Обзор практики рассмотрения судами Калининградской области в 2006 году гражданских дел о восстановлении на работе



Скачать 444.33 Kb.
страница2/3
Дата17.11.2018
Размер444.33 Kb.
1   2   3

Увольнение по п.5 ст.81 ТК РФ

(неоднократное неисполнение работником трудовых обязанностей)

Принимая решения по делам граждан, уволенных с работы по п.5 ст.81 ТК РФ, суды учитывали положения закона о том, что работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по данному основанию при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено.

При этом на ответчике лежит обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что совершенное работником нарушение, являющееся поводом к увольнению, в действительности имело место и могло являться основанием для расторжения трудового договора и что работодателем были соблюдены сроки, предусмотренные ч.3,4 ст.193 ТК РФ для применения дисциплинарного взыскания.

Удовлетворяя требования Д. о восстановлении на работе в должности дежурной сауны МУП «Баня №7» г. Калининграда, уволенной в связи с неоднократным неисполнением своих трудовых обязанностей, суд исходил из того, ответчик не представил доказательств, что к истице ранее, до нарушений, которые послужили основанием для ее увольнения, применялись меры дисциплинарного взыскания, а также не представлено доказательств совершения ею виновных действий, которые послужили основанием для увольнения.

Согласно представленному приказу, Д. была уволена за то, что 27 марта 2006 года отсутствовала на работе без уважительных причин и 2 апреля 2006 года после смены не выключила в сауне электрощит.

Установив, что истица 27 марта 2006 года отсутствовала на работе в связи с уходом за больным ребенком, что подтверждено соответствующей справкой, которую она своевременно представила работодателю, суд обоснованно пришел к выводу о том, что ее отсутствие в указанный день вызвано уважительной причиной. Не было представлено ответчиком и доказательств, что именно Д. не выключила в сауне электрощит.

С учетом установленных обстоятельств вывод суда об отсутствии законных оснований для увольнения Д. является правильным (Дело № 2-655/ 2006).

При рассмотрении дела по иску Р., работавшего управляющим подсобного хозяйства Советского психоневрологического интерната и уволенного по п.5 ст.81 ТК РФ, суд установил, что поводом к его увольнению по указанному основанию послужило то обстоятельство, что было не выполнено плановое задание по заготовке сена и неправильная организация хранения кормов. Однако это имело место не по вине истца, а ввиду невыполнения обязательных мероприятий по улучшению земель, которые мелиоративно запущены и не пригодны для сельскохозяйственного производства, что подтверждено актом проверки соблюдения земельного законодательства, которым установлена вина в этих нарушениях пользователя земельного участка - ГУ СПНИ, а также в связи с необеспечением надлежащих условий со стороны администрации для хранения кормов.

Поэтому, не установив вины истца в действиях, которые послужили поводом к его увольнению, суд восстановил его на работе (Дело № 2- 372/2006).

По одному из дел, поступивших на обобщение, решением суда были удовлетворены требования А. о восстановлении на работе в должности заведующей ГДОУ № 25, уволенной по п.5 ст.81 ТК РФ, в связи с тем, что приказ о ее увольнении был издан лицом, которое не наделено такими полномочиями.

Принимая такое решение, суд правомерно исходил из того, что согласно требованиям ст.ст. 192, 81 ТК РФ правом привлечения лица к дисциплинарной ответственности, а также правом на расторжение трудового договора наделен только работодатель.

Судом же установлено, что А. была принята на работу заведующей детским садом № 25 приказом командира в/ч 12285. В 2004 году на базе этого детского сада было создано ГДОУ №25, его учредителем является Министерство обороны РФ в лице командующего Балтийским флотом РФ, который издал приказ о назначении истицы на должность заведующей созданного учреждения. Согласно Уставу ГДОУ № 25 работодателем по отношению к заведующей этим учреждением является МО РФ в лице командующего БФ, а приказ об увольнении истцы был издан командиром в/ч 12285 (Дело № 2-43/ 2006).

Обобщение показало, что при рассмотрении дел о восстановлении на работе лиц, уволенных по п.5 ст.81 ТК РФ, суды в основном удовлетворяли заявленные истцами требования. Отказы в их удовлетворении связаны с тем, что суды приходили к выводу о наличии оснований для увольнения работников и доказанности их вины в совершении дисциплинарных проступков.
Увольнение по ст.278 п.2 ТК РФ

(расторжение трудового договора с руководителем организации)

Рассматривая дела о восстановлении на работе лиц, уволенных с работы по п.2 ст.278 ТК РФ, суды в основном правильно применяли положения закона и исходили из того, что досрочное расторжение трудового договора с руководителями может производиться на основании решения уполномоченного органа юридического лица, либо собственника имущества организации, без ссылки на наличие виновных действий.

При рассмотрении дел суды проверяют полномочия органа, принявшего решение о таком увольнении руководителя и соблюдение процедуры увольнения. При этом невыплата на момент увольнения компенсации, предусмотренной за досрочное расторжение трудового договора, предусмотренная ст.279 ТК РФ, не является основанием для восстановления на работе.

Проверяя законность увольнения по п.2 ст.278 ТК РФ Т., работавшего руководителем МУП «Зеленоградское межмуниципальное предприятие ЖКХ», оспаривающего увольнение по тем основаниям, что он не совершал никаких виновных действий, которые могли бы послужить основанием к его увольнению, суд правомерно исходил из того, что наличие виновного поведения для увольнения истца не требовалось, а гарантии, предусмотренные ст.279 ТК РФ, были работодателем соблюдены - истцу выплачена компенсация в размере трех средних месячных заработков.

Оставляя это решение суда без изменения и не соглашаясь, в том числе с доводом жалобы о том, что размер выплаченной компенсации не был указан в трудовом договоре и он не согласовывался с истцом при увольнении, судебная коллегия указала, что это обстоятельство основанием для восстановления на работе не является (Дело № 2-401/2006).

В то же время, проверяя соблюдение работодателем порядка увольнения руководителя по указанному основанию, необходимо учитывать, что это увольнение производится по инициативе работодателя и поэтому он обязан соблюдать гарантии, предусмотренные ТК РФ для отдельных категорий граждан.

Отказывая в иске о восстановлении на работе Л., работавшей директором МОУ СОШ № 1 и уволенной приказом Главы Светлогорского городского округа по п.2 ст.278 ТК РФ, и не соглашаясь с ее доводом о том, что она является одинокой матерью, воспитывающей несовершеннолетнюю дочь, не достигшую возраста 14 лет, в связи с чем с ней, с учетом положений ст.261 ТК РФ не мог быть расторгнут трудовой договор, суд в решении сослался на то, что ст.278 ТК РФ и глава 43 ТК РФ, содержащая нормы о регулировании труда руководителей организаций, не содержат указаний на применение работодателем гарантий, предусмотренных ст.261 ТК РФ.

Признавая этот вывод суда ошибочным, отменяя решение суда, кассационная инстанция исходила из следующего.

В соответствии со ст.261 ч.3 ТК РФ (в редакции, действовавшей на момент увольнения истицы) расторжение трудового договора с одинокой матерью, воспитывающей ребенка в возрасте до 14 лет, по инициативе работодателя не допускается, за исключением п.1, п.3 «а», п.5-8, 10 и 11 ст.81 ТК РФ.

Увольнение руководителя организации по п.2 ст.278 ТК РФ является увольнением по инициативе работодателя. Глава 43 ТК РФ не содержит норм, лишающих женщин руководителей гарантий, предусмотренных ч.3 ст.261 ТК РФ, в то же время ст.3 ТК РФ запрещает ограничивать кого-либо в трудовых правах и свободах в зависимости от должностного положения, поэтому трудовой договор с руководителем организации (учреждения) не может быть расторгнут по п.2 ст.278 ТК РФ, если руководителем является женщина - одинокая мать, воспитывающая ребенка в возрасте до 14 лет (Светлогорский городской суд).


Увольнение по ст.80 ТК РФ (по собственному желанию)

Количество дел о восстановлении на работе лиц, уволенных по собственному желанию и оспаривающих состоявшееся увольнение, не уменьшается.

При рассмотрении этих споров, суды в основном правильно применяют законодательство, согласно которому расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась его добровольным волеизъявлением, а также учитывают, что расторжение договора по инициативе работника возможно и до истечения двухнедельного срока предупреждения об увольнении по соглашению сторон.

При этом, если истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, это обстоятельство подлежит проверке и обязанность доказать это обстоятельство возлагается на работника.

Удовлетворяя требование В. и восстанавливая ее на работе в МОУ «Гимназия № 2», суд исходил из того, что заявления об увольнении по собственному желанию она не подавала. Увольнение по этому основанию было произведено ответчиком в связи с тем, что он полагал, что истица была принята на работу на определенный срок, который истек ко дню издания приказа о ее увольнении, в подтверждение чего ссылался на наличие такого трудового договора.

Не согласившись с этими доводами, суд исходил из того, что еще до истечения срока действия трудового договора, заключенного на определенный срок, с В. был заключен трудовой договор на неопределенный срок, что подтверждено ее личным заявлением и изданным на этом основании приказом работодателя (Дело № 2-576/2006).

Восстанавливая Ч. на работе в должности стрелка в филиале ГУ «Ведомственная охрана железнодорожного транспорта РФ», уволенного по собственному желанию, суд пришел к выводу, что доказательств, с достоверностью свидетельствующих о том, между ним и работодателем было достигнуто соглашение об увольнении с работы по собственному желанию с конкретной даты, ответчиком представлено не было.

5 апреля 2005 года истец подал заявление об увольнении по собственному желанию, в котором не была указана дата, с которой он просил его уволить. Приказ об увольнении был издан в тот же день, но об увольнении с 7 апреля 2005 года. 6 апреля 2005 года истец хотел отозвать свое заявление, но ему не предоставили эту возможность и не допустили до работы.

В подтверждение того, что между Ч. и работодателем состоялось соглашение о дате увольнения 7 апреля 2005 года, ответчик представил акт, составленный представителями администрации предприятия, который истцом не подписан. Этот акт не был признан судом как доказательство, свидетельствующее о таком соглашении (Дело № 2-58/2006).

Согласно ст.80 ТК РФ работник, подавший заявление об увольнении по собственному желанию, вправе отозвать его до истечения срока предупреждения. Увольнение в этом случае не производится, если на его место не приглашен в письменной форме другой работник, которому в соответствии с ТК РФ и иными федеральными законами не может быть отказано в заключении трудового договора.

Признавая незаконным увольнение Л. из ООО «Молоко», суд установил, что 12 декабря 2005 он подал заявление об увольнении по собственному желанию, рассмотрев которое, руководитель предложил ему отработать две недели. 20 декабря 2005 года истец подал заявление об отзыве своего заявления об увольнении, однако все же был уволен. При этом работодатель исходил из того, что на его место уже был приглашен другой работник.

Проверяя это обстоятельство, суд установил, что 14 декабря 2005 года к ответчику с заявлением о трудоустройстве действительно обратилась гражданка Д. и 15 декабря 2005 года в ее адрес было направлено письмо о согласии принять на работу в порядке перевода, однако на момент отзыва истцом своего заявления об увольнении Д. уволена с прежнего места работы еще не была, ООО «Молоко» имело возможность до даты ее увольнения сообщить ей об отзыве Л. своего заявления, в связи с чем увольнение последнего нельзя признать законным (Дело № 2-176/2006).

Кассационная инстанция согласилась с этими выводами.

Следует иметь в виду, что законодатель не предусматривает возможности изменения формулировки увольнения по собственному желанию на увольнение по иным основаниям.

Рассматривая дело о восстановлении на работе Ю., уволенной по собственному желанию, суд установил, что она работала на государственной должности и в связи с реорганизацией учреждения, согласилась на перевод во вновь созданную структуру, однако, узнав, что там заработная плата значительно ниже, чем та, которую она получала, написала заявление об увольнении по собственному желанию. С учетом этих обстоятельств, а также того, что суд пришел к выводу о том, что заявление истицы не свидетельствует о ясно выраженном желании на увольнение по этому основанию, поскольку в нем она настаивала на предоставлении гарантий, предусмотренных законом при увольнении по сокращению штата, он сделал обоснованный вывод о том, что работодатель не вправе был расторгать с истицей трудовой договор по п.3 ст.77 ТК РФ.

В то же время, без учета положений ст.394 ТК РФ суд согласился с измененным требованием Ю. вместо восстановления на работе изменил формулировку основания увольнения на увольнение по п.2 ст.81 ТК РФ.

Отменяя решение суда, кассационная инстанция указала, что ст.394 ТК РФ не предусматривает возможности изменения формулировки основания увольнения с увольнения по собственному желанию на увольнение по основаниям, предусмотренным п.2 ст.81 ТК РФ, требующей определенной процедуры увольнения.

При рассмотрении дел данной категории суды в большинстве случаев выносят решения об отказе в удовлетворении заявленных требований, поскольку истцы не представляют бесспорных доказательств того, что подача заявления об увольнении носила вынужденных характер.

Обращаясь в суд с иском о восстановлении на работе, М., в подтверждение довода о том, что подача им заявления об увольнении по собственному желанию была вынужденной, ссылался на то, что работодатель после решения суда о его восстановлении на работе в должности водителя, отказался уволить его по п.2 ст.81 ТК РФ и предоставил работу водителя с более низкой заработной платой, чем он имел ранее.

Суд обоснованно не согласился с доводами истца, указав, что при возникновении спора о предоставлении рабочего места после восстановления на работе и о размере должностного оклада, он вправе был разрешить эти вопросы в установленном законном порядке. Однако его поведение после вынесения решения суда о восстановлении на работе свидетельствует о нежелании истца продолжать трудовые отношения с ответчиком, поскольку в первый день выхода на работу он подал заявление об увольнении по п.2 ст.81 ТК РФ, а через несколько дней, получив отказ, подал заявление об увольнении по собственному желанию, не спаривая, что написал его добровольно (Дело № 2-5048/2006).

Кассационная инстанция согласилась с выводами суда и оставила решение суда без изменения.

При рассмотрении дела о восстановлении на работе К., уволенного по собственному желанию из военного комиссариата г. Советска, суд правомерно не согласился с его доводом о вынужденном характере подачи такого заявления, со ссылкой на то, что на занятиях с работниками военного комиссариата военком указал на недостатки в его работе и заявил, что если работники не могут исполнять возложенные на них обязанности должным образом, они могут искать другую работу (Дело № 2-91/2006).



Увольнение по основаниям, предусмотренным Законом РФ «О милиции» и ФЗ «О службе в таможенных органах Российской Федерации»

Из 17 дел, поступивших на обобщение, по которым в суд обратились граждане, уволенные на основании Закона РФ «О милиции», по 7 делам исковые требования были удовлетворены, по 4 делам в их удовлетворении было отказано. По 6 делам производство было прекращено, из них по одному делу в связи с заключением мирового соглашения, по которому ответчик обязался восстановить истца на работе, признав необоснованность его увольнения, по одному делу было заключено мировое соглашение об изменении формулировки увольнения на увольнение по собственному желанию, по двум делам истцы отказались от заявленных требований.

В большинстве случаев обращение в суд было связано с оспариванием бывшими работниками законности увольнения по п. «л» и «м» ст.19 Закона РФ «О милиции» - за совершение проступка, порочащего честь и достоинство сотрудника милиции, за грубое либо систематическое нарушение дисциплины. В то же время, имели место обращения в суд с исками об оспаривании увольнения по собственному желанию и по сокращению штата.

Удовлетворение исков имело место в случаях, когда суды не усматривали в действиях работников нарушений, влекущих дисциплинарную ответственность в виде увольнения со службы, или нарушения порядка их увольнения.

Принимая решение о восстановлении на службе А., суд не усмотрел оснований для его увольнения с должности инспектора ДПС отделения ГИБДД ОВД Багратионовского района по п.«л» ч.7 ст.19 Закона РФ «О милиции». Основанием для увольнения истца послужили материалы проверки по факту суицида инспектора ДПС М., который имел место в период несения им наряда по патрулированию вместе с А. При этом в вину истцу вменялось то, что он, являясь старшим наряда, не принял своевременных и действенных мер к установлению причин длительного отсутствия М. в составе экипажа.

При рассмотрении дела суд установил, что истец старшим наряда ни в установленном порядке, ни устно не назначался. После того, как М. покинул автомобиль и направился в служебный кабинет командира взвода, А. сразу сообщил об этом дежурному по подразделению, как того требует Наставление по работе ППС ГИБДД, в связи с чем не усмотрел в действиях истца грубого нарушения дисциплины и халатного отношения к своим обязанностям и восстановил на службе (Дело № 2-239/2006).

Установив, что увольнение П. с должности начальника отдела службы Управления ВОХР при УВД Калининградской области по п.«е» ч.7 ст.19 Закона РФ «О милиции» - по сокращению штата было произведено в нарушение установленного порядка увольнения, ему были предложены в порядке трудоустройства две нижестоящие и нижеоплачиваемые должности, от которых он отказался, а вакантные должности, которые он мог бы занять с учетом ранее занимаемой должности, его квалификации, звания и состояния здоровья, ему не предлагались, суд принял решение о восстановлении П. на службе (Дело № 2-2373/2006).

Удовлетворил суд и требование А., уволенного со службы по собственному желанию, поскольку признал установленным, что он такого заявления не подавал (Дело № 2-1997/2006).

По делам, где в удовлетворении иска было отказано, суд приходил к выводу о наличии в действиях бывших сотрудников органов внутренних дел нарушений, являющихся основаниями для их увольнения и о соблюдении порядка увольнения.

Так, отказывая Д., бывшему инспектору ДПС, в иске о восстановлении на службе, в связи с увольнением по п.«м» ч.7 ст.19 Закона РФ «О милиции» за совершение проступка, порочащего честь сотрудника милиции, суд признал, что ответчик правомерно отнес к ним действия истца по приобретению у владельца автостоянки в нарушение установленного порядка автомобиля без соответствующих документов на него и по приобретению поддельного регистрационного знака на автомобиль, а также использование этого транспортного средства в личных целях (Дело № 2-2367/2006).

Из дел, поступивших на обобщение, только по двум делам в суд обратились работники таможенных органов. В удовлетворении заявленных требований им было отказано.

В., принятый на работу в Калининградскую оперативную таможню на должность начальника отдела кадров, с которым был заключен контракт на срок до 10 мая 2006 года и уволенный с работы по истечении срока контракта на основании п.п.4 п.2 ст.48 ФЗ «О службе в таможенных органах Российской Федерации», полагая, что имеет право на продление срока пребывания на таможенной службе сверх предельного срока, просил суд признать его увольнение незаконным.

Отказывая в удовлетворении требований, суд в решении указал, что в соответствии со ст.49 ФЗ «О службе в таможенных органах Российской Федерации» срок пребывания на службе сотрудников таможенных органов, достигших предельного возраста, к которым относится истец, может быть продлен руководителем Федеральной таможенной службы в каждом конкретном случае до пяти лет. При этом закон не устанавливает обязанности руководителя ФТС России продлить срок пребывания на службе сверх предельного возраста, это является его правом (Дело № 2-625/2006),

С этим согласилась и кассационная инстанция.

Не соглашаясь с О., уволенным со службы в таможенных органах в связи с окончанием срока действия контракта, о том, что заключением с ним нескольких контрактов на определенный срок нарушаются его трудовые права, судебные инстанции исходили из положений ст.6,10 и 48 ФЗ «О службе в таможенных органах Российской Федерации», согласно которым поступление на службу в таможенные органы граждан является добровольным и осуществляется на условиях контракта о службе в таможенных органах, заключаемого в письменной форме между гражданином и соответствующим таможенным органом в лице его начальника на определенный срок, по истечении которого сотрудник может быть уволен со службы, если по соглашению сторон до истечения срока его действия не будет заключен контракт на новый срок.

Таким образом, заключая контракт о службе в таможенных органах, гражданин тем самым соглашается и с тем, что по окончании предусмотренного контрактом срока, его служба в таможенных органах может быть прекращена (Дело № 2-540/2006).



Увольнение по основаниям, предусмотренным ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации»

Обобщение показало, что основное количество дел, рассмотренных судами в 2006 году по искам граждан, уволенных на основании ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», были связаны с увольнением по сокращению штата в связи с изменением структуры органов администрации Калининградской области и их реорганизацией. Имели место и обращения в суд при увольнении граждан за совершение дисциплинарных проступков, а также по иным основаниям. По трем делам исковые требования были удовлетворены, по пяти делам в удовлетворении исков отказано, по одному делу производство прекращено в связи с отказом от заявленных требований.

Рассматривая дела, связанные с увольнением граждан по п.6 ч.3 ст.33 ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» - в связи с сокращением должностей гражданской службы, суды в основном правильно применяли положения указанного закона о том, что основанием к освобождению от замещаемой государственной должности гражданской службы является отказ гражданского служащего от предложенной для замещения иной должности гражданской службы либо от профессиональной подготовки или повышения квалификации в связи с сокращением должностей гражданской службы, а также непредоставлением ему в этих случаях иной должности гражданской службы.

Разрешая дело по иску П., уволенного с государственной гражданской службы в связи с сокращением занимаемой им должности, и установив, что такое сокращение действительно имело место и представитель нанимателя предложил истцу перевод на иную должность государственной гражданской службы, с учетом имеющейся у него квалификации, уровня образования и стажа работы, от которой он отказался, суд правомерно отказал в удовлетворении иска о восстановлении П. в прежней должности государственной службы, посчитав, что порядок его увольнения был соблюден (Дело № 2-583/2006).

Кассационная инстанция, оставляя это решение суда без изменения, согласилась с выводами суда первой инстанции.

В то же время, установив, что в связи с реорганизацией структуры органов исполнительной власти области и сокращением должности государственной гражданской службы, которую занимал А., ему не были предложены иные должности государственной гражданской службы, которые имелись у ответчика и которые истец мог занять с учетом его образования, квалификации и стажа работы, суд признал его увольнение незаконным и восстановил на работе (Дело № 2-375/2006).

К., работавшая главным бухгалтером Управления государственного автодорожного надзора по Калининградской области Федеральной службы по надзору в сфере транспорта Министерства транспорта РФ и уволенная оттуда по п.4 ч.1 ст.37 ФЗ «О государственной службе Российской Федерации» обратилась в суд с иском о восстановлении на службе, считая, что оснований для ее увольнения не имелось.

Удовлетворяя ее требования, суд правомерно исходил из положений п.4 ч.1 ст.37 указанного закона, согласно которому служебный контракт может быть расторгнут представителем нанимателя, а гражданский служащий уволен с гражданской службы в случае совершения виновных действий служащим, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны нанимателя. Поскольку истица, как главный бухгалтер не являлась лицом, непосредственно обслуживающим денежные и товарные ценности, суд признал ее увольнение по п.4 ч.1 ст.37 ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» незаконным (Дело № 2-2312/2006).

Кассационная инстанция оставила это решение суда без изменения.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница