Общевойсковая академия



страница24/43
Дата09.05.2018
Размер8.79 Mb.
ТипУчебник
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   43

Опыт учений показывает, что при применении комплекса маскировочных средств снижается эффективность разведки противника примерно на 25-35%, а создание ложных источников теплоизлучения, теплоимитаторов, а также устанотвка на бронеобъектах (танках, БМП, БРТ, КШМ) экранов для рассеивания теплоизлучения работающих двигателей, использование теплоизоляционных материалов уменьшает вероятность их обнаружения в три раза, а с применением теплоотражающих покрытий - в 5 раз.

Немалый эффект для введения противника в заблуждение и достижения внезапности дают демонстративные действия, создание ложных объектов, использование имитационных средств. За счет этого можно снизить эффективность разведки противника на 20-30%, а за счет создания радиоэлектронных помех - на 25-30%.

Главное в достижении внезапности в современных условиях - это проявление творчества в поисках оригинальных решений, применение неожиданных для противника способов и форм маневра, умелый выбор направления главного удара, построения боевого порядка, методов огневого поражения противника, осуществления атаки, обеспечивающих высокие темпы развития наступления, решительное неотступное преследование противника днем и ночью, форсирование с ходу водных преград. Важно добиваться того, чтобы неожиданность возникала для обороняющегося на каждом шагу, упреждающие удары обрушивались на него со всех сторон, чтобы он не мог получить передышки, находился в постоянном напряжении, его разведка была дезориентирована и не могла различить, где наносятся истинные, а где ложные удары.

В современных условиях неожиданность удара может быть достигнута при его нанесении не только по слабому, но по сильному месту обороны, если наступающие войска сумеют быстро массировать усилия, создать «огневые бреши» там, где у противника сосредоточена основная группировка. Внезапность в этом случае достигается за счет умелого использования фактора времени, мобильности действий, упреждения противника в развертывании и маневре.



Особое значение в достижении внезапности в наступлении имеет умелое планирование огневого поражения противника. В Великую Отечественную войну было выработано немало способов проведения артиллерийского и авиационного наступления, которые сохраняют свою ценность и сегодня. Артиллерийская подготовка атаки обычно строилась таким образом, чтобы противник не мог определить момент ее окончания, вынудить его преждевременно вывести личный состав из укрытий, либо сделать это с опозданием, когда наши пехота и танки совершат бросок в атаку. С этой целью планировались ложные переносы огня в глубину обороны, во время которых пехота имитировала начало атаки. Нередко такие ложные переносы проводились два-три раза.

В каждой наступательной операции советских войск имел свои особенности, обусловливаемые конкретной обстановкой. Следует отметить, что во время войны наблюдалась тенденция к некоторому сокращению продолжительности артиллерийской подготовки с тем, чтобы повысить интенсивность огневого воздействия на противника и создать более выгодные предпосылки для внезапных действий своих войск. С этой целью увеличивалось время на огневые налеты. Их удельный вес в артиллерийской подготовке а операциях третьего периода войны в среднем составлял 40-60%.

В ряде случаев вносились уточнения в график проведения артиллерийской подготовки в ходе ее проведения. Например при переходе в контрнаступление под Белгородом 3 августа 1943 г в соединениях Степного фронта с учетом изменения обстановки пришлось резко (в 6 раз) сократить продолжительность артиллерийской подготовки. В результате она проводилась в виде 30-минутного огневого налета. Противник был застигнут врасплох и атака развивалась успешно1.

Примером творческого решения вопросов достижения скрытности и внезапности при осуществлении огневого поражения противника и перехода в атаку может служить Ясско-Кишиневская операция, где на направлении нанесения главного удара войсками 3-го Украинского фронта наступление операцию началось утром после проведенной в 5 часов разведки боем. В 8.00 открыла огонь артиллерия. В 8 час 55 мин 40% полковых артиллерийских групп перенесли огонь по целям в глубине обороны противника. Это был ложный перенос огня. В это время пехота открыла интенсивную стрельбу и с криком «Ура!» подняла чучела.Перенос огня в сочетании с действиями стрелковых подразделений привел к тому, что противник принял это за начало наступления, покинул укрытия и убежища и изготовился к отражению атаки. По истечении 15 минут все артиллерия 5-минутным огневым налетом по переднему краю и ближайшей глубине нанесла сильный удар по захваченной врасплох вражеской пехоте.



Важнейшую роль в достижении внезапности играет организованная решительная атака. В годы войны от командиров и штабов требовалось проявление высокого мастерства, чтобы скрыть от противника сам момент броска пехоты и танков в атаку. Обобщая боевой опыт, Г.К. Жуков рекомендовал: «атаку надо начинать во время артподготовки и каждый раз в новое время. К примеру, на 27-й, на 38-й, на 44-й минуте, чтобы противник не знал, не мог приспособиться к режиму огня и атаки. Искусство замаскировать начало атаки, - отмечал маршал, - является основным фактом всей боевой деятельности в умении осуществить первый бросок на противника»1.

Следует, однако, отметить, что далеко не во всех наступательных операциях советское командование проявляло творчество в ее подготовке. Нередко допускался схематизм, повторение одних и тех ее способов подготовки наступления и это давало возможность противнику раскрывать начало атаки.

Ныне при наличии автоматизированных систем управления огнем и высокоточного оружия создаются более выгодные предпосылки для того, чтобы по-новому добиваться достижения внезапности при организации и осуществлении огневого поражения противника и использовании результатов огневых ударов. Это находит свое выражение в том, во-первых, что имеется возможность одновременно вести разведку объектов и немедленно их уничтожать по принципу «обнаружил-поразил»; во-вторых, эффект достижения внезапности увеличивается за счет комплексного воздействия на противника огнем самых разнообразных средств поражения, начиная со стрелкового оружия и кончая дальнобойными ракетами; в-третьих имеется возможность быстро парализовать систему управления войсками и оружием противника, в результате чего он не всегда окажется в состоянии незамедлительно ликвидировать последствия внезапности.

Подчеркнем, что в решении проблемы достижения внезапности нарушение системы управления войсками и оружием противника играет особую роль. Эффект внезапности значительно повышается, если наступающему с самого начала боя удастся «ослепить» обороняющегося, вывести из строя его систему разведки, целеуказания, наведения оружия на цель, уничтожить важнейшие пункты управления и узлы связи, созданием массированных радиоэлектронных помех затруднить работу радиосредств противника. Следствием этого может быть полный паралич на определенное время всей системы обороны.


4.9 Маневр в наступлении

Успех в наступлении во многом зависит от того, насколько командиры и штабы овладеют искусством маневрирования. В современных условиях, с одной стороны, создаются более благоприятные условия, чем раньше для осуществления маневра огнем, силами и средствами в наступлении, с другой - увеличиваются трудности его проведения в связи с увеличением возможностей обороны по противодействию маневру.

В таблице 4.5 приводятся ориентировочные показатели по восстановлению обороняющимися подразделениями боеспособности после проведения наступающим огневой подготовки. использования подразделениями результатов огневого поражения противника, быстрого проникновения в глубину его расположения; стремительного охвата и обхода его опорных пунктов, узлов сопротивления; совершения рейдовых действий по вражеским тылам; охвата противника по воздуху; переноса боевых усилий на новое направление; безостановочного преодоления (обхода) зон заряжения, разрушений, завалов и затоплений; вывода подразделений из-под возможных ударов противника, а также сосредоточения и переноса огня с одних объектов (целей) на другие.

Возросший пространственный размах наступательного боя, его решительный характер, участие в нем высокоподвижных частей и подразделений предопределяют необходимость проведения маневра в более широких масштабах, чем в годы Великой Отечественной войны. Известно, что в прошлом процесс наступления по своему характеру как бы подразделялся на две фазы: прорыв и действия войск в тактической и оперативной глубине обороны противника. По возможности осуществления маневра эти фазы довольно резко различались между собой. Прорыв характеризовался большой размеренностью и методичностью в действиях пехоты и танков.

В ходе его осуществления войска вынуждены были продвигаться в плотных, компактных построениях. Они наносили преимущественно фронтальные удары, поскольку совершение охватов и обходов при преодолении сплошной, позиционной обороны противника было чрезвычайно затруднено. К тому же метод огневой поддержки наступления - огневой вал или последовательное сосредоточение огня - требовал линейного продвижения войск под прикрытием мощной огневой завесы. При действиях же в тактической и оперативной глубине возможности для осуществления маневра существенно возрастали, поскольку наступающим подразделениям обычно противостояла неглубокая, очаговая оборона противника. Используя промежутки в его боевом построении, они широко применяли обходы, охваты и маневр на окружение противника.

По-иному представляется развитие наступления в современных условиях. Как показывает опыт локальных войн, снижается удельный вес прорыва в общем комплексе наступательных действий, особенно в первых операциях. Обусловливается это рядом причин оперативно-стратегического и тактического характера. Дело в том, что из-за внезапности развязывания войны обороняющаяся сторона обычно попадает в тяжелые условия. Она в ряде случаев не успевает даже занять заранее подготовленные позиции. Поэтому наступление, как это было во время войн на Ближнем Востоке (1967, 1973, 1982 гг), начиналось не с прорыва, а с маневренных действий - глубоких и стремительных рейдов танковых и механизированных группировок в сочетании с охватами, обходами и высадкой в тыл противнику воздушных, морских и диверсионно-разведывательных отрядов.

В современных условиях маневр становится все более решительным, масштабным, глубоким и разнообразным. Характерно, что огневой маневр сливается с маневром силами и средствами и ударом войск. Как и в обороне, так и в наступлении, широко осуществляется маневр средствами радиоэлектронной борьбы и дистанционного минирования местности, что придаст ему новые качества.

Хотя маневр в отличие от огня и удара, не является в прямом смысле воплощением материальной силы, однако без него невозможно претворить в жизнь требования других принципов боя, в частности, гибко сосредоточить усилия на решающем направлении, проявить боевую активность, достичь внезапности, поддерживать четкое непрерывное взаимодействие в бою.

Именно благодаря превосходству в маневрировании над противником наступающий в состоянии реализовать свои тактические преимущества, упреждать его в действиях, диктовать ему свою волю, достигать постоянного превосходства над ним в огне, силах и средствах в тот момент и там, где решается главная задача боя, достигать высоких темпов и непрерывности развития наступления, безостановочно преследовать отходящие войска, с ходу форсировать водные преграды и преодолевать зоны радиоактивного (химического) заражения, разрушений и затоплений. Вместе с тем маневр является действенным средством защиты войск, сохранения их живучести и боеспособности.

Но закономерность современного боя такова, что чем больше увеличиваются роль и значение маневра, тем больше сложностей возникает в его организации и осуществлении. Обусловливается это тем, что к широкому маневрированию стремится и другая сторона. Она обладает практическими равными, если не большими возможностями для его проведения. Поэтому в любом бою неизбежно постоянное и напряженное состязание противоборствующих командиров в искусстве маневрирования. И верх одержит тот, кто сумеет предвосхитить события, лучше и тщательнее все взвесить, рассчитать и обеспечить. В свое время Маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский говорил, что маневр очень тонкий «инструмент» и не каждый командир умеет им пользоваться.

Организация маневра осуществляется в комплексе с проведением всех других подготовительных мероприятий. Уже при получении боевой задачи командир должен четко уяснить себе, какую идею маневрирования закладывает старший начальник в своем решении на бой, какие силы и средства привлекаются им для осуществления маневра и какова роль своего подразделения в его обеспечении, с кем, когда и как надлежит организовать взаимодействие. Уяснение этих и других вопросов закладывает исходную основу для организации командиром маневра своими силами и средствами. Однако принять целесообразное решение на его осуществление можно только в результате тщательной и всесторонней оценки обстановки.

Прежде всего важно вскрыть уязвимые места в боевом построении противника (наличие промежутков между опорными пунктами, открытые фланги и т.п.), которые могут быть выгодно использованы для совершения охватов, обходов и рейдовых действий. Одновременно следует учесть, какие меры обороняющийся может предпринять по противодействию маневра наших подразделений, в частности, по созданию заграждений на путях продвижения подразделений, нанесению по ним ударов ВТО, применению средств радиоэлектронного противодействия в целях дезорганизации системы управления и т.п. Вместе с тем важно при оценке противника вскрыть его возможности по осуществлению маневра и в соответствии с этим наметить мероприятия по его срыву.

В сопоставлении с вероятным характером действий противника проводится оценка маневренных возможностей своих войск, намечается, какой способ маневра целесообразно избрать при выполнении той или иной задачи; какое подразделение выделить для действий в составе обходящего или рейдового отряда; какими силами и средствами их усилить; как обеспечить маневр в огневом, инженерном и тыловом отношениях, как согласовать действия обходящих и рейдовых отрядов с подразделениями, которые наносят удар по противнику с фронта, а также с действиями тактических воздушных десантов.

Важную роль при принятии решения на проведение маневра играет оценка условий местности, использование ее защитных и маскирующих свойств для скрытного выхода на фланги и в тыл опорных пунктов противника, а также для устройства заграждений на путях продвижения его маневренных групп (отрядов).

Главное условие успешного осуществления маневра - упреждение противника в выходе и захвате выгодного рубежа (объекта). Для этого важно умело рассчитать, как будут действовать подразделения, выделяемые для его совершения; определить по карте глубину маневра с учетом условий рельефа и скорости движения обходящих (рейдовых) отрядов по колонным путям или бездорожью. При этом учитывается время на подготовку к движению (оставление района, вытягивание колонн), развертывание в боевой порядок, а также подготовка к выполнению боевой задачи в новом районе.

В тех случаях, когда маневр подразделения осуществляется с целью быстрого использования результатов огневого поражения по опорному пункту или другому какому-либо объекту обороны, важно рассчитать, когда противник сумеет восстановить свою боеспособность и нарушенную систему огня. Один из вариантов такого расчета, применявшегося на учениях, приведен в таблице 4.5. При расчете брались условия, когда по опорному пункту (группе бронецелей) противника проводилась огневая подготовка продолжительностью 35 мин. при этом огонь артиллерии сочетался с ударами авиации.

Как видно из данных, приведенных в таблице, уже через 2 минуты после интенсивного обстрела более половины (60%) броне целей способны восстановить свою боеспособность и отражать атаку противника. Что же касается опорного пункта, то система огня в нем полностью восстанавливается

Таблица 4.5

Время, необходимое для восстановления боеспособности некоторых объектов обороны после проведения огневой подготовки

(данные из опыта учений)



Объект воздействия

Восстановление боеспособности в %

1 минута

2 минуты

3 минуты

4 минуты

5 минут

6 минут

Опорный пункт

0

33

55

70

89

100

Отдельные группы бронецелей

30

60

80

100

100

100

через 5-6 минут после окончания огневой подготовки. Этот отрезок времени и должен быть использован атакующими подразделениями для того, чтобы проникнуть в глубину расположения противника (совершить охват и обход его узлов сопротивления). Противник не должен опомниться после нанесения по нему огневых ударов. Только при этом условии можно рассчитывать на успех маневра.

Выигрыш времени при совершении маневра является важным фактором, способствующим снижению потерь наступающих войск. Зависимость здесь очевидна - чем выше будет темп движения подразделений (бронеобъектов) на поле боя, тем меньше будет время их пребывания под обстрелом противника (таблица 4.6).

Таблица 4.6.

Время пребывания атакующего подразделения, бронеобъекта в зоне

действительного огня противника в зависимости от скорости движения



Расстояние, м

Время (мин) при скорости движения бронеобъекта (км/час)

3

4

5

6

7

8

10

12

15

18

20

3000

60

45

36

30

26

27

18

15

12

10

9

2000

40

30

24

20

17

16

12

10

8

6,6

6

1500

30

22

18

15

13

11

9

7,5

6

5

4

1000

20

15

12

10

8,5

7,5

6

5

4

3,3

2

500

10

7,5

6

5

4,3

3,7

3

2,5

2

1,7

5

200

4

3

2,5

2

1,7

1,5

1,3

1

1

0,8

0,5

Анализируя данные, приведенные в таблице, можно сделать вывод, что оптимальной для маневрирования на поле боя подразделений, бронеобъектов является скорость порядка 15-20 км, при которой сокращается до минимума время их пребывания в зоне интенсивного огня противника.

Важнейшую роль в достижении успеха в наступательном бою играет умелый маневр огнем. Он осуществляется с целью обеспечения захвата и прочного удержания огневой инициативы, быстрого сосредоточения огня на поражение вновь выявленных объектов (целей) в обороне противника, особенно его системы ВТО. Принципиальное отличие современного огневого маневра состоит в большой мобильности его осуществления. Этого требуют условия огневого противоборства с противником.

Приведем такой пример. Вражеская самоходная батарея, открыв огонь, способна в течение 5-10 минут выполнить огневую задачу и через 1-2 минуты оставить огневую позицию. Перемещение на новую огневую позицию может составить 6-9 минут, развертывание на ней - 2-3 минуты. Отсюда становится очевидным, что огневой маневр наступающего должен рассчитываться по минутам, чтобы можно было осуществить его упредив действия противника в открытии и сосредоточении огня.

Важным качеством своевременного огневого маневра является все более увеличивающаяся глубина его проведения. В принципе эта тенденция не новая. Она отчетливо проявилась уже в Великую Отечественную войну. Так, в третьем ее периоде по сравнению с первым глубина огневого воздействия на противника возросла примерно в 3-4 раза1. И, все же, несмотря на это, зона основного огневого противоборства с противником не выходила тогда обычно за пределы его главной полосы обороны, то есть охватывала глубину до 6-8 км от линии боевого соприкосновения сторон.

Увеличение дальнобойности основной массы современных огневых средств соединений и частей позволяет значительно расширить сферу огневого маневрирования для того , чтобы упреждать противника в нанесении глубоких ударов , подвергать непрерывному воздействию огневые средства не только его первых, но и вторых эшелонов, резервов, а также пункты управления, наземные элементы систем ВТО, средства ПВО, разведки и РЭБ и тем создавать условия для быстрого подрыва тактической устойчивости обороны и высадки в тыл противнику воздушного эшелона.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   43


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница