Никита Бичурин Неизвестный Китай: записки первого русского китаеведа Картина жизни



страница6/20
Дата17.11.2018
Размер4.02 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Дань и поздравительный адрес
При сношениях европейских держав с Китайским двором, открывшихся за 200 пред сим лет, встретились два обстоятельства, которые до сего времени полагают неотвратимое препятствие к политическому сближению Европы с Китаем. Эти препятствия заключаются не в обширности и безводности бесплодных степей Монголии, не в вечных туманах каменных, непроходимых гор китайского запада, а только в двух словах: дань и поздравительный адрес.

В дипломатическом языке Китайского двора дань называется гун, поздравительный адрес – биао. Чтобы во всей обширности постигнуть важность значения, которое сим словам дают китайцы, надобно войти к началу их происхождения.

Китай от древних лет до 231 года до Р. X. имел поместное правление и делился на множество княжеств.

Удельная система династии Ся в продолжении 2205–1766 годов мало известна. Любопытные хартии удельной системы династии Шан, 1766–1122, и династии Чжеу, 1122—255 годов до Р. X., сохранены в древней Истории Китая. В помянутых хартиях с точностью определены права удельных князей и отношения их к главе империи, который, имея собственный удел, управлял империей как глава большого семейства, не вмешиваясь во внутренние распоряжения уделов.

Владетели уделов были: 1) однофамильные родственники великого князя; 2) инофамильные потомки прежних династий или древнейших государей Китая; 3) иноземные владетели, помогавшие царствующей династии к получению престола империи. Все сии удельные владетели имели общую обязанность – для изъявления своей зависимости от главы империи ежегодно представлять ему известную часть исключительных произведений своей земли для употребления при жертвоприношении предкам царствующего дома. Сии-то местные произведения, представляемые от вассалов своему повелителю, названы словом гун, которое существенно не означало дани с какого-нибудь народа, но личное от удельных князей приношение главе империи.
Удельное постановление о дани есть одно из древнейших по времени и важнейших по отношению к религии Китая, которая жертвоприношение родителям по смерти и предкам возлагает на всех как обязанность, священнейшую пред другими обязанностями.
Донесение князя Юй об осушении болотистых стран в Китае, оконченное в 2278 году до Р. X., названо Юй-гун, что значит дани князя Юй; потому что сей князь при описании гидравлических своих работ в том же донесении показал, какие местные произведения, откуда и какой дорогой шли ко Двору великого князя. В V столетии пред Р. X. владетель иноземного удела Чу прекратил отправление ко Двору великого князя травы, чрез которую процеживали вино, употреблявшееся при жертвоприношении. Удельные князья на общем совете положили наказать сего владетеля и в 656 году послали в удел Чу союзное войско, поставляя предлогом войны то, что владетель удела Чу удерживал великого князя от жертвоприношения предкам56.

Впоследствии поместное правление сделалось источником долговременных междоусобий в Китае и в 231 году до Р. X. было уничтожено. Владетели семи царств, на которые разделился Китай, около 250 лет вели между собою кровопролитную войну, защищая престол империи от похитителя, и между тем каждый имел в виду овладеть оным. Победителем остался Цинь-ши-хуан, который по истреблении побежденных превратил поместное правление в монархическое. С изменением образа правления он изменил и значение дани. Земли, бывшие до того времени общими, чрез продажу превратив в личную собственность владетелей, он превратил поземельный оброк в государственную подать, взимаемую с землевладетелей, а прежнюю обязанность удельных владетелей – представлять местные произведения главе империи – возложил на страноправителей и иноземных владетелей, зависевших от Китая. С сего времени слову гун дано положительное значение, с одной стороны – теснее, а с другой – обширнее прежнего. Все местные произведения, покупаемые в губерниях для Двора; все редкие произведения искусства, в Новый год подносимые Богдо-хану от начальников губерний, носят общее название гун. Дары, привозимые Китайскому двору посланниками иностранных держав, не могут быть приняты иначе, как под названием гун, которое, как выше мы видели, означает личное от подданного или от вассала приношение своему повелителю.

Биао в книжном языке значит наружность вещи; но сие слово, взятое в переносном смысле, означает излияние верноподданнических чувств пред государем по случаю важного какого-либо торжества. Это, собственно, есть поздравительный адрес, составляющий существенную часть больших выходов при Китайском дворе.

Не могу определить, сколь давно слово биао введено в дипломатический язык Китайского двора. Известно только, что в предпоследнем столетии пред Р. X. Китайский двор, вступив в сношения с разными владетелями на западе, требовал, чтобы грамоты, посылаемые к нему от независимых иностранных государей, называемы были биао, и сие требование впоследствии превращено в неизменяемый закон. По сей-то причине в настоящее время при самом вступлении иностранного посольства в пределы Китая предварительно требуют показать верющую57 грамоту, под предлогом узнать ее содержание; и если сия грамота в переводе имеет другое название, то предлагают заменить оное словом биао; в противном случае решительно отказывают в пропуске посольства.

Итак, гун и биао в дипломатическом языке Китайского двора суть два клейнода мечтательного первенства его пред дворами всех других держав в свете, и сии клеиноды58 некогда были запечатлены кровью многих миллионов людей, ибо Китай, для удержания исключительного первенства при себе, вел в разные времена жестокие и продолжительные войны с соседними народами. Подобная война с Тибетом началась в 718 – м, а кончилась в 822 году признанием Тибета равною с Китаем державою. К утешению Китайского двора, тибетский Каньбу (император) родился от сестры китайского государя, с которым был заключен мир, и посему в клятвенном договоре назван был племянником, а последний – дядей, с удержанием родственного старшинства над первым.

С другой стороны, должно сказать, что сии же два слова суть самые верные посредники к сближению с Китаем: стоит только признать себя зависимым от него и положить в договоре постоянно представлять дань в известные годы. Сим средством ныне пользуются разные мелкие владетели в Азии, и посланцы их частенько посещают столицу Китая, потому что за доставляемую дань получают равноценную награду и сверх сего пользуются безденежным проездом чрез китайские владения и беспошлинным ввозом своих и вывозом китайских товаров из Пекина.
Родовые прозвания и имена
Каждый китаец имеет прозвание и имя, а многие сверх того имеют почетные названия и проименования.

В Китае для 360 миллионов жителей находится около 400 прозваний59, издревле принятых и сделавшихся неизменными, потому что каждый мужчина обязан носить прозвание того дома, из которого он происходит по мужской линии; а произвольно принимать посторонние или приобретать новые прозвания запрещено законами.

Девица по выходе в замужество обыкновенно принимает мужнино прозвание. Что касается до мужчин, то приемыш, усыновленный с дозволения правительства для продолжения рода чьего-либо, должен принять прозвание своего воспитателя. Но если по обстоятельствам каким-либо нужно будет ему поступить обратно в прежний род, то на принятие прежнего прозвания также должен испросить дозволение правительства. В древности было обыкновение, что государи своих вассалов и вельмож, оказавшим великие услуги отечеству, удостоивали собственного прозвания, но сие исключение из законов давно прекратилось.

В Китае нет определительных имен, а составляются они и даются детям по произволению родителей или старших и могут быть переменяемы при каждом обстоятельстве, показывающем значительное изменение в возрасте дитяти. Только имени, принятого при поступлении в казенное училище или при определении в должность, переменить уже невозможно, и кто самовольно сделает это, судится как самозванец. Но касательно перемены имен находятся законные исключения. Чиновник, имеющий имя, одинаковое с именем какого-либо князя или вельможи, должен переменить оное. Если случится, что два чиновника, служащие в одной губернии, будут иметь одинаковое имя, то младший из них должен переменить свое. Если имя чиновника противно приличию или одинаково с названием царского кладбища, то также должно переменить оное. Но во всех сих случаях перемена имени производится по начальству.

Имя в понятии китайцев заключает в себе что-то унизительное. Буквы, которыми изображаются имена древних святых или имена государей царствующей династии, запрещено употреблять в сочинениях и судебных бумагах, исключая тех мест, где по необходимости следует написать их имена. Прежде даже чтецы при жертвоприношении, читая молитву вместо государя, произносили имя его, скрадывая голос; но с 1683 года государь Жень-ди указал, чтобы при чтении молитвы имя государево произносили вслух и ясно.
С другой стороны, только государи – подданных, родители – детей, дядя – племянника, господин – слугу, старший – низшего или мальчика могут назвать именем; прочим же называть другого по имени вменяется в неучтивость и даже принимается за большое личное оскорбление.
Если в учтивых разговорах случится лично спросить кого-нибудь о его имени, то для избежания самого слова имя употребляют слово непроизносимое; например, вместо вопроса: позвольте узнать ваше имя, надобно сказать: позвольте узнать ваше непроизносимое. В разговорах вообще один другого называют прозванием, прибавляя к нему другие учтивые слова, смотря по чину, возрасту и состоянию, или вместо прозвания употребляют ближе принятые учтивые наименования60. В судебных бумагах и частных актах обыкновенно подписываются своим прозванием и именем.

Почетное название извлекается из смысла слов, составляющих имя, а проименование – из смысла слов, составляющих название; но нередко проименования, даваемые отличным людям, заимствуются от их качеств, родины и местопребывания. В письмах и сочинениях равный равного может назвать почетным названием и проименованием. Иногда можно в письме или сочинении и самому подписаться и названием, и проименованием, но сие могут делать только люди отличных достоинств; прочим же вменяется это в неучтивость и даже в гордость.

В Китае существует закон давать имена, или, точнее сказать, качественные наименования по смерти. Сии наименования государю и государыне по кончине их полагаются министрами в общем собрании членов девяти высших правительственных мест и шести прокурорских контор; потом представляются государю на утверждение. Наименование побочным царицам, князьям и вельможам одни министры полагают и также представляют государю на утверждение.

Проименования государям в Храме предкам и качественные наименования им по смерти частью утверждены в начале династии Чжеу, за 1120 лет до Р. X. Ныне они изложены в трех книжках с объяснением смысла их.

Первая книжка содержит в себе 44 проименования государям в Храме предкам, 115 качественных наименований государям по кончине их и 48 качественных наименований, даваемых государыням по кончине их. Вторая книжка содержит в себе 41 наименование для побочных цариц и 134 наименования для князей по кончине их. В третьей книжке содержатся 146 качественных наименований, даваемых от государя высшим чиновникам по смерти их.
Церемониал большого и малого выхода при Дворе
Хотя придворные церемониалы по разным случаям определены законом, но пред каждою церемонией Палата (министерство) обрядов представляет государю церемониал, по утверждении которого предписывает разным присутственным местам производить каждому по своей части приуготовительные распоряжения. Но, к сожалению, я не могу изложить сих распоряжений по множеству соединенных с ними предметов, совершенно неизвестных у нас. Не говорю при подробном, даже при кратком описании оных вы будете в хаосе, или, ближе сказать, не в состоянии понимать предметов. Итак, необходимость предписывает мне начать описание с той точки, где кончатся приуготовительные распоряжения и начинается сама церемония.

При большом выходе при Дворе поздравительный адрес заблаговременно относят в тронную Тхай-хо-дянь и полагают на стол61. Князья, назначенные к совершению церемонии, становятся на красном крыльце, разделяясь на два крыла: восточное и западное, – каждое в два ряда: первые лицом на запад, а вторые – на восток, обращаясь несколько к северу. Чиновники, и гражданские и военные, становятся на красном крыльце; они также разделяются на два крыла и образуют за кортежем по девяти групп на восточной и западной стороне – по числу рядов классных горок. Как скоро наступит минута церемонии, то чиновник Астрономического института, стоящий в воротах Цянь-цин-мынь, чрез евнуха докладывает государю о времени выезжать.

После сего как скоро на воротах Ву-мынь ударят в колокол и литавру, государь в церемониальном одеянии садится в крытые носилки и выезжает из дворца. Дежурные и десять из высших чиновников предшествуют ему, а два из первых чиновников сопровождают его. Позади тронной Бао-хо-дянь государь, оставя носилки, входит в тронную Чжун-хо-дянь и садится на престол. Бывшие при нем чиновники становятся на помосте пред тронною и совершают троекратное поклонение с девятью поклонами в землю. После сего они уходят к своим местам пред тронною Тхай-хо-дянь, и начинает играть музыка у тронной Чжун-хо-дянь. Государь входит в тронную Тхай-хо-дянь и садится на престол. Музыка перестает, а предшествовавшие и сопровождавшие отходят к местам, назначенным для них в церемониале. После троекратного удара плетью начинает играть музыка, поставленная на красном крыльце, по восточную и западную сторону выхода из тронной. В сие время князья и чиновники выступают к местам, на которых должны совершать обряд поклонения, и становятся на колени. Музыка умолкает. Чиновник, назначенный читать адрес, входит в тронную восточной дверью и, взяв адрес со стола, выходит из тронной и становится на колени под свесом прямо против престола. Два министра становятся по сторонам его на колени и развертывают адрес. Чиновник, кончив чтение, опять полагает адрес на столе в тронной. В это время играет музыка на красном крыльце, в продолжение которой князья и чины делают троекратное коленопреклонение с девятью поклонами в землю. По совершении сего обряда все они уходят к своим местам и музыка умолкает. После троекратного удара плетью играет музыка у тронной Чжун-хо-дянь. Государь садится в носилки и возвращается в свой дворец; а князья и чиновники расходятся. Сим оканчивается большой выход при Китайском дворе.

Если случится милостивый манифест по какому-либо случаю, то министр выносит оный из тронной восточною дверью и под свесом передает президенту Обрядовой палаты; а сей по принятии манифеста сходит на среднюю площадку красного крыльца и с коленопреклонением полагает манифест на стол; потом, учинив пред ним одно коленопреклонение с тремя поклонами, сносит его с крыльца и передает чиновнику, а сей, приняв манифест на чеканное блюдо, поднимает (обеими руками) вверх и в сем положении выходит из ворот Тхай-хо-мынь средним проходом. (Государь и лица из царского дома, также посланники государевы проходят чрез ворота средним проходом.) Таким же образом выносят из дворца манифест и царские дары.

Когда государь празднует вступление в 60-й или 70-й год своей жизни, то чиновники, приехавшие из губерний, совершают обряд поклонения за воротами Ву-мынь и Тьхянь-ань-мынь.
Большой выход при Дворе бывает только три раза в году: в Новый год, в день рождения государева и в зимний поворот.
Но как в день зимнего поворота государь сам приносит жертву в жертвеннике Небу, то съезд ко Двору и большой выход по сему случаю бывают на другой день. Малые выходы при Дворе ежемесячно бывают в 5, 15 и 25-е числа. Церемониал прихода государева такой же, но при малых выходах государь не заходит в тронную Чжун-хо-дянь и не представляют ему поздравительного адреса, а только чиновники, долженствующие благодарить, вышед из рядов, делают троекратное коленопреклонение с девятью земными поклонами; прочие все стоят на своих местах.

В тот день малого выхода, в который государь не входит в тронную, князья и чиновники в церемониальном одеянии одни совершают церемонию. Первые становятся за воротами Тхай-хо-мынь, составляя по два ряда на восточной и западной стороне, подобно как пред тронною Тхай-хо-дянь; а последние становятся за воротами Ву-мынь, составляя по девяти рядов на восточной и западной стороне. Обряд поклонения совершают зимою и весною в восемь, а летом и осенью – в пять часов пополуночи.
Церемониал СЕМЕЙСТВЕННЫХ ПРИ ДВОРЕ ПОЗДРАВЛЕНИЙ в Новый год
В Новый год государь, по совершении церемонии в тронной Тхай-хо-дянь, возвращается в Цянь-цин-гун для принятия поздравления от государыни, своей супруги. Незадолго пред Новым годом Обрядовая палата представляет государю церемониал, по которому государыня с побочными царицами должна принести ему поздравление. Государь отдает сей церемониал в Дворцовое правление, а Дворцовое правление чрез главного евнуха представляет оный государыне. По сему церемониалу главный евнух в Новый год заблаговременно поставляет труппу музыкантов под свесом дворца Цянь-цин-гун и другую у ворот Цянь-цин-мынь. При возвращении государя из тронной Тхай-хо-дянь начинает музыка и умолкает, как скоро он сядет на престол. В сие время государыня в церемониальном одеянии входит в Цянь-цин-вун и становится посреди тронной на месте поклонения, побочные царицы становятся по сторонам ее и все лицом на север. Они делают шесть су62, три коленопреклонения и три поклона и по совершении сего обряда тотчас уходят. Вслед за ними являются к государю царевичи и совершают обряд троекратного коленопреклонения с девятью земными поклонами.

Государыня после поздравления, учиненного государю, возвращается в свой дворец; а евнухи между тем заблаговременно располагают у тронной Цзяо-тхай-дянь государынин кортеж и труппу музыкантов63, а другую труппу ставят позади дворца Цянь-цин-гун. Две церемониальные предводительницы из классных дам приводят побочных цариц к тронной и поставляют их на двух сторонах крыльцовой площади. Евнухи приводят царевен, княгинь и дам от 1-го до 4-го класса и ставят их на крыльце пред тронною. После сего церемониальная предводительница просит государыню в тронную. Государыня в церемониальном одеянии входит в тронную и садится на престол. Церемониальная предводительница показывает побочным царицам, княгиням и классным дамам сделать шесть су, три коленопреклонения и три поклона. По совершении сей церемонии государыня возвращается в свой дворец, а поздравляющие лица уходят. Вслед за сим к государыне являются царевичи и делают пред ней три коленопреклонения с девятью земными поклонами и уходят64.
Церемониал вступления на престол
«…Существует одно государство, которое, по своей противоположности со всеми прочими государствами, составляет редкое, загадочное явление в политическом мире. Это Китай, в котором видим все то же, что есть у нас, и в то же время видим, что все это не так, как у нас»
Вступление на престол происходит во время глубокого траура по кончине покойного государя, почему сам церемониал совершается с большей скромностью и, сверх того, по обстоятельствам имеет некоторые изменения.

В 1-е лето правления Шунь-чжи, в 1-й день 10-го месяца (в ноябре 1644 года) Чжан-ди вступил на престол следующим образом. Престол был поставлен по восточную сторону жертвенника Небу, лицом на юг, а пред престолом – стол. По наступлении времени расставили полный кортеж с царскими регалиями от дворца до жертвенника Небу. Чжан-ди в церемониальном одеянии явился в жертвенник Небу и с благоговением объявил духам Неба и земли о вступлении своем на престол. После сего министр с коленопреклонением донес, что церемония кончилась. Государь возвратился на царскую квартиру по восточную сторону жертвенника Небу и, переменив церемониальное одеяние на траурное, сел на престол. Князья и чины стали на колени. Один из министров, возведенный церемониймейстером на крыльцо, стал на самой средине против престола на колени. Сё-ши (статс-секретарь), взяв со стола царскую печать, вручил министру, который, сказав речь государю, возвратил печать Сё-ши, который по принятии оной опять с коленопреклонением положил на стол и отошел к своему месту. Чины совершили обряд троекратного коленопреклонения с девятью поклонами в землю. По окончании сего государь возвратился во дворец. Между тем поставили престол посреди ворот Тхай-хо-мынь, а стол с поздравительным адресом под свесом их на восточной стороне. Князья встали по северную, а чиновники – по южную сторону внутреннего моста Цзинь-шуй-цяо, первые лицом на запад, последние – на восток. Чжан-ди сел на престол и музыка умолкла. После ударов плетью чиновники и церемониймейстеры, стоявшие на крыльце ворот, совершили обычный обряд поклонения, а князья и чины с коленопреклонением поднесли ему поздравительный адрес. Министр, приняв поднесенный адрес, с коленопреклонением положил на стол.

Чиновник, назначенный читать адрес, взял оный со стола. Два министра, став на колени, развернули адрес. Чиновник, по прочтении адреса, опять положил его на стол и, сделав три поклона, отошел к своему месту. Началась музыка. Чины совершили троекратное коленопреклонение с девятью земными поклонами, и музыка умолкла. После ударов плетью началась задняя музыка, и государь возвратился во дворец. По прошествии девяти дней обнародовали манифест.

Подобная же церемония в 18-е лето правления Шунь-чжи в первый месяц (в начале 1661 года) совершена была с некоторыми изменениями. Жень-ди в траурном одеянии учинил пред гробом государя Чжан-ди троекратное коленопреклонение с девятью земными поклонами и с благоговением объявил о своем вступлении на престол; потом, в боковой тронной одевшись в церемониальное одеяние, явился к трем государыням в их дворцах и пред каждою сделал троекратное коленопреклонение с девятью земными поклонами. По вступлении в тронную Чжун-хо-дянь принял от дежурных и окружающих его чиновников поклонение и вошел в тронную Тхай-хо-дянь. На воротах Ву-мынь ударили в колокол и литавру, но музыки не было. Князья и чины поднесли поздравительный адрес, но не читали его, а только учинили обычное поклонение и возвратились на свои места. Министр, вступив в тронную восточной дверью, принял манифест с восточного стола, положил на средний и, отступив несколько, остановился лицом к западу. Сё-ши, подошед к столу лицом к государю, приложил к манифесту государственную печать и отступил на прежнее место. Министр, взяв манифест, вышел из тронной и передал его президенту Обрядовой палаты. При сем случае государь не делал пиршества, а угостив чины чаем, возвратился во дворец и опять надел траур. Манифест в тот же день был обнародован.
Каталог: Content -> orgs
orgs -> По вопросу №1
orgs -> Проект Правил благоустройства территории Батыревского района
orgs -> Муниципальное бюджетное учреждение «спортивная школа имени олимпийского чемпиона а. И. Тихонова» управления физической культуры и спорта администрации города чебоксары чувашской
orgs -> Комплекс тестовых вопросов на соответствие базовым квалификационным требованиям (Версия №4)
orgs -> Сценарий пешего экскурсионного образовательного маршрута
orgs -> Доклад «О деятельности Уполномоченного по правам ребёнка в Чувашской Республике, о соблюдении прав и законных интересов детей в Чувашской Республике за 2017 год»
orgs -> «Чувашский народ под властью Золотой Орды»
orgs -> Проект Правил благоустройства территории Алтышевского сельского поселения


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница