Образование государства у восточных славян явилось закономерным итогом длительного процесса разложения родоплеменного строя и перехода к классовому обществу



Скачать 347.51 Kb.
Дата17.11.2018
Размер347.51 Kb.
ТипЗакон

Введение
Образование государства у восточных славян явилось закономерным итогом длительного процесса разложения родоплеменного строя и перехода к классовому обществу.

Процесс имущественного и социального расслоения среди общинников привел к выделению из их среды наиболее зажиточной части. Родоплеменная знать и зажиточная часть общины, подчиняя себе массу рядовых общинников, нуждается для поддержания своего господства в государственных структурах.

Зародышевую форму государственности представляли собой восточнославянские союзы племен, которые объединились в суперсоюзы, правда, непрочные. Одним из таких объединений был, по-видимому, союз племен во главе с князем Кием. Есть сведения о некоем русском князе Бравлине который воевал в хазарско-византийском Крыму в VIIIIX вв., пройдя от Сурожа до Корчева (от Судака до Керчи). Восточные историки рассказывают о существовании накануне образования Древнерусского государства трех крупных объединений славянских племен: Куябы, Славии и Артании. Куябой, или Куявой, тогда называлась область вокруг Киева. Славия занимала территорию в районе озера Ильмень. Ее центром был Новгород. Местоположение Артании — третьего крупного объединения славян — точно не установлено.

Согласно "Повести временных лет", русская княжеская династия берет свое начало в Новгороде. В 859 г. Северные славянские племена, платившие тогда дань варягам, или норманнам (по мнению большинства историков, выходцам из Скандинавии), изгнали их за море. Однако вскоре после этих событий в Новгороде началась междоусобная борьба. Чтобы прекратить столкновения, новгородцы решили пригласить варяжских князей как силу, стоящую над противоборствующими группировками. В 862 г. князь Рюрик и его два брата были призваны на Русь новгородцами, положив начало русской княжеской династии.

Легенда о призвании варяжских князей послужила основанием для создания так называемой норманской теории возникновения Древнерусского государства. Авторами ее были приглашенные в XVIII в. в Россию немецкие ученые Г.Байер, Г.Миллер и А.Шлецер. Авторы этой теории подчеркивали полное отсутствие предпосылок для образования государства у восточных славян. Научная несостоятельность норманской теории очевидна, так как определяющим в процессе образования государства является наличие внутренних предпосылок, а не действия отдельных, пусть даже и выдающихся, личностей.

Если варяжская легенда не вымысел (так считает большинство историков), рассказ о призвании варягов свидетельствует лишь о норманском происхождении княжеской династии.

Версия об иноземном происхождении власти была довольно типична для Средневековья.

Датой образования Древнерусского государства условно считается 882 г., когда князь Олег, захвативший после смерти Рюрика власть в Новгороде (некоторые летописцы называют его воеводой Рюрика), предпринял поход на Киев. Убив княживших там Аскольда и Дира, он впервые объединил северные и южные земли в составе единого государства. Так как столица была перенесена из Новгорода в Киев, это государство часто называют Киевская Русь.



1. Причины и характер образования Новгородско-Киевской Руси

Славяне являются коренным населением Европы. Современные славянские языки (традиционно принято их деление на три группы: восточнославянские языки — рус­ский, украинский, белорусский; западнославянские — польский, чешский, словацкий, язык лужицких сербов; южнославянские — болгарский, македонский, сербский, хорватский (сербскохорватский), словенский и др.) при­надлежат к индоевропейской языковой семье, в которую входят также языки германские (немецкий, английский, скандинавские и др.), балтийские (латышский, литов­ский), кельтские (ирландский и др.), романские (фран­цузский, итальянский, испанский и др.), греческий, ал­банский, армянский, иранские (персидский, таджик­ский, осетинский и др.), языки многих народов Индии;

ряд древних индоевропейских языков к настоящему вре­мени исчезли (например, хеттский, фракийский и др.). Согласно одной из гипотез, в V—IV тысячелетиях до н. э. говорившие на родственных диалектах индоевропейские племена занимали территорию степной и лесостепной зон современной Украины и северные районы Балкан­ского полуострова. Около IV—III тысячелетий до н. э. начинается постепенное расселение индоевропейцев, и на севере они достигают Скандинавии и Прибалтики, на западе — Атлантического океана, на юге — Средиземного моря, на востоке — территорий Ирана и Индии. Предки славян расположились несколько севернее относительно прародины индоевропейцев.

Вопрос о происхождении славян в науке является дис­куссионным, по нему не существует общепринятой усто­явшейся точки зрения. Согласно теории отечественного исследователя этой проблемы В. В. Седова, первой ар­хеологической культурой, с которой можно достоверно связывать предков славян — праславян, является куль­тура подклошевых погребений, сложившаяся в V—IV вв. до н. э. в южных и центральных районах современной Польши. В конце II в. до н. э. на этой территории и не­сколько западнее формируется пшеворская культура, на­селение восточной части которой считается праславянским. В течение веков происходили миграции представи­телей пшеворской культуры на восток — в Поднестровье, на Волынь и далее до Днепра. Здесь они приняли участие в формировании черняховской культуры (III — начало V в.), охватывавшей огромную территорию лесостепи и степи от Левобережья Днепра до Нижнего Подунавья. Черняховская культура являлась полиэтнической по со­ставу: наряду с праславянами на ее территории рассели­лись ираноязычные сармато-аланы, фракийцы, пришед­шие в конце II в. в Северное Причерноморье из Нижнего Повислья германцы — готы и гепиды и др. В конце IV в. в причерноморские степи из Центральной Азии вторга­ются в основном тюркоязычные кочевники — гунны, на­несшие серьезный урон населению черняховской культу­ры, но не уничтожившие его.

К VI в. на основе пшеворской и черняховской культур складываются две уже достоверно славянские археологи­ческие культуры: пражско-корчакская и пеньковская. Первая в VI — начале VII в. тянулась широкой полосой от Правобережной Киевщины до Верхней Эльбы, на юге до­стигая Среднего и Нижнего Подунавья, вторая занимала земли от Нижнего Дуная до бассейна Дона. С пражско-корчакской культурой связывается раннесредневековая группировка славяноязычного населения с самоназванием словене (“ясно, понятно говорящие”), с пеньковской — группировка с самоназванием анты. Археологические данные хорошо согласуются со сведениями письменных источников: готский историк середины VI в. Иордан указывал, что словене занимают земли между низовьями Дуная, Днестром и верховьями Вислы, анты — между Днестром и Днепром (в дальнейшем анты утратили свою специфику и самоназвание, слившись со славянами).

Во второй половине I тысячелетия славяне широко расселились в Европе, на западе заняв земли восточной части современной Германии, на юге — Балканский по­луостров, включая Пелопоннес. На территории Восточ­но-Европейской равнины, к северу от Припяти — Сей­ма — Десны и в верховьях Оки в VI в. обитали балто-язычные племена; Волжско-Окское междуречье и более северные и северо-западные регионы занимало фин­но-угорское население (предки современных финнов, эс­тонцев, вепсов; ныне исчезнувшие чудь, пермь, меря, му­рома и др.). В течение второй половины I тысячелетия идет постепенное расселение славян по территории Вос­точной Европы, преимущественно с юга (возможно, что на Псковщину и в прилегающие области они пришли еще в V в. из Польши). Проникновение славянских пле­мен в северные районы Восточно-Европейской равнины носило в основном характер постепенной инфильтрации, что не исключало отдельных военных столкновений. Мирное в целом сосуществование славян с балтами и финно-уграми привело к ассимиляции, ославяниванию значительной их части.

Широкое расселение славян по Европе в период ран­него средневековья послужило мощным импульсом их дифференциации. Согласно лингвистическим данным, около VII—VIII вв. происходит распад праславянской языковой общности, начинается формирование отдель­ных славянских языков. С этого времени можно говорить об истории собственно восточных славян.

Накануне образования Древнерусского государства, согласно летописным и археологическим данным, вос­точные славяне образовывали несколько племенных союзов (каждый из которых включал ряд племен); словене (в районе о. Ильмень, р. Волхов и Мета), кривичи (вокруг южной части Чудского озера, в верховьях Западной Дви­ны, Днепра, Волги), вятичи (бассейн Верхней и Средней Оки), радимичи (между Десной и Днепром), дреговичи (к северу от Припяти, между Днепром и верховьями Не­мана), древляне (южнее Припяти), к востоку от древлян в Среднем Поднепровье обитали поляне, южнее полян — уличи, на Днепровском Левобережье — северяне, западнее древлян, до Западного Буга, — волыняне (бужане), в верх­неднестровском районе — хорваты, южнее — тиверцы, особая группа славян жила в бассейне верховьев Дона.

Основу экономики восточных славян составляло зем­леделие. Специфику его ведения в различных регионах Восточной Европы определяли природно-климатические условия. В южных степных и лесостепных районах, отли­чавшихся плодородием почвы и незначительным количе­ством лесов, земледелие являлось залежным, участок це­лины распахивался и использовался несколько лет, затем его забрасывали до восстановления естественного травя­ного покрова почвы, после чего использовали повторно. В северных районах, преимущественно покрытых много­летними лесами, применялась подсечная система земле­делия: деревья предварительно подрубались, после их высыхания сжигались, удобренная золой почва в течение нескольких лет давала хороший урожай, потом земля ис­тощалась и приходилось расчищать новый участок, но заброшенные пашни использовались вновь после восста­новления плодородия. Среди зерновых культур преобла­дала пшеница, рожь занимала небольшое место, извест­ны были просо, гречиха, ячмень. Восточные славяне за­нимались также скотоводством (разводили крупный и мелкий рогатый скот, лошадей, свиней), охотой (в том числе ради ценного меха), рыболовством, бортничеством (сбором пчелиного меда).

У восточных славян шел процесс обособления ремесла от сельского хозяйства, выделения ремесленников (пер­воначально — кузнецов и гончаров) в качестве особой социальной группы. Стали возникать города как центры ремесла, торговли и административного управления.

В укрепленной части города находились дворы князей и племенной знати, к ней примыкал посад, населенный ре­месленниками и торговцами. Уже в IX в. существовало более 20 значительных городов.

Как правило, города строились на торговых путях (Ла­дога, Новгород, Киев и др.), важнейшими из которых в IX—Х вв. являлись путь “из варяг в греки” (шел из Бал­тийского моря через Западную Двину или р. Неву — Ла­дожское озеро — р. Волхов и Ловать, далее суда по сис­теме волоков перетаскивались в Днепр и попадали в Чер­ное море и Византию) и волжский (от Финского залива в верховья Волги, по Волге в Каспийское море и страны мусульманского Востока). Вывозили в основном мед, воск, меха, рабов; ввозили предметы роскоши (шелковые ткани, дорогое оружие, вина, с Востока также шел мас­совый приток серебряной монеты). Внешняя торговля обслуживала потребности знати, не затрагивая основной массы населения, жившего в условиях натурального хо­зяйства (при такой системе хозяйствования все необхо­димое для обеспечения жизни производилось и потреб­лялось в рамках индивидуальных семей и соседских об­щин). Поэтому внутренняя торговля была незначительна.

Низшим звеном социальной организации у восточных славян являлась соседская (территориальная) общинавервь (ее члены объединялись не по принципу родства, как то было принято в первобытной общине, а на основе совместного проживания на одной территории; дом, скот, орудия и результаты труда принадлежали состав­лявшим общину индивидуальным семьям; леса, луга, водные угодья находились в совместном пользовании членов общины; пахотная земля периодически перерас­пределялась между входившими в общину семьями). Со­седские общины объединялись в племена, последние — в союзы племен.

Союзы племен представляли собой достаточно слож­ный социальный организм. Их центром являлся укреплен­ный град (некоторые грады со временем превращались в полноценные города), например, Киев — у полян, Иско-ростень — у древлян, Новгород — у словен. В градах про­исходили собрания свободных мужчин-общинников сою­за (веча), на которых решались важнейшие вопросы. Од­нако усложнение общественной жизни в рамках союзов племен вело к выделению особого слоя, специализировав­шегося на управлении ими, — старейшин, поэтому значе­ние народных собраний падает. В VI—IX вв., в эпоху мас­совых миграций и военных походов славян, в том числе восточных, нередких столкновений между племенными союзами, на ведущие позиции выдвигается слой профес­сиональных воинов — дружинников во главе с князем, в ру­ках которого постепенно концентрируется власть в союзах племен. Поэтому последние в науке определяются как племенные княжения. Обладая реальной властью и воен­ной силой, опираясь на свой авторитет и накопленные бо­гатства, князья, дружинники, старейшины изымали у ря­довых общинников часть произведенного ими продукта.

Таким образом, к середине IX в. в восточнославян­ском этносе вызрели предпосылки возникновения госу­дарства.

Об уровне культуры славянских союзов племенных княжеств известно мало. Общее представление о нем да­ет анализ архаических черт фольклора, сохранившихся в языке в виде обрядовых песен, погребальных плачей, за­гадок и сказок. Ряд реликтовых культурологических яв­лений этого далекого времени отражается в детских иг­рах, развивающих ловкость, силу и смелость. О своеобра­зии и самостоятельности прикладного искусства восточ­ных славян свидетельствуют археологические находки, относящиеся к VI—VII вв., среди которых выделяются серебряные фигурки коней с золотыми гривами и копы­тами (находки в районе р. Рось).

Изобразительное искусство и фольклор древних сла­вян были неразрывно связаны с язычеством. Главными божествами славян являлись: Сварог (бог неба) и его сын Сварожич (бог огня), Род (бог плодородия), Стрибог (бог ветра), Даждьбог (божество солнца), Белее (бог скота), Перун (бог грозы). В честь этих богов ставились идолы, которым приносились жертвы. По мере усложнения соци­альной организации восточнославянского общества происходили изменения в языческом пантеоне: главным бо­жеством военно-служилой знати стал Перун, превра­тившийся в бога войны. Вместо деревянных идолов появились каменные изваяния божеств, сооружались язы­ческие святилища. Разложение родовых отношений со­провождалось усложнением культовых обрядов. Так, по­хороны князей и знати превращались в торжественный ритуал, во время которого над умершими насыпали огромные холмы — курганы, сжигали вместе с покойни­ком одну из его жен или рабыню, справляли тризну, т. е. поминки, сопровождавшиеся военными состязаниями.

Становление государства у восточных славян прохо­дило в непростых внешних условиях. В середине IX в. сложившаяся на севере Восточной Европы своего рода федерация союзов племен, в которую наряду со славяна­ми (словенами и кривичами) входили неславянские эт­носы (чудь, меря), платила дань скандинавам (на Руси их называли варягами, в Западной Европе — норманнами, “северными людьми”); поляне, северяне, радимичи и вя­тичи являлись данниками хазар (тюркское племя, в сере­дине VII в. создавшее собственное государство — кага­нат. Центр Хазарского каганата первоначально находил­ся на территории современного Дагестана, затем пере­местился в низовья Волги, где была построена столица — Итиль. Правящая верхушка Хазарии исповедовала иуда­изм). Стремление варягов и хазар подчинить восточно­славянские союзы племен во многом объяснялось жела­нием контролировать важнейшие международные торго­вые трассы — складывавшийся в IX в. путь из “варяг в греки” и волжский.

Согласно летописи, в 862 г. члены северной федера­ции союзов племен изгнали варягов и прекратили выпла­ту им дани. Однако затем внутри федерации возникла острая, вплоть до вооруженной, борьба за власть. В этих условиях “за море к варягам, к руси” было направлено посольство с целью пригласить в качестве князя одного из тамошних правителей и тем разрешить конфликтную ситуацию. Прийти на княжение согласились три брата — Рюрик (862—879), Синеус и Трувор, первый из которых вокняжился в Новгороде, второй — на Белоозере, тре­тий — в Изборске. После смерти Рюрика новгородским князем стал родственник Рюрика Олег (879—912). В 882 г., спустившись по пути “из варяг в греки”, Олег с помощью хитрости захватил Киев, убив княживших там Аскольда и Дира (по летописи — “мужей” Рюрика), и стал правите­лем объединенных под его властью северных и южных территорий. Хотя точные летописные даты для IX в. условны, 882 год принято считать годом создания Древ­нерусского государства со столицей в Киеве.

Сведения летописи о начале древнерусской государст­венности послужили основой появления так называемой норманнской теории. Ее основоположниками являлись приглашенные в XVIII в. из Германии для работы в Пе­тербургской Академии наук ученые Г. 3. Байер, Г. Ф. Мил­лер, А. Л. Шлёцер. Опираясь на летописные сведения, они утверждали, что восточные славяне оказались неспо­собны к самостоятельному созданию государства, оно было принесено извне варягами, русью. Резким против­ником данной теории выступал М. В. Ломоносов, отста­ивавший южные истоки древнерусской государственнос­ти и отрицавший роль скандинавов в его формировании. Полемика между “норманистами” и “антинорманистами” продолжалась десятилетиями.

Сегодня вполне очевидна несостоятельность “норман­нской теории”, основанной на тезисе о возможности “на­учить государству”, между тем как государство (в том числе Древнерусское) возникает только на основе дли­тельного внутреннего развития и усложнения общества. Однако это утверждение не отрицает роли варягов, скан­динавов в сложении государства Русь. Ныне можно счи­тать установленным, что летописный рассказ о “призва­нии варягов” во главе с Рюриком достаточно точно отра­жает реально происходившие события. Бесспорно варяж­ское происхождение первых русских князей: Рюрик, Олег, Игорь, Ольга, Аскольд — имена скандинавские; на территории Восточной Европы найдены десятки скандинавских захоронений. Следует констатировать, что скан­динавы приняли деятельное участие в создании Древне­русского государства, дав его правящую династию. Но сами они сравнительно быстро растворились в среде местного славянского населения: например, уже сын Игоря и Ольги носил славянское имя Святослав.

Что касается слова “русь”, то относительно его проис­хождения в науке нет единства мнений. ”
2. Основные этапы развития Древнерусского государства

Держава, созданная первыми Рюриковичами с цент­ром в Киеве, являлась своеобразным государственным образованием. Во-первых, Древнерусское государство из­начально было полиэтническим объединением восточно­славянских союзов племен и их соседей. Сам князь Олег и его ближайшее окружение, пришедшее с ним с севера, были варягами, которые довольно быстро растворились в среде восточнославянских племен. Помимо этого Рус­ская земля, или Русь, включала в себя и неславянские эт­носы, находящиеся в зависимости от первых правителей Руси, в том числе балтские и финно-угорские племена-народности (чудь, меря, мурома) и др.

При первых правителях Древнерусского государства шел процесс вовлечения в зависимость изначально не входивших в его состав восточнославянских племенных княжений. При Олеге были подчинены северяне, ради­мичи (тем самым контроль над путем “из варяг в греки” полностью перешел к киевским князьям), древляне; его преемнику Игорю (912—945), согласно летописи, сыну Рюрика, пришлось вновь покорять древлян и воевать с уличами; сын Игоря Святослав (964—972) подчинил вятичей; Владимир Святославич (980—1015) снова воевал с вятичами и радимичами, при нем же в состав Древне­русского государства были включены земли волынян и хорватов. Наряду со славянами в него входили финно-язычные народности чудь, меря, мурома.

Первоначально по крайней мере некоторые включен­ные в Древнюю Русь племенные княжения сохраняли определенную автономию и даже местных князей. Одна­ко в конце Х в., при Владимире Святославиче, происходит перестройка структуры государства, укрепившая его единство: автономия племенных княжений была ликви­дирована, а в важнейших городах и землях страны в ка­честве князей, подчинявшихся великому киевскому кня­зю, посажены сыновья Владимира Красное Солнышко.

Поскольку великий князь считался верховным собст­венником территории государства, ее эксплуатация киев­ской военно-дружинной знатью осуществлялась путем сбора ренты-налога — натуральной и денежной данис подвластного населения, присутствовали при этом и элементы военной контрибуции с подчиненных Кие­вом племенных княжений. Даннические отношения ре­ализовывались в форме полюдья (с поздней осени до вес­ны великий князь и его ближайшие помощники с дружи­ной для сбора дани объезжали территорию страны). Часть дани шла на содержание великокняжеского двора и дружинников, часть (меха и т. д.) вывозилась для прода­жи в столицу Византийской империи Константинополь. В 945 г. во время полюдья в Древлянской земле погиб князь Игорь: он превысил традиционную норму дани, за что был казнен древлянами. Вдова Игоря Ольга (945— 964) жестоко отомстила древлянам, сожгла их град Иско-ростень. Однако она упорядочила сбор дани, установив ее размер (уроки) и места сбора (погосты). После 945 г. практика сбора дани самими великими князьями отми­рает, эта функция переходит к представителям княже­ской администрации.

Крупнейшие религиозно-идеологические изменения в древнерусском обществе произошли в княжение Вла­димира. В 980 г., после захвата Киева и убийства старше­го брата, великого князя Ярополка (972—980), с целью укрепления своей власти в государстве Владимир провел первую религиозную реформу, суть которой состояла в провозглашении великокняжеского покровителя Перуна верховным общегосударственным богом Руси. Однако языческая реформа не дала тех результатов, на которые рассчитывал Владимир. Поэтому уже через несколько лет встал вопрос о принятии в качестве государственной развитой монотеистической (единобожной) религии. Ею могли быть: византийский (православие) или западноев­ропейский (католицизм) вариант христианства; ислам — религия соседнего с Русью государства Волжская Булгария; иудаизм, который исповедовали верхи Хазарского каганата, к тому времени, правда, уже разгромленного. Выбор был сделан в пользу хорошо известного в силу давних и тесных контактов с Византией православия (“выбор вер” Владимиром отразился в ярком, хотя и во многом легендарном рассказе древнерусской летописи “Повесть временных лет”).

Непосредственно принятие христианства Русью в ка­честве государственной религии было тесно связано с русско-византийскими отношениями. В 987 г. в мало­азиатских провинциях Византии вспыхнуло восстание под руководством военачальника Варды Фоки. В ответ на просьбу императора Василия II об оказании военной по­мощи против восставших Владимир потребовал заключе­ния брака с византийской принцессой Анной (пород­ниться с византийским правящим домом в то время счи­талось высочайшей честью и резко поднимало междуна­родный престиж вступившего в такой брак правителя и его государства), условием брака являлось крещение Владимира. В Византию был послан 6-тысячный русский отряд, активно способствовавший подавлению восстания Фоки. Владимир, по некоторым версиям, принял христи­анство. Однако империя нарушила соглашение, отказав­шись отправить Анну на Русь. Тогда Владимир занял центр византийских владений в Крыму — г. Херсонес (Корсунь), и в обмен на возвращение Византии Херсоне-са Василий II вынужден был пойти на брак Анны с рус­ским князем. После возвращения Владимира в Киев в 988 г. (дата летописи, по другим данным — в 989 г.) им было осуществлено массовое крещение киевлян. 988 год принято считать годом принятия Русью христианства в качестве государственной религии (вторая религиозная реформа князя Владимира). Затем новая религия где мирно, где насильственно стала насаждаться в других городах и землях Руси. Была учреждена русская метропо­лия с центром в Киеве, подчинявшаяся константи­нопольскому патриарху, в важнейших центрах страны (Новгород, Полоцк, Ростов, Чернигов и др.) создаются епископства.

Принятие христианства Русью имело прогрессивное зна­чение. Христианство способствовало развитию феодаль­ных отношений в древнерусском обществе, освящая от­ношения господства — подчинения (“да убоится раб гос­подина своего”, “нет власти не от Бога”); сама церковь, кроме того, быстро превратилась в крупного землевла­дельца и использовала труд феодально зависимых работ­ников. Но одновременно христианство привносило в мо­раль и нравы древнерусского общества большой потен­циал общезначимых гуманистических ценностей (“не убей”, “не укради”, “возлюби ближнего своего, как само­го себя” и др.). Принятие христианства укрепило единст­во страны и центральную власть (единая вера — единое государство — один государь); способствовало изжива­нию самосознания периода племенных союзов с делени­ем на полян, кривичей и т. д. и сложению общерусского самосознания: став православным, человек уже осозна­вал себя русским (единая вера — единый народ). С кре­щением Руси качественно изменилось ее международное положение — вчерашняя языческая держава теперь на равных вошла в число европейских христианских госу­дарств. Мощный импульс получило развитие культуры: появляются (главным образом из Болгарии) богослужеб­ные и иные книги на славянском языке, иконопись, фресковая живопись, расцветает каменное зодчество, уже при Владимире открываются первые школы.

Становление и развитие Древнерусского государства проходило в тесном взаимодействии с окружающими его народами и государствами. Еще в 860 г. русы совершили морской поход на столицу Византии Константинополь (Царьград), летопись связывает эту военную акцию с именами киевских князей Аскольда и Дира. В 907 г. по­ход на Царьград предпринял Олег. Окрестности Конс­тантинополя были опустошены, а испуганные византийцы выплатили Олегу дань. Но главным результатом яви­лось заключение договоров (их тексты сохранились в со­ставе “Повести временных лет”), регламентировавших пребывание русских послов и купцов в столице Византии и дававших им льготы. Неудачный поход на Констан­тинополь осуществил в 941 г. Игорь: русские корабли были сожжены “греческим огнем”. Второй поход Игоря в 944 г. привел к заключению нового договора с Визан­тией, но на менее выгодных, чем при Олеге, условиях. Текст договора также сохранился в летописи.

Княгиня Ольга в 946 или 957 г. (точная дата спорна) совершила поездку в Константинополь и приняла здесь крещение, что, однако, тогда не привело к превращению христианства в государственную религию Руси.

Активную внешнюю политику проводил Святослав. Во второй половине 960-х гг. (относительно более точ­ной датировки сведения источников противоречивы) во­ины Святослава разгромили Хазарский каганат, разру­шив его столицу Итиль, покорили предков осетин ясов и предков адыгейцев касогов (тем самым было положено начало древнерусскому Тмутараканскому княжеству), за­няли стратегически важный хазарский город на Дону Саркел (Белая Вежа). В итоге на некоторое время волж­ский торговый путь в значительной мере оказался под контролем Руси.

В 967 г. по приглашению императора Никифора II Святослав выступил против воевавшей с Византией Бол­гарии, разбил болгар и обосновался на Нижнем Дунае. Это создавало угрозу уже самой Византии, тем более что Святослав имел планы переноса столицы своего государ­ства в болгарские земли. Однако летом 968 г. он был вы­нужден вернуться на Русь, где, воспользовавшись отсут­ствием великого князя и, возможно, по наущению визан­тийцев, печенеги едва не взяли Киев. Разгромив пече­негов, Святослав в том же году вернулся на Дунай и начал борьбу с Византией, которая закончилась неуда­чей: в 971 г. новый император Иоанн I Цимисхий осадил войско Святослава в г. Доростоле (на правом берегу Ду­ная). Святослав вынужден был заключить с Византией договор, по которому терял свои завоевания на Балканах и должен был вернуться на Русь. На пути к Киеву у Днеп­ровских порогов князь был убит печенегами (972).

Неоднозначными являлись отношения Руси с тюрко-язычными кочевниками печенегами, в конце IX—Х в. пришедшими из Заволжья и захватившими степи Север­ного Причерноморья: известны факты как союзнических отношений с ними (например, печенеги участвовали в походе Игоря на Константинополь в 944 г.), так и воен­ной конфронтации (920, 968—972). С целью противо­стояния возросшему в конце Х в. натиску печенегов Вла­димир усилил оборону южнорусских рубежей, создав сеть городов-крепостей по р. Десне, Остру, Трубежу, Су-ле, Стугне.

При Владимире существовали дипломатические кон­такты с Польшей, Чехией, Венгрией, отношения с Гер­манией были установлены еще при Ольге. Устойчивые и тесные связи поддерживались со Скандинавией.

В период с конца Х до примерно второй трети XII в. Русь представляла собой государство, состоявшее из во­лостей, управлявшихся представителями династии Рю­риковичей. Во главе княжеской иерархии стоял киевский князь. Князья — правители волостей являлись его васса­лами.

Волости сложились на основе территорий союзов пле­менных княжеств, но их границы не оставались неизмен­ными. Они менялись в результате деятельности князей, междоусобных войн, разделов и дележей земель. Так, в 1054 г. по завещанию киевского князя Ярослава Муд­рого (1054—1078) произошел раздел Русской земли меж­ду его сыновьями Изяславом, Святославом и Всеволо­дом. Киев остался за старшим Изяславом, а города Чер­нигов и Переяславль стали центрами княжений младших братьев, при этом в волость Святослава вошли терри­тории вятичей и Муром, а Всеволод получил Ростовс­кую землю. В киевское княжение Всеволода Ярославича (1078—1093) на юго-западе Руси сформировались волос­ти с центрами в Перемышле и Теребовле.

Главной формой эксплуатации земледельческого на­селения в конце Х — середине XII в. оставалась государ­ственная дань налог. В то же время к данному периоду относится начальный этап складывания на Руси индиви­дуальной крупной земельной собственности — вотчины. Княжеская вотчина (домен) начала оформляться еще во второй половине Х в. — в этот период уже известны княжеские села и охотничьи угодья. В середине XI в. су­ществование княжеской вотчины было законодательно закреплено в Русской Правде юридическом кодексе раннесредневековой Руси. В XI в. появляется земельная собственность у дружинников и церкви. Но вотчинная форма собственности не играла еще существенной роли — ее удельный вес был незначителен, основная часть тер­ритории находилась в кооперативной (государственной) собственности военно-дружинной знати, реализуемой через систему даней-налогов.

Корпорацией, в которую был организован господст­вующий слой Древней Руси в этот период, продолжала оставаться дружина. Существовали дружины у киевского князя и его родственников-вассалов. В дружинной орга­низации была и внутренняя иерархия: верхушку дружин­ного слоя представляла старейшая дружина', ее члены именовались боярами. Низшим слоем была молодшая дру­жина. Ее представители назывались отроками', со второй половины XI в. этот термин начинает употребляться пре­имущественно по отношению к военным слугам князей и бояр, рекрутировавшимся в основном из молодшей дру­жины, а для менее зависимого от князей слоя внутри этой последней начинает употребляться термин детские.

Привилегированное положение членов старейшей дружины нашло отражение в древнерусском праве. В на­чале XII в. все ее представители получили повышенную правовую защиту — за их убийство был установлен штраф в 80 гривен, вдвое больший, чем штраф за убий­ство простого свободного человека, в том числе младше­го дружинника.

Со складыванием к концу Х в. структуры единого го­сударства формируется централизованный и разветвлен­ный аппарат управления. В качестве должностных лиц государственной администрации выступают представите­ли дружинной знати. При князьях действует совет (ду­ма), представляющий собой совещание князя с верхуш­кой дружины. Князья назначают из дружинников посад­ников наместников в городах; воевод предводителей различных по численности и назначению военных отря­дов, тысяцких высших должностных лиц в так назы­ваемой десятичной системе деления общества, восходя­щей к догосударственному периоду; сборщиков позе­мельных податей — данников, судебных чиновников — мечников, вирников, емцев, подъездных, сборщиков торго­вых пошлин — мытников, мелких должностных лиц — биричей, метельников. Из состава дружины выделяются и управители княжеского вотчинного хозяйства — тиуны (с XII в. они включаются и в систему государственного управления).

Лично свободное сельское население, обложенное данью, а также рядовые горожане именуются в источни­ках люди. Для лично зависимого населения вотчин, а так­же для несвободных слуг использовались термины челядь (челядин) и холопы. Их неполноправное положение было закреплено законодательно: так, за убийство холопа уп­лачивался всего лишь штраф в 5 гривен, шедший госпо­дину убитого в качестве возмещения ущерба. Особую категорию населения составляли смерды. Вопрос о ее сущности — предмет давнего спора в историографии; наиболее вероятно, что смерды — группа полувоенного-полукрестьянского населения, зависимого от князя. Во второй половине XI в. появляется категория закуповлюдей, вступающих в зависимость от землевладельца за долги и вынужденных работать на господина до выплаты суммы долга. Их правовое положение было промежуточ­ным между свободными людьми и холопами.

Княжение Владимира Святославича было периодом на­ибольшей политической стабильности Руси, когда сложи­лась структура единого раннефеодального государства, был нейтрализован натиск печенегов на южные границы. После смерти Владимира в 1015 г. развернулась ожесто­ченная борьба за власть между его наследниками. Туров­ский князь Святополк Владимирович захватил киевский стол и организовал вероломное убийство своих братьев Бориса, Глеба и Святослава (двое первых были впоследст­вии канонизированы и стали первыми русскими святы­ми). В 1016 г. против Святополка выступил княживший в Новгороде Ярослав Владимирович (1019—1054) войс­ком из новгородцев и наемных варягов. В битве под Любечем (на Днепре выше Киева) Ярослав одержал победу. Святополк бежал в Польшу к своему тестю польскому королю Болеславу Храброму.

В 1018 г. Болеслав выступил в поход на Русь, разбил Ярослава, занял Киев и вернул престол Святополку. За­тем он возвратился в Польшу, оставив за собой западную окраину русских земель (с городами Перемышль и Чер-вень — эти территории были возвращены Ярославом в 1031 г.). Ярослав, бежавший в Новгород, вновь собрал на севере Руси войско, при этом опять наняв варяжскую дружину. На этот раз Святополк, лишившийся польской помощи, бежал из Киева, не принимая боя, и в 1019 г. подошел к столице теперь уже с печенежскими силами. Войско Ярослава одержало победу, Святополк бежал за западные границы Руси и вскоре умер.

Но на этом междоусобная борьба не окончилась. В 1021 г. Ярослав воевал со своим племянником Брячис-лавом Изяславичем, княжившим в Полоцке. Тот претен­довал на Новгород, но потерпел поражение и вынужден был заключить мир с киевским князем. В 1024 г. против Ярослава выступил его брат, тмутараканский князь Мстислав Владимирович. Незадолго до этого Мстислав укрепил свое княжество, подчинив северокавказское племя касогов: он одержал верх в поединке с касожским князем Редедей и получил по праву победителя его зем­лю; воины Редеди влились в дружину Мстислава. В кон­це концов братья заключили договор (1026), по которому Мстиславу отходило Левобережье Днепра со столицей в Чернигове. Лишь после смерти Мстислава в 1036 г. Ярослав стал “самовластием” Русской земли.

В 1037 г. произошло последнее крупное сражение с печенегами: они были разгромлены под Киевом и после этого больше не представляли особой опасности для Ру­си. В 1043 г. обострились русско-византийские отноше­ния. Ярослав отправил на Константинополь войско во главе со своим старшим сыном Владимиром (ум. 1052), князем новгородским. Поход закончился разгромом рус­ского войска.

После смерти Ярослава в 1054 г. и упомянутого выше раздела княжений между его сыновьями некоторое время сохранялась политическая стабильность. Ярославичи — киевский князь Изяслав, черниговский Святослав и пе­реяславский Всеволод — составляли правящий триумви­рат под главенством старшего Изяслава. Раздел власти привел к временному возникновению наряду с Киевской митрополией двух новых — Черниговской и Переяслав­ской (упразднены в конце 70-х гг. после смерти Свято­слава и Изяслава). Князьям-триумвирам удалось в 1060 г. разбить соединенными силами кочевников-тюрков, пы­тавшихся занять в причерноморских степях место пече­негов. Однако дальнейшие события явились причиной распада триумвирата.

В 1066—1067 гг. Ярославичи боролись против их дво­юродного племянника, полоцкого князя Всеслава Бря-числавича, пытавшегося захватить Псков и Новгород. В конце концов Всеслав был вероломно захвачен во вре­мя переговоров и заключен в Киеве в темницу — поруб. В 1068 г. в крупный поход на Русь двинулись половцы (кипчаки, куманы) — тюркский кочевой этнос, сменив­ший печенегов и тюрков в причерноморских степях. Три Ярославича потерпели поражение в открытом бою и бе­жали в свои города. Тогда в Киеве началось восстание го­рожан, требовавших у Изяслава оружия и коней, чтобы биться с половцами. Кульминацией восстания стало осво­бождение Всеслава Полоцкого из поруба и провозглаше­ние его киевским князем. Изяслав бежал в Польшу.

Всеслав находился у власти семь месяцев, причем младшие Ярославичи в это время признавали его верхо­венство. Святославу удалось разбить значительную часть половецких сил и взять в плен хана Шарукана. Весной 1069 г. Изяслав с помощью польских войск вернул себе киевский стол, вынудив Всеслава бежать в Полоцк. Од­нако союзнические отношения между братьями Яросла-вичами были подорваны, и в 1073 г. Святослав и Всево­лод изгоняют Изяслава, которому пришлось на этот раз отправиться в четырехлетние скитания по Европе, в ходе которых он просил помощи у польского короля и рим­ского папы. Киевским князем стал Святослав. После его смерти в 1076 г. престол занял Всеволод, но в следующем году он уступил его Изяславу, двинувшемуся на Русь с польским войском.

В период конца 60-х — начала 70-х гг. XI в. на Руси наблюдались волнения населения. Помимо упомянутого восстания в Киеве, в 1068—1072 гг. произошли народные выступления в Новгороде и Ростовской земле. Во главе их вставали языческие жрецы — волхвы. Решительные действия представителей государственной власти позво­лили справиться с этими выступлениями.

В 1078 г. в политическую борьбу на Руси вступили в качестве самостоятельных князей представители следую­щего поколения — внуки Ярослава. Лишенные столов князья Олег Святославич (сын Святослава Ярославича) и Борис Вячеславич (сын младшего сына Ярослава Вячес­лава) бежали в Тмутаракань (где княжил брат Олега Ро­ман), заключили союз с половцами и двинулись на Русь. Им удалось разбить Всеволода, а затем овладеть Черни­говом. Тогда против Олега и Бориса выступило войско четырех князей: Изяслава с сыном Ярополком и Всево­лода с сыном Владимиром Мономахом. В битве на Нежа-тиной Ниве близ Чернигова погибли Борис Вячеславич и Изяслав Ярославич. Половецко-русское войско молодых князей потерпело поражение, Олег бежал в Тмутаракань. Киевское княжение вновь перешло к Всеволоду.

В 1079 г. тмутараканский князь Роман Святославич вместе с половецким войском выступил против Всеволо­да. Киевский князь сумел заключить мир с половцами, после чего те убили Романа. Олег же был схвачен агента­ми Византии и отправлен в ссылку на о. Родос в Эгей­ском море. Оттуда он вернулся в 1083 г. и вокняжился в Тмутаракани.

Киевское княжение Всеволода Ярославича (1078—1093) было временем относительной стабильности во внутри- и внешнеполитической жизни Руси. В это время сын Все­волода, черниговский князь Владимир Мономах (полу­чивший свое прозвище по матери, дочери византийского императора Константина IX Мономаха), окончательно подчинил вятичей — последний восточнославянский со­юз племенных княжеств, сохранивший еще собственных князей. После смерти Всеволода в 1093 г. наступает пе­риод обострения усобиц и борьбы с половцами.

Киевским князем стал старший племянник Всеволода Свято полк (сын Изяслава Ярославича). В том же 1093 г. Святополк и Владимир Мономах с братом Ростиславом, князем Переяславским, выступили против половцев, на­чавших войну с Русью. Русские войска потерпели жесто­кое поражение, князь Ростислав утонул в реке во время отступления; после этого половцам удалось захватить не­сколько городов (что было крайне редким явлением в русско-половецких отношениях). Южная Русь подверг­лась сильному разорению. В 1094 г. Олег Святославич в союзе с половцами пришел из Тмутаракани на Русь и вынудил Владимира Мономаха уйти из Чернигова в Пе-реяславль. В два последующих года Святополк и Влади­мир вели борьбу одновременно с половецкими ханами Боняком и Тугорканом и с Олегом. В 1096 г. была раз­громлена орда Тугоркана, а сам он (тесть Святополка) убит. Олег в том же году был изгнан из Чернигова и пе­ренес усобицу на северо-восток Руси. Здесь, под Муро-мом, в бою с ним погиб сын Владимира Мономаха Изяс­лав, но старший брат последнего Мстислав, князь новго­родский, нанес Олегу поражение в Ростовской волости, после которого тот вынужден был пойти на переговоры со своими двоюродными братьями Святополком и Вла­димиром. В 1097 г. на съезде князей в Любече было за­ключено соглашение, по которому Святополк, Владимир и Олег с братьями Давыдом и Ярославом Святославичами должны были владеть отчинами территориями, ко­торые по завещанию Ярослава Мудрого принадлежали их отцам Изяславу, Всеволоду и Святославу (с центрами со­ответственно в Киеве, Переяславле и Чернигове). Давыд Игоревич, внук Ярослава, получил Владимир-Волын­ский, а внуки старшего сына Ярослава Владимира — Володарь и Васильке — соответственно Перемышль и Теребовль (Юго-Западная Русь). Князья договорились о сов­местных действиях по защите Руси: “имемся в едино сердце и блюдем Русскую землю”. Но сразу же после съезда разгорелась новая кровопролитная усобица.

Давыд Игоревич в сговоре со Святополком Изяславичем захватил в Киеве Василька Ростиславича Теребовльского и ослепил его. После этого он попытался захватить волость Василька, но потерпел поражение от его брата Володаря и вынужден был освободить пленника. Тем временем Владимир Мономах с Олегом и Давыдом Святославичами выступили против Святополка и заставили его изгнать Давыда Игоревича из Владимира-Волынско­го. После этого Святополк, однако, попытался захватить также волости Володаря и Василька. В решающей битве он потерпел поражение, и тогда его сын Ярослав при­вел к Перемышлю (столице княжества Володаря) войско венгерского короля Кальмана. Давыд Игоревич, к этому времени вступивший в союз с Володарем, в противовес венграм соединился с половецким ханом Боняком. В бит­ве под Перемышлем (1099) половцы применили харак­терный для кочевников прием ложного отступления: их отряд подскакал к расположению венгерских войск, вы­пустил по стреле и обратился в бегство; когда же венгры погнались следом, основные силы Боняка ударили им в тыл. Окруженное войско Кальмана было наголову раз­бито и бежало в беспорядке, неся огромные потери. По­терпела неудачу и попытка Святополка закрепить за со­бой Владимир-Волынский.

В 1100 г. состоялся княжеский съезд в Уветичах (Витичеве), который подвел итог трехлетней войне. Давыд Игоревич, как инициатор усобицы, был лишен Владими­ра-Волынского и посажен на княжение в Бужск (менее значительный город Западной Руси).

Последующие годы отмечены отсутствием усобиц и организацией Владимиром Мономахом и Святополком Изяславичем нескольких успешных походов в Половец­кую степь — в 1103, 1107 и 1111 гг.; были разбиты ханы Шарукан (возглавлявший еще поход на Русь в 1068 г.), Боняк, Урусоба, Сугра.

В 1113 г. умер киевский князь Святополк Изяславич, и в Киеве вспыхнуло восстание против управителей умершего князя и ростовщиков. В этих условиях киев­ское боярство пригласило на княжение Владимира Мо­номаха. Владимир, вокняжившись к Киеве, издал ряд за­конов, учитывавших требования восставших; по его по­велению был создан новый юридический свод — Про­странная редакция Русской Правды.



Владимиру Мономаху в его киевское княжение (1113— 1125) удавалось сохранять единство Древнерусского го­сударства и гасить сепаратистские устремления некото­рых князей (Ярослава Святополчича, Глеба Всеславича Минского). В области внешней политики ему удалось от­разить опасность, угрожавшую Южной Руси со стороны половцев; одна из орд во главе с сыном Шарукана Отро­ком была даже вынуждена уйти из Подонья на Северный Кавказ. В 1116—1118 гг. Владимиром было организовано масштабное военное и политическое наступление на Ви­зантию. Киевский князь ставил целью посадить на конс­тантинопольский престол своего зятя самозванца Леона, выдававшего себя за сына византийского императора Ро­мана IV Диогена, а после его гибели в результате инспи­рированного императором Алексеем I Комнином убий­ства — сына Леона, Василия (своего внука). Эти попытки не удались, но их результатом было упрочение влияния Руси на левом берегу Нижнего Дуная.

В 1125—1132 гг. киевским князем был старший сын Мономаха Мстислав II Владимирович Великий. Это был последний период относительного политического един­ства Руси. После смерти Мстислава, в правление его бра­та Ярополка (1132—1139), процесс распада государства на фактически самостоятельные княжества приобрел необ­ратимый характер.



Заключение

Вопрос о происхождении славян считается одним из основных вопросов в истории Восточной и Юго-Восточной Европы. Парадоксально, что у этого многомиллионного народа", расселявшегося на огромных пространствах Европы и Азии от лазурной Адриатики до берегов Тихого океана и от знойных степей и пустынь Казахстана и Средней Азии до хмурых вод Балтики и Северного Ледовитого океана", не могут определить место откуда он вышел.

Одна из причин этого, по словам В.П. Кобычева, - отсутствие сколько-нибудь полноценных письменных источников о славянах до середины 6 века н.э.

В настоящее время в состав славянских народов входят русские, украинцы, белоруссы, поляки, чехи, словаки, болгары, сербы, хорваты, гасконцы, словенцы. Но на первоначальном этапе существовала еще масса групп и племен славян, которые были известны в Греции, Малой Азии, Северной Африке, некоторые селились даже в Испании. Но впоследствии они были уничтожены, либо ассимилировали, например, как поморские славяне, подпавшие под власть Тевтонского ордена в 12-14 веках.

Несмотря на вроде бы разрозненность и разбросанность славянских племен, все-таки славянские племена представляли из себя единое целое, Древнерусское государство. Летописец " Повести временных лет" в начале своего труда писал:"... Был один народ славянский" ("Бе един язык словенск").

Список использованной литературы


  1. Зуев М.Н. История России с древнейших времен до конца XX века.- М, "Дрофа", 2001.

  2. Смирнов А.Н., Древние славяне. М., 1990.

3. Шелов Д.Б. Славяне. Заря цивилизации. М., 1972.

4. Артамонов М.И. " Происхождение славян ", 1950.







Каталог: ~tatjana


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница