Новая экономическая политика Советского государства



Скачать 286.59 Kb.
Дата01.08.2018
Размер286.59 Kb.

Новая экономическая политика Советского государства

(историческая справка)

Содержание:

1) Афоризмы.

2) История НЭПа в России. Историческая справка.

3) Положение в армии.

4) Ленинское видение НЭПа.

5) Экономические стратегии.

6) Основные мероприятия.

7) Историография вопроса.
Афоризмы

В эти годы в Москве ещё издавалось много сатирических журналов, но жить им оставалось недолго. С 1930 года «Крокодил» остался единственным из них, а сатирический афоризм стал появляться на страницах печати только через тридцать с лишним лет.

В публикациях 1926–1927 годов в жанре сатирической миниатюры, афоризма особенно заметны два имени. Одно из них: Борис Самсонов (Борис Григорьевич Самсонов (1888–1933), публиковавшему свои афоризмы в небольших брошюрах и журнале «Крокодил» под многозначительным заголовком «Дозволенные мысли»", подписанных «Сам», «Б. Сам», «Б. С.», «Записки товарища Баррикадова».

Среди множества его блестящих афоризмов был даже такой: «И экономия должна быть экономной».

Может у него подсмотрел свой тезис Л. Брежнев и озвучил в виде «Экономика должна быть экономной» на XXVI съезде КПСС в своём отчётном докладе. Этот тезис сразу стал лозунгом, и плакаты с ним можно было увидеть по всей стране.

Но острые сатирические «Дозволенные мысли» Бориса Самсонова быстро стали недозволенными и исчезли со страниц печати, вместе с любыми упоминаниями и о самом авторе.

А ведь в предисловии к своей книге «Мышиный писк» он писал: «В былые дни смех сатиры звучал приглушенно. Запечатанный семью печатями царской цензуры, тайный смысл прежней сатиры доходил к догадливому читателю в защитной одежде иносказания, в ухищрениях эзоповской речи... Новые хозяева жизни не боятся острого оружия сатиры».

Второй автор писал под заголовком «Праздные мысли гражданина Савелия Октябрева» и подписывал свои афоризмы: «Беспартийный Савелий Октябрев», «Вас. Л.-К.». У этого автора судьба иная. Сталинская премия, оптимистические песни: «Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек», известное всей стране имя – Василий Лебедев-Кумач.




История НЭПа в России. Историческая справка.
После семи лет Первой мировой и Гражданской войны положение страны было катастрофическим. Она потеряла более четверти своего национального богатства. Не хватало самых необходимых продуктов питания.

По некоторым данным, людские потери с начала Первой мировой войны от боевых действий, голо­да и болезней, «красного» и «белого» террора составили 19 миллионов человек. Эмигрировали из страны около 2 миллионов человек, причем среди них – почти все представители политической и финан­сово-промышленной элиты дореволюционной России.

До осени 1918 года огромные поставки сырья и продовольствия осуществлялись, согласно условиям мира, в Германию и Австро-Венгрию. Отступая из России, интервенты вывезли с собой пушнины, шерсти, леса, нефти, марганца, зерна, промышленного оборудования на многие миллионы золотых рублей.

Недовольство политикой «военного коммунизма» всё ярче проявлялось в деревне. В 1920 году развернулось одно из самых массовых крестьянских повстанческих движений под руководством Антонова – «антоновщина».


Положение в армии

Недовольство политикой большевиков распространилось и в армии. С оружием в руках поднялся Кронштадт – крупнейшая военно-морская база Балтийского флота, «ключ к Петрограду». Большевики приняли экстренные и жестокие меры для ликвидации кронштадтского мятежа. В Петрограде было введено осадное положение. Кронштадтцам был направлен ультиматум, в котором тому, кто готов был сдаться, обещали сохранить жизнь. К стенам крепости были направлены армейские подразделения. Однако предпринятое 8 марта наступление на Кронштадт окончилось неудачей. В ночь с 16 на 17 марта по уже тонкому льду Финского залива на штурм крепости двинулась

7-я армия (45 тысяч человек) под командованием М.Н. Тухачевского. В наступлении принимали участие и делегаты Х съезда РКП(б), направленные из Москвы. К утру 18 марта выступление в Кронштадте было подавлено.

На все эти вызовы советская власть ответила НЭПом. Это был неожиданный и сильный ход.


Ленинское видение НЭПа

Новая экономическая политика осуществлялась с марта 1921 года и до 1929 года. Трактовка задач и сущности НЭПа неоднозначна. С одной сторо­ны, Ленин заявлял о коренном изменении точки зрения на социализм, о том, что НЭП вводится всерьез и надолго. На основании этого многие иссле­дователи утверждают, что Ленин признал ошибочность политики военно­го коммунизма как способа построения социализма. В этом случае НЭП трактуется как ленинский план построения социализма. А цель НЭПа видят в укреплении союза рабочих и крестьян.

Однако тот же Ленин заявлял, что НЭП вводится «не насовсем», и призывал понять необходимость временного отступления. В этом случае НЭП предстает как комплекс вынужденных мер временного характера с целью восстановления хозяйства. Значительная часть большевиков воспринимала НЭП как поражение, как капитуляцию перед буржуазией. Некоторые коммунисты вышли из РКП(б), считая, что введение НЭПа означает реставрацию капитализма и измену социалистическим принципам. Отрицательную позицию в отношении новой политики занимали Л. Троцкий, Л. Каменев, Г. Зиновьев и другие видные деятели партии.

Так или иначе, не отказываясь от конечной цели (создания нерыночной экономики), большевики решили прибегнуть к ис­пользованию товарно-денежных отношений, хозрасчета, индивидуальной сдельщины, кооперации при одновременном сохра­нении в руках государства «командных высот»: крупной промышленнос­ти, транспорта, внешней торговли, банков.

Ленин так сформулировал «урок Кронштадта»: «Только соглашение с крестьянством может спасти социалистическую революцию в России, пока не наступила революция в других странах». Реализуя эту установку, Х съезд РКП(б) в марте 1921 года принял решение о замене продразверстки продна­логом. Фиксированный натураль­ный налог взимался с крестьянского хозяйства в 1921–23 годах. Размер прод­налога устанавливался до весеннего сева в зависимости от зажиточности хозяйства. В 1924 году он был заменен единым сельскохозяйственным налогом, взимаемым в денежной форме.

Размер продналога был, по сравнению с продразверсткой, в 2 раза меньше. Но он был прогрессивным: наиболее бедная часть крестьянства и коллективные хозяйства от налога освобождались или получали значительные льготы, а зажиточные слои сельского населения подвергались дополнительному налогообложению. Налоговые льготы получали и «старательные крестьяне», расширявшие производство хлеба. Продукцию своего хозяйства после сдачи продналога крестьяне могли теперь законно реализовывать на местных рынках. По сути, это и положило начало новой экономической политике (НЭП).


Экономические стратегии

Однако начавшийся переход к НЭПу в 1921 году был осложнен и приостановлен обрушившимся на страну голодом. Это вынуждало правительство вновь прибегать к жестким и чрезвычайным мерам. Переход к НЭПу не менял самого плана построения социалистического обще­ства, менялся лишь подход к его осуществлению. Свое последнее выступление Ле­нин закончил словами: «Из России нэповской будет Россия социалистичес­кая».

Во время дискуссии экономистов по аграрной политике существовал вариант продолжения в новых условиях реформ, начатых Столыпиным, то есть создания крупных фермерских хозяйств с наемным трудом

(Л. Литошенко). Другой путь, который брался за основу, предусматривал развитие трудовых крестьянских хозяйств и их постепенную кооперацию

(А. Чаянов). Наемный труд в последнем случае не фигурировал. Но после решения X съезда партии о замене продразверстки продналогом в октябре 1922 года был принят новый Земельный ко­декс РСФСР, по которому крестьяне получили право выбора форм землепользования. Было разрешено сдавать землю в аренду, нанимать сельскохозяйственных рабочих. Решено было поощрять различные формы кооперации – потребительской, промысловой, кредитной. В 1922 году урожай достиг 75% уровня 1913 года. В управлении экономикой была ослаблена централи­зация. В промышленности был отменен закон 1920 года, предусматривавший национализацию всех заводов и фабрик. В декабре 1921 года был издан декрет о денационализации предприятий с числом работающих до 20 человек, если их использование государственными органами признано неэффективным. Предприятия переводили на хозрасчет и пре­доставили им некоторую самостоятельность (в заготовке сырья и реализа­ции продукции). Хозрасчетные предприятия одной отрасли были объеди­нены в тресты. Частным лицам разрешено было открывать или брать в аренду мелкие и средние производства, разрешена частная торговля. Мелкие предприятия арендовали кооперативы и рабочие артели, а также частники (как правило, прежние владельцы).

С целью привлечения в страну иностранного капитала был принят за­кон о концессиях, и начали создаваться акционерные предприятия – ино­странные и смешанные, в которых участвовал капитал Советского госу­дарства. Тем самым укреплялся государственный капитализм.

В 1922 году отменена была всеобщая трудовая повинность, ее заменил свободный наем рабочей силы через биржу труда. Произошла ре­форма системы оплаты труда: упразднялась уравнительная, натуральная оплата, вводилась заработная плата в зависимости от квалификации и ко­личества произведенной продукции. В 1922 году была отменена карточная система.

В 1923 году по-прежнему большинство промышленных рабочих были заняты на государственных предприятиях (85%), которые давали в стоимостном выражении 92% продукции, на долю частных предприятий приходилось около 5% продукции и на кооперативы около 3%. Частники, которых окрестили «нэпманами» не заняли в промышленности сколько-нибудь существенного положения. Однако в торговле и сфере услуг они играли заметную роль.

К осени 1921 г. стало совершенно ясно, что для прове­дения НЭПа нужна стабильная валюта и сбалансиро­ванный бюджет. Главой Наркомфина был назначен Г. Сокольников. Он сумел привлечь к делу старых опытных специалистов (например, Н. Кутлера – бывшего финансиста и промышленника, занимавшего важные по­сты в кабинете С. Витте, члена кадетской партии).

В октябре 1921 г. был восстановлен Госбанк как центральный регулятор народного хозяйства. Была принята программа, основными элементами которой стали развитие рынка, финансовая поддержка лег­кой промышленности как источника развития внутренней торговли, воз­врат к золотой валюте, возобновление попыток получить иностранные займы.

В 1922 г. количество денег в обращении достигло астрономической суммы – ­почти 2 квадриллиона рублей, превратив совзнаки в простые бумажки. Все попытки снизить темпы выпуска денежной массы оказались неудачными. В обращении одновременно находились деньги царского прави­тельства («николаевки»), Временного правительства («керенки») и др.

В 1922–24 гг. была проведена денежная реформа. Она началась с выпус­ка советского червонца. Каждый червонец равнялся десяти золотым руб­лям и на протяжении первых 15 месяцев циркулировал наравне с неограниченной и посто­янно девальвировавшейся рублевой массой. Обмен шел постепенно. Червонец стал твердой конвертируемой валютой. Часть червонцев ­выпускалась в виде золотых монет весом 7,74 г. Рубль и полтинник выпускались в виде серебряных монет.

Тот факт, что сельское хозяйство и промышленность приблизились к уровню 1913 г., не мог скрыть целого ряда экономических и социальных проблем, ставивших под угрозу будущее новой экономической политики.

Восстановление хозяйства в аграрной стране объективно означало раз­витие, в первую очередь, сельского хозяйства. Но в послереволюционных условиях это была система мелкособственнического, малорентабельного крестьянского хозяйства. В 1926 г. количество зерна для продажи на внутр­еннем рынке было в два раза меньше, чем в 1913 г. В 1926–27 гг. крестьяне­ потребляли 85% собственной продукции.

Низкая товарность крестьянских хозяйств ставила под вопрос осуще­ствление жизненно необходимой индустриализации страны, так как при­водила к заниженным объемам экспорта крестьянских продуктов (и вслед­ствие этого импорта необходимого оборудования), к нехватке сырья для промышленности и продуктов питания для растущих городов и армии.

Промышленность России оставалась все еще слабо развитой. Физический и моральный износ средств производства требовали огромных инвестиций для их обновления. В принципе, можно было привлечь иностранный ссудный и предпринимательский капитал, но этому препятствовали как жесткая позиция большевиков в вопросах уплаты дореволюционных долгов и возмещения ущерба иностранным собственникам за национализированную собственность, так и враждебность европейских государств к революционному правительству России.

Промышленность по-прежнему не удовлетворяла потребностей сель­ского хозяйства, причем не только в технике и машинах, но и в потреби­тельских товарах, а сельское хозяйство не удовлетворяло потребностей промышленности в сырье и продовольствии.

Наиболее доступным способом получе­ния средств на развитие промышленности оказалось искусственное и на­сильственное занижение цен на продукцию сельского хозяйства и завы­шение их на промышленную продукцию, так называемые «ножницы цен». Установление низких цен на сельхозпродукцию, сдаваемую государ­ству в виде продналога, и закупка по твердым ценам при высоких ценах на промышленные товары, выпускаемые государственными предприятиями, что означало неэквивалентный обмен между городом и деревней. Это, в свою очередь, грозило власти конфликтом с крестьянством и порождало труд­ности в хлебозаготовках: крестьяне не желали сдавать хлеб по заниженным ценам.

В 1923 году подобная политика привела к «кризису сбыта». На складах осели промышленные товары, недоступные массовому потребителю, в первую очередь, многомиллионному крестьянству. Затоваривание­ привело к падению прибыли, а это, в свою очередь, – к не­выплате зарплаты. Начались забастовки. Кризис сбыта был ликвидирован за счет снижения цен. Продукция промышленных предприятий была быстро­ раскуплена, и вновь наступил «товарный голод».

Не менее серьезное противоречие заключалось в том, что хозяйственно возрождающаяся деревня все настойчивее искала политические каналы выражения своих интересов. В условиях однопартийной системы это создавало почву для усиления­ фракционной борьбы в ВКП(б).

В годы НЭПа происходит рост бюрократического аппарата: 3,5 миллиона государственных служащих при резком снижении культурного и образовательного уровня населения (в 1928 году на всю страну насчитывалось только 233 тысяч специалистов с высшим образованием).

От НЭПа больше всего выиграло крестьянство. 3а три года единоличное крестьянское хозяйство восстановило до довоенного уровня посевные площади и поголовье скота. Зажиточность деревни проявлялась в росте прослойки середняков и предпринимательской верхушки.

В 1925 году промышленность достигла уровня 1913 года по основным видам продукции. Восстановление хозяйства осуществлялось параллельно с планом ГОЭЛРО, по которому строились электростанции – Каширская, Нижегородская, Шатурская, Волховская. Но тяжелая индустрия по-прежнему отставала: выплавка чугуна составляла лишь 52% довоенной, стали – 69%.

Вопреки расчетам советских экономистов, частный капитал потек не в производство, а в торговлю, где оборот был быстрее, а прибыль – выше. Это заставило развернуть государственную торговлю. Был со­здан Наркомат внутренней торговли (май 1924 года).

В годы НЭПа постепенно восстанавливались приемлемые условия жизни городского и сельского населения. В то же время в городах росла безработица, особен­но среди молодежи. Каждый четвертый взрослый был безработным.

Общим по своему характеру противоречием НЭПа было освобождение хозяйственной жизни страны от государственного регулирования при сохранении большевистской диктатуры в политической сфере.

НЭП и нэпманы вызывали все большее раздражение и возмущение час­ти рабочих и партийцев, которые участвовали в революции, а теперь ока­зались свидетелями восстановления «буржуазных порядков». Им казалось, что по вине НЭПа в стране стали «царствовать» тунеядцы, пара­зиты, спекулянты и продажные чиновники. Низкий уровень жизни, осо­бенно рабочей молодежи и крестьянской бедноты, создавал социальную напряженность в обществе, выражавшуюся в вопросе: «3а что боролись?».

Политические противоречия НЭПа заключались в следующем:



  1. Частичное введение рыночных отношений, компромисс с капиталом сопровождался борьбой за коммунистические идеалы. Значительная часть населения воспринимала НЭП как возвращение к неравенству, бывшему до революции.

  2. Против НЭПа выступали представители так называемой «рабочей оппозиции» – коммунисты и беспартийные, считавшие, что плодами победы рабочего класса воспользовались крестьянство и мещане, тогда как пролетарии вновь превратились в эксплуатируемый класс.

  3. В среде партийного руководства развернулись острые дискуссии по проблемам развития страны, которые сопровождались скрытой борьбой за власть. Сталин стремился исключить новое возвышение Троцкого, не оставлявшего мысли перенести пожар революции в другие страны, не считаясь ни с какими жертвами. Троцкий, со своей стороны, хотел отодвинуть Сталина с ключевого поста руководства. Бухарин, Зиновьев, Каменев, Рыков занимали противоречивую позицию, готовясь либо самим прорваться к высшей власти, либо поддержать сильнейшую сторону. За свертывание НЭПа и ускоренную перекачку средств из деревни в промышленность выступала левая оппозиция, в частности, Троцкий, тогда как Бухарин считал необходимым «врастать» в социализм именно через НЭП, учитывая интересы крестьянства.

  4. Значительная часть коммунистов видела в НЭПе лишь возможность сохранить советскую власть до начала мировой революции.

  5. Сталин постепенно отказывается от концепции мировой революции и становится сторонником «строительства социализма в одной стране». Он утверждает, что капиталистические элементы народного хозяйства СССР могут взять верх. Тогда за НЭПом экономическим последует НЭП политический и реставрация буржуазных порядков. В этом случае «советская власть разложится, партия переродится». Именно этими факторами обуславливалось свертывание к 1929 году этой политики и переход к форсированной индустриализации и коллективизации.



Литература

Как ломали НЭП. Стенограммы пленумов ЦК ВКП(б) 1928-1929. В 5 томах. М., 2000.

Советское общество: генезис, сущность, исторический финал. М., 1996.

Гимпельсон Е.Г. НЭП. Новая экономическая политика Ленина-Сталина. Проблемы и уроки (20-е годы XX века). М., 2004.

Программа «НЭП: история и современность» из цикла передач «Именем Сталина» радиостанции «Эхо Москвы» с участием ректора Академии Народного Хозяйства при правительстве РФ, доктора экономических наук Владимира Мау.

Принятие на Х съезде РКП(б) решения о замене продразверстки продналогом является точкой отсчета в переходе от политики «военного коммунизма» к новой системе хозяйствования, к НЭПу.





В.И.Ленин и К.Е. Ворошилов среди делегатов X съезда РКП(б). 1921 г.
Вполне очевидно, что введение продналога не является единственной характеристикой НЭПа, который стал для советской страны определенной системой политических и экономических мер, осуществляемых на протяжении почти целого десятилетия. Но это были первые шаги, причем сделанные очень осторожно. Декретом Совнаркома от 29 марта 1921 г. был установлен хлебный налог в размере 240 млн пудов (при среднем урожае) вместо 423 млн пудов при разверстке 1920 г. Крестьяне получили возможность продажи излишков своей продукции на рынке.

Для В.И. Ленина, как и для всех большевиков, это влекло за собой глубокий пересмотр собственных идей о несовместимости социализма и частной торговли. Уже в мае 1921 г., через 2 месяца после Х съезда, была созвана Х Чрезвычайная партконференция для обсуждения нового курса. Сомнений уже не могло быть – курс, как уточнял Ленин, был взят «всерьез и надолго». Это был «реформистский» метод действий, отказ от революционной красногвардейской атаки на капитал, это был «допуск» в социализм элементов капиталистической экономики.





В.И. Ленин в своем кабинете. Октябрь 1922 г.
Для формирования рынка и налаживания товарообмена необходимо было оживить промышленность, увеличить выпуск ее продукции. В управлении промышленностью произошли радикальные изменения. Были созданы тресты – объединения однородных или взаимосвязанных между собой предприятий, получившие полную хозяйственную и финансовую независимость, вплоть до права выпуска долгосрочных облигационных займов. Уже к концу 1922 г. около 90 % промышленных предприятий были объединены в тресты.

Стали возникать синдикаты – добровольные объединения трестов на началах кооперации, занимавшиеся сбытом, снабжением, кредитованием, внешнеторговыми операциями. Возникла широкая сеть товарных бирж, ярмарок. Уже к 1923 г. в стране насчитывалось 54 биржи, самой крупной из которых была московская.

С провозглашением НЭПа был отменен Декрет о национализации мелкой и кустарной промышленности. В годы гражданской войны и «военного коммунизма» процесс национализации принял почти тотальные формы. Новым Декретом от 7 июля 1921 г. предусматривалось право любого гражданина открыть кустарное или промышленное производство. В декабре 1921 г. был принят Декрет о денационализации мелких и части средних предприятий промышленности. Они были возвращены прежним владельцам или их наследникам. Была разрешена и аренда средств производства, причем было сдано в аренду более трети всех промышленных заведений (преимущественно мелких и средних).

Стали привлекать иностранный капитал. Возникли концессии, т.е. аренда советских предприятий зарубежными предприятиями. Первая концессия была учреждена в 1921 г., в 1922 г. их было 15, в 1926 г. – 65. Концессии были крупными предприятиями и действовали в основном в капиталоемких отраслях тяжелой промышленности РСФСР и Грузии: в горной, горнозаводской, деревообрабатывающей.

Для упорядочения и оздоровления финансов в конце 1921 г. был образован Государственный банк. Ему с 1922 г. было предоставлено право выпуска взамен обесценившихся и фактически уже отвергнутых оборотом совзнаков новой денежной единицы – червонца, имевшего золотое содержание и курс в золоте (1 червонец = 10 дореволюционным золотым рублям = 7,74 г чистого золота). В 1924 г. быстро вытеснявшиеся червонцами совзнаки вообще прекратили печатать и изъяли из обращения. В 1922–1925 гг. был создан целый ряд специализированных банков. К 1 октября 1923 г. в стране действовало 17 банков, к 1 октября 1926 г. – 61 банк.

В первой половине 20-х гг. в стране утверждалась смешанная экономика, которая постепенно приобретала свою внутреннюю логику развития. Но НЭП – это не только экономическая политика. Развитие рыночных отношений органически предполагает демократизацию политической системы, государственного аппарата власти и управления.

Поворот к НЭПу был осуществлен под жестким давлением всеобщего недовольства –крестьян, рабочих, интеллигенции, а не в результате пересмотра политико-идеологических основ правящей партии – они остались прежними: «диктатура пролетариата», «руководящая роль партии», «государство –главный инструмент строительства социализма». Продолжая курс на социализм, новая экономическая политика была рассчитана на то, чтобы путем лавирования, социального компромисса с мелкобуржуазным большинством населения двигаться к намеченной цели, хотя и более медленно, но зато с меньшим риском. Поэтому ничего и не изменилось во взаимоотношениях коммунистической партии и государств, –партия монополизировала все государственные структуры.

Функционирование НЭПа, смешанной экономики, сопровождалось оживлением разномыслия в идеологической области. Раздавались требования свободы слова и печати. Даже сам Ленин сначала высказывался за расширение этих свобод, но в «известных пределах». Однако, испугавшись «проникновения буржуазных идей», руководство большевиков объявило им войну.

Всё же под давлением объективных экономических требований, связанных с расширением товарно-рыночных отношений, правительству пришлось пойти на некоторое ослабление запретов «свободы печати». С осени 1921 г. стали появляться частные издательства, выходить журналы критически настроенной по отношению к советской власти интеллигенции: «Экономист», «Новая жизнь» и др. В них либерально мыслящие ученые, философы, экономисты, публицисты выражали надежду, что новые экономические реалии побудят власти отказаться от преследования инакомыслящих, создадут условия для свободного обмена идей. Уже в июне 1922 г. многие журналы были закрыты. Это соответствовало установке большевиков: партия руководит не только политикой, но и идеологией, культурой.

Началась подготовка к высылке из страны «инакомыслящих ученых, представителей интеллигенции».

В крупных городах проводились аресты деятелей науки и культуры. За границу были высланы выдающиеся философы Н.А. Бердяев,

Н.А.Бердяев.

С.Л. Франк, Л.П. Карсавин; историки А.А. Кизеветтер, С.П. Мельгунов, А.В. Флоровский; экономист Б.Д. Бруцкус и др.

Особый упор сделан на ликвидацию партий меньшевиков и эсеров, в 1922 г. аресты стали массовыми. К этому времени РКП (б) осталась единственной легальной политической партией в стране.

Новая экономическая политика совместила в себе с самого начала две противоречивые тенденции: одна –на либерализацию экономики, другая –на сохранение монополии коммунистической партии на власть. Эти противоречия не могли не видеть В.И. Ленин и другие лидеры партии.

Экономическая система эпохи НЭПа, таким образом, должна была способствовать восстановлению и развитию народного хозяйства, разрушившегося за годы империалистической и гражданской войн, но, в то же время эта система изначально заключала в себе внутреннюю противоречивость, неизбежно приводившую к глубоким кризисам, непосредственно проистекающим из природы и сущности НЭПа.

Первые шаги в либерализации экономики, введении рыночных отношений способствовали решению задачи восстановления народного хозяйства страны, разрушенного гражданской войной. Явный подъем обозначился к началу 1922 г. Началась реализация плана ГОЭЛРО.

В.И.Ленин у карты ГОЭЛРО. VIII Всероссийский съезд Советов. Декабрь 1920 г. Худ. Л. Шматько. 1957 г.

Из состояния разрухи стал выходить железнодорожный транспорт, движение поездов было восстановлено по всей территории страны. К 1925 г. крупная промышленность достигла уровня 1913 г. Были пущены Нижегородская, Шатурская, Ярославская, Волховская ГЭС.

Пуск 1-й очереди Каширской ГРЭС. 1922 г.

Путиловский машиностроительный завод в Петрограде, а затем Харьковский и Коломенский заводы стали выпускать трактора, Московский завод АМО –грузовые автомобили. За период 1921–1924 гг. валовая продукция крупной государственной промышленности возросла более чем в 2 раза.

Начался подъем в сельском хозяйстве. В 1921–1922 гг. государство получило 233 млн пудов зерна, в 1922– гг. – 429,6 млн, в 1923–1924 гг. – 397, в 1925–1926 гг. – 496 млн пудов. Государственные заготовки масла увеличились в 3,1 раза, яиц – в 6 раз.

Переход к продналогу улучшил социально-политическую обстановку в деревне. В информационных сводках ЦК РКП (б), относящихся к лету 1921 г., сообщалось: «Крестьяне повсеместно увеличивают площади засева, вооруженные выступления пошли на убыль, отношение крестьян меняется в пользу советской власти».

Но первым успехам помешали чрезвычайные бедствия, обрушившиеся на основные зерновые районы страны. 25 губерний Поволжья, Дона, Северного Кавказа и Украины были поражены сильнейшей засухой, что в условиях послевоенного продовольственного кризиса привело к голоду, унесшему около 6 % населения. Борьба с голодом велась как широкая государственная кампания с привлечением предприятий, организаций, Красной Армии, международных организаций (АРА, Межрабпом).

В пораженных голодом районах сохранялось военное положение, введенное там еще в годы гражданской войны, стала реальной угроза мятежей, усилился бандитизм.

На первый план выдвигается новая проблема. Крестьянство выказало свое недовольство нормой продналога, которая оказалась непосильной. В сводках ГПУ за 1922 г. «О политическом состоянии российской деревни» отмечалось крайне негативное влияние продналога на материальное положение крестьян. Местные власти применяли решительные меры к задолжникам вплоть до репрессий. В некоторых губерниях проводились опись имущества, аресты и суды. Подобные меры встречали активное сопротивление крестьян. Так, например, жители одной из деревень Тверской губернии расстреляли отряд красноармейцев, прибывший для взимания налога.

Согласно декрету ВЦИК и СНК «О едином натуральном налоге на продукты сельского хозяйства на 1922 –1923 гг.» от 17 марта 1922 г., вместо целого множества продуктовых налогов устанавливался единый натуральный налог, предполагавший единство окладного листа, платежных периодов и общую единицу исчисления – пуд ржи.

В мае 1922 г. ВЦИК принял Основной закон о трудовом землепользовании, содержание которого позднее почти без изменений легло в основу Земельного кодекса РСФСР, утвержденного 30 октября и вступившего в действие с 1 декабря того же года. В рамках государственной собственности на землю, подтвержденной кодексом, крестьянам предоставлялась свобода выбора форм землепользования вплоть до организации единоличных хозяйств.

Развитие единоличных хозяйств в деревне вело к усилению классового расслоения. В результате в тяжелом положении оказались маломощные хозяйства. В 1922 г. в ЦК РКП (б) начали поступать сведения о распространении системы кабальных сделок в деревне. Это означало, что бедняки для того, чтобы получить ссуду или инвентарь у кулаков, вынуждены были закладывать свой урожай «на корню» за бесценок. Эти явления – тоже лицо НЭПа в деревне.

Вообще первые годы НЭПа стали серьезным испытанием нового курса, поскольку возникающие трудности были обусловлены не только последствиями неурожайного 1921 г., но и сложностью перестройки всей системы экономических отношений в стране.

Весной 1922 г. разразился финансовый кризис, непосредственно связанный с введением капиталистических форм экономики. Декретами СНК 1921 г. о свободе торговли, о денационализации предприятий ознаменовался отказ от политики «коммунистического» распределения. Значит, к жизни вернулись денежные знаки как неотъемлемая часть свободного предпринимательства и торговли. Как писал М. Булгаков, в конце 1921 г. в Москве появились «триллионеры», т.е. люди, имевшие триллионы рублей. Астрономические цифры стали реальностью, потому что появилась возможность покупать на них товары, но эта возможность ограничивалась постоянным обесцениванием рубля, что, естественно, сужало возможности свободной торговли и рынка.

В это время проявил себя и предприниматель эпохи НЭПа, «советский капиталист», который в условиях товарного голода неизбежно становился обычным перекупщиком и спекулянтом.
Страстная (ныне Пушкинская) площадь. 1920-е гг.


В.И. Ленин, оценивая спекуляцию, говорил, что «вырывается машина из рук, едет не совсем так, как воображает тот, кто сидит у руля этой машины».

Коммунисты признавали, что старый мир ворвался с куплей-продажей, приказчиками, спекулянтами – с тем, против чего совсем недавно воевали. Добавились проблемы с госпромышленностью, которая была снята с государственного снабжения и фактически оставлена без оборотных средств. В результате рабочие или пополняли армию безработных, или по несколько месяцев не получали зарплату.

Серьезно осложнилось положение в промышленности в 1923 – начале 1924 гг., когда произошло резкое снижение темпов роста промышленного производства, что привело, в свою очередь, к массовому закрытию предприятий, росту безработицы, появлению забастовочного движения, охватившему всю страну.

Причины поразившего в 1923 г. экономику страны кризиса стали предметом обсуждения на XII съезде РКП (б), состоявшемся в апреле 1923 года. «Кризис ножниц цен» – так его стали называть по знаменитой диаграмме, которую Л.Д. Троцкий, заговоривший об том явлении, показал делегатам съезда. Кризис был связан с расхождением цен на промышленные и сельскохозяйственные товары (это и называлось «ножницы цен»). Произошло это потому, что в восстановительный период по масштабам и темпам восстановления впереди шла деревня. Кустарно-ремесленное и частное производство росло быстрее, чем крупная промышленность. К середине 1923 г. сельское хозяйство было восстановлено по отношению к довоенному уровню на 70%, а крупная промышленность – всего на 39%.

Дискуссия по проблеме «ножниц» состоялась на октябрьском Пленуме ЦК РКП (б) в 1923 г. Было принято решение о понижении цен на промышленные товары, что, безусловно, предотвратило углубление кризиса, который создавал серьезную угрозу социального взрыва в стране.

Весь социально-политический кризис, поразивший СССР в 1923 г., не может быть ограничен только узкими рамками проблемы «ножниц цен». К сожалению, проблема была даже более серьезной, чем могло показаться на первый взгляд. Развивалось серьезное противоречие между властью и народом, который был недоволен политикой власти, политикой коммунистической партии. И рабочий класс, и крестьянство выразили свой протест как в форме пассивного сопротивления, так и активными выступлениями против советской власти.

В 1923 г. многие губернии страны были охвачены забастовочными движениями. В отчетах ОГПУ «О политическом состоянии СССР» выделялся целый комплекс причин: это долговременные задержки заработной платы, ее низкий уровень, повышение норм выработки, сокращение штатов, массовые увольнения. Наиболее острые волнения произошли на текстильных предприятиях Москвы, на металлургических предприятиях Урала, Приморья, Петрограда, на железнодорожном и водном транспорте. 1923 г. был тяжелым и для крестьянства. Определяющим моментом в настроениях крестьянства стало недовольство чрезмерно высоким уровнем единого налога и «ножницами цен». В некоторых районах Приморской и Забайкальской губерний, в Горской Республике (Северный Кавказ) крестьяне вообще отказывались уплачивать налог. Многие крестьяне, чтобы заплатить налог, вынуждены были продавать свой скот и даже инвентарь. Появилась угроза голода. В Мурманской, Псковской, Архангельской губерниях в пищу уже начали употреблять суррогаты: мох, рыбные кости, солому. Реальной угрозой стал бандитизм (в Сибири, Забайкалье, на Северном Кавказе, на Украине).

Социально-экономический и политический кризис не мог не отразиться и на положении партии. 8 октября 1923 г. Троцкий изложил свою точку зрения на причины кризиса и пути выхода из него. Убеждение Троцкого, что «хаос идет сверху», что в основе кризиса лежат субъективные причины, разделяли многие руководители хозяйственных ведомств и организаций. Такая позиция Троцкого получила осуждение большинства членов ЦК РКП (б), и тогда он обратился к партийным массам. 11 декабря 1923 г. в «Правде» было опубликовано «Письмо к партийным совещаниям» Троцкого, где он обвинил партию в бюрократическом перерождении. В течение целого месяца с середины декабря 1923 г. до середины января 1924 г. 2-3 страницы «Правды» были заполнены дискуссионными статьями и материалами.

Трудности, возникавшие по мере развития и углубления НЭПа в первой половине 20-х гг., неизбежно вели к внутрипартийным спорам. Формирующееся «левое направление», отстаиваемое Троцким и его сторонниками, фактически отразило неверие определенной части коммунистов в перспективы НЭПа в стране. На VIII Всесоюзной партийной конференции были подведены итоги дискуссии и принята развернутая резолюция, осудившая Троцкого и его сторонников за мелкобуржуазный уклон. Обвинение во фракционности, антибольшевизме, ревизии ленинизма пошатнули его авторитет, стали началом краха его политической карьеры.

В 1923 г. в связи с болезнью Ленина идет постепенный процесс концентрации власти в руках основной «тройки» ЦК: Сталина, Каменева и Зиновьева. Для того, чтобы исключить в будущем оппозиционность внутри партии, на конференции был обнародован седьмой пункт резолюции «О единстве партии», принятый на Х съезде и до этого времени сохранявшийся в тайне.



Прощание с В.И.Лениным. Январь 1924 г. Худ. С. Боим. 1952 г.


Пока Ленин реально возглавлял партию, его авторитет в ней был непререкаем. Поэтому борьба за власть между представителями зарождающихся в связи с переходом к нэпу политических течений могла иметь только характер скрытого соперничества.

С 1922 г., когда И.В. Сталин занял должность Генерального секретаря РКП(б), он исподволь расставлял своих сторонников на ключевые посты в партийном аппарате.

На XIII съезде РКП(б) 23–31 мая 1924 г. явно отмечены были две тенденции развития советского общества: «одна – капиталистическая, когда на одном полюсе накапливается капитал, на другом – наемный труд, нищета; другая – через наиболее понятные, доступные формы кооперации – к социализму».

С конца 1924 г. начинается проведение курса «лицом к деревне», избранного партией в результате усилившегося недовольства крестьянства проводимой политикой, появления массовых требований о создании крестьянской партии (так называемого Крестьянского Союза), которая бы в отличие от РКП (б) защищала интересы крестьян, решала вопросы о налоге, способствовала углублению и расширению частной собственности в деревне.

Разработчиком и идеологом «деревенского нэпа» стал Н.И. Бухарин, считавший, что необходимо от политики тактических уступок крестьянству перейти к устойчивому курсу экономических реформ, поскольку, как он говорил, «у нас есть нэп в городе, у нас есть нэп в отношениях между городом и деревней, но у нас нет нэпа в самой деревне».

С обоснованием нового поворота в экономической политике в деревне Бухарин выступил 17 апреля 1925 г. на собрании Московского партийного актива, через неделю этот доклад в виде статьи был опубликован в «Правде». Именно в этом докладе Бухарин произнес знаменитую фразу, обращаясь с призывом ко всему крестьянству: «Обогащайтесь!».

Этот курс получил практическое воплощение на апрельском 1925 г. Пленуме ЦК РКП (б), который зафиксировал, что «вместе с развитием рыночных отношений в деревне, а также усилением торговой связи с городом и внешним рынком идет и будет расти укрепление основной массы середняцких хозяйств с одновременным ростом (по крайней мере, для ближайших лет) на одной стороне зажиточных слоев деревни с выделением капиталистических элементов (купечества) и на другой – батраков и деревенской бедноты». А в декабре 1925 г. состоялся XIV съезд, где был официально одобрен курс на победу социализма в СССР.
Рабочие делегации Москвы и Донбасса приветствуют XIV съезд партии. Худ. Ю. Цыганов


К.Е. Ворошилов и М.В. Фрунзе во время парада на Красной площади 1 мая 1925 г.


Съезд назвал это «основной задачей нашей партии» и подчеркнул, что «налицо экономическое наступление пролетариата на базе новой экономической политики и продвижение экономики СССР в сторону социализма, а государственная социалистическая промышленность всё более становится авангардом народного хозяйства», следовательно, «во главу угла надо поставить задачу победы социалистических хозяйственных форм над частным капиталом».

Таким образом, XIV съезд РКП (б) стал своего рода рубежным в переориентации политики партии на усиление социалистических начал в экономике.

Тем не менее, начало второй половины 20-х гг. все еще проходило под знаком сохранения и развития нэповских принципов. Но хлебозаготовительный кризис зимы 1927 –1928 гг. создал реальную угрозу планам промышленного строительства, осложнив общую экономическую ситуацию в стране.

В определении судьбы нэпа в создавшихся экономических условиях столкнулись две группы политического руководства страны. Первая, –Бухарин, Рыков, Пятаков, Томский, Смилга и другие сторонники активного роста сельского хозяйства, углубления нэпа в деревне, проиграла идеологическую битву другой – Сталину и его сторонникам (Молотову, Ворошилову, Кагановичу и др.), добившимся к тому времени большинства в политическом руководстве страны.

В январе 1928 г. Сталин предложил для стабилизации хлебозаготовок развернуть строительство колхозов и совхозов. В речи Сталина в июле 1928 г., опубликованной только несколько лет спустя, подчеркивалось, что политика нэпа зашла в тупик, что ожесточение классовой борьбы объясняется все более отчаянным сопротивлением капиталистических элементов, что крестьянству придется потратиться на нужды индустриализации. Бухарин, по его собственному выражению, «пришел в ужас» от выводов Генсека и попытался организовать полемику, опубликовав 30 сентября 1928 г. в «Правде» «Заметки экономиста», где изложил экономическую программу оппозиции (Бухарин, Рыков, Томский составили так называемую «правую оппозицию»). Автор статьи объяснял кризис ошибками планирования, ценообразования, неподготовленностью сельскохозяйственной кооперации и выступал за возврат к экономическим и финансовым мерам воздействия на рынок в условиях нэпа.

В ноябре 1928 г. Пленум ЦК единогласно осудил «правый уклон», от него отмежевались и Бухарин, и Рыков, и Томский, которые руководствовались желанием сохранить единство партии. В этом же месяце партийно-государственными органами принимается решение о форсировании процессов коллективизации.

В 1929 г. на Украине и в РСФСР узакониваются чрезвычайные меры по ограничению свободной продажи хлеба, устанавливается первоочередная продажа зерна по государственным обязательствам, начинает проводиться в жизнь политика экспроприации купечества как класса. Страна вступает в 1-ю пятилетку, в планах которой предусматриваются ускоренные темпы индустриализации и коллективизации страны. И в этих планах уже нет места рыночной экономике.

В многолетней борьбе социалистических и рыночных начал победа социалистических начал была продиктована сверху, партийным руководством страны, сделавшим свой окончательный выбор в пользу социализма. Однако придание решающего значения субъективному фактору –волевым действиям Сталина и его окружения, ориентировавшихся на ускоренную социалистическую индустриализацию, не может являться единственным объяснением «гибели нэпа» в СССР.

Реальная практика осуществления этой политики на протяжении 20-х гг. выявляет и объективный фактор – т.е. те противоречия и кризисы, которые были присущи самой природе нэпа. Переплетение рыночных и административных командных начал управления, лавирование между рынком и директивной экономикой обусловили «поворот» 1929 г. Этот год стал фактически концом новой экономической политики, осуществляющейся партией и правительством в восстановительный период. Были в это время и несомненные успехи, и потери, и явления стабилизации, и внутренние кризисы. Но позитивные, конструктивные преобразования 20-х гг., несомненно, связаны с более гибкой стратегией и тактикой нэпа по сравнению с политикой тотального режима последующих «сталинских» десятилетий.

Историография понятия

«Условный нэп» или «рыночный социализм»?

Была ли реальная возможность существования особой разновидности


«рыночного социализма» в годы новой экономической политики?

Ознакомление с историей советского нэпа, выявление действительного положения в социально-экономической сфере каждого из элементов новой экономической политики. Мощный государственный сектор с его тяжёлой промышленностью, национализированной землёй и транспортом, слабая частная арендная промышленность и другие неразвитые элементы капитализма – концессии, смешанные общества, огромное мелкокрестьянское и мелкотоварное хозяйство, не дают никакой возможности даже сопоставить нэп, быстрее или медленнее, но делавшего шаги к полной социализации, с тем, что можно было бы назвать «рыночным социализмом», который, в нынешних условиях был обречён с самого начала и не имел никакого будущего, хотя и имел первоначально какие-то зыбкие позиции. Его полное поражение произошло уже в 1924–1926 гг., когда нэп был ещё даже не полноправным, а так называемым «условным нэпом», не имевшим потенциала для перевода по крайне мере городской экономики на социалистические начала.



XIII съезде РКП(б) прозвучал термин, предложенный Ю. Лариным, – «условный нэп». В это понятие вкладывалось следующее: по возможности усилить меры ограничения и вытеснения тех факторов новой экономической политики, которые были введены как элементы капиталистической системы, госкапитализма для временного использования их в интересах подъёма народного хозяйства и которые, как планировалось, впоследствии должны были уступить место всеобщей социализации экономики.


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница