Очерк движения населения богородского уезда



страница8/14
Дата01.12.2017
Размер3 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14

Распределение умерших по полу и возрасту в среднем за 10-летие и за каждый год в отдельности. Распределение общей и возрастной смертности по месяцам и временам года за 10-летие и по отдельным годам. Смертность мужского и женского пола по месяцам и сезонам. Соотношение смертности детей до 1 года с рождаемостью и метеорологическими данными. Естественный прирост населения.
Из всего числа 55659 умерших в 61 (православном) приходе Богородского уезда за 10-летний период времени было 28974 мужчин и 26685 женщин, т.е. на 100 умерших женщин приходилось 108,5 мужчин, или на 100 мужчин - 91,5 женщин, совершенно то же, что и в Московском уезде, тогда как в Дмитровском у. - 95 ж., в Бронницком - 93, в земледельческом Волоколамском - тоже 93, в Европейской России за года 67-86-й - 94, в Тверской губ. (за 87-91 г.) - 92 и т.д. Перевес смертности мужчин над женщинами отмечается решительно по всем годам, колеблясь в пределах от 1,5 до 11,7%, и достигает крайнего максимума в 1887 и 1889 гг. Соединяя года по пятилетиям, мы видим, что в первое 5-летие мужчины умирали по сравнению с женщинами в значительно большем количестве, чем это имеется во 2-ое пятилетие, именно: в года 1885-89 на 100 женщин умирало 110,2 мужчин, в года же 1890-94 - 107,1. столь значительный перевес в смертности мужского пола над женским при преобладании последнего в общем составе жителей, несомненно, указывает, что мужское население уезда находится в более неблагоприятных условиях для своего существования, чем женское.

Переходя к рассмотрению возрастной смертности, необходимо отметить, что, за полным отсутствием возрастного состава населения, повозрастная смертность может быть определена лишь по своей экстенсивности, т.е. в процентном отношении разных возрастных групп ко всему числу умерших, и не по интенсивности, т.е. не в отношении к определённому возрастному составу населения. Лишь для одного возраста мы имеем возможность определить интенсивное его вымирание - это, именно, для детей до 1 года, так как по количеству рождений можем судить о количестве младенцев в населении.

По экстенсивности возрастная смертность в уезде, а сравнительно и в нескольких других, представляется за 10-летие в таком виде:
Богородский у. Московский у. Дмитровский у. Бронницкий у. Волоколамский у.

До 1 г. 43,1 43,2 47,2 40,8 46,3

1 - 5 л. 22,4 20,9 20,0 22,7 20,3

5 - 10 л. 3,6 3,2 2,9 3,8 3,2

10-15 л. 1,0 1,1 0,9 1,1 1,1

5 - 15 л. 4,6 4,3 3,8 4,9 4,3

15 - 20 1,4 1,1 1,0 1,1 0,9

20 - 50 11,8 11,8 8,7 10,5 8,1

50 - 70 10,5 12,5 12,2 12,2 11,5

70 и выше 6,2 6,0 7,1 7,1 8,5

50 и выше 16,7 18,5 19,3 19,3 20,0
Отсюда мы видим, что в Богородском уезде из всего числа умерших самое наибольшее процентное отношение приходится на возраст от рождения до 1 года (43%) и затем от 1 года до 5 лет (22,4%). В итоге, обе данные возрастные группы дают 65% всех смертей. Если же мы к ним присоединим и остальные две детские группы, то окажется, что на долю детского возраста до 15 лет приходится 70% или 7/10 всех смертей за 10-летие.

Сравнивая выведённое процентное отношение с таковым же по вышеприведённым уездам, а также по Европейской России и соседним губерниям Тверской, Владимирской и Смоленской, мы видим,


Европейская Россия (1867-86 г.) = 65,9%

Владимирская губерния (1884-86 г.) = 68,1%

Тверская губерния (1887-91 г.) = 65,8%

Смоленская губерния (1886-95 г.) = 70,6%


что детская смертность до 15-летнего возраста лишь в уездах Волоколамском и Дмитровском даёт в общем составе умерших несколько большее процентное отношение (+0,9, +0,8), чем в Богородском уезде, и одинаково с Смоленскою губерниею (то же и с Московскою губерниею за исследуемое 10-летие), в остальных же из вышеуказанных губерний и уездов, а также и по Империи, процентное отношение детской смертности представляется меньшим. Сравнение с Западно-Европейскими государствами ещё более неблагоприятно. Так, например, в 20 нижеследующих государствах (Абсолютные числа помещены в «Вестнике Общественной Гигиены» за 1898 г. Март. Данные по названным губерниям взяты из работы М.С. Уварова «Санитарное положение Тверской губернии» и Д.Н. Жбанкова «Таблица движения населения по Смоленской губернии за 1886-95 г.») детская смертность до 15 л. за года 1881-90 даёт на всё число умерших значительно меньшее процентное отношение:
В том числе:


Англия 43,3% = 26,9% = 14,3%

Ирландия 27,0% = 12,3 = 9,0

Шотландия 41,3% = 20,0 = 14,8

Бельгия 40,6% = 24,3 = 12,0

Голландия 48,1% = 29,2 = 13,8

Франция 31,4% = 27,3



Дания 40,9% = 23,4 = 10,4

Швеция 38,8% = 18,0 = 13,5

Норвегия 39,4% = 17,6 = 13,7



Пруссия 53% = 31,4 = 15,7



Саксония 60,3% = 56,1

Виртемб 51,4% = 37,5 = 10,0

Бавария 51,4% = 37,0 = 10,5

Австрия 54,0% = 32,1 = 16,0

Венгрия 61,4% = 32,2 = 20,3

Швейцария 38,8% = 22,6 = 8,0




Сербия 54,4% = 25,3 = 20,7

Болгария 53,9% = 18,1 = 24,9

Италия 53,6 = 26,9 = 20,8


Испания 53,5% = 49,0

«В отношении же условий общественной жизни, возрастной состав умерших тем считается благоприятным, - говорит Е.А. Осипов в своём “Очерке статистики народонаселения Московского уезда”, - чем большее число лиц в нём падает на старшие возрасты, и чем меньшее - на детские, так как это может свидетельствовать о более продолжительной жизни населения, о лучшей его санитарной обстановке». Следовательно, принимая в соображение вышеприведённые цифровые данные, должно признать жизненные и санитарные условия в Богородском уезде довольно неблагоприятными для детей и, главным образом, для возраста от рождения до 1 г. и от 1 г. до 5 л.

И действительно, по своей интенсивности, т.е. по количеству умирающих до 1 г. из числа родившихся, детская смертность в Богородском уезде представляется довольно высокою, ибо в нём ежегодно в среднем 33,8% детей, или ⅓ из родившихся, вскоре же умирают, не доживая до 1 года, заменяясь новыми пришельцами на Божий свет, также подпадающими под печальную участь сошедших со сцены младенцев. При столь быстрой смене детей большое их количество, как это имеется в рассматриваемом уезде, где наблюдается весьма высокая рождаемость, становится уже бременем для общества. «Ранняя смерть детей причиняет стране непоправимый экономический ущерб, - говорит проф. Эрисман в своей “Гигиене”, - и должна считаться одним из величайших бедствий населения, так как чрез быстрое вымирание детей и чрез быструю смену поколений безвозвратно теряется весь запас труда, забот и материальных средств, который общество приложило к своим слишком рано погибшим членам. Все умирающие дети являются между нами, так сказать, гостями, и пока живы, только потребляют, пользуются плодами труда остального общества, никогда не возвращая ему тех громадных сумм, которые были затрачены на них». Особенно крайне высокою оказывается детская смертность до 1 года по сравнению с общероссийскою (за года 67-86), равною 26,9 из 100 родившихся, с Херсонскою губерниею, где умершие до 1 г. в отношении к родившимся составляют 17,8%, и в особенности с Северо-Западными Европейскими государствами (Данией, Швецией, Норвегией, Англией и Шотландией), где из 100 родившихся умирало от 10 до 15 детей, и даже с Виртембергом и Баварией, дававшими наиболее высокую интенсивную детскую смертность (26,9% и 23,4%).

Сравнивая, однако, интенсивность детской смертности до 1 г., установленную по Богородскому уезду, с таковою же по губернии за года 1869-77 и 1885-94, равною в первом периоде 44,9%, и во втором 36,4%, а также с соседними промышленными губерниями - Тверскою (34,4% за 1887-91 г.) и Владимирскою (36,0% за1884-86, 89 г.), мы должны признать её более благоприятною, особенно в сравнении с тем, ч то наблюдалось в отношении детской смертности по губернии 20-25 лет тому назад. В частности. по отдельным уездам Московской губернии за период 1885-94 мы имеем меньшую против Богородского уезда смертность детей до 1 г. в 4-х уездах (Бронницком, Подольском, Коломенском и Серпуховском) и по остальным 8-ми гораздо большую, достигающую в уездах с значительным развитием питомческого промысла (Рузский, Верейский, Можайский и Дмитровский) крайне высоких цифр - от 38% до 48%. В соседнем Московском промышленном уезде детская смертность также несколько выше Богородского - 36,4%. Следовательно, если в Богородском уезде социальные и санитарные условия и не вполне благоприятны для жизни детей до 1 г., то, в сравнении с большинством уездов губернии, они, видимым образом, представляются более лучшими и сносными.

Каковы именно эти благоприятные условия, сказать с положительностью затрудняюсь. Можно предполагать, однако, что на меньшую смертность детей до 1 года имеют влияние, во-1-х, то, что зачатия в уезде, главным образом, преобладают в осенний, наиболее сытый, период времени, вследствие чего дети, зачатые в это время, и родятся, вероятно, более стойкими и более жизнеспособными, во-2-х, то, что в Южной и Северной половине уезда, в тех их частях, где женщины главным образом заняты ручным ткачеством и размоткою шёлка и пряжи по домам, и где женский отход сравнительно весьма слаб, и страдная пора по малоземелью необременительна, дети до 1 года, вероятнее всего, пользуются в достаточной степени материнским молоком и уходом, что и отражается на меньшей их смертности - в названных местностях, как увидим выше, из 100 родившихся детей за 10-летие умирало 30, тогда как в центрально-фабричной части уезда, где большинство матерей работает на крупных фабриках - 40.

Если мы распределим смертность годовалых детей по мелким возрастным группам, то оказывается, что дети в Богородском уезде наиболее всего гибнут в самом раннем возрасте, в первые недели рождения, и затем - во втором полугодии - в возрасте от 6 м. и до 1 г.; смертность же возрастных групп от 1 м. и до 3-х и от 3-х до 6 м., по своему процентному отношению

ВОЗРАСТ

Процентное отношение

(на 100 всех умерших)

От рождения до 1 месяца 11,4

От 1 месяца и до 3-х 9,5»

От 3 месяцев и до 6-ти 9,9

От 6 месяцев и до 1 года 12,3
почти одинаковая, занимает средину между двумя вышеупомянутыми крайними группами. Но так как взятые нами группы по своему составу представляются весьма неравномерными, то, распределяя во 2-ой, 3-ей и 4-ой группе смертность, приблизительно поровну на каждый из месячных возрастов, заключающихся в той или иной группе, получаем следующее процентное распределение смертных случаев:
Приходится всего смертных случаев на:

возраст от рождения до 1 м. 11,4%



« « 1 м. « 2 м.

« « 2 м. « 3 м.




по 3,3%
« « 3 м. « 4 м.

« « 4 м. « 5 м.

« « 5 м. « 6 м.

« « 6 м. « 7 м.

« « 7 м. « 8 м.


по 2,05%
« « 8 м. « 9 м.

« « 9 м. « 10 м.

« « 10 м. « 11 м.

« « 11 м. « 1 г.


Т.е. на первый месяц рождения приходится в 2½, 3½ и 6½ более смертных случаев, чем на последующие младенческой жизни. То же наблюдается и в других из вышеупомянутых уездов и губерний - разница лишь в силе смертности; так, например, в Дмитровском уезде на первый месяц рождения падает меньшее число смертей (9,9%), а на последующие - несколько больше (6,2%, 3,8% и 2,2%), или, иначе говоря, в Дмитровском уезде на первом месяце жизни детей смертность слабее, а на последующих сильнее, чем в Богородском уезде.

Ввиду того, что в рассматриваемом узде (тоже и в соседнем Бронницком) детей в самом младшем возрасте (до 1 г.) вымирает в меньшем количестве, чем это наблюдается в целой губернии (за 1867-86 и 1885-94 гг.) и в соседних Тверской и Владимирской, то, eo ipso, в следующей возрастной группе, от 1 г. до 5 л., а также и от 5 л. до 10 л., их должно оставаться в большем количестве и, при существующих неблагоприятных условиях, вымирать в большем числе, что на самом деле и отмечается относительным распределением возрастной смертности: в Богородском уезде дети от 1 г. и до 5 л. дали за исследуемое 10-летие 22,4% всех смертных случаев и в возрасте 5-10 л. - 3,6%, тогда как во всей губернии (за 1885-94 г.) - 20,8% и 3,3%, по Тверской губ. - 12,5% и 2,3% и по Владимирской - 18,6 и 3,1%. То же, что имеется по Богородскому уезду, констатируется, например, и по Херсонской губернии: там при крайне малой смертности детей до 1 г. наблюдается весьма высокая (относительная) смертность, равная 33,9%, в возрасте от 1 г. до 5 л. и 12,9% - в возрасте от 5 до 15 лет.

Сравнивая затем относительную смертность юношеского возраста (от 15 до 20 л.) и производительного (от 20 до 50 л.) с 4 вышеупомянутыми уездами губернии и с Тверской, где первый возраст дал 1,3% смертей, второй - 10,3%, а также и с Московскою губерниею за данное 10-летие (1,07% - 9,6%) и, в частности, с остальными 8 уездами, мы видим, что в Богородском уезде смертность данных возрастов оказывается значительно большею, за исключением, впрочем, Московского уезда, дающего в производительном возрасте совершенно одинаковое с Богородским процентное отношение. Таким образом, в обоих наиболее промышленных уездах губернии мы имеем и наибольшее в производительном возрасте количество смертных случаев среди всего числа умерших. Но такова ли в то же время и интенсивная смертность взрослых (от 20 до 50 л.), с определённостью сказать невозможно за отсутствием данных по возрастному составу населения. В результате более усиленного вымирания в уезде детей от 1 г. и до 15 л., затем юношеского и производительного возраста, и получается меньшее, сравнительно со всеми вышеозначенными местностями, количество умерших в следующих возрастах (так, по губернии на возраст от 50 лет приходится 19,3%), что представляется неблагоприятным для уезда, ибо указывает на меньшую возможность для населения дожить до старости.

Общий тип относительного распределения по возрастной смертности за 10-летие сохраняется и по каждому отдельному году, именно: максимум смертности приходится на возраст до 1 г., затем от 1 до 5 л., от 20 до 50 л. и от 50 до 70 л., минимум же - на остальные 4 возрастные группы. Разница по отдельным годам наблюдается лишь в силе относительного распределения возрастной смертности.

При детальном рассмотрении оказывается, что дети до 1 г. на 100 умерших всех возрастов (см. табл. 7/II приложения) дали смертность выше средней за 10-летие в течение 4-х лет - в 1887, 88, 89 и 90 г. - и ниже средней в остальные 6 лет, причём наибольший относительный максимум смертности годовалых детей падает на года 1889 и 90.

Года 1885, 89 и 90-ый и, кроме того, 1892 и 93-й отмечаются максимальными и по интенсивности детской смертности, т.е. по количеству умерших детей до 1 г. из числа родившихся; в этом отношении особенно выдаются года 1885 и 1890, давшие значительное превышение против средней детской смертности за 10-летие (33,8 из 100 родившихся); во все остальные 5 лет детская смертность по интенсивности представляется пониженною против средней, но наиболее в года 1888 и 1891-ый.


На 100 родившихся в каждом году умерло до 1 г.

Года 1885 1886 1887 1888 1889 1890 1891 1892 1893 1894 За 10 л.

% умерших 41,7 34,9 30,5 28,5 35,8 39,8 29,4 34,1 34,3 30,6 33,8
Сопоставляя по отдельным годам интенсивную смертность детей до 1 г. с общею смертностью (диагр. 10), мы видим, что кривая движения смертности годовалых детей чрезвычайно схожа, за исключением 1893 г., с кривою общей смертности, так что последняя, видимо, в течение 9 лет, главным образом, обусловливалась тем или иным состоянием смертности детей до 1 г. и лишь в 1893 г. на изменение её конфигурации имели влияние и другие возрасты.

Максимум смертности детей от 1 г. и до 5 л. приходится в течение 5 лет - в года 1886, 87, 90, 92 и 93, но наиболее всего на 1887 и 92 гг., затем дети от 5 до 10 л. относительно больше смертей дали в 1887, 92, 93 и 94 гг., особенно же в два последние, и , наконец, дети 10-15 л. - в 1886, 87, 93 и 94 г. Соединяя все детские группы в одну - от рождения до 15 л. - получим относительный максимум (на 100 всех умерших в данном году) всей вообще детской смертности в года 1887, 90, 92, 93 и 94, т.е преимущественно во второе 5-летие. Юношеский возраст максимум смертей имел в 1886, 93 и 94 гг., но наиболее в 1893 г. Возраст производительный от 20 до 50 л. на 100 всех умерших дал смертность выше средней (за 10-летие) в течение 4-х лет - в 1885, 86, 88 и 91 г. - и последующий возраст от 50 до 70 л. - в года 1885, 86, 89 и 91; последний год для обеих данных возрастных групп представляется по относительной среди других возрастов смертности наиболее неблагоприятным; вместе взятые обе группы имеют максимум смертности в года 1885, 86, 88, 89 и 91, т.е., главным образом, в первое пятилетие - совершенно противоположно детской смертности. Наконец, самый старческий возраст, от 70 л. и выше, даёт наибольшую относительную смертность в года 1888, 89, 91, 92, 93 и 94, т.е. более всего во 2-ое пятилетие, когда наименее умирало взрослых.

Несколько иное, впрочем, незначительно разнящееся от предыдущего, получается распределение возрастной смертности по отдельным годам, если будем рассматривать колебание возрастной смертности по годам к общей сумме каждого возраста, принятой за 100. Тогда максимумы и минимумы приходятся на следующие года (см. диагр. 11 и Приложение таблицу 6 смертности):
Максимум смертности Минимум смертности

Возраст от рождения до 1 г. 1885, 89, 90 и 93 1887 и 88

« « 1 г. « 5 л. 1885, 86, 90, 92 и 93 1888 и 91

« « 5 л. « 15 л. 1887, 92, 93 и 94 1889 и 91

« « 15 л. « 20 л. 1885, 86, 93 и 94 1890 и 92

« « 20 л. « 50 л. 1885, 86, 90, 91 и 93 1887 и 88

« « 50 л. и выше 1885, 86, 91 и 93 1887 и 88
Сопоставляя по годам общую смертность, установленную в 1-ой главе, с возрастною в том же самом году, оказывается, что максимум общей смертности в 1885 г. обусловливался наибольшею против средней смертности возраста от рождения до 1 г. и возраста от 20 до 70 л., максимум 1886 г. - повышенною смертностью детского возраста от 1 до 5 л. и взрослых от 20 до 70 л., максимум 1890 г. - значительно повышенною смертностью детей от рождения до 1 г. и усиленною от 1 г. до 5 л., небольшой максимум 1892 г. - значительным повышением смертности в возрасте от 1 до 5 л., максимум 1893 г. - повышенною смертностью детских возрастов от 1 г. до 15, юношеского от 15 до 20 л. и старческого свыше 70 лет. Таким образом, максимумы общей смертности преимущественно обусловлены повышением смертности детей разных возрастов, но наиболее от рождения и до 5 лет, отмечаемом во все максимальные года. Юношеский возраст лишь в одном году принимает участие в повышении общей смертности, возраст же от 20 до 50 л. и от 50 до 70 л. - в двух годах.

Выше было указано, что в общем числе умерших мужчины дали гораздо более смертных случаев, чем женщины. Посмотрим теперь, в каких же именно возрастных группах наблюдается превышение мужской смертности.

Из таблицы 5-й (и диагр. 12) видно, что наибольший перевес мужской смертности в Богородском районе, как и везде, приходится на самый младший возраст - от рождения до 1 мес.; затем начинается постепенное уменьшение перевеса вплоть до возрастной группы от 5 до 10 лет, дающей одинаковое число смертей для обоих полов; в следующем возрасте - от 10 до 15 лет - мужчины вновь по смертности превышают женщин, которые, однако, уже в дальнейшей возрастной группе, от 15 до 20 л., т.е. в период усиленного полового развития, умирают в значительно большем против мужчин количестве, что наблюдается также, несколько ещё в большем размере (на 100 м. 76,7 ж.), в земледельческом Волоколамском уезде и в меньшем размере - в соседнем Дмитровском (на 100 м. 94,8 ж.) и Бронницком (на 100 м. 98,5 ж.), но нет в Московском (на 100 ж. 110,7 м.). В самом производительном возрасте (от 20 до 50 л.) смертность мужчин опять даёт значительный перевес над женщинами (меньший, однако, чем в Московском и Бронницком у., и значительно больший Волоколамского), что продолжается, но уже в меньшем размере, и в возрасте от 50 до 70 л. Наконец, в самом старческом возрасте женщины вторично берут перевес над мужчинами. Таким образом, мужской пол, за исключением лишь юношеских годов, умирает в Богородском уезде вплоть до глубокой старости - до 70 лет - в значительно большем числе, чем женский. Если в детском возрасте перевес в смертности мужского пола над женским в значительной степени обусловливается тем, что мальчиков вообще родится больше девочек, то в производительном возрасте более усиленное вымирание мужчин сравнительно с женщинами при преобладании последних в общем составе населения, уже зависит, главным образом, от различия жизненных и профессиональных условий. Последние же в рассматриваемом уезде, видимым образом, весьма неблагоприятны для мужского населения в возрасте от 20 до 50 л. и от 50 до 70 л., так как в первом возрасте мужчины превышали женщин по смертности на 11% (в Московском уезде ещё более - на 20%, в Бронницком - на 17,8%, в Дмитровском - на 5,8) и во втором - на 4,7% (в других вышеупомянутых уездах перевеса нет). В этом отношении промышленный Богородский уезд весьма сходен с промышленными же губерниями Московскою, Тверскою, Владимирскою и Ярославскою, где мужчины в производительном возрасте также вымирают в большем количестве, чем женщины.

По отдельным годам мужской пол в возрасте до 1 года давал перевес смертности над женским решительно во всё исследуемое 10-летие (наиболее в 1885 и 87 г. - на 100 женщ. 127,6 и 124,3 м. - и наименее в 1893 г. - 109 м.), в возрасте от 1 до 5 л. лишь в 5 годах. Соединяя же года по 5-летиям, получаем по обеим детским возрастным группам в первом пятилетии большую смертность мужского пола по сравнению с женским (в 1-ое пятилетие до 1 г. умирало на 100 д. 121 м., от 1 до 5 л. - 104 м.; во 2-ое пятилетие: 115 и 102 м.), что, по всей вероятности, находится в связи с наблюдаемым уменьшением рождений мальчиков в года 1890-94 по сравнению с 1885-89. Что касается до возраста от 20 до 50 л., то перевес в смертности мужчин над женщинами (максимум в 1889 г. - 130 м. и в 1892 г. - 138 м.) не наблюдается в двух годах (в 1885 и 86), а по возрасту от 50 до 70 л. - в 3-х (в 1887, 91 и 93 г.). Сравнивая смертность данных двух групп по пятилетиям, оказывается, что в возрасте 20-50 л. мужчины дали во втором 5-летии (1890-94 гг.) значительно больший перевес смертей над женщинами (на 100 ж. ум. 116 м.), чем в первое (на 100 ж. 108 м.), тогда как в возрасте от 50 до 70 л. наблюдается совершенно обратное явление - в первое пятилетие на 100 ж. умирало 110 м., во второе же - 104. Повышение в период 1890-94 гг. мужской смертности над женской в возрасте наиболее производительном, тогда как в общей смертности за то же самое время наблюдается совершенно противное, т.е. уменьшение перевеса в смертности мужчин над женщинами, должно указывать на какие-то происшедшие в данное 5-летие ухудшения в жизненной обстановке мужского населения в возрасте 20-50 лет. Наконец, в самом старческом возрасте (от 70 л.) женщины во все года умирали в большем количестве, чем мужчины, причём последние во 2-ое пятилетие дали больше смертных случаев, чем в 1-ое.

Перейдём к рассмотрению распределения общей смертности по месяцам и временам года. Из табл. 8-й (см. приложение) и диаграммы 13 мы видим, что общая смертность за 10-летие, начиная с декабря и по февраль, держится ниже средней, дав небольшой подъём в январе, с февраля довольно быстро повышается на март и далее идёт на повышение в апреле, в мае также быстро опускается, затем резко повышается в июне и особенно в июле, в августе несколько понижается, но держится всё-таки на весьма высоком уровне, в сентябре чрезвычайно круто опускается и достигает наибольшего минимума в октябре, в ноябре вновь немного поднимается. Таким образом, за исследуемое 10-летие общая смертность дала два повышения: одно, небольшое, в марте-апреле, другое - весьма значительное - в июне-августе, причём первый максимум смертности приходится на июль месяц, второй - на август, третий - на июнь и четвёртый - на апрель. Следовательно, самое неблагоприятное время для жизни населения Богородского уезда - это все летние месяцы, особенно же - июль и август, т.е. средина и конец лета, а затем два первых весенних месяца, т.е. при переходе от холодного к тёплому времени года, и, наоборот, наиболее благоприятные - май месяц и все осенние, особенно октябрь. По сравнению с губерниею (за 1867-86 г.) помесячное распределение общей смертности весьма схоже, но с тем лишь различием, что в губернии тогда первый максимум падал на август, а не на июль, как это имеется в Богородском уезде; в период же 1885-94 и по губернии первый максимум падает также уже на июль месяц. Тот же первый - июльский - максимум имеется и в смежных Тверской и Владимирской губерниях. От соседнего Московского уезда распределение общей смертности в Богородском у. отличается повышением её в марте месяце, чего вовсе не наблюдается в первом, остальные максимумы одни и те же. Одинаковые летние максимумы отмечаются также по Дмитровскому и Бронницкому уездам; затем в первом, помимо апрельско-мартовского подъёма, кроме того, имеется ещё майское повышение смертности, а во втором - январское, но вовсе нет весенних максимумов. Более значительная разница по сравнению с земледельческим Волоколамским уездом: здесь наибольшее повышение констатируется в июле-августе, затем в январе-феврале и, наконец, в марте-апреле, причём первый максимум приходится на август, второй - на июль и третий - на январь; июньского повышения вовсе нет.

Что касается силы колебания смертности по месяцам в Богородском уезде, то последняя, будучи весьма значительною, ибо разность между максимумом и минимумом кривой равняется 578 делениям, представляется, однако, меньшею по сравнению с таковыми же колебаниями по Волоколамскому и особенно Московскому уезду: в первом разница составляет 609 делений, во втором - 775.

Значительные колебания смертности в уезде и резкое усиление её в июле и августе, несомненно, указывают на существование определённых причин вымирания населения, особенно усиленно проявляющихся в летнее время года, а отчасти, и в весеннее. Причины эти, видимым образом, не случайные, а постоянные, действующие в уезде из года в год. И действительно, рассматривая общую смертность по отдельным годам исследуемого 10-летия (см. табл. 9-10 Приложения и диагр. №14), мы видим, что: 1) по временам года наибольший первый летний максимум общей смертности решительно во все года приходится на лето, второй же - весенний, в общем, не особенно значительный, повторяется в течении 5 годов (1885, 86, 87, 90 и 93) и в одном (1894) заменён зимним повышением; зимний максимум общей смертности, кроме того, наблюдается и в 1893 г., превосходя несколько по своему размеру весенний максимум; в остальные 4 года (1888, 89, 91 и 92) ни весеннего, ин зимнего повышения общей смертности не отмечается; 2) по месяцам - первый максимум общей смертности 5 лет (в 1885, 86, 90, 91 и 92 г.) падает на июль, 3 года (в 1888, 93 и 94 г.) - на август и в одном (1889 г.) - на июнь, т.е. первый максимум в течение 9 лет приходился на какой-либо летний месяц, но наичаще на июль; второй максимум общей смертности в течение 5 лет наблюдался в августе мес. (в 1885, 86, 87, 91 и 92 г.), в течение 4-х - в июле (1888, 89, 93 и 94 г.) и в одном (1890 г.) - в июне, т.е. второй максимум и по отдельным годам исключительно приходился на один из летних месяцев, преимущественно на август; наконец, третий максимум общей смертности (апрельский) в 3-х годах (1885, 86 и 91 г.) падает на апрель, в 2-х (89 и 93 г.) - на март, в 2-х (1888 и 94 г.) - на декабрь и в 3-х - на разные месяцы (август в 1890 г., июль в 1887 г. и июнь в 1892 г.). Итак, и по отдельным годам громадное большинство максимальных месяцев общей смертности приходится на летние месяцы, главным образом, на июль и август, и значительное меньшинство - на весенние. Такая правильность в повторении летних максимумов (наблюдаемая, впрочем, и в соседних уездах и губерниях) ясно показывает, что действительно есть общие постоянные причины, регулярно действующие и управляющие смертностью в Богородском уезде.

Ознакомившись с помесячным распределением общей смертности, посмотрим, как распределяется, в частности, смертность каждого из полов по отдельным месяцам. За всё исследуемое 10-летие в Богородском уезде ежедневно умирало в году 15,2 человек: 7,9 мужчин и 7,3 женщин. Принимая данные числа за 1000, получаем таковые колебания по месяцам того и другого пола:


Муж. Жен. Муж. Жен.

Декабрь 937 932 Июнь 1101 1041

Январь 962 986 Июль 1367 1301

Февраль 937 945 Август 1228 1288

Март 1038 1055 Сентябрь 848 863

Апрель 1076 1068 Октябрь 822 753

Май 937 890 Ноябрь 860 890
Из приведённых цифровых данных видно, что смертность мужского и женского пола в Богородском уезде по месяцам представляется совершенно параллельною одна другой, maximum’ы и minimum’ы их вполне соответствуют, разница лишь в степени колебаний смертности того и другого пола, которая, однако, очень незначительна (от 5 делений в декабре до 66 делений в июле). Следовательно, общая смертность в Богородском уезде в своём помесячном движении не обусловливается более или менее высокою смертностью какого либо одного пола: оба дают по месяцам сравнительно равномерную смертность, причём в течение 8 месяцев мужской пол несколько более вымирает, чем женский, в остальные же 4 месяца - наоборот (в январе, феврале, марте и ноябре: в эти месяцы абсолютно женщины в старческом возрасте дают громадный перевес в смертности над мужчинами).

Что касается до взаимного отношения смертности по месяцам того и другого пола, то она представляется в следующем виде:


На 100 умерших женщин приходилось умерших мужчин:

Декабрь 108,8 Март 106,6 Июнь 114,4 Сентябрь 106,6

Январь 105,0 Апрель 109,7 Июль 114,1 Октябрь 109,5

Февраль 107,6 Май 112,9 Август 103,1 Ноябрь 103,7



Зима 107,2 Весна 109,4 Лето 110,3 Осень 106,9
Выше было указано, что в Богородском уезде среди умерших значительно преобладают мужчины: на 100 женщин приходится 108,5 мужчин. Из представленного сопоставления мы видим, что: 1) число это по отдельным месяцам колеблется от 103,7 до 114,4; 2) смертность мужского пола преобладает над женским решительно во все месяцы и 3) смертность мужчины по мере приближения к летнему максимуму, т.е. к июлю, возрастает быстрее, нежели женщины. По временам года мужской пол по сравнению с женским дал наибольший перевес в смертности в течении лета (первый максимум) и весны (второй максимум), причём превалирование это, главным образом, как увидим ниже, падает на самый ранний возраст от рождения до 3 мес., ибо в этом возрасте весною за 10-летие умерло 132 м. на 100 ж., а во все остальные возраста - 104,6 м., летом - 128,7 м. и 102,7 м.

Разлагая помесячную общую смертность на её составные части - на отдельные возрастные группы (см. табл. 6 Приложения), получаем следующую картину, наглядно изображаемую диаграммою №15, где представлено помесячное движение смертности 6 разных возрастных групп, из которых 3 характеризуют детский возраст, одна - юношеский и 2 - взрослый.

В возрасте от рождения и до 1 года смертность, начиная с декабря, постепенно поднимается (немного опускаясь в феврале) вплоть до апреля, в апреле держится на уровне средней, в мае вновь опускается, затем резко поднимается в июне, достигает наибольшей своей высоты в июле, немного опускается в августе и круто падает в сентябре, держась в остальные два осенние месяца значительно ниже средней. По своему общему виду кривая помесячного колебания смертности детей до 1 г. представляется в высокой степени схожею с кривою общей смертности.

Смертность в возрасте от 1 г. и до 5 л. в зимние месяцы держится ниже средней, в марте быстро поднимается, давая небольшое повышение, в апреле несколько опускается, но держится ещё выше средней, в мае значительно падает, достигая наибольшего своего минимума, затем постепенно поднимается и даёт в августе второе, самое наибольшее повышение, в сентябре спускается до средней, в октябре понижается и вновь несколько поднимается в ноябре.

В возрасте от 5 до 15 л. смертность с декабря поднимается на январь, давая в этом месяце среднюю смертность, затем постепенно спускается до апреля и держится вплоть до июня на одинаковом уровне ниже средней, с июня несколько повышается на июль, достигает наибольшего максимума в августе, в сентябре круто падает, вновь начинает подниматься в октябре и заканчивается третьим небольшим повышением в ноябре.

Кривая смертности в возрасте от 15 до 20 л. в декабре даёт небольшое повышение, в январе опускается, с февраля резко поднимается на март, давая самое наибольшее повышение, затем несколько опускается, но держится значительно выше средней, с мая на июнь быстро падает и также вновь круто поднимается в июле, давая второй наибольший подъём, в августе немного поднимается, спускается в сентябре и в остальные месяцы держится на одинаковом уровне ниже средней.

Смертность в возрасте от 20 до 50 л., держась в декабре выше средней, постепенно поднимается вплоть до апреля, достигает в этом месяце наибольшего своего повышения, в мае несколько опускается и резко падает в июне, затем в июле немного поднимается, в августе даёт небольшое повышение, в сентябре быстро опускается, в октябре имеет наибольший свой минимум и вновь поднимается в ноябре.

В возрасте от 50 л. и выше кривая смертности, начиная с декабря, держится выше средней по апрель, давая наибольшее повышение в январе и особенно в апреле, в мае резко опускается и вплоть до октября стоит почти на одном уровне, а в ноябре вновь даёт наибольшее повышение.

Приведённое распределение помесячной смертности разных возрастов показывает, что в уезде из всех месяцев самым губительным для детей младшего возраста от рождения до 1 года представляется июль, дающий громадное повышение смертности годовалых младенцев; август оказывается критическим для детского возраста от 1 г. до 5 л. и от 5 л. до 15, март - для юношеского от 15 до 20 л., апрель - для производительного возраста от 20 до 50 л. и последующего от 50 до 70 л. и декабрь - для старческого выше 70 л.

Соединяя же все месяцы по временам года, имеем следующие посезонные максимумы возрастной смертности:


Для возраста:

от рождения до 1 г. Лето

« 1 г. « 5 л. Лето

« 5 л. « 15 л. Лето и осень

« 15 л. « 20 л. Весна и лето

« 20 л. « 50 л. Весна и зима

« 50 л. и выше Зима и весна
Таким образом, в течение года в Богородском уезде для разных возрастов наиболее опасным временем для жизни являются три главные периода: один – летний, совпадающий с самым тёплым временем, наиболее губителен для всего вообще детского возраста, но особенно для детей от рождения до 1 г., другой - зимний - особенно губителен для возраста от 50 л. и выше и третий - весенний, переходный от холода к теплу - более всего опасен для производительного (от 20 до 50 л.) и юношеского возраста. - Если мы распределим все возраста между двумя крупными группами - до 15 л. и свыше 15 л., - то оказывается (см. табл. 15), что для первого возраста наиболее опасным, роковым представляется исключительно лето, для второго же - почти в одинаковой степени весна и зима, что рельефно видно на диаграмме 16, где возрасты до 15 л. и от 15 л. дают совершенно обратную кривую посезонной смертности: в первой возрастной группе смертность с зимы несколько поднимается на весну, затем резко повышается летом и столь же резко опускается осенью; во второй возрастной группе смертность зимою и весною держится почти на одном уровне (немного поднимаясь весной) выше средней, а летом и осенью - ниже средней и также на одном уровне.

Из данного обозрения нельзя не видеть, что установленный выше наибольший июльско-августовский максимум общей смертности всецело обусловливается в рассматриваемом уезде повышением смертности детей до 15 л., наименьший же мартовско-апрельский - повышением смертности взрослых от 15 л., причём в данном повышении все взрослые группы участвуют почти в одинаковой степени.

Но из всех детских возрастных групп возраст от рождения и до 5 л. имеет настолько громадное, можно сказать, исключительное влияние на образование наибольшего летнего максимума общей смертности, что без него летний максимум в общей смертности совершенно исчезает (как это было констатировано Е.А. Осиповым и П.А. Песковым также и по Московскому уезду), что ясно видим из диаграммы 17, где представлены 3 кривых: кривая общей смертности (сплошная чёрная линия), кривая смертности детей до 5 л. (красная сплошная линия) и кривая смертности всех остальных возрастов. Из сопоставления кривых между собою оказывается, что общая смертность в своих колебаниях идёт совершенно параллельно детской смертности, именно она даёт три повышения - в марте, июле и августе, точно также как и детская смертность, и наоборот, имеет совершенно другой вид с кривою смертности остальных возрастов, где летний максимум уже отсутствует, а вместо него являются два других максимума: наибольший - в марте и апреле и наименьший - в январе. Следовательно, не будь в Богородском уезде из ряда вон выходящего по своей высоте летнего максимума, кривая месячной смертности приняла бы тот вид, какой она имеет в большинстве Западно-Европейских государств.

Итак, все вышеприведённые данные определённо указывают, что в Богородском уезде летний максимум, главным образом, есть принадлежность детского возраста, а весенний - остальных, и что оба они, по всей вероятности зависят от совершенно различных причин.

Так как в детской смертности самое наибольшее участие принимает возраст от рождения до 1 г., то для лучшего уяснения, какой именно из детских возрастов данной группы по преимуществу гибнет в летнее время, мы и рассмотрим ещё, как распределяются по более мелким возрастным рубрикам и по месяцам умершие годовалые дети. Из нижеследующей таблицы, где приведена помесячная смертность в отношении к средней ежедневной, принятой за 1000, и диаграммы 18
ВОЗРАСТ Дек. Янв. Фев. Март Апр. Май Июнь Июль Авг. Сен. Окт. Нояб

от рожд. до 1 м. 874 1003 917 1023 1167 910 1155 1556 1185 724 676 810

от 1 м. до 3 мес. 664 670 676 740 967 800 1462 2173 1793 918 586 642

от 3 м. до 6 мес. 864 785 705 900 800 920 1482 1947 1530 818 577 771

от 6 м. до 1 года 770 918 931 1117 1111 990 1138 1594 1420 718 614 680
видно, что дети первых недель рождения умирали более всего в январе, марте, апреле, июне, июле и августе, т.е. в месяцы наибольшего количества рождений (за исключением августа) в уезде, дети от 1 м. и до 3-х и от 3 до 6 месяцев - в течение всего летнего периода, причём обе эти возрастные группы из 4-х младенческих дают самое наибольшее повышение смертности именно в летние месяцы, особенно, в июле, наконец, возраст от 6 м. и до 1 г. усиленно вымирал в два весенних месяца - в марте и апреле - и в течение всего лета, но наиболее в июле. Для того же, чтобы в самом гибельном для младенцев июле мес. иметь от роду 1-3 м., надо быть рождённым в апреле, мае, июне и зачатым - в июле, августе и сентябре; чтобы иметь 3-6 м. - быть рождённым в январе, феврале и марте и зачатым в апреле, мае, июне; чтобы иметь 6 мес. - 1 год - быть рождённым в период с июля по январь и зачатым с октября по апрель. Месяцы рождений и зачатий детей 2-х средних групп представляются весьма неблагоприятными для их существования, ибо младенцы, зачатые в период усиленных работ для родителей, обыкновенно, менее жизнеспособны, а рождённые незадолго до летних месяцев - не успевают ещё вполне окрепнуть ко времени детского летнего мора, когда и начинают усиленно вымирать, что в данном случае и наблюдается в уезде. Наоборот, дети, зачатые в более сытое время и рождённые в период с июля по январь, более жизнеспособны и делаются более стойкими к лету, что, по всей вероятности, и влияет на сравнительно с двумя предыдущими возрастными группами меньшее их вымирание в июле-августе.

Рассматривая возрастную смертность по месяцам и сезонам в отдельности для мужского и женского пола, нельзя не видеть, что в крупных возрастных группах, где абсолютные числа более или менее достаточны, смертность мужского и женского пола распределяется по месяцам, за небольшими исключениями, довольно параллельно одна другой, как это наблюдалось и в общей смертности, в возрастных же группах с малыми абсолютами (напр., в возрасте от 10 до 15 л. и от 15 до 20 л.) колебания в смертности того и другого возраста по некоторым месяцам оказываются крайне значительными, что может зависеть, вследствие недостаточности чисел, от совершенно случайных причин.

Что касается до взаимного соотношения возрастной смертности мужского и женского пола, наблюдаемой по более крупным периодам - по сезонам, то из нижеследующей таблицы мы видим, что на 100 умерших женщин приходилось умерших мужчин:
Зима Весна Лето Осень

0 - 1 м. 128,9 136,7 134,4 124,3

1 м. - 3 м. 116,2 127,0 122,2 126,3

3 м. - 6 м. 121,4 106,0 114,6 112,0

6 м. - 1 г. 107,4 107,8 105,9 106,3

0 - 1 г. 118,7 119,4 119,3 117,2

1 г. - 5 л. 101,2 105,3 103,7 99,0

5 - 15 л. 91,0 113,0 99,4 108,0

15 - 20 л. 78,8 92,1 87,0 105,0

20 - 50 л. 120,0 109,7 107,3 117,0

50 - 70 л. 111,2 102,4 104,1 106,8

70 и выше 71,9 86,1 83,7 78,3
В детском возрасте от рождения и до 5 л. и в возрасте от 20 до 70 л. мужчины умирали в большем против женщин количестве решительно во все времена года, в возрасте от 5 до 15 л. - только в течение весны и осени, и, наконец, в юношеском возрасте - лишь осенью. В старческом возрасте женщины, наоборот, в течение всех сезонов, но особенно зимою, вымирали в значительно большем числе, чем мужчины. Из возрастных групп наибольший перевес в смертности мужского пола над женским констатируется во все сезоны в самом раннем возрасте от рождения до 3 мес. и в течение зимы и осени - в самом производительном возрасте от 20 до 50 л. Более усиленная по сравнению с девочками смертность мальчиков первых месяцев жизни, наблюдаемая круглый год, с большею вероятностью, объясняется повышенною вообще их рождаемостью и меньшею жизнеспособностью; зимний и осенний перевес в смертности мужчин производительного возраста, вероятнее всего, зависит от более неблагоприятных в это время санитарных и социальных условий для жизни мужского населения, всецело поглощённого в осенне-зимний период всевозможными фабричными промыслами.

Сравнивая возрастную смертность по месяцам с соседними уездами - Московским, Дмитровским и Бронницким - мы видим, что и в них максимум смертности детей до 1 года также приходится на июль месяц; максимум смертности же детей до 5 л. - на август (как в Богородском уезде) в Московском и Бронницком и на июль - в Дмитровском; смертность же в возрасте от 20 до 50 л. даёт наибольшее повышение в апреле, как и в Богородском уезде, лишь по Бронницкому, в Московском же приходится на июль, а в Дмитровском - на январь мес., и, наконец, максимальная смертность в возрасте от 50 л. и выше падает на март в Московском и Дмитровском и на январь в Бронницком (в Богородском уезде - на апрель).


До 1 года От 1 до 5 л. От 20 до 50 л. От 50 до 70 л.


Моск. Дм. Брон. Моск. Дм. Брон. Моск. Дм. Брон. Моск. Дм. Брон.

Дек. 714 685 735 915 874 1114 1006 1044 1037 1107 1102 1126

Янв. 763 836 867 954 969 1048 922 1270 1138 1192 1339 1344

Февр. 715 726 763 753 813 726 910 954 980 994 1106 1066

Март 856 962 889 962 1069 932 1052 1183 1090 1256 1351 1184

Апр. 940 894 833 948 1182 816 1053 1223 1165 1162 1271 1148

Май 932 1016 938 898 1192 902 1109 1139 1047 937 919 871

Июнь 1468 1467 1520 1080 1136 1056 1031 970 953 867 782 789

Июль 2002 1864 1908 1371 1292 1066 1168 923 819 946 787 809

Авг. 1500 1474 1419 1452 1107 1322 1060 884 912 917 772 902

Сент. 832 712 768 928 734 937 860 683 922 791 755 791

Окт. 621 657 661 852 724 961 898 762 893 831 793 930

Нояб. 657 700 693 887 902 1112 931 960 1037 1000 1018 1035


По сезонам наивысшая смертность детей до 15 л. в 3-х вышеупомянутых уездах, также как и в Богородском, отмечается в течение лета, в возрасте же от 15 л. и выше - весною в Московском и Дмитровском и зимою - в Бронницком.

Посмотрим теперь, насколько постоянны вышеустановленные помесячные возрастные максимумы, т.е. как часто встречаются они в отдельные года исследуемого 10-летия.

Распределение по годам и месяцам максимумов смертности наиболее обширных по численности наблюдений 3-х возрастных групп - до 1 г., от 1 г. до 5 л. и от 20 до 50 лет - представляется в нижеследующей таблице.
За 10 лет 1885 1886 1887 1888 1889 1890 1891 1892 1893 1894

Смертность до 1 года

Максим. 1 июль июль июль июль авг. июль июль июль июль авг. авг.

Максим. 2 авг. авг. авг. июнь июль июнь июнь авг. июнь июль июль

Максим. 3 июнь март апр. июнь июнь авг. авг. июнь авг. июнь июнь

Смертность от 1 года до 5 лет

Максим. 1 авг. авг. дек. март июль дек. июль сент. авг. янв. авг.

Максим. 2 июль июль нояб. авг. июнь авг. апр. авг. сент. авг. июль

Максим. 3 март март сент. июнь сент. июнь июнь нояб. окт. март окт.

Смертность от 20 до 50 лет

Максим. 1 апр. апр. апр. май янв. дек. март апр. март авг. апр.

Максим. 2 март февр. июль март май нояб. дек. янв. май март июнь

Максим. 3 янв. май март апр. февр. апр. янв. авг. апр. янв. май
В детском возрасте до 1 года первый наибольший максимум смертности - июльский - повторяется в 7 годах и в 3-х переходит на август (в 1888, 93 и 94 г.), второй - августовский - в 3-х годах и в остальные 7 лет переходит или на июль (3 раза), или на июнь (4 раза), третий - июньский - повторяется в 5 годах, в трёх переходит на август, и в 2-х - на март (в 1885 г.) и на апрель (в 1886 г.). Таким образом, как наибольший, так и наименьшие максимумы смертности годовалых детей, наблюдаемые за 10-летие, и по каждому отдельному году остаются, за ничтожным исключением, в пределах летних месяцев, причём самый главный максимум - июльский - повторяется в ⅔ годов.

В возрасте от 1 до 5 лет первый - августовский - максимум повторяется в 3-х годах, в 2-х он начинается месяцем ранее (в июле) и в остальных 5 наблюдается в разные месяцы: в декабре (в 1886 и 89 г.), в январе (в 1893 г. - сильная оспенная эпидемия), в марте; второй - июльский - максимум имеется в 2-х годах (в 1885 и 94), в 4-х он переходит на август, в одном - на июнь, в 3-х - на сентябрь (в 1892 г. - эпидемия коклюша), ноябрь (86 г.) и апрель (90 г. - эпидемия коклюша); третий максимум - мартовский - повторяется в двух годах, а в остальных 8 наблюдается в июне (3 раза), в сентябре (2 раза), в октябре (2 раза) и в ноябре. По сезонам максимум смертности детей от 1 г. и до 5 лет в 5 годах приходится на лето, в 3-х на осень (1886, 91 и 92) и в 2-х - на весну (в 1887 г.) и на зиму (1893 г.). Следовательно, в данном возрасте не наблюдается такого систематического постоянства в повышении смертности в течении лета, какое констатировалось в предыдущем возрасте, хотя всё-таки летняя смертность по отдельным годам превалирует над остальными сезонами.

В возрасте от 5 до 15 лет летний максимум, констатируемый за 10-летие, повторяется в 5 годах, в 4-х он переходит на осень (в 1888, 91, 92 и 94 г.) и в одном - на зиму (в 1889 г.).

В возрасте от 20 лет и до 50 первый - апрельский - максимум повторяется в 4-х годах, в 2-х он начинается ранее - в марте, в одном запаздывает на месяц - в мае и в 3-х приходится на: январь (в 1888 г.), декабрь (1889 г. - интенсивное развитие гриппа) и август (1893 г. - холерная эпидемия). Второй максимум - мартовский - наблюдается в 2-х годах, в 2-х он переходит на май, и в остальных 6 падает на разные месяцы. По временам года максимум смертности данного возраста приходится на весну в течение 6 лет и на зиму - в течение 4-х лет (в 1885, 88, 89 и 94 гг.), т.е. и в отдельные года констатируется преобладание весеннего максимума, установленного за 10-летие для смертности возраста 20-50 лет.

Наконец, в возрасте 50 лет и выше зимний максимум смертности наблюдается в 8 отдельных годах и в 2-х он переходит на весну (в 1885 и 1886 г.).

Соединяя все возрастные группы в две крупные - от рождения до 15 л. и от 15 л. и старше - и распределяя их смертность по сезонам и годам (см. табл. 15 Приложения), оказывается, что летний максимум смертности возраста до 15 лет, наблюдаемый в рассматриваемом в целой его совокупности 10-летии, повторяется и в каждом отдельном году, весенний же максимум смертности в возрасте от 15 л. повторяется только в течение 4-х годов (в 1885, 86, 87 и 91), а остальные 6 лет приходится на зиму.



Такое систематическое из году в год наблюдаемое постоянство расположения максимума смертности по частям года, какое наблюдается в отношении детского возраста, явно указывает, что явление это для уезда не есть случайное, временное, но что оно обусловливается существованием постоянных факторов, вредно влияющих в летнее время года на жизнь детей. А так как в летней смертности подавляющее участие принимает возраст до 1 года, дающий во все года высокую смертность исключительно в течение лета, то неблагоприятные жизненные условия, особенно проявляющиеся летом наиболее всего и должны отражаться на данном возрасте.

Весенний же максимум смертности для возраста от 15 л. уже не представляется столь регулярным, постоянным, как летний для детей - видимым образом, по отдельным годам на изменение посезонного типа смертности взрослых в значительной степени влияли временные причины.



Из целого ряда факторов, неблагоприятно отражающихся на детском существовании годовалых младенцев, многочисленными авторами указываются, как преимущественные, то или иное состояние урожая хлебов, питомческий промысел, усиленная вообще рождаемость и в особенности в первую половину года, эпидемии и состояние погоды, главным образом, атмосферных осадков (Литература данного вопроса здесь не приводится, так как она достаточно подробно изложена в работе К.И. Шидловского “Санитарное состояние Дмитровского уезда за 1885-94 гг.”). Из данных факторов мы должны исключить питомческий промысел, как вовсе несуществующий в уезде. Так же следует исключить и влияние местного урожая на детскую смертность, так как в Богородском уезде, как вообще малоземледельческом, то или иное состояние местного урожая зерновых продуктов не имеет особенно доминирующего значения в жизни населения: на последнем более всего и сильнее всего отражается общее состояние урожая в России и положение внеземледельческих заработков в уезде и вне его. Как уже было указано в 1-й главе, общероссийский недород хлебов и сопряженные с ним высокие хлебные цены, а также и крайне плохое состояние внеземледельческих заработков, наблюдалось в года 1884-85 и 91-92, в последующие за ними года (1885, 92 и 93) мы имеем и более против средней повышенную детскую смертность; наоборот, в 1887-88 и 1893-94 урожай и внеземледельческие заработки были весьма хороши - и детская смертность оказывается весьма пониженною в следующие за тем 1888 и 1894 гг. Таким образом, то или иное благосостояние населения, видимо, в большей или меньшей степени отражалось в положительном или отрицательном отношении и на детской смертности. Что касается до влияния усиленной (диагр. 19) рождаемости на повышение детской смертности, то в этом отношении не замечается соответственного совпадения, ибо в года наиболее высокой рождаемости (1888, 91 и 94) из общего количества родившихся умерло до 1 г. наименьшее число и, наоборот, в года пониженной рождаемости (1885 и 92, особенно в первом) детская смертность была высокая (особенно в 1885 г.). Совпадение наблюдается лишь в два года 1890 и 93 г., когда и рождаемость и детская смертность были повышены. Более заметное соотношение констатируется между повышением, за целый год и, в частности, в течение лета, смертности годовалых младенцев и рождением большого числа детей в первое полугодие, неблагоприятное для дальнейшего их существования. Из сопоставления мы видим, что годам (1885, 89 и 90) наиболее усиленной смертности детей в течение целого года и лета, особенно же в июле, соответствует и наиболее высокая рождаемость в первое полугодие и, наоборот, в года (1887, 88 и 94) понижения детской смертности в летние месяцы и в году имеется и малая рождаемость за январско-июньский период. В остальные 4 года (1886, 91, 92 и 93) соответствия не наблюдается: в 1886 и 91 г. в рассматриваемом полугодии рождаемость имеется выше средней, годовая и летняя же смертность детей представляется слабою, наоборот, в 1892 и 93 г. рождаемость в первом полугодии была ниже средней (особенно в 1893 г.), тогда как смертность младенцев довольно высокая.





Родилось
С янв. по июнь

В отнош. к 1000


С июля по янв.

В отнош. к 1000



1885
3619

579
2802

421


1886
3537

536
3055

464


1887
3622

519
3353

481


1888
3926

528
3514

472


1889
3724

538
3261

462


1890
4002

551
3061

449


1891
4000

535
3479

465


1892
3642

531
3217

469


1893
3799

518
3534

482


1894
3952

524
3583

476


За 10 лет

37893


534
33059

466

Летом

Умерло до 1 года

На 100 родивш-ся

1102


17,2

755


11,4

777


11,1

741


9,9

997


14,1

1302


17,9

868


11,6

880


12,8

957


13,0

778


10,3

9157


12,9

За весь год

Умерло до 1 года

На 100 родивш-ся



2681

41,7


2303

34,9


2138

30,5


2117

28,5


2524

35,8


2892

39,8


2198

29,4


2342

34,1


2518

34,3


2307

30,6


24020

33,8


Посмотрим теперь, в каком соотношении находятся между собою детская смертность и состояние погоды, главным образом, температуры воздуха и, особенно, атмосферных осадков, то или иное количество которых, как это доказано многочисленными научными и медико-статистическими данными, более или менее отражается в сторону плюса или минуса на общей смертности и наипаче на детской. В настоящее время, как было уже выше говорено, довольно определённо установлен тот факт, что при увеличении количества атмосферных осадков и соответственным повышением уровня почвенных вод смертность детская и общая уменьшается, и наоборот.

Если это так, то и в данном уезде при малом количестве осадков следует ожидать повышение детской смертности, а при их увеличении - её понижение.

Основываясь на этом, и рассмотрим соотношение по отдельным годам интенсивности детской смертности в уезде с средним годовым количеством атмосферных осадков, по данным Петровской Земледельческой Академии, что и представлено в диаграмме 20. Из диаграммы видно, что в течение 7 лет имелось полное соответствие детской смертности с количеством атмосферных осадков, именно: в года 1885, 86, 89, 90 и 92 осадков было мало, и детская смертность оказывается повышенною, в года же 1888 и 94 осадков много, детская смертность понижена; соотношение особенно резко бросается в глаза в 1888 и 90 году: в первом смертность детей до 1 г. самая наименьшая из всего 10-летия, в то же время и количество осадков самое наибольшее из всех годов при сравнительно низкой средней годовой температуре воздуха, во втором - детская смертность весьма высокая, количество осадков очень мало при наиболее высокой годовой температуре. Затем, в года 1887, 91 и 93 соответствия уже не наблюдается; в первые два года мы имеем мало осадков и смертность детей пониженную, в 1892 - совершенно наоборот: много осадков и детскую смертность повышенную. Но отступления эти при рассмотрении детской смертности и количества осадков за целый год весьма естественны, ибо смертность здесь слагается из умерших детей в тёплое и холодное время, между тем, в последней половине то или иное состояние температуры воздуха и атмосферных осадков, конечно, не может отражаться так резко и непосредственно на почвенных процессах, как в летнее время. Следовательно, летом мы должны ожидать ещё большего совпадения рассматриваемых факторов. В каком соотношении находятся по каждому отдельному году атмосферные осадки и детская смертность в течение лета, когда в Богородском уезде исключительно наблюдается усиленная смертность младенцев в возрасте от рождения до 1 года, это видно из нижеследующей таблицы и диаграммы 21.


За 3 летние месяца

За 3 летние месяца

Года

% умерш. детей

(на 100 родивш.)



Средн. колич. атмосф. осадк.

Средняя темп. возд.

Года

% умерш. детей

(на 100 родивш.)



Средн. колич. атмосф. осадк.

Средняя темп. возд.

1885


1886

1887


1888

1889
Средн.

за 10 л.

17,2


11,4

11,2


9,9

14,1
12,9


1,62


2,55

2,31


2,55

2,47
2,30


17,03


16,49

15,75


15,40

16,30
17,18


1890


1891

1892


1893

1894

17,9

11,6


12,8

13,0


10,3

1,88


1,73

1,29


2,52

4,11

22,35

17,17


17,75

17,32


16,32

Здесь полный параллелизм наблюдается уже в течение 8 лет, в года 1889 и 93 должного соответствия не констатируется: в обоих мы имеем повышенную детскую смертность при количестве осадков несколько большем против среднего за 10-летие. Наконец, при сопоставлении средней tº воздуха и количества атмосферных осадков с детскою смертностью, констатируемою только в июле месяце, самом энергичном по избиению младенцев, несоответствие отмечается лишь по одному 1889 году: в этом году, хотя в июле и выпало много осадков, и температура воздуха была сравнительно низкая, смертность детей, однако, отмечается высокою (диагр. 22).

Средн.

Июль месяц 1885 1886 1887 1888 1889 1890 1891 1892 1893 1894 за 10 л.



Темп. возд. по ºС

(среднемес.) 22,5 18,2 18,3 17,6 18,5 20,6 20,3 17,9 19,5 17,2 19,1

Осадки в мм 0,88 2,29 1,82 2,08 2,96 0,77 0,88 2,01 2,53 4,45 2,14
Итак, на основании всех вышеприведённых данных мы можем с весьма большою вероятностью признать то или иное состояние температуры воздуха и атмосферных осадков в течение лета факторами, наиболее всего влиявшими на повышение и понижение в рассматриваемом уезде детской летней смертности. Последняя же, судя по амбулаторным данным и отметкам священников, в это время, главным образом, обусловливается заболеваниями желудочно-кишечного канала, принимающими эпидемическое течение, вероятнее всего, под влиянием неблагоприятных атмосферических условий, более или менее усиленно содействующих проявлению гнилостно-бактерийных процессов в почве, в изобилии пропитанной органическими веществами как в подполье крестьянского жилища, так и вне его, легко и быстро превращающих при содействии заразных начал обычные детские диспепсии в тяжёлые повальные энтериты и гастроэнтериты, почему летний максимум смертности д-рами Осиповым и Песковым и назван «эпидемическим».

Само собою разумеется, что и остальные факторы, неблагоприятно влияющие на смертность детей до 1 г., именно: неудовлетворительное экономическое положение населения и усиленная рождаемость в первое полугодие, в совокупности с основным, ещё более его усугубляют, как это и имеется в года 1885 и 1890 - самые максимальные по летней детской смертности, когда было, выражаясь фигурально, одновременно много и огня, и горючего материала.

Так как в повышении летней смертности в значительной степени участвуют и остальные детские возраста, то, казалось бы, что и максимум их смертности по отдельным годам должен приходиться наичаще на лето, что, однако, наблюдается только в течение 3-х годов (1885, 90 и 94). В остальные же 7 лет, как выше уже было указано, максимум смертности старших детей переходит 4 раза на осень (1886, 88, 91 и 92 г.), 2 раза на зиму (89 и 93 г.) и 1 раз на весну (1887 г.). Следовательно, надо полагать, что в данные года на смертность детей старшего возраста оказывали превалирующее значение и подавляли собою влияние основного фактора, временные, преходящие причины, каковыми , обыкновенно, являются взрывы различных эпидемий - наглядные показатели нашего санитарного неблагополучия, - видоизменяя, тем самым, по отдельным годам и общий тип посезонной смертности данного возраста. То же следует сказать и относительно перемещения в отдельные годы максимума смертности возраста от 15 л. с весны на зиму. К сожалению, сопоставление движения смертности по временам года с эпидемическими данными для нас не представляется возможным, ибо сведения о распространении по уезду заразных заболеваний за период с 1885 по 92 г., особенно же, в первые 3 года, как было уже упомянуто, крайне отрывочны и неполны. По тем же данным, какие имеются у нас и в “Ежемесячных эпидемических сведениях”, можно с большою вероятностью предполагать, что

1) у детей (0-15 л.):

а) зимний максимум смертности в 1893 г. обусловливался крайне экстенсивною и интенсивною эпидемиею натуральной оспы, наблюдавшейся во всём уезде, но наиболее всего в Южной его половине, преимущественно в течение декабря-февраля, давших 82% из всего числа больных натуральной оспой (1901 из 2321 больных);

б) осенний максимум в 1892 г. обусловливался широким распространением и усиленным развитием в это время эпидемий коклюша, кори и натуральной оспы;

в) осенний максимум в 1891 г. - усиленным развитием гриппозной эпидемии;

г) осенний максимум в 1888 г. - обширною эпидемиею скарлатины, давшей наибольше заболеваний из всех годов 10-летия.

2) у взрослых:

а) зимний максимум смертности в 1890, 92, 93 и 94 гг. обусловливался гриппозной эпидемией, имевшей наибольшее экстенсивное и интенсивное развитие в зимние месяцы.

Рассмотрим теперь вкратце итог движения населения, т.е. его естественный прирост или убыль. Как было выше указано, в 61 приходе Богородского уезда среди православных родившихся было 70952, а умерших 55659, что даёт за 10-летие перевес рождений над смертями в 15293 или средним числом ежегодно в 1529 человек. Отсюда, естественный ежегодный средний прирост населения 1,17%. Данный прирост представляется большим, чем это имеется по губернии за то же 10-летие (1,09%) и в уездах Московском, Дмитровском и Бронницком, но значительно менее общероссийского за то же 10-летие и менее многих Западно-Европейских государств, несмотря на то, что во всех них рождаемость констатируется гораздо более слабая, чем в Богородском уезде, что ещё раз указывает на не вполне удовлетворительное санитарное состояние рассматриваемого уезда, ибо при крайне высокой рождаемости и частоте браков в нём и естественный прирост должен бы быть более высоким. Если же этого нет, то обусловливается это крайне частою и быстрою сменою одного поколения другим, что представляется в высокой степени неблагоприятным явлением, указывающим на ненормальные условия для существования населения.

По отдельным годам абсолютный прирост колеблется от 263 до 2695 человек, т.е. от 0,13% до 1,37%. Убыль населения не отмечается ни в одном году. Самый наименьший прирост наблюдался в 1885 г., когда была весьма слабая рождаемость и высокая смертность, а наибольший - в 1888 г., обратном первому. По 5-летиям наибольший прирост приходится на 2-ое и наименьший на 1-ое.

Этим мы и закончим рассмотрение имевшихся у нас данных по движению населения в целом Богородском уезде за 10-летие (1885-94 гг.) и перейдём к выяснению динамики населения по отдельным приходам и более крупным районам.

ЧАСТЬ II.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница