Общевойсковая академия



страница37/43
Дата09.05.2018
Размер8.79 Mb.
ТипУчебник
1   ...   33   34   35   36   37   38   39   40   ...   43

Б) тб армии США



Подразделения

Личный состав

Танки М-13

БРМ М-3

106,7 СМ

БТР М-113

офицеры

Серж. и

солдаты


Штаб и штабная рота

22

257

2

6

6

12

Танковая рота (четыре)

5

56

14

-

-

-

Всего

42

313

58

6

6

12

В) мпб армии ФРГ



Подразделения

Личный

состав


БМП Мардер

БТР

БРМ

120 мм СМ

ПТС Милан

РПГ

7,62 пул.

БТР М-113

Рота штабная и снабжения

218

1

2

7

-

-

20

14

-

МПР (4)

112

13

-

-

-

4

13

9

-

Минометная рота

88

-

3

-

10

-

10

-

2

Рота запасная

202

-

12

-

-

-

-

-

-

Всего

956

53

17

7

10

16

82

50

2

Г) тб армии ФРГ



Подразделения

Личный состав

Танки

БРМ

БТР

Санитарн. БТР

Рота штабная и снабжения

213

1

7

2

4

ТР (4)

60

13

-

-

-

Рота запасная

41

-

-

-




Всего

494

53

7

2

4

При условии, что 3/4 всех этих средств будет вскрыто разведкой, а затем подавлено и уничтожено, остается еще более 60 объектов, способных воздействовать на наступающего1. А это чревато для них немалыми потерями.

Исключительно высокие требования предъявляется к точности определения координат объектов (целей). Так, в зоне детальной разведки величина ошибок в определении координат в интересах боевого использования ствольной артиллерии, по опыту операции "Буря в пустыне", составляла 30-40 м, реактивной артиллерии - 50-70 м, систем высокоточного оружия -80-250 м. В зоне обзорной разведки точность в определении координат объектов в интересах соединений составляла порядка 500-1000 м, в интересах частей - 100-250 м. Достоверность разведывательной информации была не ниже 0,8-0,9. При этом обеспечивались высокая доказательность выводов из оценки обстановки, селекция истинных и ложных объектов (целей).

Операция "Буря в пустыне" показала, что общевойсковые соединения и части многонациональных сил оказывались в состоянии своими штатными средствами вести эффективную разведку на широком фронте и на большую глубину. Так, механизированная дивизия армии США в обороне могла выделить в общей сложности 170-180 разведывательных органов, а в наступлении их количество увеличивалось до 250-270, что обеспечивало возможность получать данные о каждом объекте на глубину до 25 км пятью - шестью разведывательными органами одновременно. Отдельный бронекавалерийский полк армейского корпуса имел возможность создавать девять разведывательных отрядов силой до роты или 36 разведывательных дозоров силой до взвода, высылать девять химических разведывательных дозоров. Этими разведывательным органами полк мог вести разведку 18-36 маршрутов или девяти районов (при действиях в оперативной зоне обороны противника). Глубина ведения разведки наземными средствами полка составляла 70-80 км, воздушными - до 150 км. За сутки полк вскрывал до 80 объектов.

Помимо бронекавалерийского полка армейский корпус вел разведку группами глубинной разведки на дальностях 100-150 км. От дивизий, бригад высылались разведывательные группы (патрули) на глубину до 80 км. Разведка силами и средствами наблюдательных постов велась на глубину до 20 км, наземными постами радиоперехвата - до 40 км (УКВ радиостанций), наземными постами радиотехнической разведки - до 500 км. Радиолокационные станции обнаружения имели возможность выявлять воздушные цели на дальностях до 500 км, разведывательно-сигнальными приборами - наземные объекты на дальностях 10-300 км.

Получили большое развитие способы ведения разведки (рис. 9.4.). Особую эффективность показала космическая разведка. Как следует из сообщений американской печати, космические средства являлись основой всей технической разведки и в большинстве своем единственным источником регулярного получения разведывательных сведений независимо от времени суток, погодных условий и положения объектов. Орбитальная группировка спутников обеспечивала следующую периодичность просмотра района конфликта в течение суток: оптико-электронными средствами - до 14 пролетов с интервалами от 20 минут до 6 часов; радиолокационными средствами - 4-5 пролетов с такими же интервалами; радиотехническими средствами - 12 пролетов1. Разведывательная сеть мобильных пунктов приема разведывательной информации, широкое применение спутниковых каналов связи для ее передачи позволяли обеспечивать доведение данных космической разведки до соединений, частей и подразделений за 1,5-3,5 часа1.

Опыт двух чеченских военных компаний показал, что исключительно остро стоит вопрос об овладении искусством организации и ведения разведки со стороны общевойсковых командиров и штабов, повышении профессиональной подготовки офицеров-разведчиков, боевой выучки личного состава разведывательных подразделений, от чего в решающей степени зависит действенность разведки. За счет рационального планирования и четкой организации разведки можно примерно на 1/3 повысить ее эффективность. Вместе с тем требуется совершенствовать технические средства разведки, повышать их качественную характеристику, особенно по своевременному вскрытию подвижных малоразмерных объектов, точному определению координат их расположения, более интенсивно внедрять электронно-вычислительные средства, чтобы автоматизировать все процессы разведывательного цикла от добывания данных и до их доклада, а также создавать новые перспективные технические средства добывания, отражения и передачи разведывательной информации. Цикл “разведка – поражение” требует не накопления информации об объектах, а немедленного ее использования средствами поражения.


9.3. Охранение

Необходимость организации в бою охранения, как вида обеспечения, возникла с незапамятных времен. Рекомендации о том, как оберегать войско от внезапного нападения неприятеля, можно найти уже в древнекитайском "семикнижии" (трактатах о военном искусстве Сунь-Цзы), в трудах греческих философов Демокрита и Аристотеля, Геродота и Фукидида, Ксенофонта и Полибия, а также римских историков Саллюстия Криспа, Юлия Цезаря, Корнелия Тацита, Фронтина и Онисандра. В древности, когда боевые действия носили кратковременный характер, основным видом охранения являлось непосредственное. Однако по мере того как усложнялся бой возникала необходимость осуществлять также боевое охранение в ходе его ведения, а при передвижении маршем - походное охранение. При расположении подразделений на месте выставлялось сторожевое охранение.

В русской армии значительное развитие служба охранения получила в XVI веке. При Борисе Годунове ей было придано государственное значение. В 1571 г. был принят "Боярский приговор о станичной и сторожевой службе". Его принятие вызывалось потребностью охранять от внезапного нападения иноземных захватчиков Москву и другие города центральной России. Несение станичной и сторожевой службы предусматривалось на засечных пограничных линиях и вокруг городов1. Но особенно тщательно охранение организовывалось непосредственно в ходе походов. Правило здесь соблюдалось такое, чтобы для несения службы охранения отвлекалось как можно меньше сил и средств от войска, но вместе с тем охранение должно быть надежным - не допускать проникновения лазутчиков противника в район действий (расположение) своих подразделений, исключить неожиданное нападение на них вражеских войск.

В уставе «Учение и хитрость ратного строя» (1649 г.) четыре главы посвящались службе охранения при обороне крепостей и в других условиях. Давались рекомендации, как «на отводном карауле и стороже готовится» и «как ополчение на четыре оуглы, изнутри и в середках сторожным местом – держать… и как огородитеся и как оборонитеся указано»2.

Большое значение службе охранения придавалось в боевых документах, изданных при Петре I, - "Уставе воинском" (1716 г.), в инструкциях "Краткое обыкновенное учение", "Учреждение к бою по настоящему времени", "Правилах сражения". Характерной чертой этих документов являлось то, что в них обращалось внимание на развитие самостоятельности и инициативы при несении службы охранения.

Порядок несения охранения получил дальнейшее развитие в таких боевых документах и военных трудах русской армии, как "Обряд службы…" П.А.Румянцева, "Руководство к изучению тактики в начальных ее основаниях и в практическом применении" Ф.И.Горемыкина, в Уставах полевой службы и других боевых документах. Большое внимание организации службы охранения уделялось во время Отечественной войны 1812-1814 г.г., Крымской, русско-турецкой (1877-1878 г.г.) и русско-японской войн. Так, в тактических указаниях, отданных начальникам во время русско-японской войны, говорилось: «При охранении главным правилом принять: все видеть, не будучи видимым»1.

В первую мировую войну в связи с появлением на поле боя авиации наряду с наземным охранением, зародился новый его вид - воздушное охранение. Развитие воздушного охранения связано с интенсивным совершенствованием авиационной техники. В начале войны основные типы самолетов имели сравнительно невысокие боевые характеристики. Скорость их полета составляла 80-100 км/ч, высота полета (потолок) - 2,5-3 км, продолжительность полета 2-3 часа, бомбовая нагрузка - 500 кг. Это облегчало борьбу с ними. Но уже к концу войны скорость полета возросла до 180-200 км/ч, высота полета до 4,5-7 км, продолжительность полета до 4-5 часов, а на отдельных типах - и до 7-10 часов, что значительно увеличило радиус их боевых действий. Бомбовая нагрузка возросла вдвое и достигла 1000 кг. Почти все бомбардировщики и разведчики были вооружены пулеметами, огонь из которых был эффективным с высот до 600м.

В результате этого авиация стала довольно грозной силой на поле боя. Достаточно сказать, что при атаке пехотной роты звено самолетов (три самолета по 4 пулемета на каждом) с высот 200-300 м достигалось 15-20% попаданий, а с высот 100-150 м - 30-35% попаданий. Пулеметный обстрел был еще более эффективным с бреющего полета с высоты 15-20 м. Бомбометание осуществлялось, как правило, с высот 600-3000 м1.

На службу воздушного охранения возлагались задачи - предупреждать внезапное нападение авиации противника. Однако уже в ходе войны возникла необходимость не только охранять, но и оборонять войска от воздушного противника. Поэтому воздушное охранение постепенно превращалось в противовоздушную оборону. Для ее ведения потребовалось создавать специальную зенитную артиллерию и формировать зенитные батареи. (В России за 1914-1917 г.г. было создано 250 зенитных батарей.) В августе 1917 г. была разработана схема противовоздушного охранения войск на позициях. Согласно ей зенитные батареи располагались в две линии: первая - на удалении 1,5 км, вторая - на удалении до 4 км от линии передовых окопов. Интервалы между батареями составляли 3-4 км2.

В годы гражданской войны основы противовоздушного охранения определялись Полевым уставом РККА 1918 г., в котором указывалось, что для борьбы с воздушным противником назначаются специальные противоаэропланные батареи, а при их отсутствии - батареи из общего состава артиллерии войсковых соединений. При прикрытии войск противосамолетные батареи рекомендовалось располагать на интервалах 3-4 версты. На них возлагалась также задача воздушного наблюдения.

После гражданской войны развитие способов воздушного охранения (обороны) происходило под влиянием интенсивного совершенствования авиации. По сравнению с 1918 годом скорость полета самолетов возросла к 1924 году в 1,2-1,4 раза, а к 1935 году, - в 1,16-1,8 раза. Возросла также бомбовая нагрузка и повысилась огневая мощь стрелково-пушечного вооружения самолетов. Авиация стала рассматриваться как сила, способная существенно влиять на ход боевых действий. С учетом этого были пересмотрены функции воздушного охранения. В Полевом уставе РККА 1929 года вместо термина “воздушное охранение” был введен новый - "противовоздушная оборона" (ПВО). Она рассматривалась как один из видов боевого обеспечения войск. В Уставе подчеркивалось, что ПВО имеет исключительно большое значение и применяется всеми начальниками во всех условиях обстановки.

Интенсивно совершенствовались способы ПВО в Красной Армии в 1933-1941 г.г., что определялось стремительным развитием авиационной техники. За этот период мощность двигателей самолетов увеличилась в 4,5 раза, скорость полета в 2,5 раза, дальность полета в 3 раза, высота полета и бомбовая нагрузка в 2 раза, а число пуль, выпускаемых в минуту в 9 раз. Это обусловило соответствующее развитие средств противовоздушной обороны. Достаточно сказать, что только за 5 лет (1934-1939 г.г.) численность зенитной артиллерии Красной Армии возросла в несколько раз, а истребительной авиации - в 2,5 раза. В проектах Полевых уставов - РККА (1936, 1939, 1940 и 1941 г.г.) определялись основы организации и осуществления ПВО в различных видах боя.

Великая Отечественная война подвергла суровому испытанию сложившиеся в предвоенные годы взгляды на противовоздушную оборону. В начальный период войны войска испытывали острый недостаток в зенитных средствах. Хотя по штату в составе стрелковых дивизий и корпусов предусматривалось по одному зенитному артиллерийскому дивизиону, однако, фактически они не были укомплектованы. Недостаток зениткой артиллерии вынуждал широко применять стрелковое оружие и пассивные меры защиты - маскировку, рассредоточение, использования ночных условий, защитных свойств местности и ее инженерное оборудование. В какой-то мере это снижало эффективность воздушных ударов противника. Однако господство в воздухе немецко-фашистских ВВС было безраздельным. Имевшиеся зенитные средства распылялись на широком фронте. Плохо организовывалось взаимодействие зенитной артиллерии с истребительной авиацией, нечетко работала служба воздушного наблюдения и оповещения (ВНОС), отсутствовало централизованное управление средствами ПВО.

Осенью 1942 г. была произведена централизация управления артиллерийскими средствами ПВО. Почти все они перешли в подчинение командующего армией. Организационно это выразилось в создании армейских зенитных и артиллерийских групп. Под управлением командира стрелковой дивизии остались лишь крупнокалиберные зенитные пулеметы. В 1944 г. армейская зенитная артиллерийская группа стала подразделяться на подгруппы обычно по числу корпусов, входивших в состав армии. Это до некоторой степени облегчило взаимодействие средств ПВО с пехотой, танками и прикрывающей авиацией. Однако проблема надежного прикрытия войск от ударов воздушного противника оставалась одной из самых острых до конца войны.

ПВО дивизий и полков во время войны включала: организацию воздушного наблюдения и оповещения; огонь стрелкового оружия и зенитных орудий для уничтожения низколетящих целей; маскировку, инженерные укрытия, меры противопожарной защиты, медицинскую помощь1.

Боевой практикой были выработаны и апробированы следующие принципы боевого использования сил и средств ПВО в бою: централизованное управление ими; тесное взаимодействие между общевойсковым штабом и зенитно-артиллерийскими частями; сосредоточение основных сил и средств ПВО для прикрытия главных группировок; гибкий маневр средствами ПВО в ходе боя на наиболее угрожаемые направления и внезапность действий; четкая организация службы воздушного наблюдения, оповещения и связи. Эти принципы нашли свое отражение в “Руководстве по боевому применению средств ПВО при обеспечении войск”, разработанном в 1944 г. В Руководстве отмечалось, что основным содержанием боя зенитных артиллерийских частей является огонь и маневр, а истребительных авиационных частей - воздушный бой.

Опыт войны показал, что приемы и способы подготовки и ведения противовоздушного боя весьма динамичны и зависят от тактики действий авиации противника, боевых возможностей систем оружия, состоящих на вооружении зенитных подразделений, а также управления этим оружием. О размахе и напряженности ведения ПВО можно судить по тому обстоятельству, что за время войны немецко-фашистская авиация на советско-германском фронте совершила около 1 млн. 450 тыс. самолето-пролетов, в основном (до 90%) над войсками и объектами их тыла.

В современных условиях противовоздушную оборону, исходя из ее роли и содержания в общевойсковом бою, нельзя относить к кому-то особому, самостоятельному виду боевых действий, как это имело место в нашей военной теории в 60-х годах. Это означало бы отрыв противовоздушной обороны от других видов боя. Противовоздушная оборона составляет неотъемлемый элемент обороны и наступления. Современный общевойсковой бой - это борьба не только с наземным, но и воздушным противником. Она ведется непрерывно, в комплексе с оборонительными и наступательными действиями. Таким образом, из одного из видов воздушного охранения ПВО переросла рамки боевого обеспечения и стала органически неразрывной составной частью боя.

Аналогичную эволюцию претерпела и противотанковая оборона (ПТО). Первоначально, когда в первую мировую войну, танки еще не стали массовым средством вооруженной борьбы, перед войсками ставилась задача организовывать в бою наблюдение за их появлением и предупреждать об этом подразделения. На первом этапе единственным средством защиты пехоты от танков являлось использование ею естественных противотанковых препятствий, усиление местности искусственными заграждениями, а также оборудование укрытий для живой силы. И хотя танки периода первой мировой войны были по конструкции несовершенны, (они были вооружены пулеметами или 37-57-мм пушками, имели противопульную броню толщиной 5-15 мм, небольшую скорость движения - 3-8 км/ч, малый запас хода - 30-60 км), тем не менее, они уже тогда оказали существенное влияние на ход военных действий.

В России в первую мировую войну главным средством борьбы с танками противника явилась артиллерия общего назначения. На ее долю пришлось до 98% выведенных из строя танков. Немцы в 1916 г. для борьбы с танками также применяли огонь артиллерии с закрытых позиций. Ввиду слабой броневой защиты танки несли большие потери от артиллерийского огня: в боях на реке Сомма (1916 г.) – 55%, у Берри-Бак (1917 г.) – 57%, под Ипром (1917 г.) –84%1.

В период между первой и второй мировыми войнами шел непрерывный процесс совершенствования средств борьбы с танками. В Советском Союзе в 1932 г. была создана 45-мм противотанковая пушка. Но ее бронепробиваемость была небольшой. Наиболее эффективной оказалась 57-мм противотанковая пушка, созданная в 1941 г. Она имела бронепробивную способность на дистанции 1000 м до 96 мм. Однако оборонная промышленность могла дать действующей армии такую пушку в большом количестве только в 1943 г. В 1941-1942 г.г. в Советской Армии ощущался острый недостаток в противотанковой артиллерии. Чтобы как-то компенсировать недостаток в ПТС в войсках был налажен массовый выпуск противотанковых ружей. Но они могли вести борьбу только с легкими танками. В 1942 г. была модернизирована 45-мм пушка, в результате чего ее бронепробиваемость на дистанцию 1000 м повысилась с 42 до 51 мм. Одновременно были приняты на вооружение кумулятивные снаряды к 76-мм полковой пушке и 122-мм гаубице.

Вместе с тем совершенствовалась система ПТО. В начале войны в ее организации имелось много недостатков. Объяснялось это не только острой нехваткой противотанковых средств, но и отсутствием необходимого опыта борьбы с сильными танковыми группировками противника. Система ПТО строилась неглубокой (до 2-3 км от переднего края). Имеющаяся противотанковая артиллерия часто распределялась равномерно по всему фронту. Средняя плотность противотанковых средств составляла 1-4 орудия на 1 км фронта, в то время как противник сосредоточивал на направлении главного удара до 40-60 танков. Неудовлетворительно велась разведка, взаимодействие артиллерии с пехотой было слабым.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   33   34   35   36   37   38   39   40   ...   43


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница