Образовательная программа магистратуры История профиль: Историческое регионоведение и историко-культурный туризм студентка 2 курса


§ 2. Деятельность Оренбургского училища лесоводства и земледелия



страница9/14
Дата09.08.2019
Размер1.46 Mb.
#127012
ТипОбразовательная программа
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14

§ 2. Деятельность Оренбургского училища лесоводства и земледелия.


Лесное училище в Оренбурге было учреждено сроком на 12 лет с 1-го января 1836 г. для 12 учеников для молодых людей 14-16 лет из казачьего войска (§ 1). Срок обучения продолжался 4 года, после чего выпускников назначали лесничими с выдачей им некоторого количества семян и требованием ежегодных отчетов об успехах в лесоразведении (§ 11).

Сразу после утверждения проекта, В. А. Перовский организовал кипучую деятельность. В апреле 1835 г. он приобрел для училища каменное здание с землей и постройками, прежде принадлежавшее великобританским миссионерам319. Постройки вместе с территорией были приобретены, и здесь сразу начались активные работы, в том числе, было пристроено отдельное каменное здание для музея320.

Всеми работами по организации училища руководил оренбургский военный инженер, специалист своего дела К. И. Агапиев. Его знания и способности высоко оценивали современники. В частности, он был автором проекта водоснабжения Оренбурга, периодически страдающего от пожаров321. Кроме того, он был назначен управляющим делами общественной запашки322, введенной В. А. Перовским в феврале 1835 г. В рамках нашего исследования особенно важно отметить, что К. И. Агапиев вел переписку с Обществом для поощрения лесного хозяйства, был его членом-корреспондентом, покупал древесные семена, заказывал лесохозяйственную литературу323. То есть, К. И. Агапиев был разносторонним специалистом, по заслугам пользующийся доверием Оренбургского военного губернатора. Этот человек и был назначен директором лесного училища.

К сожалению, одной из главных проблем оренбургского лесного училища была проблема кадров: уже в сентябре 1836 г. училище лишилось своего первого руководителя. К. И. Агапиев был уличен в использовании башкирской команды324, работами которой руководил, в личных целях. Серьезных репрессий этот чиновник избежал, но лишился доверия В. А. Перовского325. После это скандала К. И. Агапиев был вынужден передать дела по училищу Н. М. Калустову326, чиновнику особых поручений при оренбургском военном губернаторе, прошедшему русско-персидскую и русско-турецкую войны в качестве адъютанта генерал-майора графа П. П. Сухтелена327.

Выше уже отмечалось, что в своих письмах к Е. Ф. Канкрину, В. А. Перовский сообщал, что он уже смог найти преподавателя лесоводства. По всей видимости, это было преувеличением. Так как в Оренбургском областном архиве сохранилось объявление за подписью К. И. Агапиева о приглашении учителей, копии которого были отправлены в Дерптский университет от 15 ноября 1835 г.328 Основным требованием для учителя было знание русского языка и лесоразведения. Среди должностных обязанностей значились следующие: 1) проведение летом практические занятия по разведению лесов, учитывая климатические особенности региона, опираясь на новейшие достижения лесной науки, а зимой – теоретические сведения, в том числе о делопроизводстве по лесному ведомству; 2) наблюдение за поведением воспитанников; 4) обучение учеников охоте; 5) занятие разведением лесоботанического сада близ Оренбурга; 6) участие в лесных работах в губернии.

Объективно говоря, должностные обязанности для учителя лесоводства без сомнений можно назвать нереальными, особенно если вспомнить, что опытов по лесному лесоразведению в России в это время в серьезном объеме еще не проводилось, необходимые знания не были накоплены. При этом, еще в письмах к министру финансов, В. А. Перовский подчеркивал, что, по его представлениям, обычного университетского курса для потенциального преподавателя будет вполне достаточно. Подход к поиску преподавателей служит иллюстрацией необъективных представлений Оренбургского военного губернатора об особенностях степного лесоразведения и об уровне развития современной ему лесной науки.

К поиску преподавателя земледелия В. А. Перовский подошёл чуть более основательно. Сохранилось его письмо к директору музея Академии наук И. Х. Гамелю с просьбой о содействии в поиске «опытного и деятельного агронома … [для] пособия в дальнейшем развития промышленности края, которому не хватает только усовершенствованного земледелия, чтобы стать среди богатых областей России»329.К сожалению, И. Х. Гамель не смог помочь начинанию В. А. Перовского.

В итоге, в качестве преподавателей в училище из Дерптского университета были приглашены Фридрих Карлович Элерт и Эрнст Христианович Рейхенбах. Первый окончил философский факультет Дерптского университета, имел степень кандидата философских наук. 25 мая 1836 г. вместе со своей женой Анной Богдановной прибыл в Оренбург330. Ему, кстати сказать, было всего 22 года. Э. Х. Рейхенбах имел свидетельство от попечителя Дерптского учебного округа об успешной сдаче экзамена на звание домашнего учителя с правом преподавания учителя. Других документов он не имел, так как, по его словам, после изъявления желания быть учителем земледелия, был направлен В. А. Перовским в Петербург для посещения столичного земледельческого училища, а затем в Лифляндию для найма мастеровых331. Из-за этих поездок Э. Х. Рейхенбах не смог сдать дополнительных экзаменов в Дерптском университете. Ему в 1836 г. было 27 лет. Ещё одной чертой к краткому портрету Э. Х. Рейхенбаха является его тяжелое материальное положение: во время своих поездок по назначению В. А. Перовского он неоднократно просил о посылке ему денег в счет будущего жалования332.

Таким образом, видно, что оба преподавателя были довольно молоды и не имели специального образования, но на них были возложены надежды В. А. Перовского по развитию сельского и лесного хозяйства в Оренбургской губернии.

Первые воспитанники стали пребывать в училище в летом 1836 г. Набор учеников был довольно специфичен. С 1798 г. Оренбургское казачье войско было поделено на кантоны и дистанции для облегчения управления отдельными казачьими поселениями333. С каждой административной единицы набирались по два ученика: один в лесное отделение, другой – в земледельческое. Несмотря на постоянно подтверждаемое требование о выборе способных, хорошего здоровья, старше 16 лет молодых людей, недоверие населения к пользе такого учебного заведения приводило к постоянным проблемам в наборе воспитанников. Например, 25 мая 1837 г. воспитанник Кирилл Сухарев бежал из училища и так и не был найден334. Сразу пятерых воспитанников из 24 «по единогласному отзыву преподающих…» признаны «по тупости понятий совершенно неспособны к изучению преподаваемых наук, и несмотря на все попытки к вразумлению им толкуемых предметов и исправительные меры…»335. В целом, способности первых воспитанников училища оценивались преподавателями и директором следующим образом: из 24 отличные способности были выявлены у 3х молодых людей, хорошие – у 6ти, посредственные – у 8, а худые или тупые – у 8336. Довольно неприятная статистика. Воспитанников со слабыми способностями возвращали обратно, требуя от начальников кантонов и дистанции срочно присылать других молодых людей, более способных. Другой проблемой были болезни, у многих казаков, сразу по приезду проявлялись проблемы со здоровьем, их приходилось отправлять в госпиталь. А в феврале 1837 г. даже пришлось прекратить занятия из-за обнаружения признаков чесотки у большинства воспитанников337. Всё это привело к тому, что численность воспитанников нормализовалась лишь к сентябрю 1837 г.

Кроме трудностей с набором способных молодых людей, училище сразу столкнулось с проблемой некомпетентности преподавательского состава. Оказалось, что учителя земледелия и лесоводства плохо говорят по-русски338. При этом они далеко не сразу смогли начать занятие с учениками, так как были привлечены к другим работам в губернии. Ф. К. Элерт был направлен к башкирской команде для руководства посадкой леса339, а Э. Х. Рейхенбах занимался устройством специальной образцовой фермы340. Из отчетов следует, что с нормальной периодичностью воспитанники занимались лишь арифметикой, чистописанием и фронтовым учением, вакансии преподавателей черчения, истории и географии были открыты341.

В скором времени в училище разгорелся конфликт между учителями и новым директором К. И. Герном, сменившем на этом посту, переведенного для руководства Неплюевским оренбургским кадетским корпусом Н. М. Калустова. К. И. Герн 27 июня 1836 г. писал В. А. Перовскому: «При самом начале моего заведования училищем…, я заметил некоторую небрежность в исполнении своих обязанностей учителя Рейхенбаха, и не совершенное знание им предмета; надеясь, что время его исправит, и что он, занимаясь под моим руководством, мог бы со временем приобрести опытностью то, чему не доучился, я не доводил об этом до Вашего сведения… Ныне же удостоверившись…, что при постоянном нерадении Рейхенбаха, он никогда не принесёт и не может принести пользу училищу…»342. В ответ на это, В. А. Перовский отвечал, что ни о каких увольнениях не может быть и речи, пока не будет найден другой подходящий кандидат на эту должность. Получив такой ответ К. И. Герн решил действовать немедленно: сразу отстранил Э. Х. Рейхенбаха от должности и прекратил выплачивать ему жалование. За эту поспешность директор училища дорого поплатился. В. А. Перовский написал ему гневное письмо, указав, что «такое действие ничем извинено быть не может»343. К. И. Герн был уволен от должности директора училища344.

К сожалению, такой конфликт не мог пойти на пользу учебному процессу. Новым директором училища был назначен И. М. Марков, который одновременно руководил и Неплюевским кадетским корпусом345, такая большая занятость не позволяла ему уделять серьезное внимание училищу хлебопашества и лесоводства. Хотя Э. Х. Рейхенбах и был восстановлен в должности, так как других кандидатов на его место было не найти, оба учителя вскоре сами подали прошение об отставке. Несмотря на то, что В. А. Перовского высоко ценил Ф. К. Элерта, часто командировал его в различные районы губернии для руководства посадкой лесов346, учитель лесоводства просил о переводе его на службу по лесной части МГИ, но получил отказ из-за его мещанского происхождения и отсутствия специального образования347. Объективно говоря, Ф. К. Элерт, благодаря постоянным командировкам, имел серьезный опыт лесонасаждений, и, возможно, лесное ведомство потеряло возможность взять на службу компетентного чиновника. После отказа из МГИ, бывший преподаватель лесоводства поступил на службу в канцелярию военного губернатора348, а затем определен войсковым ученым лесничим и, с поручением «приведения в известность» качества и количества войсковых лесов, высказать предположение о разделении их на участки349. Чтобы больше не возвращаться к биографии Ф. К. Элерта, следует отметить, что в результате перетасовки кадров, произошедшей после 1842 г., этот чиновник был уволен, затем занимал должность переводчика в Саратовской конторе иностранных поселенцев350. По всей видимости, дальнейшая его карьера никак не была связана с лесным ведомством. О дальнейшей судьбе Э. Х. Рейхенбаха сведений пока обнаружено не было.

Что касается учебного процесса в училище, то большой упор был сделан на практических занятиях. Для этой цели были предназначены все немногочисленные казенные парки и рощи города Оренбурга и окрестностей351, для земледельческого отделения была организована образцовая ферма, построена мельница352. По замыслу В. А. Перовского, ферма и мельница в скором времени должны были давать серьезный доход училищу, но вплоть до закрытия училища, содержание этих заведений было убыточным353.

Необходимо упомянуть, что идея организации учебных и образцовых сельскохозяйственных ферм была очень популярна в это время. Активно организацией этих ферм в удельном ведомстве занимался брат оренбургского губернатора и будущий министр уделов Л. А. Перовский354. Так же в положительное влияние образцовых ферм на развитие российского сельского хозяйства355 верил министр государственных имуществ П. Д. Киселёв356.

Кроме сельскохозяйственных и лесных работ ученики привлекались и к различным ремеслам: к училищу были прикомандированы плотник357 и обучившийся кирпичному делу молодой человек358. Под их руководством воспитанники должны были получать соответствующие навыки.

Для того, чтобы восполнить нехватку преподавателей, было решено оставлять при училище наиболее успешных выпускников. Так, преподавателем теоретического лесоводства после увольнения Ф. К. Элерта был назначен выпускник училища Рыжев Александр, показавший отличные успехи на выпускном экзамене359. Спустя год он едва не был подвергнут публичному наказанию 100 розгами, так как «поведением, неисполнением поручений о порядке и работах и поступками, противоположными военной дисциплине подает воспитанникам плохой пример»360. Правда, ввиду полного раскаянья провинившегося, наказание было отменено.

Как уже отмечалось выше, лесное училище учреждалось на 12 лет как временная мера, о дальнейшем его существование решение должно было быть принято на самом высоком уровне




Каталог: bitstream -> 11701
11701 -> Проблемы перевода пользовательских соглашений
11701 -> Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций
11701 -> Притулюк Юлия Леонидовна Туризм в Абхазии: основные аспекты и перспективы развития Выпускная квалификационная работа бакалавра
11701 -> Оценка выводов компьютерной экспертизы и их использование в доказательстве мошенничества
11701 -> Костная пластика на нижней челюсти с использованием малоберцовой кости и гребня подвздошной кости
11701 -> Выбор вида и способа анестезии на детском стоматологическом приеме


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница