Н. Л. Антонова, М. И. Лисицына



страница7/17
Дата09.08.2018
Размер3.05 Mb.
#43331
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   17


Литература


  1. Архивный отдел Администрации города Сургута (АОАГС). Ф. 108. Оп. 1. Д. 1. Л. 17.

  2. АОАГС. Ф. 34. Оп. 1. Д. 21.

  3. АОАГС. Ф. 34. Оп. 1. Д. 1.

  4. Архивный фонд Сургутской центральной городской библиотеки им. А.С. Пушкина (АФ СЦГБ). П. №2. К. 3. Л. 5, 7.

  5. АФ СЦГБ. П. № 5. К. 5. Л. 4.

  6. АФ СЦГБ. П. № 31. К. 4. Л. 6.

  7. АФ СЦГБ. П. № 3. К. 10. Л. 2, 24.

  8. АФ СЦГБ. П. № 19. К. 6. Л. 3.

  9. АФ СЦГБ. П. № 17. К. 2. Л. 3.

  10. АФ СЦГБ. П. № 12. К. 7. Л. 17.

  11. АФ СЦГБ. П. № 15. К. 7. Л. 1, 2.

  12. АФ СЦГБ. П. № 2. К. 2. Л. 1.

  13. АФ СЦГБ. П. № 22. К. 1. Л. 2.

  14. АФ СЦГБ. П. № 2. К. 1. Л. 2.

  15. АФ СЦГБ. П. № 40. К. 5. Л. 1.

  16. Ташлыкова М. И. Состояние и развитие материально-технической базы учреждений культуры г. Сургута (1965–1985 годы) // Очерки истории Сургута / науч. ред. А. И. Прищепа. Сургут : Диорит, 2002. 248 с.

УДК 94(571.122)


Иванов А. С.

Ivanov A. S.
ИДЕНТИЧНОСТЬ СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ ЮГРЫ

И ПРОБЛЕМА ОЦЕНКИ ТРУДОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
THE IDENTITY OF UGRA SPECIAL SETTLERS

AND THE PROBLEM OF LABOUR ACTIVITY ASSESSMENT

В статье исследуются вопросы оценки трудовой деятельности спецпереселенцев Ханты-Мансийского округа. Особое внимание уделено самоидентификации индивидов с советским социумом периода Великой Отечественной войны и послевоенных лет.

In the paper the issues of work activities assessment of the special settlers of Khanty-Mansi Okrug are examined. Special attention is paid to the identity of individuals in the Soviet society during the great Patriotic war and the postwar years.

Ключевые слова: идентичность, среда обитания, спецпереселенцы, репрессии, депортации.

Keywords: identity, habitat, special settlers, repression, deportation.
В российской историографии для оценки трудовой деятельности спецпереселенцев достаточно часто используется термин «трудовой вклад». Это понятие широко применяется при описании участия спецпереселенцев в развитии экономики республик, краев и областей поселения [18, с. 88–102; 10; 14]. Однако, как правило, анализируется «общий вклад» спецпереселенцев как категории спецконтингента, без учета различий, существовавших между отдельными социальными, этническими и конфессиональными группами спецпоселенцев [17, с. 203–231].

В данной статье мы будем говорить в первую очередь о гражданской идентичности, которая маркирует членство в макрополитическом сообществе и предполагает самоидентификацию индивида с политической нацией на основании соотнесения с ее политической культурой и институтами. Она связывает индивида и государство путем закрепления правового статуса гражданина – члена национально-государственной общности – и вытекающих из такого статуса обязанностей, прав и свобод [12, с. 77–78].

В данной статье объектом анализа является гражданская идентичность двух групп спецпереселенцев (калмыков и истинно-православных христиан), обладающих совершенно различным социально-историческим опытом взаимодействия с институтами советской власти, но одновременно (в 1944 г.) оказавшихся в аналогичном статусе на территории Ханты-Мансийского округа. Депортация наделила эти группы общим травматическим опытом, сделав возможным сравнительный анализ «коллективного ответа» репрессированных.

Сначала охарактеризуем гражданскую идентичность депортированных калмыков. 2 января 1944 г. Л. П. Берия составил доклад на имя И. В. Сталина и В. М. Молотова о результатах чекистско-войсковой операции «Улусы», из которого следует, что с 28 по 31 декабря 1943 г. в Сибирь из районов бывшей Калмыцкой АССР были отправлены 93 139 калмыков в 46 эшелонах [8, с. 85]. Значительную часть данного «спецконтингента» приняла образованная в августе 1944 г. Тюменская область: к началу 1945 г. число калмыков в местах нового поселения составило 14 174 (на территории Югры – 5 999) человек [4, д. 20, л. 146].

С первых же месяцев нахождения на спецпоселении калмыки активно включились в трудовую деятельность. Руководители тюменского областного НКВД уже в феврале 1945 г. сообщали, что «в общей своей массе спецпереселенцы относятся к труду удовлетворительно, производственные нормы выполняют и перевыполняют. Особенно хорошо показала себя в работе та часть спецпереселенцев калмыков, которая в трудовом отношении устроена в предприятиях рыбной промышленности и рыболовецких колхозах севера» [3, д. 164, л. 222 об.]. В пример приводились спецпереселенцы-калмыки, работавшие на предприятиях Ханты-Мансийского госрыбтреста и выполнявшие нормы выработки на 150–200%. Подобную оценку можно считать очень высокой, поскольку, несмотря на наличие среди калмыцкого населения некоторого количества опытных рыбаков с Каспия, основная их масса до выселения занималась животноводством.

О высоком уровне самоидентификации с советскими государственными структурами свидетельствуют «письма во власть», направляемые поселенцами в различные инстанции. Приведем отрывок одного из прошений в адрес управляющего Ханты-Мансийским рыбтрестом Максютенко: «Доводим до Вашего сведения, что калмыкам Самаровского Стройучастка до сих пор не выдают ордера на валенки, тогда как нас по указанию правительства должны одевать в первую очередь. Мы рабочие калмыки из-за отсутствия спецодежды и валенок, не можем выходить на работу, а существовать чем-то надо. Невозможно же из-за этого вставать производству. Дети наши не могут посещать садик так как обувать их не во что. Просим Вашего содействия в выдаче зимней спецодежды, и дать соответствующие указания начальнику Стройучастка т. Мальцеву» [5, д. 259, л. 17].

Показательна не только забота депортантов об интересах производства, но и отсылка к постановлению правительства СССР, с которым репрессированные продолжали связывать надежду на улучшение своего положения (несмотря на незаслуженное наказание, наложенное именно этим органом [16, с. 19–21]). Это говорит об определенном уровне гражданственности.

Важным элементом советского публичного дискурса на протяжении всей советской истории продолжала оставаться демонстрация верности делу партии. В биографии образцового гражданина Советского Союза должны были фигурировать комсомольская и партийно-советская работа.

Для спецпереселенцев членство в советских общественных организациях, работа, демонстрация «партийности» были доказательством верности существующему строю, которое не могли поставить под сомнение сотрудники комендатур. Поэтому и в экстремальных условиях спецпоселения калмыки не только стремились к сохранению своего членства в ВКП(б)/КПСС и ВЛКСМ, но и вступали в эти организации на территории сибирских краев и областей. К 1 декабря 1944 г. на комсомольском учете в Тюменской области состояли 156 калмыков. Всего к этому времени в СССР на спецпоселении насчитывалось 777 калмыков-комсомольцев [3, д. 176, л. 134]. В области к концу 1949 г. среди спецпереселенцев всех категорий насчитывалось 488 комсомольцев, а в 1953 г. – уже 1443 комсомольца [3, д. 725, л. 232].

Удивительно то, что в период с 1944 по 1954 гг. в Омской и Тюменской областях в члены и кандидаты ВКП(б)/КПСС вступили 28 калмыков, причем первый из них стал кандидатом в члены ВКП(б) уже в I квартале 1944 г., т. е. в первые месяцы нахождения на спецпоселении.

Вышеизложенное дает основание утверждать, что калмыцкое население в подавляющей своей массе полностью идентифицировало себя с большей советской Родиной (советскими людьми и государственными институтами) [3, д. 177, л. 135], обладало советской гражданской идентичностью. В этом смысле, безусловно, правы исследователи, рассматривающие труд депортированных калмыков в местах спецпоселения как составную часть трудового вклада советских граждан в общее дело победы над врагом [1, с. 216–254].

Параллельно с «калмыцкой эпопеей» развивались события, связанные с появлением на спецпоселении конфессиональной группы истинно-православных христиан. «Истинно-православные христиане» (далее ИПХ) – общее название и самоназвание направлений в русском православии, оформившихся в конце 1920-х гг., после Декларации митрополита Сергия 1927 г. о лояльности советской власти. По словам Д. В. Поспеловского, ИПХ представляли собой наиболее консервативное течение в «катакомбной церкви» (т. е. тех движений внутри Русского православия, которые отказывались иметь литургическое или административное общение с Московским патриархатом из-за его подчинения советскому режиму). При этом ИПХ не имели догматических и литургических различий с легальной Православной церковью [11, с. 314, 323]. По мнению И. И. Осиповой, в официальных отчетах органов госбезопасности ИПХ стали причислять к сектантам (каковыми они не являлись), так как арестованные ИПХ часто не называли себя, чекистам было известно лишь их имя [10, с. 161].

Основной идеологемой истинно-православных христиан был антикоммунизм, имевший специфический религиозный характер. Красная пятиконечная звезда была понята как физическая печать антихриста. Невозможность участия ИПХ в любых советских общественных организациях также объяснялась желанием не поклоняться антихристу. Отказ от регистрации, советского паспорта, участия в выборах диктовались теми же соображениями. Важными пунктами в идеологии ИПХ были запреты на членство в колхозах, службу в советской армии и нежелательность любой государственной службы. Еще одним «краеугольным камнем» их идеологии было абсолютное отрицание Московской Патриархии и всех с ней каким-либо образом сообщающихся [6, с. 104].

Местами наибольшего распространения ИПХ в 1920–1930-е годы были центральные районы страны – Тамбовская, Рязанская, Орловская, Воронежская области, где они неоднократно подвергались разгрому по обвинению в промонархической, антисоветской деятельности [14, с. 60].

В докладе Л. П. Берия И. В. Сталину от 7 июля 1944 года отмечалось, что «сектанты вели паразитический образ жизни, не платили налогов, отказывались от выполнения обязательств и от службы, запрещали детям посещать школы. Эти организации оказывают разлагающее воздействие на колхозы» [2, с. 89]. Согласие Сталина на депортацию было получено, и 14 июля 1944 года появился приказ НКВД–НКГБ СССР о переселении 1 673 истинно-православных христиан [2, с. 89]. В Сибири местом расселения ИПХ стали Красноярский край, Тюменская и Томская области [14, с. 44].

На территории Тюменской области спецпереселенцы-сектанты (так они именовались в официальных документах) были расселены на территории Ханты-Мансийского национального округа. В августе 1944 г. округ принял 664 человека, выселенных из Рязанской и Орловской областей. В соответствии с указанием НКВД СССР расселение было произведено в Березовском, Самаровском и Микояновском районах в существующих спецпоселках, где проживали спецпереселенцы – «бывшие кулаки» [3, д. 161, л. 264].

Формально спецпереселенцы-ИПХ были трудоустроены в основном в сельскохозяйственных и промысловых артелях (618 человек). Но о фактической трудовой занятости говорить не приходиться, т. к. «ипеховцы» поголовно отказывались от работы на государство. Достаточно ярко убеждения «истинно-православных христиан» были выражены в высказывании спецпереселенки Паршиной (агентурные донесения): «Мы знаем божий закон, работать нам грех, если будем работать у Вас, будем поклоняться второму лицу, а это для нас большой грех. Мы поклоняемся только одному богу. Мы люди Христа, приехали сюда не для работы, а для уничтожения нас антихристами. Погибнем за Христа, а работать не будем, грех работать на антихриста. Дома мы не работали и здесь работать не будем – лучше смерть, чем работа на антихриста». В результате к январю 1945 г. из 393 человек трудоспособных мужчин и женщин работал только 31 человек [3, д. 161. л. 264–264 об.]. Приведенные данные подтверждаются воспоминаниями репрессированных ИПХ. Так, побывавшая в Сибирской ссылке З. Лепехина на вопрос представителей властей: «Будешь работать?» – ответила: «Нет… по праздникам не работаю и Божий Закон нарушать не буду». Отказывались от работы вместе с ней и другие верующие [7, с. 340].

Члены этой религиозной группы отказывались от получения паспортов и проводили антиколхозную агитацию, отказывались служить в армии. При этом ИПХ не были пацифистами, речь шла именно об армии советского государства. Жители Ханты-Мансийска, А. Стукало, А. Федин, Н. Еремин, отказались от призыва в армию, сославшись на свои религиозные убеждения. Еремин свой отказ объяснил (по донесениям агентуры) так: «По вере ИПХ, мы как верующие не можем принимать участие на фронтах, воевать за советскую власть, поскольку она антихристова, а участие в боях за эту власть будет нарушением псалма Давида, т. е. участием в «совете нечестивых», а это большой грех» [15, с. 267]. Понятно, как расценивались подобные заявления в условиях войны.

В случае с ИПХ налицо полное отсутствие идентификации себя с советским государством и обществом. Истинно-православные христиане показывали открытое неприятие системы, на которую они массово отказывались работать, и стремились сократить до минимума все контакты с государственными институтами.

Гражданская самоидентификация может принимать по отношению к государству как лояльные (легитимирующие), так и критические либо протестные формы, направленные на изменение не соответствующего гражданским ценностям политического режима [12, с. 77]. А в данном случае можно говорить даже о формировании антисоветской гражданской идентичности и невозможности любых рассуждений о «вкладе в Победу», со стороны данной группы спецпереселенцев. При этом необходимо понимать, что подобные антисоветские когнитивные и поведенческие стратегии провоцировались самой властью, последовательно нарушавшей Конституцию 1936 г., гарантировавшую гражданам свободу совести.



Необходимым представляется использование дифференцированного подхода к оценке трудовой деятельности отдельных групп репрессированных на спецпоселении. Он должен учитывать не только количественные показатели выполнения планово-производственных государственных заданий, но и принимать во внимание гражданскую самоидентификацию представителей различных социальных, этноконфессиональных групп спецпереселенцев, объяснять и раскрывать выработанную ими этику поведения. Пример спецпереселенцев ИПХ является, безусловно, крайним проявлением противодействия всему советскому. Однако нужно понимать сложность данной проблемы и очень осторожно подходить к изучению деятельности на спецпоселении в послевоенные годы представителей «прибалтийских спецконтингентов», спецпереселенцев-ОУНовцев, ведь о «труде на благо советской Родины» с их стороны говорить также не приходится. В случае с советскими немцами требуется изучение на микроуровне, учет ситуативных факторов.
Литература


  1. Бембеева Е. А. Деятельность женщин Калмыкии в годы Великой Отечественной войны (1941– 1945 гг.) : дис. ... канд. ист. наук. Элиста, 2008. 270 с.

  2. Бугай Н. Ф. Реабилитация репрессированных граждан России (XX – начало XXI века) : книга-мониторинг. М. : ЗАО МСНК-ПРЕСС, 2006. 464 с.

  3. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 9479. Оп. 1.

  4. Государственный архив социально-политической истории Тюменской области (ГАСПИТО). Ф. 124. Оп. 1.

  5. Государственный архив Ханты-Мансийского автономного округа (ГАХМАО). Ф. 118. Оп. 1.

  6. Епископ Готфский Амвросий. Государство и катакомбы // Религия и права человека. На пути к свободе совести. М. : Прогресс, 1996. C. 95–106.

  7. Из воспоминаний Зинаиды Лепехиной // О, Премилосердый… Буди с нами неотступно…» : Воспоминания верующих Истинно-Православной (Катакомбной) Церкви. Конец 1920-х – начало 1970-х годов. М. : Братонеж, 2008. С. 337–340.

  8. Иосиф Сталин – Лаврентию Берии: «Их надо депортировать...» : документы, факты, комментарии. М. : Дружба народов, 1992. 288 с.

  9. Малиновский Л. В. Об употреблении понятия «вклад» в отношении Российских немцев (и о подходах к измерению этого вклада) // Немцы Сибири: история и современность : мат-лы V Междунар. науч.-практ. конф. Омск : Наука, 2006. С. 104–105.

  10. Осипова И. И. Сквозь огнь мучений и воды слез. М. : Серебряные нити, 1998. 154 с.

  11. Поспеловский Д. В. Русская православная церковь в XX в. М. : Республика, 1995. 511 с.

  12. Семененко И. С. Гражданская идентичность // Политическая идентичность и политика идентичности: в 2 т. Т. 1. Идентичность как категория политической науки : словарь терминов. М. : РОССПЭН, 2012. С. 76–80.

  13. Серазетдинов Б. У. Ссылка // Югра. № 9-10. 2003. С. 46–49.

  14. Сосковец Л. И. Конфессиональные группы на спецпоселении в Сибири (1930-е – начало 1950-х гг.) // Маргиналы в советском обществе : институциональные и структурные характеристики в 1930-е-1950-е годы: сб. науч. тр. Новосибирск : НГУ, 2007. С. 38–60.

  15. Сосковец Л. И. Религиозные организации Западной Сибири в 1940–1960-е годы : дис. … докт. ист. наук. Томск, 2004. 548 с.

  16. Ссылка калмыков: как это было : сб. док. и мат-лов. Т. I. Кн. 1. Элиста : Калм. кн. изд-во, 1993. 264 с.

  17. Суслов А. Б. Спецконтингент в Пермской области (1929–1953 гг.). М. : РОССПЭН, 2010. 424 с.

  18. Шашков В. Я., Козлов С. С., Лобченко Л. Н. ГУЛАГовская система спецпоселений Северного края для «бывших кулаков» : монография. Мурманск : МГПУ, 2008. 245 с.


СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

УДК 314.18


Солодовников А. Ю.

Solodovnikov A. Yu.
ДИНАМИКА ЧИСЛЕННОСТИ И СТРУКТУРЫ НАСЕЛЕНИЯ НЕФТЕЮГАНСКОГО РАЙОНА
THE POPULATION RATE DYNAMICS

AND THE NEFTEYUGANSK DISTRICT POPULATION STRUCTURES
Статья посвящена сложившейся демографической ситуации в Нефтеюганском районе в начале ХХI в. Нефтеюганский район, как и большинство районов Севера Тюменской области, относится к индустриальным. Индустриальный облик сформировали нефтяная и газовая промышленность, крупные лесозаготовки, транспортные отрасли. Благодаря этому большинство населения составляют городские жители. В сельской местности проживают коренные жители этих мест, а также часть пришлого населения, занимающаяся обслуживанием небольших объектов промышленности и транспортной инфраструктуры. Лишь небольшая часть пришлого населения занята в сельском хозяйстве. При этом проживание в сельской или городской местностях сказывается на демографических процессах.

The paper is devoted to the current demographic state in the Nefteyugansk district at the beginning of XXI century. The Nefteyugansk district like many other districts of the North of the Tyumen region is an industrial district. The industrial image is created by gas and oil industry, large lumber stockpilings and transport sphere. Thereby the majority of the population is the city inhabitants. The indigenous people and also a group of alien people, who service small industrial objects and transport infrastructure, live in the countryside. Only a small group of the alien people is involved into the agricultural industry. Thereby the living in rural or urban areas affects the demographic processes.



Ключевые слова: численность населения, рождаемость, смертность, возрастные группы, классы болезней, естественный прирост.

Keywords: population size, birth rate, death rate, scales of age, classification of diseases, natural increase.
Нефтеюганский район – самый молодой район Ханты-Мансийского автономного округа – Югры. Его история отсчитывается с 1980 г., когда он был выделен из состава Сургутского района. В настоящее время на его территории насчитывается 8 поселений, из них 1 городское (Пойковский) и 7 сельских (Салым, Сентябрьский, Каркатеевы, Куть-Ях, Лемпино, Усть-Юган и Сингапай) (рис.). Самое крупное поселение района – Салым (0,52%), самое маленькое – Каркатеевы (0,07%).

Свыше 98% занимает межселенная территория, на которой проживают коренные малочисленные народы Севера в сезонно обитаемых поселениях – стойбищах, избах и т.п. Это связано с особенностями их хозяйственной деятельности, кочевым и полукочевым образом жизни. Кроме того, территориально в границах Нефтеюганского района имеются 2 города окружного подчинения, имеющих статус самостоятельных муниципальных образований: городской округ город Нефтеюганск и городской округ город Пыть-Ях. Таким образом, всего на территории Нефтеюганского района и городских округов Нефтеюганск и Пыть-Ях муниципальных поселений различного статуса – 10. Население района – это городские и сельские жители, Нефтеюганска и Пыть-Яха – городские жители.




Рис. Нефтеюганский район и его соседи, административное устройство
Демографическая ситуация на территории Нефтеюганского района и городских округов обусловлена социально-экономическими процессами, происходящими на их территории, и складывается под воздействием естественного и механического движения населения, его половозрастной структуры. Бóльшая часть городского населения занята в индустриальном секторе, бюджетной сфере и сфере услуг. Сельское население трудится в основном в аграрном хозяйстве. На естественное движение населения, в первую очередь, оказывают влияние возможности создания семьи, ее стабильность, а также миграционные процессы.

Численность населения, проживающего на территории муниципальных образований Нефтеюганский район, Нефтеюганск и Пыть-Ях, на начало 2015 г. составила 211,1 тыс. человек. С начала 3-го тысячелетия число жителей возросло почти в 1,2 раза, в том числе в Нефтеюганске – в 1,25 раза, в Нефтеюганском районе – в 1,3 раза. В Пыть-Яхе численность населения немного сократилась (табл. 1).



Таблица 1

Динамика численности населения (на начало года), тыс. чел. [2; 3; 4]

Год

Нефтеюганск

Пыть-Ях

Нефтеюганский район

Всего

2001

100,7

42,7

33,8

177,7

2002

102,8

43,1

35,0

180,9

2003

108,3

41,8

45,6

195,7

2004

110,7

41,9

46,6

199,2

2005

110,1

41,6

46,5

198,2

2006

112,1

41,7

46,2

200,0

2007

116,2

41,7

46,0

203,9

2008

117,4

41,7

45,7

204,8

2009

119,2

41,5

45,1

205,8

2010

121,1

41,6

45,1

207,8

2011

123,3

41,5

44,7

209,5

2012

125,2

41,1

44,4

210,7

2013

125,9

40,8

44,4

211,0

2014

125,9

41,0

44,1

211,0

2015

125,4

41,0

44,7

211,1


Таблица 2

Каталог: attachment
attachment -> Методические указания и контрольные задания для студентов заочников по специальности: 190631 Техническое обслуживание и ремонт автомобильного транспорта
attachment -> Кодекс ткп 45 04-78-2007 (02250) установившейся практики
attachment -> Кодекс ткп 45 04-208-2010 (02250) установившейся практики
attachment -> Технический кодекс ткп 2006
attachment -> Информация об актуальных внутриполитических событиях в Республике Абхазия, Республике Южная Осетия, Украине и Республике Молдова


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   17




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2023
обратиться к администрации

    Главная страница