На правах рукописи Ожева Зара Руслановна


П. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ



Скачать 393.11 Kb.
страница3/4
Дата14.08.2018
Размер393.11 Kb.
#44441
ТипАвтореферат
1   2   3   4

П. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновывается актуальность темы работы, указывается степень ее научной разработанности, определяются теоретические основы диссертации, устанавливается объект, предмет, цели и задачи исследования, научная новизна, формулируются выносимые на защиту положения, обозначается теоретическое и практическое значение работы, отмечается апробация разрабатываемого исследования.

Глава первая «Теоретические аспекты исключительных прав на коммерческое обозначение в предпринимательском праве» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе указанной главы «Правовая природа и признаки коммерческого обозначения как правовой категории» при анализе понятия «коммерческое обозначение» отмечается отсутствие законодательного определения данного термина, в связи с чем в работе получили освещение доктринальные определения данного понятия. Лексический анализ рассматриваемого понятия позволил автору сделать вывод о том, что коммерческое обозначение представляет собой знак (отличительный признак), используемый субъектом предпринимательства с целью индивидуализации. Однако такой анализ не отвечает на вопрос о правовой природе коммерческого обозначения, при этом в ответе на данный вопрос нет единства ни в доктрине, ни в судебной практике.

В параграфе отмечается, что правовая категория «коммерческое обозначение» давно известна международному законодательству. Коммерческое обозначение упоминается в статье 2(viii) Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности от 14 июля 1967 г. (далее - Конвенция, учреждающая ВОИС)1 и обозначается в ней наравне с товарными знаками, знаками обслуживания и фирменным наименованием в качестве самостоятельного объекта интеллектуальной собственности.

В диссертационном исследовании указано, что на сегодняшний день уже не должно вызвать споров утверждение о том, что коммерческое обозначение нельзя отождествлять с фирменным наименованием хозяйствующего субъекта. Анализ норм ГК РФ, а также доктринальных источников позволил автору прийти к выводу о том, что коммерческое обозначение в современном имущественном обороте призвано играть самостоятельную роль – роль индивидуализации предприятия как имущественного права, т.е. как объекта права. По мнению соискателя, такая концепция законодателя представляется ошибочной.

В параграфе значительное внимание уделено законодательным критериям коммерческого обозначения (пункт 1 ст. 1538 ГК РФ), а также тем признакам, которые указываются в доктрине.

Анализируя один из дискуссионных в литературе вопросов о правовой природе понятия «предприятие» и его соотношении с иным термином, а именно - юридическое лицо, автор приходит к выводу о том, что термин предприятие должен рассматриваться как синоним юридического лица, т.е. как субъект права. Косвенно данный вывод подтверждается также конструкцией ст. 1538 ГК РФ, когда субъекты предпринимательства (юридические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность, а также индивидуальные предприниматели) используют для индивидуализации принадлежащего им иного субъекта предпринимательства объект интеллектуальной собственности.

Еще одним аргументом ошибочности легальной концепции отечественного законодателя является отсутствие ее распространения в мировой практике.

Если исходить от обратного и понимать коммерческое обозначение как средство индивидуализации предприятия как объекта права, т.е. как имущественного комплекса, возникает еще ряд вопросов, на которые нет ответа. В первую очередь, остается без ответа основной, по мнению диссертанта, вопрос о практической значимости индивидуализации имущественного комплекса. Потребителя и потенциальных контрагентов юридического лица в процессе его выбора вряд ли будет интересовать поставленный вопрос. Юридическое значение индивидуализации предприятия в качестве объекта права приобретает только тогда, когда предприятие выступает объектом различного рода сделок, направленных на передачу предприятия именно в этом качестве. В этом случае закономерно возникает следующий вопрос, каким образом использование коммерческого обозначения путем указания его, например, в рекламе или на вывесках будет способствовать индивидуализации предприятия как объекта в рамках заключаемого договора, направленного на передачу предприятия как объекта права. При этом использование коммерческого обозначения указанными способами рассчитано, по мнению диссертанта, в первую очередь, на потребителя, который воспринимает предприятие не как имущественный комплекс, а как субъект права.

На основании изложенного в работе предложено рассматривать правовую категорию коммерческого обозначения как средство индивидуализации субъекта (субъектов) предпринимательства. При этом следует иметь в виду, что коммерческое обозначение призвано индивидуализировать не столько субъекта бизнеса, сколько его правовую взаимосвязь с его участником (участниками), а также принадлежность данному участнику (участникам) ряда иных предприятий.

Еще одним вопросом, изученным в параграфе, является вопрос о правообладателе коммерческим обозначением. Диссертант отмечает, что конструкция нормы пункта 1 ст. 1538 ГК РФ позволяет прийти к выводу о том, что коммерческое обозначение в качестве самостоятельного объекта интеллектуальной собственности введено в ГК РФ в целях «… индивидуализации принадлежащих им (субъектам бизнеса – уточнено автором) торговых, промышленных и других предприятий …». По сути это означает, что право использовать в качестве коммерческого некое обозначение принадлежит участникам предприятия. В этой связи соискатель отмечает, что правовой статус участников юридического лица необходимо отличать от правового статуса самого юридического лица. Другими словами участники юридического лица и принадлежащее им юридическое лицо – это абсолютно самостоятельные субъекты права. Как следствие, возникает закономерный вопрос о принадлежности коммерческого обозначения – оно должно принадлежать участнику или же самому предприятию. С точки зрения выявленной нами правовой природы коммерческого обозначения оно должно индивидуализировать само юридическое лицо как самостоятельного субъекта права, а, следовательно, именно ему должно принадлежать право на коммерческое обозначение.

Во втором параграфе «Структура и содержание коммерческого обозначения» указывается на отсутствие в нормах ГК РФ требований, предъявляемых к структуре и содержанию коммерческих обозначений. Более того, ни одна из норм соответствующего параграфа никак не ограничивает правообладателя в выборе обозначения, которое он предполагает использовать в качестве коммерческого обозначения. В результате не получили законодательного урегулирования такие вопросы, как структура и содержание коммерческого обозначения, без уяснения и законодательного закрепления которых невозможно их использование в полном объеме. Кроме того, возникают вопросы, а может ли лицо использовать в качестве коммерческого обозначения, перечисленные в пункте 4 ст. 1473 и ст. 1483 ГК РФ как недопустимые для включения в фирменные наименования и товарные знаки. Как следствие, остается непонятным содержание коммерческого обозначения.

При решении этих и иных вопросов, по утверждению диссертанта, необходимо руководствоваться не аналогией с правовым регулированием фирменных наименований или товарных знаков, как предлагается в доктрине, а нормами международного права и действующего отечественного законодательства, регламентирующего непосредственно коммерческие обозначения, при этом необходимо учитывать правовую природу рассматриваемого средства индивидуализации.

Анализ международных документов позволил сделать вывод о том, что существующие Типовые положения о защите от недобросовестной конкуренции, разработанные в 1996 году Международным бюро ВОИС2, предполагают использование в понятии «различительного знака предприятия, иного нежели товарный знак или фирменное наименование», символов, эмблем, логотипов, девизов и прочих обозначений, которые получили раскрытие в данном параграфе. На основании проведенного исследования специальных норм ГК РФ о коммерческих обозначениях автор делает вывод о том, что содержание рассматриваемого средства индивидуализации составляет, в первую очередь, именно словесное обозначение (пункт 1 ст. 1538 ГК РФ). В свою очередь, пункт 2 ст. 1541 ГК РФ является косвенным подтверждением того, что содержание коммерческого обозначения наравне со словесными элементами может содержать иные элементы, характерные для товарных знаков и знаков обслуживания, а именно рисунки, слова, фигуры, знаки, символы и т.д., которые имеют способность быть воспринимаемыми.

Значительное внимание в параграфе уделено соотношению права на коммерческое обозначение с правами на названные средства индивидуализации - правами на фирменное наименование и товарный знак.

Рассматривая элементы охраноспособности коммерческого обозначения, автор на основании закона выделяет два таких условия. Первым условием является требование использования коммерческого обозначения, которое не может быть идентичным или схожим до степени смешения как с фирменным наименованием, так и с товарными знаками и знаками обслуживания, принадлежащим любым предприятиям, независимо от сферы их деятельности или определенной группы товаров, работ или услуг.

Анализ второго требования законодателя к коммерческому обозначению, которое заключается в том, что его употребление является известным в пределах определенной территории, показал, что оно вызывает большое количество вопросов. Во-первых, не установлен критерий известности. В отношении данного вопроса автор склоняется к высказанной в юридической точке зрения, согласно которой известность может определяться статистическими данными, различными опросами, анкетами и т.д. Во-вторых, не установлены параметры территории, на которой должно коммерческое обозначение получить известность. По мнению соискателя, необходимо дополнить сделанное в науке предложение о минимальных границах территории, на которых предприятие должно получить известность. Данная территория, по утверждению диссертанта, должна ограничиваться территорией того муниципального образования, где предприятие фактически осуществляет свою предпринимательскую деятельность.

Анализируя структуру коммерческого обозначения, диссертант отмечает, что в отличие от его содержания, структура коммерческого обозначения полностью зависит от интереса и усмотрения субъекта предпринимательства. В результате в работе сделан еще один немаловажный вывод о том, что в отличие от фирменного наименования, которое является обязательным средством индивидуализации любого коммерческого лица, коммерческое обозначение представляет собой факультативное средство индивидуализации субъекта предпринимательства.

Третий параграф первой главы «Исторические аспекты развития законодательства о коммерческом обозначении» посвящен вопросам возникновения и развития законодательства о коммерческих обозначениях.

Исторический анализ позволил автору сделать вывод о том, что как в дореволюционном праве, так и в праве советского периода не было единого понимания в природе фирмы. Более того, ранее действующее законодательство также не давало ответа на поставленный вопрос. При этом следует отметить, что как в законодательстве, так и на доктринальном уровне многие ученые понимали под фирмой современное коммерческое обозначение. В результате можно говорить о том, что, несмотря на недавнее законодательное закрепление правового режима коммерческого обозначения в части четвертой ГК РФ, данное средство индивидуализации имеет серьезную историческую основу.



Глава вторая «Особенности приобретения и использования исключительных прав на коммерческое обозначение как средства индивидуализации» посвящена вопросам приобретения, использования и распоряжения исключительным правом на коммерческое обозначение и соответственно состоит из трех параграфов.

В первом параграфе второй главы «Основания возникновения исключительных прав на коммерческое обозначение» значительное внимание уделено категории исключительных прав, которая активно используется законодателем в действующем законодательстве, и при этом, к сожалению, не получила законодательной дефиниции.

При исследовании признаков исключительных прав как правовой категории, в параграфе соотнесены исключительное право с правом собственности. Автор разделяет высказанную в литературе точку зрения о том, что эти категории являются самостоятельными, несмотря на наличие схожих признаков.

По мнению соискателя, способы использования исключительного права на коммерческие обозначения можно разделить на производные и первоначальные. При этом в основу критерия такого деления положен факт правопреемства (или его отсутствие).

Используя данный критерий, к первоначальным способам приобретения исключительного права на коммерческое обозначение следует отнести только один способ: первоначальное использование коммерческого обозначения.

Одному из важнейших в правовом регулировании приобретения исключительного права на коммерческое обозначение вопросов – вопросу момента приобретения исключительного права на коммерческое обозначение в параграфе уделено значительное внимание. Анализ норм ГК РФ позволил диссертанту сделать вывод о том, что право на коммерческое обозначение у предпринимателя возникнет только в том случае, если используемое им обозначение получило известность. В противном случае у правообладателя не возникает исключительного права на рассматриваемое средство индивидуализации, а само коммерческое обозначение не получает правовой охраны.

Оспаривая такое законодательное правило, соискатель указывает на несоответствие такого подхода в определении момента возникновения исключительного права сущности коммерческого обозначения, более того, это противоречит логике, поскольку остается открытым вопрос, на каком основании предприниматель использует обозначение до момента получения им известности. В результате в работе предложено в качестве момента возникновения исключительного права на коммерческое обозначение в рамках первоначального способа приобретения данного права рассматривать момент первого использования данного обозначения, а не момент приобретения этим обозначением известности. Соответствующие изменения предложено внести в действующее гражданское законодательство.

Участвуя в дискуссии о применении принципа старшинства права, автор не поддерживает сделанное в юридической литературе предложение о введении государственной регистрации исключительных прав на коммерческие обозначения ни в обязательном порядке, ни на добровольной основе. Если предположить, что регистрация будет носить добровольный характер, это означает, что велика вероятность невнесения в такой реестр какого-либо количества используемых (а также получивших известность в пределах определенной территории) коммерческих обозначений. В свою очередь, это приведет к ситуации, когда суды будут либо отдавать предпочтение тем субъектам предпринимательской деятельности, которые в добровольном порядке занесли используемые ими коммерческие обозначения в специальный реестр, либо возможно иная ситуация, если суды не будут отдавать предпочтение такой регистрации как основанной на законе, вследствие чего регистрация коммерческих обозначений на добровольной основе теряет всякую значимость.

В этой связи опять необходимо вернуться к выявленной нами правовой природе коммерческого обозначения и к тем функциям, которые оно призвано выполнять. Поскольку коммерческое обозначение в отличие от фирменного наименования не претендует на использование на всей территории РФ, а соответственно, на общероссийскую известность, при этом, как правило, используется предприятием на территории муниципального образования, в котором осуществляется предпринимательская деятельность предприятия. По сути, оно является факультативным средством индивидуализации по отношению к фирменному наименованию.

В этой связи не имеет смысла ведение общегосударственного реестра коммерческих обозначений. В плане доказательной базы в суде при возникновении спора в отношении реализации принципа старшинства права, предлагаем только практический совет субъектам предпринимательства, который заключается в том, что при первоначальном использовании обозначения в качестве коммерческого данный юридический факт зафиксировать, например, у нотариуса.

Комплексный анализ правовой природы и признаков коммерческого обозначения, его структуры и содержания, а также способов приобретения права на него позволили сформулировать авторское определение коммерческого обозначения.



Во втором параграфе второй главы «Использование коммерческого обозначения в хозяйственном обороте» выявлены условия использования коммерческого обозначения. В частности, коммерческое обозначение может использоваться в качестве средства индивидуализации как одного, так и нескольких предприятий, при этом для индивидуализации одного предприятия нельзя использовать два и более коммерческих обозначений. Автором положительно оценено данное ограничение законодательства в использовании коммерческого обозначения, поскольку оно соответствует правовой природе и назначению данного средства индивидуализации.

В параграфе отмечено, что законодатель в регулировании вопросов использования исключительного права на коммерческое обозначение использует позитивный (разрешительный) прием, с помощью которого устанавливаются «внешние рамки» использования того или иного объекта права. Такой прием в большей степени способствует использованию определенного обозначения максимально возможными способами. Рассматривая примерный перечень тех способов, посредством которых правообладатель вправе использовать принадлежащее ему коммерческое обозначение, диссертант предлагает дополнить данный перечень указанием на сеть Интернет. В параграфе указано на отсутствие законодательного срока, в течение которого действует исключительное право на коммерческое обозначение. Соискатель расценивает такой прием законодателя как факт бессрочного действия рассматриваемого права. Отмечается, что в принципе указанный срок напрямую зависит от длительности существования предприятия, которое коммерческое обозначение индивидуализирует.

Рассмотрение срока, в течение которого действует исключительное право на коммерческое обозначение, позволило диссертанту выявить правовую проблему, связанную с прекращением данного права в случае неиспользования коммерческого обозначения в течение одного года. Закон не содержит ответа на вопрос, как происходит прекращение права, нужно ли обращаться в суд в целях прекращения исключительного права на коммерческое обозначение, в этой связи особо остро встает вопрос о тех критериях использования или неиспользования коммерческого обозначения, которые могут повлиять на решение данного вопроса, можно ли восстановить исключительное право на коммерческое обозначение или оно не подлежит восстановлению в отличие от иных средств индивидуализации и т.д. По существу каждого из обозначенных вопросов в параграфе соискатель высказывает собственную позицию.

В третьем параграфе второй главы «Распоряжение исключительными правами на коммерческое обозначение» кратко изложены позиции ученых, основанные на ранее действовавшем законодательстве. С момента вступления в силу части четвертой ГК РФ законодатель четко ограничил круг сделок, посредством которых стала возможна передача исключительного права на коммерческое обозначение.

При рассмотрении общих положений о распоряжении исключительным правом на коммерческие обозначения в параграфе указывается на две основные формы: договор об отчуждении исключительного права и лицензионный договор. Анализ данных форм показал, что такая форма распоряжения исключительным правом на коммерческое обозначение как договор об отчуждении исключительного права не может быть применима в отношении коммерческих обозначений по следующим основаниям.

Коммерческое обозначение не обладает самостоятельным значением в торговом обороте, поскольку правовая природа коммерческого обозначения, его сущность заключаются в индивидуализации предприятия как субъекта права. Поэтому ограничения, установленные в отношении форм распоряжения исключительным правом на коммерческое обозначение, являются оправданными и вызваны заботой об интересах потребителей, в восприятии которых каждое отдельное предприятие (или сеть однотипных предприятий) ассоциируется с определенной вывеской. Учитывая также социальную значимость коммерческих обозначений, закон прямо указывает на то, что исключительное право на рассматриваемое средство индивидуализации может перейти к третьим лицам только в составе предприятия, для индивидуализации которого оно используется (пункт 4 ст. 1539 ГК РФ). В соответствии с действующим законодательством исключительное право на коммерческое обозначение может перейти к иным лицам по различным основаниям, в частности, по договору, в порядке универсального правопреемства, а также по иным основаниям, предусмотренным законом (пункт 4 и пункт 5 ст. 1539 ГК РФ). В параграфе отмечается, что посредством заключения договоров, направленных на распоряжение исключительным правом на коммерческое обозначение, предприятие во всех случаях выступает как объект права.

Соотношение лицензионного договора и договора коммерческой концессии позволило диссертанту сделать вывод о том, что данные договоры нельзя рассматривать как общее и частное. В связи с чем, с учетом полноты правового регулирования каждого из них, в работе предложено исключить пункт 4 из ст. 1027 ГК РФ.

Более того, рассматривая договор коммерческой концессии как форму распоряжения исключительным правом на коммерческое обозначение, соискатель отрицает возможность использования данной формы. Очевидно, что законодатель отводит главную роль в договоре коммерческой концессии праву на товарный знак, знак обслуживания, а также на коммерческое обозначение, которое входит в комплекс исключительных прав.

Сущность коммерческой концессии заключается в передаче одним субъектом предпринимательской деятельности иному субъекту бизнеса права на использование в предпринимательской деятельности последнего комплекса исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности. По сути, исходя из такого понимания сущности рассматриваемого договора, можно сделать вывод о том, что одно и то же средство индивидуализации в предпринимательской деятельности будут использовать два разных субъекта, что противоречит сущности рассматриваемого обозначения. Однако такое положение противоречит действующему законодательству о коммерческих обозначениях, а также той неотделимой связи между коммерческим обозначением и индивидуализирующим им предприятием. Более того, еще одним аргументом, подтверждающим наш вывод о том, что нельзя передать по договору коммерческой концессии в комплексе с иными правами исключительное право на коммерческое обозначение. Как мы уже неоднократно указывали, в соответствии с пунктом 4 ст. 1539 ГК РФ «исключительное право на коммерческое обозначение может перейти к другому лицу … только в составе предприятия, для индивидуализации которого такое обозначение используется».

С учетом изложенного предлагаем внести дополнения в пункт 4 ст. 1539 ГК РФ, изложив его следующей редакции: «Исключительное право на коммерческое обозначение может перейти к другому лицу (в том числе по договору, объектом которого выступает предприятие как имущественный комплекс, в порядке универсального правопреемства и по иным основаниям, установленным законом) только в составе предприятия, для индивидуализации которого такое обозначение используется».

Глава третья «Правовая защита коммерческого обозначения в Российской Федерации и за рубежом» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе данной главы «Понятие и принципы защиты нарушенного права» проанализировано такая правовая категория, как «защита права», а также выявлены ее принципы. Анализируя понятие «защиты» через его соотношение с таким понятием, как «охрана», автор раскрывает доктринальные позиции, при этом высказывая свою точку зрения по данному вопросу. По мнению соискателя, охрана права направлена, в первую очередь, на недопущение нарушений прав и законных интересов субъекта – носителя такого права, а защита права – на восстановление положения, существовавшего до нарушения этого права. В отличие от охраны прав и законных интересов, понятие защиты, несомненно, напрямую связано с реализацией субъективного права лица, чье право нарушено, с его восстановлением.

В связи со спецификой средств индивидуализации диссертантом выявлены те принципы, которые должны быть положены в основу правового регулирования их правовой охраны. Анализ принципов позволил говорить о системе принципов правовой охраны средств индивидуализации, в состав которой должны входить отраслевые принципы, принципы, положенные в основу правовой охраны промышленной собственности, а также те принципы, которые свойственны правовой охране именно средств индивидуализации, т.е. специфические принципы. Все названные принципы были исследованы в рассматриваемом параграфе.



Каталог: binary
binary -> На правах рукописи
binary -> Утверждено ученым советом рггу
binary -> Религиозно-философская и психоаналитическая интерпретации проблемы пола: В. В. Розанов и з. Фрейд
binary -> Пиренейские государства в системе англо-французских противоречий XIII-XIV вв
binary -> Гоу впо российский государственный
binary -> Досуговые практики городских подростков в современной России
binary -> Предмет и методология дисциплины «территориальная организация населения»
binary -> Фбгоу впо российский государственный
binary -> Порядок перевода студентов из рггу в высшие учебные заведения РФ и из других высших учебных заведений в рггу

Скачать 393.11 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница