок не оставил ремесло, так как среди продаваемого товара упоминались изделия собственного производства. Братья купца, Иван Большой и Иван Младший, по-прежнему состояли мастерами в цеху. В исследуемый период в городах Тобольской губернии упоминалось несколько купцов Пиленковых, которые не состояли в родственных отношениях и проживали в Тобольске (две семьи), Ишиме (две семьи), Туринске (одна семья).

Тульские оружейники, основавшие вторую ремесленную слободу, после закрытия предприятия также остались в Сибири. Медведевы называли себя «природными тоболяками», сохранив свое ремесленное занятие. Посадский человек Варфоломей Медведев организовал в губернской столице мастерскую по изготовлению железных изделий, которые продавались даже на русско-китайской границе в Кяхте [17, c. 1]. Но основным регионом для сбыта произведенной и приобретенной продукции была Сибирь, которую без специального разрешения властей не разрешалось покидать даже «свободным людям». Поездки по обширному и малоосвоенному району способствовали тому, что профессиональные ремесленники втянулись в меновую торговлю с инородцами [33, л. 9 об. – 11; 1, c. 42–43].

В освоении Зауралья принимала участие православная церковь, которая для расширения своего влияния на окраинах отправляла духовенство. Основатель рода Кремлевых, вероятно, прибыл в свите митрополита Киприана для строительства Тобольского Кремля. Впоследствии представители семейства состояли в различных социальных группах: от ремесленников, крестьян, священнослужителей до крупных государственных чиновников. [31, c. 37 об., 54] В губернской столице Алексей Кремлев был известен как розничный торговцев в городской и сельской округах. Его потомки – потомственные граждане Тобольска – продолжали заниматься торговым промыслом, не разделяя свое наследство [37, c. 43].

В пополнении гильдейского купечества большая роль принадлежала посадским людям, которые занимались розничной торговлей, ремесленным производством или выполняли обязанности посредников. В отдельную группу можно выделить «старожилов», как правило, это посадские люди, проживающие в данном городе в течение нескольких поколений. Также «Жалованная грамота городам» выделила две категории мещан, из которых потомственные занимались «мелочным торгом, ремеслом, промыслами...» [28, c. 367]. Этому способствовало то, что представители этой группы городских жителей владели разными торговыми помещениями: лавками, шалашами, полками на рыночных площадях и т.д. В источниках отмечалось, что мещане активно занимались розничной торговлей даже за пределами городов [6, л. 5, 61– 66 об.]. Основатель купеческой династии Михаил Башарин в качестве коробейника посещал с мелочным деревни Тюменской округи. Семейное дело продолжали его сыновья, которые впоследствии открыли собственную городскую лавку. После удачной женитьбы Петр Михайлович Башарин записался в купцы первой гильдии, что позволило ему стать известным в регионе оптовиком.

Мещане, как отмечалось выше, выполняли обязанности постоянных или временных приказчиков, поверенных гильдейских купцов, которым удавалось в короткие сроки обеспечить себе прочные связи в деловом мире региона. Эту особенность отмечал С. С. Шашков: «Ловкие приказчики тузов сильно обворовывали своих хозяев, в конце концов, сами становились тузами» [39; 40]. В первой половине XVIII в. верхотурский купец-откупщик М. Походяшин вкладывал капитал в различные направления коммерческой деятельности по всей территории Сибири [24, c. 601–603]. Его покупателями, деловыми партнерами и должниками были не только представители податных сословий, но и состоятельные купцы, влиятельные чиновники. Преемником капитала разорившегося Походяшина стал его приказчик Зеленцов, «на развалинах … богатства» которого поднялся род купцов Поповых [41, c. 37]. Род бывших торговых людей Великого Новгорода Поповых разделился на две купеческих ветви: пензенскую и сибирскую [20, c. 85; 21, c. 98; 22, с. 99–104; 23, с. 112–113]. Родоначальник сибирской династии Яков Алексеевич Попов своими «торговыми и промышленными оборотами» охватил «весь приуральский, приишимский, припечерский край» [4, c. 51–54]. Его сыновья, Иван и Андрей, исполняли обязанности управляющих Богословских заводов промышленника Зеленцова, получая в качестве оплаты четвертую часть прибыли. Со временем завод полностью перешел в собственность братьев Поповых, которые, по распоряжению Верховной власти, вынуждены были продать его казне. Как правило, потомственные мещане стремились закрепиться в гильдейском обществе надолго. В том случае, когда это не удавалось купцы из мещан, возвращались обратно в прежнее сословие.

В городских обществах Тобольской губернии состояли мещане с двойным (крестьянским) окладом – это бывшие торгующие крестьяне. Имея капитал и сложившееся торговое дело, сельские жители приобретали городскую недвижимость, обеспечивая себе законное право на мещанское звание. После очередной ревизии мещанин с окладом мог выйти из крестьянского сословия, став, например, купцом. Так как для представителя крестьянского мира было невыгодно платить, например, подушную подать и проценты с капитала, сложилась четкая схема перехода: крестьянин – торгующий крестьянин – мещанин с двойным окладом – мещанин (редко этот статус пропускался) – купец. Этот путь был долгим и требовал больших капиталовложений. Поэтому выходцы из крестьянства редко состояли в купцах первых двух гильдии, предпочитая владеть торговым помещением, ремесленной мастерской или доходным домом.

Хотя среди купечества Тобольской губернии выходцев из крестьянства мещан было немало, но только 14 указали свое прежнее происхождение: в Тюмени – Аласины, Космаревы, Мальцевы, Парфеновы; в Омске – Нефедьевы, Федоровы; в Таре – Нутиковы (Сыщиков), Заливины, Чудиновы, Машенсковы, Чудиновы; в Кургане – Зыряновы, Фоняковы; в Тобольске – Воробьевы; в Ялуторовске – Минаевы. Порой путь в купцы был более продолжительным: отставной казак Николаев сначала записался в крестьянское общество, затем – в тарское мещанство, через некоторое время перешел в купеческое общество. В гильдию по Тюмени А. И. Аласин вступил как мещанин с 40 алтынным окладом. К моменту переселения в город поставщики сырья для кожевенных предприятий Аласины состояли в родственных связях с местными купцами Белокашиным и Никоновым. Длительное пребывание в сословии обеспечивалось не только семейно-родственными связями, но и большим нераздельным капиталом. В тарское купечество братья Федор, Михаил, Иван и Афанасий Сыщиковы (Нутиковы) вступили из «новозаписавшихся крестьян», хотя в мещанах с двойным окладом состояли несколько лет. Но торговая деятельность в городе оказалась рискованным и малодоходным занятием для большой семьи. Поэтому купеческие братья открыли торговые лавки, построили кожевенное предприятие. Это было затратно, поэтому Иван Иванович вышел из купеческого общества, а в гильдии остались только Федор и Михаил с сыновьями.

Таким образом, посадские, мещане и старожилы являлись основным источником пополнения гильдий в городах Тобольской губернии. На эти три группы горожан приходилось 37% от общего числа купеческих фамилий данного региона [25, c. 506–511]. В Омске из вышеуказанных групп записалось в гильдии около 26%, в Тюмени и кургане по 30%, Ишиме – 40%, Тобольске и Сургуте по 44%, Таре – 46%, Туринске – 50% и Ялуторовске – 51% от общего числа семей. Для городских слоев населения законодательство обеспечивало более свободную запись в гильдии по сравнению с крестьянством, поэтому мещане с двойным окладом или цеховые из крестьян.

Большое влияние на процесс пополнения купеческих гильдий оказали представители ремесленных цехов Тобольской губернии, из которого вышло 57 фамилий или 9,6% от общего числа. В Тюмени из цеховых в гильдии записалась 21 семейства, которые составили костяк потомственного купечества ремесленной столицы губернии. Среди купцов, вышедших из цеховых, преобладали владельцы мелких мастерских, семейных предприятий обрабатывающей промышленности. Этой группе принадлежало 44 кожевни, 4 мыловарни, несколько салотопенных и свечных заводов [16; 17 c. 55–57]. Отметим, что местные власти разрешали совмещать торговлю и ремесло. Купцы могли не только состоять в цеху, но и занимать должности выборных руководителей в этой организации. Основателем торговой династии Барашковых был Василий Осипович, отец которого поселился в посаде около 1750-х гг. Основным источником дохода семьи длительное время являлось кожевенное ремесло, поэтому будущий тюменский купец прошел путь от ученика до подмастерья и цехового мастера. Даже после записи в гильдию в 1789 г. ремесленное занятие для Барашковых оставалось ведущим в структуре их деятельности, а произведенная продукция сбывалась в лавке [35].

В губернской столице 27 цеховых записалось в купеческие гильдии, например, цеховой Антип, сын казака Марка Селиванова. Мастер с сыновьями, Петром и Михаилом, трудился в собственной ремесленной мастерской. Казалось, что семья Селивановых была прочно связана с цехом: сыновья стали мастерами, дочери, Матрена и Ирина (Арина), вышли замуж за ремесленников [12, л. 293; 37, с. 139]. Для самого Антипа Марковича пребывание в цеху было важным, так как человек должен трудиться руками и отвечать за результаты труда. Мастер был категорически против торговых занятий сыновей, которые стали купцами только после смерти отца (1763 г.) [1, c. 44]. Из-за небольшой численности населения в малых городах Тобольской губернии – Березове, Сургуте и Ялуторовске – цеховые предпочитали сохранять «родовое», более стабильное занятие, не стремясь в гильдию. В Ишиме, Таре и Туринске в купцы записалось только по одной семье цеховых, но удержаться в новом сословии не удалось. Сын основателя купеческой фамилий Гуляевых, Василий, стремился привлечь к торговому занятию своих сыновей, Степана и Емельяна: первый поступил на государственную службу, а младший предпочел вернулся к ремесленному производству.

Купцы 3 гильдии из ремесленников нередко оставались связанными с цехом и гильдией, что приводило к «скрытой борьбе» между сословными корпорациями. В классическом средневековье борьба между этими двумя корпорациями в Западной Европе способствовала не только расцвету ремесла, появлению новых видов продукции и профессий, но и привела к «революции цехов» против городской верхушки. Партнерские отношения между купцами и ремесленниками не были равноправными, так как конечным результатом выступала прибыль. В городской торговле ремесленник сохранял некоторые привилегии, но транзитный оптовый торг становился монополией профессионального купца из гильдии. Кроме того, российский купец стремился стать главной фигурой общероссийского рынка. При повышенном спросе на ремесленные изделия в удаленных регионах государства скупщик платил производителю несколько больше, чем последний получил бы сам. Это «мирило» гильдейские и цеховые организации с некоторыми привилегиями профессиональных торговцев и не отражалось на статусе самостоятельных производителей. Для расширения своих возможностей цеховой мастер мог записаться в торговую корпорацию, но сохранял тесную связь с прежним сословием. Поэтому среди руководителей цехов встречались представители гильдий: в Тобольске старшинами в мыловаренном цеху состояли: купец 3 гильдии Е. Аллабаров, в цеху медного дела – П. Захаров, гончарном цеху – Г. Уфимцев [5, л. 115–116 об.]. Но торговля оставалась рискованным занятием, поэтому бывшие цеховые после разорения переходили в другие слои, например, курганский купец из ремесленников Красильников записался в государственные крестьяне.

Особое место среди источников пополнения гильдий занимала группа ямщиков из разных населенных пунктов Тобольской губернии: в Тобольске – 7 семей, в Тюмени – 8, Туринске – 4, Березове – 3. Первоначально ямщиков нанимали для выполнения ямской повинности, т. е. перевозок казенных грузов. Со временем эта «обязанность» превратилась в потомственное занятие – перевозку груза и пассажиров гужевым транспортом. Для организации яма в удобном месте власти или местное население выдавали ямщикам подмогу, т. е. все необходимое для промысла, и первое время даже платило жалованье. В Тобольской губернии поселки ямщиков строились на расстоянии 40–50 верст с разрешения местной администрации, а руководители системы самоуправления – старосты и целовальники – при необходимости становились старостами торговых караванов. Со временем более удачные ямщики нанимали несостоятельных возчиков, открывая собственное дело. Местные власти с конца XVIII в. пытались регулировать отношения заказчиков и ямщиков, последние стали искать возможности для выхода из-под контроля. Процесс первоначального накопления капитала, например, семейства Трениных был тесно связан с перевозками казенного и частного груза как внутри Тобольской губернии, так и вне ее. Именно они одними из первых в регионе превратили транспорт в доходное направление деятельности и сделали его основой в структуре своего предприятия. Семейство Трениных известно в городском обществе Тобольска своей рассудительностью, основательностью в делах, честностью в предпринимательской деятельности. В губернской столице они появились во второй половине XVIII в. из ямщиков Самарского яма [7, л. 28; 5, л. 161]. Основатель династии Тюленевых впервые упоминался в книге Андреевского погоста: «у ямщика Федора Ивановича Тюленева родился сын Федор в 1735 году», через несколько лет – дочери Мария, Анна и сын Иван [8, л. 165, 167; 15]. Третьими представителями самаровских ямщиков стали братья Куклины, которые записались в купцы Березова и Тобольска. Братья в начале XIX в. объединили свои капиталы, что позволило расширить объем товарооборота и вести самостоятельно все свои дела. Впоследствии потомки бывших ямщиков состояли в купеческих обществах Екатеринбурга, Самары и ряда сибирских городов. Отметим, что для некоторых выходцев из этого социального слоя перевозки оставались важным направлением предпринимательской деятельности. В 1782 г. в купеческом обществе Тюмени записались из тобольских ямщиков братья Проскуряковы – Федор, Иван большой, Иван младший, Семен Савельевичи. Они были знакомы с внутренним рынком Зауралья, его специфическими особенностями, имели деловые связи во многих городах Тобольской губернии, умели вести торговлю на ярмарках и т. д. Запись в гильдию повышала их социальный статус и обеспечила некоторыми привилегиями.

Однако, по сравнению с российским купечеством, которое пополнялось напрямую представителями крестьянского сословия, численность гильдейцев Тобольской губернии, по статистическим данным, увеличивалась за счет городского населения [2, c. 63; 1, c. 52]. В тоже время крестьянские миграции в регионе формировали городское общество. Наличие большого числа селений по торговым трактам привели к тому, что сибирские крестьяне становились временной или постоянной обслугой оптовиков и втягивались в товаро-денежные отношения. В их функции входили: скупка сельскохозяйственной продукции, перевозка товара, сопровождение обозов, участие в торгах и ярмарках. Отметим, что на появление и развитие многих промыслов в регионе оказало влияние формирование всероссийского рынка. Так, речное судоходство и строительство судов с конца XVIII в. стало фактической монополией как бывших, так и настоящих жителей сельских округов. В деревнях Тюменской округи можно было заказать речные суда, бараки, дощаники и лодки, на которых товар доставлялся для населения Тобольского Севера, на ярмарки Восточной Сибири и Урала [13, л. 1–1 об.].

К началу XIX в. в Тобольской губернии сформировался многочисленный слой торгового крестьянства, который отошел от земли и переселился в города, торговые селения и крепости [14, л. 52–53 об.]. При этом закрепиться, перейти в городские сословия могли только те, кто имел стабильное материальное положение. В основном в Зауралье проживали государственные крестьяне, т. е. лично свободные, в отличие от крепостных из Центральной России. Поэтому для перехода в городские сословия им требовалось выполнить ряд юридических формальностей: 1. Заниматься мещанским или купеческим промыслом. 2. Иметь недвижимость в городе. 3. Предоставить отпускное свидетельство от крестьянской общины. 4. Иметь согласие купеческого или мещанского общества. 5. Внести аванс в размере трехгодовой подати по обоим состояниям [27]. Состоятельные крестьяне, переселяясь в город, старались занять устойчивое положение в торгово-промышленном мире. Отметим, что купечество было заинтересовано в записи торгующих крестьян в гильдии, чтобы защищать свои торговые права и привилегии. Но для самих претендентов это было связано не только с расширением торговой или промышленной деятельности, но и с необходимостью изменения прежних понятий и представлений. Последнее обстоятельство нередко становилось одной из причин возвращения в крестьянский мир.



Всего в гильдии городов Тобольской губернии записался 101 глава крестьянских семей, как правило, уже с сыновьями (табл. 2). Наибольшее число переходов из крестьян в купечество приходилось на 90-е ХVIII – начало XIX вв., что было связано с общим изменением конъюнктуры продовольственного рынка. В этот период крестьяне-перекупщики, нажив капиталы, стремились повысить социальный статус через вступление в гильдию. Наибольшее число купцов-выходцев из крестьянского сословия приходилось на Тюмень – 30 фамилий, Курган – 16 фамилий и Тару – 10 фамилий (табл. 2). В Кургане бывшие крестьяне стали заниматься городской торговлей, так как значительную часть капитала вложили в покупку недвижимости на новом месте жительства. При этом 7 купцов с сыновьями вернулись в прежнее состояние из-за несостоятельности. В указанный период стала проявляться новая тенденция: после возвращения в деревню или перехода в мещанство старшего поколения купеческие сыновья оставались в гильдии. Так, в пяти фамилиях Кургана пришлось разделить семейный капитал, что позволило одновременно записаться в купечество и крестьянство (Кузнецовы, Меньшиковы), купечество и мещанство (Безруковы, Обрядовы, Михалевы). Выходцы из крестьян в гильдейском обществе Ишима сохранили свой образ жизни, мало чем отличающийся от прежнего. Наиболее выделились своей замкнутостью семья бывшего дворового человека Васильева, переяславского купца Космарева (бывшего крестьянина) и ишимского мещанина Костина (бывшего крестьянина). Среди крестьян, записавшихся в гильдейское организации городов Тобольской губернии, около 90% приходилось на жителей зауральских территорий. Из центральной части России (в том числе Урала) прибыло 7 семей: монастырские крестьяне Калязина – Лобзины стали омскими купцами, крестьянин Одинцовской волости Брагин и крепостной из Ржева Иванов – тобольскими купцами, крестьяне Костромской губернии Марковы записались в гильдию Туринска, крестьяне Пермской губернии Онучин, Сольвычегодской волости Абрамов и иногородний крестьянин Опрокиднев вступили в купечество Тюмени. К 1830-м гг. сложилась группа, включавшая двадцать шесть фамилий, из бывших крестьян (табл. 2), которым удалось закрепиться в купечестве Тобольской губернии. Многие из них имели стабильное положение в деловом мире, но перейти из третьей гильдии в первую смог только один купец, во вторую – восемь. В эту группу входили представители тюменского купечества – Барашковы, Сорокины, Голонецкие, Щетинины; тобольского – Кузнецовы, Колмаковы; тарского – Николаевы; ялуторовского – Бронниковы; туринского – Меньшиковы.

Таблица 2

Каталог: attachment
attachment -> Методические указания и контрольные задания для студентов заочников по специальности: 190631 Техническое обслуживание и ремонт автомобильного транспорта
attachment -> Кодекс ткп 45 04-78-2007 (02250) установившейся практики
attachment -> Кодекс ткп 45 04-208-2010 (02250) установившейся практики
attachment -> Технический кодекс ткп 2006
attachment -> Информация об актуальных внутриполитических событиях в Республике Абхазия, Республике Южная Осетия, Украине и Республике Молдова


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2023
обратиться к администрации

    Главная страница