Незнакомка потапов


СЛАВИК. Какой вопрос? АГАТА



страница2/5
Дата28.11.2017
Размер0.77 Mb.
1   2   3   4   5

СЛАВИК. Какой вопрос?

АГАТА. Про нашу свадьбу.

СЛАВИК. Свадьбу. Хочешь сказать, ты меня любишь.

АГАТА. Конечно.

СЛАВИК. Врешь.

АГАТА. (отворачивается) Не знаю. Иногда люблю, а иногда не знаю.

СЛАВИК. Агата, кончай давить из себя внутреннюю секрецию.

АГАТА. Это как это?

СЛАВИК. Никакой любви нет в природе, и не было никогда.

АГАТА. Как так не было? Ты же сам мне сколько раз признавался!

СЛАВИК. Детский сад. Я говорил слоганы, которые безотказно валят девушек на кушетку. Это просто игры, в которые играют все люди без исключения. Я думал, ты все понимаешь.

АГАТА. Значит, ее не существует?

СЛАВИК. Кого?

АГАТА. Любви.

СЛАВИК. Агата, ты застряла в каком-то мракобесии! Любовь это высосанный из пальца бренд, который давно уже не работает.

АГАТА. Ты думаешь?

СЛАВИК. Конечно! Одна фальшивая болтовня. Пустой звук. Дохлый номер.

АГАТА. Зачем же мы живем вместе?

СЛАВИК. Как зачем?! На всякий случай!

АГАТА. Как это понимать?

СЛАВИК. А вдруг чего приключиться?! Я заболел, ты – вылечила. Ты упала, я - поддержал.

АГАТА. (задумчиво) Ты проголодался, я - накормила.

СЛАВИК. Умница! Ты померла, я – похоронил. Все просто, функционально, правильно.

АГАТА. И все же жаль, что ее не существует.

СЛАВИК. Наплюй. Зачем она вообще сдалась, эта зараза?! Где начинают балаболить про любовь, меня сразу выворачивает от тоски. Забей. Нет ее. Бабьи фантазии. Просто повод для размножения.

АГАТА. (шмыгает носом, улыбается) Ну и ладно. Ну и обойдемся.

СЛАВИК. Вот и умница.

Тем временем, Незнакомка мало-помалу преодолевает расстояние длинной в ширину квартиры, с разгону натыкается на постель, и опять без чувств валится на подушки.

АГАТА. (кивает на стол) Поешь. Все пропадет. Жалко.

СЛАВИК. (оборачивается, кивает в сторону Незнакомки) При ней? Спасибо.

АГАТА. Боюсь «при ней», это теперь надолго, если не навсегда.

СЛАВИК. В каком смысле?

АГАТА. Она будет кошмарить нас всю оставшуюся.

СЛАВИК. Не понял. Как это?

АГАТА. Пока не знаю. Будет приходить ночами и завывать. Такое из биографии не вытравишь. Придется с этим жить, Славик.

СЛАВИК. Приходить ночами и завывать?

АГАТА. Это я фигурально так выражаюсь.

В этот момент Девица за их спинами вдруг неожиданно издает какой-то резкий, гортанный звук, как будто протяжно зевает.

ДЕВИЦА. О-о-у-у-и.

Агата и Славик одновременно подскакивают на стульях.

АГАТА. Слыхал?

СЛАВИК. Что?

АГАТА. Звук.

СЛАВИК. С улицы?

АГАТА. Не похоже. Это ОНА.

СЛАВИК. (холодеет) Ну вот. Начинается.

Славик и Агата некоторое время смотрят на неподвижную Незнакомку, затем на полусогнутых крадутся к Ней с обеих сторон.

Славик осторожно трогает Девицу за плечо. Незнакомка в ответ опять гортанно стонет, переворачивается на другой бок и вдруг как-то неестественно выгибается. По ее телу проходит сильная судорога. Славик и Агата отпрыгивают в разные стороны, затаиваются.

После некоторой паузы Славик выглядывает из-за кресла.

СЛАВИК. (громким шепотом) Жива!

АГАТА. Как это может быть?!

СЛАВИК. (передразнивает Агату) Кислота! Топор! Лопата! Вечно ты бежишь впереди поезда!

АГАТА. Но у нее реально не было пульса!

СЛАВИК. Ну не было и чего?! Сразу в помойку?!

АГАТА. Кошмар! Мы ее чуть было не схоронили!

Славик на цыпочках снова приближается к Девице, осторожно трогает ее за плечо.

СЛАВИК. Але, подруга. Ты как? Нормалек?

АГАТА. Оставь ее в покое! Пусть полежит!

Девица опять стонет, кряхтит, приподнимается на локте, разевает рот с закрытыми глазами, силится что-то сказать.

СЛАВИК. Тихо. Она хочет что-то нам сообщить.

АГАТА. Хорошо бы домашний адрес. Сплавили б ее на такси и забыли как жуткое наваждение.

СЛАВИК. Тише. Она все слышит.

Незнакомка, наконец, разлепляет один глаз, смотрит на Агату со Славиком мутным взглядом, затем по ее телу снова проходит судорога. Наконец она с трудом выдавливает из себя.

НЕЗНАКОМКА. (едва выговаривая) Я. Где?

АГАТА. (делает на лице сладенькую улыбку) Все в порядке, дорогая. Вы у друзей.

СЛАВИК. Ты влетела мне под колеса. Помнишь? Вот такая вмятина на капоте.

НЕЗНАКОМКА. Про-сти-те.

СЛАВИК. Ничего. Отдыхай. Про компенсацию после поговорим.

АГАТА. Славик.

СЛАВИК. А я чего?

АГАТА. Какая компенсация? Она только что из могилы.

СЛАВИК. Я и говорю - отложим.

АГАТА. (Незнакомке) Я – Агата, а это Славик. Вас родные дома не потеряли?

НЕЗНАКОМКА. Род-ные.

АГАТА. Похоже на амнезию.

СЛАВИК. Сейчас проверим.

АГАТА. Только осторожно.

СЛАВИК. Да не лезь ты под руку. (Незнакомке) Але, прохожая. Тебя как зовут?

НЕЗНАКОМКА. Меня. (ее опять бьет судорога, лицо некрасиво перекашивается) Как?

СЛАВИК. Это я тебя спрашиваю – как? Вспоминай. У каждого человека должно быть имя.

АГАТА. Ну, ну, ну! Сделайте усилие. Напрягитесь. Кем вы были до столкновения?!

НЕЗНАКОМКА. До? Того?

СЛАВИК. До того, как на меня налетела!

НЕЗНАКОМКА. Была.

СЛАВИК. Вот тебя и спрашивают, кем?!

НЕЗНАКОМКА. Есть. Буду.

СЛАВИК. Она сказала, что хочет есть.

АГАТА. Нет. Она сказала, была, есть и будет!

НЕЗНАКОМКА. Веки. Вечные.

СЛАВИК. (теряет терпение) Да хоть завечные! Тебя русским языком спрашивают, как твое имя?!

НЕЗНАКОМКА. (после паузы) Тридцать. Два.

СЛАВИК. Она сказала - Тридцать два?!

АГАТА. Это имя или фамилия?

НЕЗНАКОМКА. Это. Номер.

Славик и Агата озадаченно переглядываются.

СЛАВИК. (бодрится) И что? 32 это тебе не 24. Верно?

АГАТА. (подхватывает) Вполне себе оригинальное имя.

СЛАВИК. Так и я про то же! (Агате) Хотя конечно бредятина еще та!

АГАТА. Она еще не пришла в себя. (Девице) Не хотите с нами поужинать?

НЕЗНАКОМКА. (после паузы) По-ле-жу. Мож-но

АГАТА. Конечно! Пожалуйста! Сколько угодно!

Девица падает на подушки. Славик восторженно потирает руки, шепчет Агате на ухо.

СЛАВИК. Жива! Погребение отменяются! Это дело надо отметить!

АГАТА. Не возражаю!

СЛАВИК. Убери немедленно!

АГАТА. Что?!

СЛАВИК. Топор! С глаз долой!

Агата бежит к столу, хватает топор, прячет за спину, на цыпочках широким кругом пробегает мимо спящей Незнакомки, прячет топор за шкафчик. Затем она бежит обратно, накладывает в тарелку салат. Славик наливает в стаканы виски.

СЛАВИК. (поднимает стакан) Ну-с! Жизнь продолжается!

АГАТА. (подхватывает) И торжествует назло всему!

СЛАВИК. Вот так бы всегда! За торжество жизни!

В проеме входной двери возникает печальная фигура Потапова с двумя лопатами в руках.

ПОТАПОВ. Очень уместный тост. Если учесть наличие в квартире покойника.

АГАТА. Павел Андреевич?!

СЛАВИК. Папа?

ПОТАПОВ. У вас там дверь нараспашку.

Потапов бросает лопаты у выхода, устало проходит в комнату, садится на стул.

ПОТАПОВ. (тяжко вздыхает) Ну, вот и все.

АГАТА. Павел Андреевич, на вас лица нет.

ПОТАПОВ. Правда?

СЛАВИК. (отодвигает от себя нетронутый стакан) Что-то случилось?

ПОТАПОВ. (очнувшись от своих мыслей, с наигранной легкостью) Ничего страшного. Просто тридцать лет каторжного, титанического, круглосуточного труда усвистали в канализацию.

СЛАВИК. Да ладно!

АГАТА. Ваш эксперимент не удался?!

ПОТАПОВ. Полный крах и фиаско.

СЛАВИК. Сочувствую, отец. Не расстраивайся.

ПОТАПОВ. Ерунда. Просто я был на пороге величайшего открытия в истории человечества, но в последний момент все пошло наперекосяк. И теперь вся моя никчемной жизни, Нобелевская премия, спасенная человеческая популяция, все это – в мусорное ведро. Но, не будем о пустяках. Где наше туловище?

АГАТА. (переглядывается со Славиком) Наше туловище?

ПОТАПОВ. (думая о своем) Ну, да. Туловище, которое надо растворить, распилить, увезти, закопать. Я свободен для решения любых насущных, бытовых и хозяйственных вопросов. Пользуйтесь.

СЛАВИК. А туловища нет, папа.

ПОТАПОВ. Нет?

СЛАВИК. Извини.

ПОТАПОВ. (рассеянно барабанит пальцами по столу) Значит, управились без меня.

СЛАВИК. Ложная тревога. Оно как-то само собой…

АГАТА. Да. Выздоровело.

СЛАВИК. Агата поставила неверный диагноз.

АГАТА. Но у нее реально не было пульса!

Потапов оборачивается на стуле, обнаруживает лежащую на кровати Девицу.

ПОТАПОВ. Она?

СЛАВИК. (кивает) Спит.

АГАТА. (шепотом) Странная особа. Без денег, страховки и документов!

СЛАВИК. Шла по дороге, как будто нарочно мечтала влететь под мои колеса!

АГАТА. Причем, не знает где живет и называет себя Тридцать Два.

СЛАВИК. Она шарахнулась головой о дорожный знак.

АГАТА. Но утверждает, что будет жить вечно!

ПОТАПОВ. (рассеянно подытоживает) Будет жить вечно.

СЛАВИК. Короче, туловище ожило и все отменяется.

ПОТАПОВ. Все ясно. Опять облом. Поеду.

Потапов тяжело поднимается со стула, понуро сгорбившись, направляется к выходу. Агата переглядывается со Славиком, окликает Потапова.

АГАТА. Павел Андреевич! Вам теперь вроде некуда торопиться. Может, поужинаете?

Потапов останавливается посреди комнаты, оборачивается, смотрит на Агату, пожимает плечами.

ПОТАПОВ. А почему нет? Свободен, как птичий помет в полете. (подходит к столу) Дальше – только в запой. Наливай, сынок.

СЛАВИК. Папа, ты за рулем.

ПОТАПОВ. Ты прав. (отодвигает стакан) Сегодня поистине ночь обломов.

АГАТА. Так что там с вашим экспериментом?!

ПОТАПОВ. Теперь уже нет смысла скрывать. Только боюсь, вам это неинтересно.

СЛАВИК. (подается к отцу, пытливо) Мне, папа, знаешь что интересно?

ПОТАПОВ. Ну?

СЛАВИК. Мне интересно, что там за секретные такие прятки в лаборатории, которые лишили меня детства, отца, а мать скоропостижно свели в могилу!

ПОТАПОВ. (напрягается) Твоя мать сама виновата!

СЛАВИК. (гневно повышает голос) Она просто пришла в твою лабораторию, сказать, что обед готов!

АГАТА. И что было дальше?!

СЛАВИК. Ее убила сигнализация!

ПОТАПОВ. Несчастный случай! Это был строго засекреченный научный эксперимент!

СЛАВИК. (Агате) Настолько засекреченный, что наш папа поставил у входа капкан под током высокого напряжения!

ПОТАПОВ. Я просто не мог допустить утечки секретнейшей информации!

СЛАВИК. Да кому нужна твоя информация?!

ПОТАПОВ (сникает) Теперь – никому.

АГАТА. Ребята, успокойтесь. Павел Андреевич, Славик, маму не вернешь, жизнь продолжается.

ПОТАПОВ. Я пойду.

АГАТА. Куда?!

ПОТАПОВ. (кивает на Славика) Он меня ненавидит.

АГАТА. Славик, прошло столько лет. Нужно учиться как-то прощать ошибки. Второго отца у тебя не будет.

СЛАВИК. Ладно. (выпивает) Проехали. Рассказывай.

ПОТАПОВ. О чем?

АГАТА. О сути вашего потрясающего эксперимента!

ПОТАПОВ. (после паузы) Боюсь.

АГАТА. Чего боитесь? Здесь все свои!

ПОТАПОВ. Боюсь, что не поймете. Превратите все в балаган. В циничные смехуечки в стиле вашего поколения.

СЛАВИК. Не хочешь, не рассказывай.

ПОТАПОВ. Ну почему? Извольте.

АГАТА. И правда, Павел Андреевич! Вы всех интригуете уже тридцать лет!

СЛАВИК. Давай, отец, вскрывайся уже.

ПОТАПОВ. (после паузы) А вот скажите мне, молодежь, что по вашему самый жуткий дефицит среди людей в плане нравственности?

АГАТА. Хм. Вопросики у вас.

ПОТАПОВ. А между тем это очень просто. За последние сто лет коэффициент Совести среди населения планеты снизился на шестьдесят четыре процента!

АГАТА. Совести?!

СЛАВИК. И ты типа подсчитывал?

ПОТАПОВ. А как иначе? И разве это не видно невооруженным глазом? Вспомни хотя бы своего хозяина Салова. И таких, как он - легионы.

СЛАВИК. Хорошо. Допустим. Только каким таким макаром мой Салов связан с твоей работой в лаборатории?

ПОТАПОВ. А напрямую. Моя задача была восполнить эту нехватку и восстановить в природе нарушенный дисбаланс.

Славик и Агата понимающе переглядываются. Славик даже со вздохом закатывает глаза к потолку.

АГАТА. (осторожно) Нехватку Совести?!

ПОТАПОВ. Именно так. Тридцать лет назад я задался целью синтезировать ее в отдельную фракцию.

СЛАВИК. Чего синтезировать?! Совесть?! Папа! Очухайся!

ПОТАПОВ. (с достоинством) Я предупреждал, вы будете смеяться и все опошлите.

АГАТА. Нет-нет! Очень интересно! (Агата пинает под столом Славика) Продолжайте, пожалуйста, Павел Андреевич!

ПОТАПОВ. А собственно это все.

АГАТА. Что все?

ПОТАПОВ. Мне не удалось выделить из всеобщей энергии Мироздания нужный мне концентрат, хотя к тому были все предпосылки. Мой эксперимент провалился. Финита ля комедия.

СЛАВИК. Какой еще концентрат?

АГАТА. Он же говорит. Концентрат Совести.

ПОТАПОВ. Правильно, Агата.

АГАТА. Фантастика! И что вы собирались делать потом?!

ПОТАПОВ. Потом оставалось сгустить энергию до нужной субстанции, создать сыворотку и благополучно прививать ее населению.

АГАТА. Прививать Совесть?!

ПОТАПОВ. Ну, сколько же можно повторять?

СЛАВИК. Глупости! Ахинея! И вот ради этого ты убивался в лаборатории тридцать лет?!

ПОТАПОВ. (неожиданно взрывается) Я убивался, чтобы ты жил в счастливом мире! Где нет нечистоплотности, мошенничества, коррупции и прочего подобного негодяйства! И я почти уже был у цели! Я добился прямого контакта! Ко мне потоком шли сообщения! По телевизору сказали про катаклизм! Все шло, как было согласовано и спланировано! И в последний миг моя ловушка захлопнулась! А там пустота! Все индикаторы молчали. Я понял, что это - ВСЕ. Где-то я ошибся, просчитался, чего-то сделал не так.

АГАТА. Обидно. (подмигивает Славику) И что же теперь?

ПОТАПОВ. Как что? (шмыгает носом) Все с начала. Придется весь цикл разгонять с нуля.

СЛАВИК. И опять - тридцать лет маразма.

ПОТАПОВ. (обиженно поджимает губы) Все. Мне пора. (встает из за стола) Спасибо за ужин. Сыт по горло.

АГАТА. Павел Андреевич!

ПОТАПОВ. (оборачивается посреди комнаты, кивает на Славика) Он прав. Ахинея и маразм. Всего доброго.

СЛАВИК. Папа, послушай!

ПОТАПОВ. Слушаю.

СЛАВИК. Ты это… Ты там сгоряча не повесишься?

ПОТАПОВ. А разве это тебя волнует?

АГАТА. Тогда мы вас не отпустим!

ПОТАПОВ. Спасибо. Не переживайте. Я в порядке.

АГАТА. Нет, правда. Поклянитесь, что от отчаяния не наложите на себя руки.

СЛАВИК. Да, пап. Два покойника за одну ночь, это перебор.

ПОТАПОВ. Пойду, высплюсь. Впервые за тридцать лет.

СЛАВИК. Вот это по нашему. Получил по соплям, выспался, встал и пошел дальше. Держись, отец.

Потапов горько усмехается, сжимает на прощанье кулак, идет в прихожую. В этот момент просыпается Девица, сладко зевает.

ДЕВИЦА. О-о—у-у-и.

В следующую секунду в комнате снова возникает Потапов, подозрительно прищурившись, обшаривает взглядом квартиру.

ПОТАПОВ. Что?! Что это было?!

АГАТА. Что именно?!

ПОТАПОВ. Вот это вот! О-о-у-у-и!! Откуда здесь эти звуки?!

АГАТА. А в чем проблема?!

ПОТАПОВ. В том, что это позывные! Мольба о помощи!

СЛАВИК. Папа, успокойся. (кивает на Девицу) Это она зевнула.

ПОТАПОВ. (резко оборачивается к Девице) Вы?!

НЕЗНАКОМКА. (испугано, едва выговаривает) Прос-ти-те.

ПОТАПОВ. Погодите! Только не отпирайтесь! (бросается к Девице, садится к ней на кровать, всматривается в лицо, лихорадочно бормочет). Не бойтесь меня! Я свой! Мы с вами можем говорить на одном языке! Слышите меня?!

НЕЗНАКОМКА. (как автомат) Спа-сибо. Вы так добры.

ПОТАПОВ. (подается к Девице, вытягивает губы трубочкой, тихонько, то ли воет, то ли зевает.) У-о=и-и-и.

НЕЗНАКОМКА. (некоторое время смотрит на Потапова, затем в тон ему коротко, осторожно повторяет.) О-о-и.

ПОТАПОВ. У-о-о-а-а-и.

НЕЗНАКОМКА. И-и-и-у.

Наконец Потапов деловито поворачивается к Агате.

ПОТАПОВ. Все ясно! Ей срочно нужен горячий душ. Лучше кипяток. Ей необходимо срочно сбалансировать температуры иначе она погибнет.

АГАТА. (озадачено) Да-да. Сейчас я принесу полотенце и что-нибудь на замену.

НЕЗНАКОМКА. (Потапову) У.

ПОТАПОВ. Не за что. Держитесь за меня. ( помогает Девице встать с постели и, под ошарашенными взглядами Агаты и Славика, ведет к туалетной комнате.)

У Незнакомки заплетаются ноги, голова болтается в разные стороны, она пару раз оступается, валится на пол, Потапов ее подхватывает.

ПОТАПОВ. (заботливо) Осторожно. Кипяток приведет вас в чувство.

Незнакомка машинально берет у Агаты сверток с полотенцем и, как-то в раскоряку, хватаясь за косяки, скрывается в дверях туалетной комнаты. Пауза. Первым приходит в себя Славик.

СЛАВИК. Это что это было?

ПОТАПОВ. Где?

СЛАВИК. Вот только что.

ПОТАПОВ. Погоди. Не суетись. Дай осознать. (принимается возбужденно расхаживать по квартирке туда – обратно). Невероятно. Потрясающе. Сенсационно. Неслыханно. Парадоксально. Я жду ее появления в девятом секторе, а она здесь, у вас! (останавливается, бьет себя по лбу). Ну конечно! Как же я сразу не допер! Гуляла по проезжей части без денег и документов, пока ее не сбила твоя машина! Не знает, где живет, отвечает невпопад, просит называть себя Тридцать два!.. Стоп! Тридцать Два! Неужели?!

За ночным окном вспыхивает разряд молнии, за которым следуют гулкие громовые раскаты.

СЛАВИК. Чего еще «неужели»?!

ПОТАПОВ. (сам себе) Я ждал чего угодно, только не этого! Я просто не мог представить, что она окажется такой будничной, земной и одновременно такой волшебной!

СЛАВИК. Папа, кончай говорить загадками! Ты можешь хоть что-нибудь объяснить?!

АГАТА. Павел Андреевич! Вы о ком сейчас говорите?! Кто эта девушка?

ПОТАПОВ. Это не девушка! Это вообще не очень-то человек! Вот почему у нее нет пульса!

СЛАВИК. Мама дорогая! Ну и бредятина!

АГАТА. Погоди, Славик! (Потапову) Вы не ответили на вопрос!

СЛАВИК. Сейчас он скажет, что у нас в квартире зависла Совесть!

АГАТА. Павел Андреевич! Неужели это… ОНА ?!

ПОТАПОВ. Нет! Успокойтесь! Это не Совесть!

СЛАВИК. Уже полегче. Не то она бы нас тут загрызла!

ПОТАПОВ. Я ждал, что прилетит Совесть. Но я ошибся.

АГАТА. Короче, Павел Андреевич, колитесь уже! Кто эта девушка?

Потапов, наконец, перестает расхаживать по квартире, разворачивается к Славику и Агате, сверлит их взглядом.

ПОТАПОВ. Вы спрашиваете, кто она?! И вы готовы, с вашим скудным восприятием бытия, с вашим махровым цинизмом, в полной мере воспринять высокую информацию?!

СЛАВИК. Папа, хорош набивать себе цену!

АГАТА У меня уже ум за разум заходит!

СЛАВИК. Эта малахольная - у меня в доме! И мы с Агатой имеем право знать, кто тут у нас гостит!

АГАТА. Отвечайте, Павел Андреевич! Кто она?!

ПОТАПОВ. Хорошо! Строго говоря, это… (вытирает пот со лба, долго не может выговорить) Это сама ЛЮБОВЬ!

За балконным окном опять яркой вспышкой сверкает молния, доносятся громовые раскаты. Звучат первые, несмелые еще аккорды «Небесной» Музыки.

СЛАВИК. Как ты сказал?!

АГАТА. Л ю б о в ь?!

ПОТАПОВ. Да! Я ждал Совесть, а к нам явилась Любовь! Но Любовь это даже лучше!

СЛАВИК. Чем же это Любовь лучше Совести?!

ПОТАПОВ. Объясняю! Знаете, почему она представилась Тридцать Два?!

АГАТА. Почему?!

ПОТАПОВ. Потому что в Мироздании все подчинено математике! Пошаговая система! Один интервал равен 32-ум импульсам! По тому исчислению «Тридцать Два» - это означает - номер один!

СЛАВИК. Во как!

АГАТА. А Совесть?

ПОТАПОВ. А Совесть - 64!

АГАТА. (растеряно) Ясно.

ПОТАПОВ. Вот и получается, Любовь в мироустройстве главнее всех! Просто она не знает свое имя среди людей!

СЛАВИК. Папа, очухайся! Любовь, это же типа чувство!



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница