Название: в прошлое возврата нет



страница2/12
Дата09.05.2018
Размер1.81 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Глава 4

Где она? Боковым зрением увидела рядом мужчину в «камуфляже». И опять забытье. Сквозь шум в ушах, слышит незнакомый мужской голос.


- Серега, ты на дежурстве? На МКАДе ДТП. Двое тяжелых. Одного забрала «Скорая»! Я везу девушку! Черепно-мозговая; перелом лодыжки правой конечности. Без сознания! Внутренних повреждений вроде бы нет. Нужен полный рентген! Хватит разглагольствовать! У меня трехсотый! Ясно? Да, не психую я. От ее «МЕРСа» осталась груда металлолома! Серый, не держи меня за мальчика. Естественно, сделал все, что можно в данной ситуации.
С трудом, через боль и шум в голове понимает, что где-то слышала это – «Трехсотый»… Что-то же это означает? Трудно дышать, ощущение, что на грудь положили мешок с песком.
Кое-как сфокусировала зрение. Видит лицо молодого мужчины с огромными залысинами. Кто это? У нее нет знакомых лысых мужчин…
После этой, вскользь промелькнувшей мысли, Катерина не приходила в сознание несколько суток.

ГЛАВА 5


Все бывает: и гусь мычит,

И бык летает. (сериал Каменская)


В жизни бывает всякое: и гусь мычит и бык летает. Пятнадцать лет назад познакомились на вступительных


экзаменах два абитуриента ленинградской военно-медицинской академии.
Высокий, белокурый красавец Сергей Жданов и невысокий, крепко сбитый с простым невыразительным лицом, Игорь Малиновский.

В школе оба учились легко.


Мама Жданова врач, акушер-гинеколог. Папа инженер-физик. Место работы отца , после окончания МГУ, одно-единственное. ОИЯИ – Международный институт ядерных исследований. Это была вся информация в семье о работе отца.

С детства Сергей знал, что будет врачом. А именно - хирургом. Отрочество и ранняя юность пришлись на конец лихих 90-х. Сергей не попал ни в какую неблагополучную компанию. Был на радость родителей и учителей, примером во всем. Имея внешность Аполлона, не бегал на свидания к девчонкам, подобно ровесникам. Мечтал о первом Московском медицинском институте, который окончили его мама и сестра. Однако в последний момент подался в Ленинградскую военно-медицинскую Академию.


Игорь Малиновский из семьи кадрового военного. Отец - офицер-пограничник; дедушка – военный летчик. Это со стороны отца.


Мама – прапорщик, связист. С маминой стороны тоже все военнослужащие: и ее два брата, и отец; т. е. дедушка Игоря.
Учился Игорь легко, но безответственно. Постоянные переезды родителей, способствовали этому.
Помнит Игорь школу в Киргизии, где пошел в первый класс. Это был небольшой городок на границе с Китаем. Развалился Союз. Но погранотряд, как территория Российской Федерации, еще существовал. Только-только пошел во второй класс, как отца перевели в бухту Провидения на Чукотке. Было еще хуже, чем там, в Нарыне.
Здесь, На Чукотке, вдобавок ко всему, были еще и полярные ночи. Ностальгии по первой учительнице, не испытывает, он ее попросту не помнит. Как впрочем, и одноклассников.
Школу окончил в Благовещенске. К этому времени умные волосы практически покинули его буйную головушку. Облысел рано. Дед с отцом в этом нежном возрасте еще щеголяли небогатыми шевелюрами. Брился Игорь под «ноль». В глаза это не бросалось, ибо практически все его ровесники имели подобные прически. Черта того времени.

Отец, полковник Малиновский, к тому времени командовал погранотрядом. А мама – прапорщик Малиновская, всю жизнь за ним, как жена декабриста.


С детства Игорь знал, что будет офицером и это не обсуждалось. Престижность этой профессии в обществе, постепенно теряла свою актуальность, но его решение было непоколебимо. И горячо поддерживалось родными. Дед предлагал еще после окончания восьмого класса отдать его в Нахимовское или Суворовское училище. Далеко ехать было не нужно. Вот рядом, во Владивостоке – Нахимовское; в Уссурийске находится Суворовское училище. Но здесь мама пошла как на амбразуру – в защиту детства сына. И от себя до окончания средней школы не отпустила.
Рос Игорь , по словам отца, раздолбаем. Шустрый, верткий, острый на язык – он всегда был в центре внимания. И не смотря на свой непрезентабельный внешний вид и невысокий рост, был любимцем девушек. Часто старше себя.
Его роман с классной руководительницей, Ольгой Николаевной, произвел резонанс на всю школу.
Мама пила сердечные; лежала на диване в проходной комнате и взяла больничный, у нее подскочило давление.
Отец стучал по столу кулаками и ругался матом. В итоге хлопнул дверью, вызвал «УАЗ» и уехал в часть. Не появлялся дома дня два или три, пока не объехал все заставы. К чему придраться там, он видимо нашел. Дома появился потный, грязный, но вполне умиротворенный.
Ольгу Николаевну Острицову, учителя химии и классного руководителя Игоря, выпускницу Хабаровского Государственного Университета, уволили из школы тихо. Раздувать эту историю никто не стал. Во благо самой Острицовой, семьи Малиновских и престижа школы. Была Ольга на пять лет старше Игоря, а ему еще только-только исполнилось полных 17 лет .
Самого Игоря, родители сразу после выпускного бала, быстренько отправили поступать в Хабаровский пограничный институт ФСБ России. Стараясь хоть как-то насолить отцу, Игорь оказался в Питере. Военком не доложил полковнику Малиновскому о том, что сын поменял учебное заведение…
Как в свое время судьба свела в Москве Андрея Жданова и Романа Малиновского, так в Питере свела Игоря Малиновского и Сергея Жданова…
Вторая пара были моложе первых на десять лет и принадлежала немного к другому поколению, захватила уже другое время; имела другой менталитет.
Да, все бывает…
За все время обучения в академии, эти двое совершенно разные по характерам парни, почти не расставались. Очень правильный во всем Жданов, и постоянно готовый на любые авантюры Малиновский, создавали исключительный тандем.
Когда появилась у курсантов Военно-медицинской академии возможность попасть в состав специализированной медицинской бригады «СКАЛЬПЕЛЬ» от госпиталя им. Бурденко – они буквально втащили друг друга в эту команду. В этой паре курсант Жданов «вытягивал» теорию и практику по специальности. Малиновский – физподготовку. Быстрее бегал, прицельнее стрелял, лучше ползал и бросал гранаты. По вождению автомобилей оба получили «отлично». Так Курсанты Жданов и Малиновский за год до окончания Академии, побывали с бригадой «СКАЛЬПЕЛЬ» на Северном Кавказе. Принимали участие в антитеррористических операциях. Малиновский вернулся после этого с боевой наградой. Эту парочку заметили сразу и «разлучили»: то есть Игоря взяли в состав головного боевого отряда, а Жданова оставили в развернутом полевом госпитале.
Сергей не только ассистировал, ему доверяли оперировать. Быть хирургом – это от Бога. Такой же талант, как рисовать, писать стихи, сочинять музыку. Старшие коллеги это отметили сразу.

В это же время друзья познакомились со студенткой четвертого курса второго Московского мединститута Ириной Дзюба. Ребята дружили. Заботились друг о друге; по возможности старались скрасить нелегкие боевые будни. Вот только когда Малиновский отбывал на боевые операции, сердце его умирало от ревности. Он от себя не скрывал, что влюбился в Ирку. Ничего с этим не может поделать. А в его отсутствие, Ирка находится рядом с красавчиком Ждановым и другими офицерами. Потихоньку стала зарождаться неприязнь к Сергею. Твердо решил, что после возвращения на место дислокации отряда, поговорит с Серегой.

Вначале разговора Жданов, ничего не понимая, удивленно смотрел на друга. Потом начал хохотать, когда до него стал доходить смысл сказанного Игорем. Они стояли за палаткой, в которой располагалась столовая. Сергей хлопнул друга по плечу и сказал:
-А я причем? Гога, да не родилась еще та, в которую я бы влюбился. Иди к Ирке, и ей объясняйся. Кстати о птичках: пока тебя не было, я столько дифирамбов наслушался в твой адрес от нее. Сечешь? Вот тебе и информация к размышлению.
Жданов развернулся и неторопливо отправился в сторону полевого госпиталя, оставив товарища в глубоком раздумье.

После окончания Академии они стали полноправными членами бригады «СКАЛЬПЕЛЬ». Где только с бригадой они не побывали: и в зонах боевых действий, и в местах природных катастроф. Воинское звание «капитан» оба получили досрочно. Капитан Малиновский после последней командировки получил вторую правительственную награду.


Все просто отлично. Только с Иркой почти десять лет не могут найти простого решения: как быть? Им и врозь было скучно, и вместе тесно. Жданову уже стало надоедать выступать в роли миротворца. Но куда денешься? Эти двое, когда не вместе, всю плешь проедают Сергею поочередно. И кто там прав, кто виноват – неизвестно. Только встречает их борт Дзюба в любое время года, дня и ночи, откуда бы они ни возвращались. И провожает тоже… Потом все начинается по кругу. Сергей серьезно их размолвки давно не воспринимает. Вывод сделал один: «Милые ругаются – только тешатся». А другу как-то дал совет:
- Ирке надо плюнуть на все свои диссертации, тебе на бесконечные командировки… Нарожать детей. И мне жить будет спокойней.
Но увы…Его совет так и повис в воздухе…

В отпуска друзья всегда разъезжаются в разные стороны: Малиновский на Дальний Восток, в тайгу; а Жданов – на юг, к горячему солнышку, к теплому морю.

Несколько месяцев назад, для повышения квалификации их направили в один из госпиталей на территории Московской области. Правда, специализацию получали в разных отделениях. Капитан Жданов – хирург-травматолог. Капитан Малиновский – нейрохирург. В остальном они были нормальные, молодые, веселые жизнелюбы. Холостые и неженатые. Если не было дежурств, могли послоняться по ресторанам и барам Москвы. Если Малиновский с Иркой не находились в состоянии «холодной войны», она их сопровождала. В отличие от ровесников выпивали немного. У врачей-хирургов, должны быть светлыми мозги и крепкими руки.
Одним из любимых баров, где они проводили время, был бар «У Севы». Синицкий в лицо знал всех завсегдатаев своего заведения. И постоянно приветствовал эту парочку, иногда втроем, со спутницей, вверх поднятой рукой. Ни их имен, ни рода их занятий Сева не знал. Они никогда не носили пиджаков. Синицкий давно проникся к ним уважением. Хозяин заведения уже знал: немного выпьют, потанцуют. Подвалят к девчонкам и уйдут - с ними; или без них.

ГЛАВА 6



Дворники» не успевают разгонять потоки воды с лобового стекла. И прямо перед ними на дорогу из леса выскочил лось.
Огромное красивое животное заметалось на дороге. Сержант-водитель выкрутил руль и «реанимобиль» закрутился вокруг своей оси. Мимо проскочили два или три легковых автомобиля. Машины, ехавшие за ними, уже вновь выстроились в длинную, шевелящуюся змею.
Господи, но что творится на встречной полосе, куда рванул зверь! Водитель выравнивает автомобиль в свой ряд. Игорь кричит:
- Стой!
И бегом направился через ограждение на противоположную сторону. Еще в машине увидел, как лось практически бросился на капот серебристо-серого «Мерседеса». Водитель «Мерседеса», стараясь уйти от столкновения с животным, не справляется с управлением и врезается в ограждение.
Сзади идущая фура ушла от столкновения с «Мерсом», но от резкого маневра ложится на бок. Что, и в какой последовательности происходило, Игорь восстановить в памяти не может, он просто этого не видел. Перед взором «МЕРС», превратившийся в груду металлолома. Женщина-водитель одной рукой держится за руль, голова лежит на руле. На лице кровь. Двери заклинило. С трудом освобождают пострадавшую из подушек безопасности, спасших ей жизнь, и вытаскивают ее через лобовое стекло. По распоряжению Малиновского несут ее в его «реанимобиль». Игорь осматривает салон, до «бардачка» добрался с трудом. Сумку с бумагами забирает с собой. Отметил про себя, что как-то не по-женски, хранит документы на машину и права за отворотом противосолнечного козырька. Все сбрасывает в сумку. С другими пострадавшими разбираются водители других машин. Уже видны и слышны сигнальные маячки скорых и машин МЧС.
Вводит противошоковые, обезболивающие… Бросает водителю:
- Сирену! Назад, в госпиталь!
- У нас, товарищ капитан, другой маршрут!
- Сержант, в госпиталь!
Гаркнул Игорь. Больше со стороны водителя не было никаких возражений.
Практически без осмотра понимает: черепно-мозговая – это естественно; неестественное положение правой нижней конечности - сложный перелом лодыжки. Быстро раздевает пострадавшую: расстегивает куртку и блузку. Пальпирует. Повреждений внутренних органов вроде бы нет. Внутреннего кровотечения – нет. Давление немного повышенное, и главное, что не падает. Но… Нужны рентген и УЗИ брюшной полости. И начинает звонить другу.
Слышит мелодию чужого телефона. Телефон зажат у девушки в руке. Малиновский с трудом разжимает ей пальцы. Непонятно, у нее что, новый телефон? Номера не забиты. Звонок только с одного номера; с другого SMS-ка. Не успел разобраться с ее телефоном, как он зазвонил вновь. Звонок принял:
- Пушкарева, ты что, сегодня вымерла?. Где тебя носит целый день? , в трубке раздраженный мужской голос.
- Извините, это не Пушкарева. Но телефон, видимо, ее.
Как можно спокойнее произнес Игорь.
- Как это, видимо ее? И кто Вы?
В голосе Николая недоумение. Молодой, хорошо поставленный, мужской голос ответил Зорькину:
- Пушкарева попала в ДТП. Сейчас мы везем ее в госпиталь №…В отделение травматологии . Вы кто ей будете? Нужно сообщить родственникам…
- По сути, я чуть ли не единственный ее родственник. Еще родители. Но с ними надо быть поаккуратнее. У отца, старого подполковника сердце ни к черту…
- Да, ситуация. Озадаченно произнес Малиновский.
- Подъезжайте в госпиталь. (Называет адрес). Спросите на КПП капитана Малиновского. Я сдам больную в отделение и буду Вас ждать. Представьтесь, пожалуйста…
- Зорькин Николай Антонович. Горестно, обреченно произнес Коля.

ГЛАВА 7

Как много тех, с кем можно лечь в постель.
Как мало тех, с кем хочется проснуться…
Э. Асадов

Случилось так, что Жданов позвал замуж Катю Авдеенко, своего нового секретаря. Проработала девушка у него чуть больше полугода. Называл ее просто Катей. Не мог назвать Катенькой; не мог позвать на одном дыхании: «К-а –ать»!


Осознавал, что ему уже пошел пятый десяток; девочка по возрасту в дочери годится. У него и голова наполовину седая… Но бес в ребро…
Нормально принимал анекдотичность сложившейся ситуации. Будущая теща, с которой и словом толком не перекинулся, почти на год моложе его.
Пушкарева замужем. Видел, несколько лет назад в глянцевом журнале светской хроники, ее свадебные фотографии. Катенька смотрится нежной, красивой фарфоровой куколкой рядом с уверенным, знающим свое место в жизни, мужчиной. Юлиана услужливо подсунула журнальчик, с блеском в глазах описала все достоинства мужа-банкира. Высок, до безобразия красив, богат, успешен. Значительно старше Катеньки, но в глазах Юлианы – это только большой плюс…
Катенькины глаза, глубокого орехового цвета, счастья и радости не выражают. Улыбается… Он-то знает, какой бывает ее улыбка от счастья, и каким бывает счастливым ее взгляд.
Много лет костерит себя за то, что всего этого – счастливой улыбки, и счастливого взгляда, лишил ее он, Андрей Жданов...

Семейная жизнь у них с Кирой не сложилась. Жили под одной крышей два совершенно чужих человека, которых ничто не связывало кроме работы, и в последнее время, фамилии. Все осталось где-то там, в юности – любовь, взаимный интерес. Сразу после свадьбы говорили о детях: возраст подпирал, и жизнь надо было налаживать. Но получилось так, что Бог им детей не дал, да это и к лучшему.

После развода с Кирой, Жданов жил одиноко и постепенно окончательно пришел к решению: жизнь надо когда-то устраивать. Не вечно же приходить в пустую холостяцкую квартиру. Надоело ложиться в холодную постель, рыться по вечерами в полупустом холодильнике с едой из ресторана или обходиться полуфабрикатами. Да и искать подружек-однодневок по барам и ресторанам, что греха таить, с единственной целью одноразового секса, тоже надоело. Все обрыдло, другого слова он подобрать не мог. Единственное, что спасало – это работа!
Как еще не спился за эти годы – удивляется сам. В принципе, Жданов уверен, что близок к бытовому пьянству. Такого же мнения придерживается отец – Павел Олегович; друзья и приятели, которых он почти всех растерял; знакомые и сослуживцы. Практически каждый вечер у Андрея заканчивается хорошей порцией виски.

Три недели у него проработала Авдеенко. И однажды, немного перебрав с виски, не спрашивая ее согласия, шутки ради, грубо зажал девушку в углу своего кабинета. Со стороны юной девушки ожидал чего угодно: окрика, пощечины, сопротивления… Все это было ему знакомо, проходил в своей жизни, так поступали многие. Были такие, которые спустя некоторое время сдавались на его милость, а были и такие – которые положив заявление на стол, уходили навсегда.


После ненавидел и злился на нее за то, что не оттолкнула. Не только не оттолкнула, а сама проявила инициативу - потянула нетрезвого начальника на красный гостевой диванчик, который услужливо оказался рядом.
Он не привык отказываться от того, что плохо лежит, поэтому совесть его мучить не могла. А на тот момент алкоголь привычно затуманил мозг, а желание и напряжение переполняли через край, и была необходимость все это сбросить здесь и сейчас.

Часто, оторвавшись от бумаг или монитора, смотрел на нее через открытую дверь в приемную. Чем-то она напоминала ему Катеньку Пушкареву. Не эту светскую даму, которая смотрела с обложек глянцевых журналов, а ту…


Чем напоминала, сам себе точного ответа дать не мог: то ли юностью, то ли преданными, любящими взглядами, которыми смотрела на шефа или готовностью немедленно выполнить любое его поручение?... …Уносился в такие минуты Президент модного дома воспоминаниями в то счастливое время.

Андрей Павлович признавал, что была Авдеенко откровенно некрасива; одевалась еще нелепее, чем его Катенька при появлении в компании и не пользовалась макияжем. Но у Катеньки, знатоку швейного дела сразу видно, что одежды имели сложный крой; подобраны по цвету. Ему все нравилось в ней, в Катеньке Пушкаревой.


Новая секретарша вообще не задумывалась об одежде. Не очень новые джинсы и с ними вкупе какая-нибудь вечерняя блузка. Но что сделано, то сделано; чему суждено случиться – того не обскачешь, не объедешь!
Через месяц с небольшим после появления Авдеенко в его приемной, отношения стали постоянными. Президент больше не злился на своего помощника за то, что она его не оттолкнула в тот вечер.
Но… Никогда не задумывался над тем, почему поступал именно так: встречи все происходили только в небольшом, самом обычном одноместном номере гостиницы неподалеку от компании «Зима-Летто»; приглашал Екатерину обедать, или на ужин в ресторан при той же гостинице, или увозил подальше от центра города, где их определенно не могли встретить знакомые. И только спустя время, стал брать ее на деловые встречи именно в роли секретаря или помощника. Научен горьким опытом?
Домой к себе девочку ни разу не пригласил, да и не было никого в его квартире после однократного ее посещения Катенькой Пушкаревой! После развода с Кирой, когда пришлось вернуться в свою холостяцкую квартиру, было желание продать эту и приобрести новую, где бы ничто не напоминало о старом. Но помучившись, решил все оставить как есть. И трепетно стал хранить все, связанное с именем любимой; по сей день, отдельно, на самой верхней полке бельевого шкафа, аккуратной стопкой лежало кипенно-белое белье с кремовой вышивкой. Подарок матери, Маргариты Рудольфовны, которое застилал только один раз!

Прошло полгода, и Андрей желает, чтобы эта девочка, Катя Авдеенко, была с ним рядом постоянно; хочет ее осязать; видеть и реализовывать свое желание о ком-то заботиться.


Разница в возрасте? Живут же люди и с большей разницей, что в этом плохого?
Им хорошо вместе; большую часть суток проводят в обществе друг друга – на работе и вне работы; этим обществом не тяготятся. Скучают, если расстаются надолго. Во всяком случае, он торопится скорее увидеть свою маленькую несуразную девочку, прижать ее к груди прямо в приемной, не боится огласки. И ни он, но она не ищут других встреч.
У Андрея, после того случая в кабинете, ни разу не возникло желание встречи с новой партнершей, его полностью удовлетворяла эта девочка! На удивление самому себе, он верен своей малышке!
Главное - она его любит. Ничего не знает о его прошлом; верит каждому его слову. А самое главное – смотрит на него так, как когда-то давным-давно, в другой жизни, на него смотрела Катенька Пушкарева… Все будет… И он будет ее любить, обязательно, он постарается ее полюбить. И будет у него большой дом, семья. Обязательно дети…

Когда-то раньше, если приходили Жданову мысли о детях, он желал только одного, чтобы детей ему рожала Пушкарева. Не получилось. Значит родит другая. Наконец-то у родителей будут внуки. Они уже и не надеются, что обретут статус бабушки и дедушки... Внуками считают Кириных детей. Но в последнее время Кира со старшими Ждановыми почти не общаются, Никита не очень-то приветствует их общение.

И вдруг как гром среди ясного неба – В Москву вернулась Пушкарева! Встреч с ним не искала, а он понятия не имел, где ее искать и стоит ли. Знал определенно, что в офисе Виноградовой не работает.
Юлиана ситуацию держала под контролем, строила расписания встреч таким образом, чтобы пути Катерины и Андрея нигде не пересекались.
Не успела Катерина появиться в столице – как Полянский уже тут как тут! Только с подачи пиарщицы столкнулись Герман с Пушкаревой, уверен Андрей.
В бытность, когда Пушкарева исполняла обязанности президента компании, Жданову совершенно не нравилась дружба Катеньки с Виноградовой. До сих пор Андрей уверен: и увезла Катерину Виноградова из Москвы; и убедила уйти из компании, и банкира подсунула. Прямо летала и светилась от того, что устроила Катенькину жизнь.

И вот новая информация и ситуация: Пушкарева в Москве, Полянский рядом с ней… Герман не преграда… Но как разрулить с Авдеенко?


Разрулить не удалось… Послезавтра свадьба… Вспомнил свадьбу с Кирой. Там было целое театрализованное представление. Теперь намного все скромнее. Только в шоке отец. Надежду обрела мама, что сын наконец-то будет хоть как-то пристроен.
И кроме Севы Синицкого не осталось никого из друзей и приятелей, кого хотел бы пригласить на свадьбу; с кем хотелось бы поделиться радостью.

Павел Олегович с издевкой сказал накануне свадьбы:


- Сватья годится в дочери; невестка – почти внучка. Мир перевернулся!
Марго осуждающе глянула на мужа и не говоря ни слова, вышла из гостиной. А старший Жданов негромко произнес:
- Встречал Катерину Валерьевну в «Ллойд-Морисе». Просто заходила по-дружески навестить старого шефа. Запомни, сын, ты не Катю потерял, ты жизнь потерял. А эта, новая Катя, настоящей женой тебе быть не сможет. Пройдет первая эйфория и …
Что подразумевал отец под «и»…?
Андрей ничего не ответил. Вскочил с кресла, попрощался, быстро покинул квартиру родителей. Долго сидел в машине; как всегда, досталось ни в чем не виноватому рулю, и поехал к Пушкаревой. По дороге к дому Катеньки мучился вопросом: зачем обязательно ставить ее в известность о его свадьбе?
Пытался думать об Авдеенко: уговаривал себя, что за прошедшее время привязался к ней. Она нужна ему. С ней ему жить будет тепло и уютно.
Представлял и почти чувствовал ее податливое тело; ладошки, ласкающие его щеки; пальчики, перебирающие ему волосы. Что-то так напоминало уже забытое… Все это расслабляло, успокаивало. И только как-то немного неловко становилось ему, убеленному сединой мужчине, сверхоткровенные ласки этой юной девочки. Эти ласки она дарила ему и просила этим же отвечать ей. В такие минуты, иногда думалось, что подобное было чуждо для его Катеньки. Но именно зажатость Катюши всегда заводила его больше. Гораздо больше, чем откровенные ласки любой другой женщины…

Но Авдеенко вот-вот станет его женой. Женой. И все будет отдано ей – внимание, терпение, забота, верность. Да, да верность. Он станет верным мужем. Изменять жене он не станет… К свадьбе он подарил ей маленькую «BMW»-ешку. Как девочка радовалась! Прыгала, целовала его с кончика носа до… Только ради этого стоило решиться на эту свадьбу! Он будет до конца своих дней счастлив с этой девочкой…




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница