Национальное движение крымских татар



Дата09.08.2019
Размер56.5 Kb.
#127363

Национальное движение крымских татар

Цель Национального движения, зафиксированна в Наказе крымскотатарского народа, является восстановление его национальной целостности, равноправия и правосубъектности. Никакой иной цели (и это специально зафиксировано в Наказе) НДКТ не преследует.

Такое четкое ограничение рамок поставленной задачи объяснялось, конечно, не «узостью взглядов» инициаторов и теоретиков движения, не их мнимым пренебрежением «общими проблемами и устремлениями к демократии» и, конечно, не их малодушием. Они, умудренные собственным опытом и глубоким анализом исторического наследия крымскотатарского народа, прекрасно понимали, что потерять народ в считанные дни, поставив его под топор во имя «общих интересов», или руководствуясь расхожей пошлостью, вроде «демократия – дело всенародное», они не могли позволить никому.

Поэтому Национальное движение в рамках стоявшей перед ним задачи могло ориентироваться только на ту или иную модель и теоретические (в самом общем, причем виде) национальные доктрины. А это могла быть бундовская доктрина «культурно-национальной автономии» или ленинская концепция, положенная в основу государственно-правового устройства СССР, где и разворачивалось движение и дополнявшаяся (как и все правовое поле коммунистической державы) несколькими партийными лозунгами и резолюциями.

Бундовская концепция возможности дисперсного существования нации тогда не могла уложиться даже в мозгах отъявленных прохвостов: в райкомы и обкомы тогда еще не вводили, к участию во власти не приглашали, даже во власти над народом. Удар 1944 года, недвусмысленно свидетельствовал, что вскоре партийные вожди отбросят казавшееся уже ненужные им лозунги о праве нации на самоопределение и всю марксистскую доктрину о нации. Постепенными галсами, переходя на вероломную модель, приравнивающую нацию к партии, куда можно «записаться» в зависимости от конъюнктуры. К модели, сохранения дисперсного экстерриториального проживания, (диаспора), легализованной – Гавриилом Поповым через десятилетия.

Не могла быть, и принята как бы вывернутая наизнанку бундовская модель – будь-то «восстановление ханства» или «национального государства» – предмет излюбленных спекуляций не только спецслужб, пытавшихся подавить движение, но и главный мотив сделки 1954 года или «сообщения ТАСС» 1987 года.

Оставалась ленинская модель. Было бы величайшим лицемерием отрицать факт обеспечения национального суверенитета народа и реализации его прерогатив в хозяйственной и политико-правовой сферах – через модель Автономии 1921 года. В 20–е годы прошлого столетия в СССР, ленинская модель «предоставления каждому народу – автономии» и принцип самоопределения народов имел всеобщий, фундаментальный характер, оформленный властной партийной идеологией. Принцип национальной политики (единый для всех) описан в Декларации прав народов России, Союзном договоре и других документах. На крымскотатарский народ они переносились Декретом о Крымской АССР, конкретизировались Конституцией Крымской АССР и принятым на ее основе Законом о Земле Крымской АССР. Основным принципом Закона о Земле Крымской АССР был принцип навечной неотчуждаемости национальной территории от коренного народа – крымских татар и потому отвергающий любые формы закрепления земли, посягающий на этот принцип. Согласно этой модели, спустя 138 лет после разгрома Крымского ханства – 18 октября 1921 года государственность крымскотатарского народа была воссоздана. Был провозглашен принцип о национальной целостности и равноправия крымскотатарского народа, восстановлен государственный статус крымскотатарского языка, закрепленный Конституцией и символикой КрАССР – герб и флаг. В органах Законодательной (Парламент) и исполнительной власти Автономии предоставлялось гарантированное квотное представительство (не менее 36%) крымскотатарского народа. В подавляющем большинстве в местных советах и на руководящих должностях Автономии были представлены коренные жители – крымские татары. Была восстановлена устойчивая система народного образования и развития национальной культуры. То есть шло возрождение национального самосознания крымскотатарского народа и развитие его, как феномена человеческой цивилизации. Административно-территориальное деление в автономии уклад жизни и топонимика Крыма, несли представление о культуре, истории и наследии крымскотатарского народа, которые столь же неоспоримо весомы и являлись частью геополитического пространства.

Только благодаря жестко принципиальной, последовательной позиции и организованной борьбе национального движения, построенной на национальных интересах крымскотатарского народа, четко прописанных в Наказе, к концу 90-х годов прошлого столетия, тоталитарная система находясь перед развалом, вынуждена была признать выселение крымскотатарского народа незаконным и преступным.

Декларация Верховного Совета СССР от 14 ноября 1989 года и Постановление Верховного Совета СССР от 28 ноября 1989 года, подтвердившее «Выводы и предложения комиссии по проблемам крымскотатарского народа», документы, определившие механизм решения политико-правовых, экономических и социальных вопросов крымскотатарского народа на этапе возвращения его на историческую Родину, – должны быть исполнены.

Однако ответные действия реваншистских сил, последователей идеологов 1944 года, смогли нанести ответные удары по возвращению и восстановлению национальной целостности и правосубъектности крымскотатарского народа. Была свернута программа «первоочередных мер» Государственной комиссии, сведя решение проблемы организованного государственного возвращения к «самовозвращению» народа, программа политико-правового решения вопросов восстановления национальной целостности и правосубъектности и последовательного восстановления Автономии по модели 1921 года, свелась к возрождению бундовской модели культурно-национальной автономии.

Цель Национального движения крымских татар, оформленная в Наказе, – это достижение политическими методами возрождения крымскотатарского народа, полного и безусловного возвращения на историческую Родину, восстановления национальной целостности, равноправия и правосубъектности, для достойного и свободного естественноисторического развития в семье народов мирового сообщества. Методы, формы и идеология полностью согласуются с всеобщими принципами, описываемыми международным правом, (в том числе о правах народов, правах человека, о геноциде, деколонизации и др.). Поэтому, стремление оппонентов навешать ярлыки и оклеветать НДКТ в якобы «идеологической» приверженности, является абсурдным. Народы в течение своей истории переживают различные идеологические формации, и все они в той или иной степени служат развитию цивилизации. Концепция Национального движения крымскотатарского народа имеет более фундаментальный и объемлющий характер, категорию более высокого порядка, чем смысл обвинений оппонентов.

Объяснять, стало быть, почему силы, выступающие против интересов крымскотатарского народа, с лютой ненавистью, брызжа слюной, клеймили НДКТ «марксистами-ленинцами», считаем не нужным. Те кто, тогда выступал с ревизией Наказа народа, они же, в последние годы, используя чаяния и стремления крымскотатарского народа, на правах «отцов нации» и духовных пастырей, паразитируя на трудностях его возвращения на родную землю, просто реализуют, свои примитивные желания безбедного существования.

Крымскотатарский народ, выживал в системе «марксистко-ленинской» идеологии. Национальное движение, находясь в системных рамках и только опираясь на его научно-теоретический базис и наиболее общие и бесспорные, выработанные веками принципы, использовало его в интересах народа, принимало решения, в соответствии с чаяниями и волей народа, ставя за основу принятых решений, принцип консенсуса.

Основатели движения категорически отвергали административно-командные методы и мышление на пути принятия решений по реализации целей и задач Наказа. Наконец они понимали, что, политико-правовые формулы ленинской модели являются той конкретно-исторической реальностью, в сфере которой возможно правовое и политическое решение задач, очерченных Наказом крымскотатарского народа.



Исторический этап начала 21 века определяет развитие национального вопроса крымскотатарского народа в границах «независимой», «демократической» Украины, в которой крымскотатарский народ оказался юридически непризнанным и загнанным в крайне тяжелое экономическое положение. Народ подавляется как властью, так и жесткой «догосударственной системой» коллаборационистов, растоптавших принципы Наказа и слившихся с властью для реализации задачи его полной деградации и ассимиляции.

Национальное движение крымских татар, не видит иного пути, как требовать от властей Украины отказа от политики жандарма в отношении крымскотатарского народа, признания и выполнения Украиной, (как правопреемника СССР) всех решений Верховного Совета СССР 1989 – 1991 годов по проблемам крымскотатарского народа. Формирование на их основе Государственной политики Украины по решению крымскотатарского вопроса, межгосударственной и международной программы социально-экономической помощи. Восстановление в Крыму модели Автономии обеспечивающей национальную, хозяйственно-экономическую и языковую целостность крымско татарского народа.


Поделитесь с Вашими друзьями:




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница