Образовательная программа магистратуры История профиль: Историческое регионоведение и историко-культурный туризм студентка 2 курса



страница1/14
Дата09.08.2019
Размер1.46 Mb.
#127012
ТипОбразовательная программа
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» (СПбГУ)

Выпускная квалификационная работа на тему:
Подготовка кадров лесного ведомства в системе профессионального образования Российской империи в первой половине XIX в.
по направлению подготовки 46.04.01 - История

Образовательная программа магистратуры История

профиль: Историческое регионоведение и историко-культурный туризм

Выполнила:

студентка 2 курса

дневного отделения

Попова Марина Дмитриевна
Научный руководитель:

доктор ист. наук, профессор

Хрисанфов Валентин Иванович

Санкт-Петербург

2017

Оглавление


Введение 2

Глава I. Состояние лесной науки России на рубеже XVIII-XIX вв. 10

§ 1. Мероприятия правительства в сфере профессиональной подготовки кадров лесной службы в 1796-1802 гг. 14

§ 2. Лесной класс форстмейстера Рейса 30

§ 3 Первые лесные учебные заведения: Царскосельское лесное практическое училище, Козельский лесной институт, Орловский практический лесной институт. 33

Глава II. Санкт-Петербург как центр лесного образования 44

§ 1. Образование Санкт-Петербургского Лесного института. 44

§ 2. Деятельность Санкт-Петербургского лесного института 48

§ 3. Лисинское учебное лесничество 63

Глава III. Оренбургское училище лесоводства и земледелия 76

§ 1. Предпосылки открытия училища в Оренбургской губернии. 76

§ 2. Деятельность Оренбургского училища лесоводства и земледелия. 82

§ 3. Судьба лесного училища в Оренбурге 90

Заключение 96

Список источников и литературы 99

Неопубликованные источники 99

Список опубликованных источников 106

Справочники 115

Список сокращений. 116



Введение


Актуальность изучения истории лесного образования в первой половине XIX века обусловлена научным интересом, во-первых, к истории профессионального образования в целом, во-вторых, к истории лесного дела в России в рассматриваемый период времени.

Отсчет истории профессионального образования в России в отечественной историографии принято вести со времени реформ Петра I1, когда перед государством появились важные задачи, компетентно решать которые могли только люди, получившие специализированное образование. О становлении профессионального лесного образования можно говорить лишь со времен правления Павла I. При этом, важной особенностью развития отечественного образования в целом, как наглядно продемонстрировали в своем исследовании2 историки Э. Д. Днепров и Д. И. Раскин, было ключевое влияние политической воли, формировавшей это образование по своему усмотрению, исходя лишь из политической и социально-экономической конъюнктуры. Действительно, на примере истории лесного профессионального образования можно легко отследить эту самую конъюнктуру.

По отношению к образованию термин «лесное» широко использовался в XIX в. Под ним подразумевалась системная подготовка специалистов по лесному хозяйству, законодательству, бухгалтерии, лесовозобновлению, таксации и по другим, важным в первую очередь для казны, вопросам. Вырубкой, механической обработкой древесины занимались лесопромышленники, как правило, не имевшие специального образования. Предмет «лесного» образования, имевшего явный биолого-экономический уклон, и современного нам «лесотехнического» существенно отличаются. Под последним понимается подготовка специалистов в первую очередь для работы со специальным деревообрабатывающим оборудованием, в том числе на химико-технологических предприятиях.

Большое внимание в работе уделено деятельности первого в России лесного учебного заведения, существующего и в наши дни под названием Лесотехнического университета им. С. М. Кирова. Университет за долгие годы своего существования сменил множество названий, (на разных этапах в рамках хронологии нашего исследования он именовался Лесным практическим институтом, Форст-институтом, Лесным институтом), для краткости в данной работе будет использовано название Лесной институт. В рассматриваемый период существовали так же и другие лесные учебные заведения. Их историю тоже необходимо исследовать, дабы сформировать наиболее точную картину особенностей лесного образования.

Большой интерес представляет история существования Оренбургского училища земледелия и лесоводства, документы о деятельности которого были обнаружены в Государственном архиве Оренбургской области (далее – ГАОО). К сожалению, прежде исследователи лесного дела фактически не привлекали данные об этом учебном заведении в свои исследования3. Это училище было создано исключительно для нужд казачества и этим сильно отличалось от Петербургского лесного института, который готовил специалистов для всей страны. Сравнение двух этих непохожих друг на друга учебных заведений может позитивно сказаться на новизне исследования.

В последнее время можно констатировать всплеск интереса к истории развития лесного дела в Российской империи. Кажется, что это связано с популяризацией нового направления в историографии – экологическая история4. Выходят научные сборники и отдельные исследования по этой тематике, в том числе, затрагивается и история лесного дела в отдельных регионах Российской империи5. Экологическая история, однако, имеет свою специфику. Не останавливаясь подробно на этой теме, следует лишь отметить, что исследователей, работающих в этом направлении, больше интересует история самой природы, а не государственных институтов, регулирующих отношения между природой и человеком.

Большое внимание истории лесного ведомства и образования уделяет воронежский историк А. И. Рыбалкин6. К сожалению, автору не удалось вовлечь в научный оборот новых архивных документов, его работы носят скорее историографический характер.

Первым, кто уделил серьезное внимание Лесному Институту и попытался в отдельной главе систематизировать его историю на протяжении всего XIX в. был Ф. К. Арнольд7. Его работа посвящена лесному хозяйству в целом, но являясь выпускником, а потом на протяжении долгого время преподавателем Лесного Института8, автор не обходит вниманием свою alma mater. Одним из достоинств его работы является, с одной стороны личное участие во многих описываемых событиях, а с другой стороны, использование различных источников, доступ к которым Ф. К. Арнольд имел благодаря своему должностному положению. Однако необходимо отметить, что некоторые события, имеющие прямое отношение к Лесному Институту упомянуты вскользь или даже не упомянуты совсем. Например, отсутствуют сведения о перестройке зданий Института и проблемах, связанных с переездами, хотя они происходили незадолго до поступления в институт автора. Для работы Ф. К. Арнольда характерен своеобразный отбор изложенных событий и наличие акцентов, отражающих мировоззрения автора.

В рамках обозначенного хронологического периода в XIX в. появились работы, затрагивающие лесные учебные заведения в контексте деятельности различных государственных структур. Речь идет об изданиях, приуроченные к юбилею существования Лесного Департамента9 (далее – ЛД), Министерства Финансов10 (далее – МФ) и Министерства Государственных Имуществ11 (далее – МГИ). Эти работы богаты фактическим материалом, но являются достаточно тенденциозными и чем-то напоминают панегирики.

Главным трудом по истории Петербургского Лесного Института является иллюстрированное юбилейное издание12. Оно охватывает всю историю этого учебного заведения, стараясь наиболее полно охватить разные стороны жизни Института. Авторы, выпускники Лесного Института используют богатый фактический материал, целиком цитируют документы начала XIX века, недоступные сейчас исследователям, снабжают текст различными иллюстрациями. Кроме того, в приложении помещен список всех выпускников и преподавателей, которые когда-либо служили в Лесном Институте. Однако же у этого издания имеется ряд недочетов: вопервых, официальный характер труда требовал от авторов затушевать некоторые неприятные моменты истории их alma mater, во-вторых, бросается в глаза определенная поспешность, в атмосфере которой готовилась юбилейная книга, недаром уже после ее издания, появились работы, призванные дополнить официальный и приготовленный в сравнительно короткие сроки труд13. Любопытно, что современное издание14, выпущенное к недавнему юбилею Лесотехнического Университета в главах, посвященных истории учебного заведения в XIX в., во многом опираются на материал, приведенный их предшественниками в 1903 г. Современные авторы лишь немного расширяют источниковую базу своего труда.

В советское время появились исследования судеб известных лесоводов, которые так или иначе были связаны с Петербургским Лесным Институтом15. Это начинание продолжено и в современной российской историографии16.

Что касается других учебных заведений, то по их истории появляется совсем мало работ. Исследовательница Лоскутова М. В. своей недавней работой17 по истории Козельского лесного института восполнила один из историографических пробелов. Её работа, основанная на документах РГИА, является единственным исследованием по истории этого учебного заведения. Оренбургское училище, к сожалению, также было обойдено вниманием исследователей, даже местных краеведов, если не считать небольших упоминаний в контексте деятельности В. А. Перовского18.

Можно говорить о популярности биографического жанра в контексте изучения лесного хозяйства, но, к сожалению, доля в этих работах, приходящаяся на образовательный или преподавательский аспект крайне мала. Прежде вовсе не поднимались вопросы о роли первых учебных заведений в становлении отечественного лесного хозяйства, о степени участия в судьбе Лесного Института разных государственных деятелей, таких граф Г. В. Орлов. Хотя о влиянии на переустройство лесного образования министра финансов Е. Ф. Канкрина, писали неоднократно19, но подробного анализа этого вопроса сделано не было. А между тем эти вопросы представляются важными не только в истории образования, но и в системе государственного управления в целом.

В контексте истории лесного образования важно отметить, что его положение в системе образования никак не регулировалось. Современники и исследователи нашего времени лишь высказывают предположение о том, к какой научной сфере относилось лесное хозяйство. Пожалуй, самой распространенной точкой зрения является объединение лесного образования в одну группу с сельскохозяйственным20. С другой стороны, известны факты о тесной связи лесного образования с корабельным делом. Действительно, для будущих успешных сельских хозяев вовсе не обязательно было разбираться в геометрии и таксации – важнейшие дисциплины, присутствующие в учебных курсах едва ли не всех лесных учебных заведений. Относить лесное образование к сельскохозяйственному стало особенно затруднительным с переводом лесничих в военное ведомство. По всей видимости, исследователи лесного образования рассматривали его как самобытное явление, не стремясь соотнести с системой профессионального образования в целом. А для историков образования в целом, является характерным выделение лесного образования в одну группу с сельскохозяйственным на основании частого объединения двух этих направлений в одном учебном заведении (например, в Оренбургском училище или Петровской академии).

Таким образом, можно констатировать, что история лесного образования в России, особенно на первых её этапах, малоизученна. Отсутствие опубликованных источников осложнило работу исследователей, которые предпочли обратиться к наработкам предшественников. Внимание авторов прежде останавливалось в большей степени на правовой стороне вопроса: рассматривались вопросы изменения структуры, переустройство системы преподавания, но комплексного исследования по истории лесного образования проведено не было в контексте системы образования в целом.

Целью исследования является изучение истории лесного образования и определение его места в системе профессионального образования Российской империи в первой половине XIX в.

В соответствии с целью были определены следующие задачи:



  1. Рассмотреть важнейшие направления государственной политики по отношению к лесам Российской империи в целом и лесному образованию в частности

  2. Определить роль лесного образования в сохранении лесов.

  3. Обозначить основные факторы, влияющие на состояние лесного образования, как единой системы.

Главным хранилищем источников по истории лесного образования является Российский Государственный Исторический Архив (далее – РГИА). Основной корпус представляют собой делопроизводственные материалы ЛД (фонд № 1594), департамента государственных имуществ (фонд № 389) и других государственных органов. Это разные хозяйственные документы, отчеты, предоставляемые Лесным институтом, формулярные списки чиновников, строительные ведомости. К сожалению, большинство документов охватывает историю Петербургского Лесного Института с середины 20х гг. XIX в., а для исследования более раннего периода деятельности, как этого института, так и других учебных заведений, остается довольствоваться лишь крупицами материала. Большинство документов – это дела, связанные с материальным обеспечением Лесного Института, а также послужные списки его чиновников. Лишь немногие дела затрагивают учебные планы, устройство жизни воспитанников и преподавателей того времени. Характерной чертой документов Лесного Института, особенно с середины 20х гг.  является обилие копий, хранящихся в разных фондах и описях, что отражает определенные проблемы бюрократической машины.

Интересными представляются дела о службе чиновников, связанны с лесным образованием. В этой связи необходимо упомянуть дело о командировании в Англию для обучения лесоводству четырех воспитанников Шляхетского кадетского корпуса21. В этом деле прослеживается также и дальнейшая судьба трёх из этих, на первый взгляд, избранников судьбы. К сожалению, ее никак нельзя назвать счастливой, но зато она является показательной в контексте отношения правительства к специалистам-форстмейстерам в первой четверти XIX в.

Главной новизной работы является привлечение архивных источников, которые по тем или иным причинам игнорировались исследователями. Эти документы позволят по-новому взглянуть на особенности лесного образования. Благодаря или вопреки государственному участию развивалось лесное образование? Вот один из основных вопросов, на который хотелось бы дать развернутый ответ в этой работе.

Глава I. Состояние лесной науки России на рубеже XVIII-XIX вв.

В современной России лесное дело является составляющей сельскохозяйственных наук. При этом, лесное хозяйство часто связывают с биологией и экономикой.

Справедливо будет сказать, что лесное хозяйство является многофункциональной отраслью. Оно должно представлять собой баланс между лесопользованием (то есть рубки деревьев, добычи других лесных ресурсов) и охраны лесов от пожаров, вредителей и чрезмерной вырубки22.

Очевидно, что это довольно сложная, многогранная сфера. К сожалению, соблюсти идеальный баланс между пользованием, охраной и разведением новых лесов очень сложно. Впервые в России серьезное внимание лесному хозяйству было уделено Петром I в связи с его осуществлением активной кораблестроительной политики. Конечно, отдельные лесные законы появлялись и в допетровский период23, но действительно существенные изменения в этой сфере связаны именно с этим правителем. Чтобы строить первоклассные корабли, нужен очень качественный лес. Чем ближе этот лес будет доставляться, тем дешевле будет строительство. Потому, кроме жестоких запретительных законов (ссылка в Сибирь за вырубку леса24), Пётр I проводил мероприятия по лесоразведению в подходящих местах25. Постоянного лесного хозяйства введено не было, но начало в лесной политике было положено.

По стопам своего предшественника пошел и Павел I. Насколько можно судить, он так же воспринимал лес как важный источник кораблестроения. Возможно, это произошло потому, что качественный лес, пригодный для строительства судов, можно было сбыть более выгодно на мировых рынках. Император провел многие мероприятия, способствующие созданию системы лесного хозяйства.

В целом, деятельность Павла I характеризуется ужесточением бюрократической регламентации и стремлением усилить личное влияние монарха на работу государственного аппарата26. Действительно, многие лесоохранительные законы появились благодаря поездкам императора по губерниям: он замечал различные недостатки в лесном управлении и спешил их исправить. Примером этому служит именной указ от 8 мая 1797 г., данный минскому губернатору с приказом беречь природные богатства. «Проезжая губернию вам вверенную, видел Я с крайним удивлением, колико истребляются в оной леса без нужды»27 - делится своими наблюдениями император.

Нельзя обойти вниманием тот факт, что при Павле I создается Лесной департамент28, с функционированием которого будет тесно связана судьба лесных богатств на протяжении всего XIX века. Так же в это время появилась и специальная инструкция, регулирующая деятельность лесных чиновников29. В этой инструкции, кроме исполнения административных обязанностей, форстмейстерам (чиновники лесного ведомства, лесничие) предписывалось введение правильного лесного хозяйства, сообразно с особенностями различных территорий. Несмотря на очевидную затруднительность исполнения этих положений, сама по себе их декларация является важным этапом в развитии лесной науки30. Нельзя не отметить, однако, что правлению Павла I был свойственен мелочный контроль за всеми чиновниками. Без личной подписи императора не осуществлялись ни награждения чинами, ни определения в должности, ни даже разрешение вступить в брак31.

В рамках нашего исследования особенно важно указать на то, что Павел I обратил свое внимание на необходимость научного подхода к проблеме лесопользования32. Грамотное пользование лесом возможно только под руководством специалиста. Во времена правления Павла I требовалось, чтобы все форстмейстеры проходили обязательный экзамен по лесным наукам33. Очевидно, что воплотить это требование в жизнь было очень непросто. В России конца XIX века было трудно найти достаточное количество людей, способных принять такой экзамен, не говоря о комплектации всех свободных вакансий. Тем не менее, это правило подтверждалось несколько раз, и лишь при Александре I было отменено.

В качестве ещё одного способа комплектации должностей людьми, обладающими специальными навыками, предполагалось приглашать из-за границы специалистов. Им, помимо прочего, вменялось в обязанности обучать учеников из россиян. Приглашение иностранцев, в свою очередь, также не могло решить поставленную задачу. Причин этому можно выделить несколько: во-первых, незнание ими русского языка было серьезной преградой для успешной деятельности на местах34; во-вторых, иностранные специалисты требовали большее жалование, чем ЛД мог им предоставить35; в-третьих, среди приехавших в Россию из европейских стран, было много тех, кто не имели полноценного образования или даже были просто авантюристами, решившими попытать счастья в другой стране36.

Очевидно, что польза от приглашенных специалистов была невелика, но прекратить означенную практику было нельзя, так как иного способа комплектования должностей по лесному хозяйству специалистами просто не было. Нехватка лесных чинов на местах ощущалась особенно остро. В 1802 г. из 924 вакансий были заняты только 65537, то есть менее 80 %. Надо, однако, отметить, что около 40% должностей по штату предполагали выполнение вспомогательных функций, не требующих специальных знаний в области лесного управления (копиисты, канцеляристы, секретари). Тем не менее, именно среди основных лесных чиновников (обер-форстмейстеров и форстмейстеров), без которых невозможно было осуществлять управление казенными лесами и контролировать их использование на местах, ощущалась серьезная нехватка. Бросаются в глаза трудности передачи знаний лесной науки, так как по разным причинам вакансии форстмейстерских учеников были заполнены только на 44,69% (143 из 320). Иллюстрацией трудностей комплектации свободных вакансий может служить следующий пассаж из записки адмиралтейств-коллегии, представленной на высочайшее рассмотрение: «…новый ЛД чрезвычайно затрудняется разыскать людей, сведущих в лесоводстве для определения в обер-форстмейстеры и форстмейстеры и принужден в выборе своем для сих мест руководствоваться более известностью о честности правил и поведения, нежели удержанием в искусстве и знанию в форстмейстерской науке»38.

Таким образом, для воплощения в жизнь идеи повсеместного внедрения «правильного» лесного хозяйства, необходимо было идти на решительные меры.

И действительно, для решения этой задачи было разработано несколько путей решения. Во-первых, это отправка юношей заграницу для непосредственного знакомства с прогрессивным лесным хозяйством. Во-вторых, приглашение специалистов в Россию, но не для работы по лесному ведомству, а, в первую очередь, для обучения сразу нескольких молодых людей в специальном созданном учреждении.

Оба эти варианта, как мы увидим далее, были реализованы с разной степенью успешности.


Каталог: bitstream -> 11701
11701 -> Проблемы перевода пользовательских соглашений
11701 -> Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций
11701 -> Притулюк Юлия Леонидовна Туризм в Абхазии: основные аспекты и перспективы развития Выпускная квалификационная работа бакалавра
11701 -> Оценка выводов компьютерной экспертизы и их использование в доказательстве мошенничества
11701 -> Костная пластика на нижней челюсти с использованием малоберцовой кости и гребня подвздошной кости
11701 -> Выбор вида и способа анестезии на детском стоматологическом приеме


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница