Официальный сайт



страница1/4
Дата17.11.2018
Размер0.49 Mb.
ТипБюллетень
  1   2   3   4

ПРИЛОЖЕНИЕ № 3

Официальный сайт

Верховного Суда Российской Федерации

Бюллетень № 1 2013 года
ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ЗА II КВАРТАЛ 2012 ГОДА


ИЗВЛЕЧЕНИЯ ИЗ ПОСТАНОВЛЕНИЙ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА

ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА


В постановлении по делу "Гладышева против России" от 6 декабря 2011 г. Европейский Суд по правам человека (далее – Европейский Суд) признал нарушение ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) и ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции, выразившееся в несоблюдении права заявителя на уважение жилища и лишении ее собственности.

Обстоятельства дела: Заявитель купила квартиру, в которой она проживает вместе с сыном.

Продавец квартиры В., в свою очередь, купил ее у Е., которая приобрела право собственности на квартиру в порядке приватизации.

В связи с наличием информации о том, что Е. приобрела квартиру обманным путем, жилищный департамент обратился в суд с иском о признании договора приватизации и всех последующих сделок в отношении квартиры недействительными. Заявитель подала встречный иск о признании ее добросовестным приобретателем.

Дело рассматривалось судами неоднократно.

Решением районного суда от 9 июля 2009 г. установлено, что "приватизация квартиры, произведенная Е., была мошеннической". Что касается заявителя, суд признал, что она является добросовестным приобретателем по смыслу ст. 302 ГК РФ. Однако, поскольку квартира, будучи приватизированной обманным путем, выбыла из владения города - ее законного владельца - помимо его воли, заявитель была лишена права собственности на квартиру, и квартира возвращена в собственность города. Суд распорядился о выселении заявителя без выплаты компенсации или предложения другого жилья. Ко времени вынесения Европейским Судом постановления решение районного суда исполнено не было.

Позиция Европейского Суда: "...Любое вмешательство в собственность должно не только быть законным и иметь законную цель, но и удовлетворять требованию пропорциональности. Как неоднократно заявлял Суд, должен быть установлен справедливый баланс между потребностями, вытекающими из общих интересов общества, и необходимостью защиты основных прав человека... Необходимый баланс не будет достигнут, если заинтересованное лицо несет индивидуальное и чрезмерное бремя...".

Отмечая, что право собственности заявителя на квартиру было признано недействительным "в связи с мошенничеством в процедурах, посредством которых квартира была приватизирована третьим лицом, в результате обнаружения поддельных документов", Европейский Суд акцентировал внимание на том, что "эти процедуры были проведены официальными органами в порядке осуществления государственной власти".

Европейский Суд отметил, что факт подделки документов мог быть установлен на стадии решения вопросов о регистрации Е. по месту жительства и приватизации спорной квартиры.

По мнению Европейского Суда, "ничто не мешало властям, отвечающим за документы Е., касающиеся регистрации, социального найма и приватизации, проверить подлинность ее документов, прежде чем удовлетворять ее запросы. Именно государство обладает исключительной компетенцией по определению условий и процедур, в порядке которых оно отчуждает свои активы лицам, которые, как оно считает, имеют на это право, а также обладает исключительной компетенцией по осуществлению надзора за соблюдением этих условий. Более того, последующие сделки по квартире также подлежали легализации со стороны государства... т. е. процедуре, направленной на обеспечение дополнительной безопасности обладателя права собственности. При наличии такого большого количества контрольно-надзорных органов, подтвердивших право собственности Е., ни заявитель, ни любой другой сторонний покупатель квартиры не должны были брать на себя риск лишения права владения в связи с недостатками, которые должны были быть устранены посредством специально разработанных процедур. Надзор властей не мог служить оправданием последующей расплаты добросовестного приобретателя за рассматриваемое имущество".

Кроме того, Европейский Суд указал, что "риск совершения ошибки органом государственной власти должно нести государство, и эти ошибки не должны исправляться за счет заинтересованного лица...".

С учетом обстоятельств дела Европейский Суд пришел к выводу, что "лишение заявителя квартиры возложило на нее чрезмерное индивидуальное бремя, и что общественные интересы не являлись для этого достаточным основанием".

Относительно жалобы заявителя на нарушение права на уважение жилища, гарантированного ст. 8 Конвенции, Европейский Суд отметил, что "решение о выселении заявителя было вынесено внутригосударственными судами автоматически после того, как они лишили заявителя права собственности". Однако при этом не проведен дополнительный анализ "пропорциональности меры, которую было необходимо применить в отношении заявителя, а именно ее выселение из квартиры, которую... объявили принадлежащей государству".

Учитывая, что "ни один человек в списке очередников не был так же привязан к данной квартире, как заявитель, и вряд ли был заинтересован в этом конкретном жилище больше, чем в аналогичном", а также то, что "обстоятельства заявителя не давали ей права на получение взамен другого жилья, а жилищный департамент... не продемонстрировал готовности обеспечить ее после выселения постоянным или хотя бы временным жильем", Европейский Суд пришел к выводу о нарушении Конвенции, поскольку "права заявителя, гарантированные ст. 8, были полностью исключены из виду, когда дело коснулось соблюдения баланса между ее личными правами и интересами города".

Жалоба N 7097/10

Информация с сайта: files.sudrf.ru/2643/user/DOC/EUROP/Gladisheva.pdf‎




Источник публикации:

«Бюллетень Европейского Суда по правам человека», 2012, N 6


ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО "ГЛАДЫШЕВА (GLADYSHEVA) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

(Жалоба N 7097/10)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
(Страсбург, 6 декабря 2011 года)

--------------------------------

<*> Перевод с английского Г.А. Николаева.
По делу "Гладышева против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Нины Ваич, Председателя Палаты,

Анатолия Ковлера,

Пэра Лоренсена,

Элизабет Штейнер,

Ханлара Гаджиева,

Линоса-Александра Сисилианоса,

Эрика Месе, судей,

а также при участии Андре Вампаша, заместителя Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 15 ноября 2011 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:
Процедура
1. Дело было инициировано жалобой N 7097/10, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданкой Российской Федерации Светланой Михайловной Гладышевой (далее - заявительница) 15 января 2010 г.

2. Интересы заявительницы представлял И.Ф. Пузанов, адвокат, практикующий в Москве. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.

3. Заявительница утверждала, что она была лишена квартиры в нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции и что ей грозит выселение в нарушение статьи 8 Конвенции.

4. 7 июля 2010 г. председатель Первой Секции решил применить правило 41 Регламента Суда и рассмотреть жалобу в приоритетном порядке, а также коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 1 статьи 29 Конвенции было также решено рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.

Факты

I. Обстоятельства дела


5. Заявительница родилась в 1973 году и проживает в Москве.

6. 28 сентября 2005 г. заявительница приобрела квартиру площадью 37,5 кв. м в Москве, расположенную по адресу: Новочеремушкинская улица, дом 59, - и проживала там с сыном 1998 года рождения. Продавец квартиры В. купил ее у Е., которая приобрела право собственности в порядке приватизации. Факты, относящиеся к собственности на квартиру до приобретения права на нее заявительницей и последующему лишению ее титула, могут быть кратко изложены следующим образом.


A. Приватизация и продажа квартиры
7. До приватизации квартира находилась в собственности Москвы. 10 сентября 2004 г. префект Юго-Западного округа передал квартиру М. в качестве социального жилья. М. заключил договор социального найма 29 октября 2004 г. и был зарегистрирован как единственный наниматель 12 ноября 2004 г. В ордере на вселение члены семьи не были указаны.

8. 19 ноября 2004 г. отдел внутренних дел Черемушкинского района Москвы зарегистрировал Е. как жену М. по его адресу. Регистрация была осуществлена на основании письменного заявления М., удостоверенного публичным нотариусом Р. 17 ноября 2004 г., к которому прилагалось свидетельство о браке Е. и М., выданное в Калуге 15 октября 2004 г. Личность Е. была удостоверена предъявлением паспорта.

9. 19 декабря 2004 г. М. был найден мертвым. Дознание установило, что он выпал из окна своей квартиры, и заключило, что М. покончил с собой, поскольку доказательств причастности к его смерти другого лица получить не удалось. Было отмечено, что М. ранее являлся наркоманом.

10. 11 февраля 2005 г. Е. выдала доверенность Л., уполномочив его представлять ее во всех сделках, относящихся к квартире, во всех процедурах по приватизации и регистрации в органах регистрации имущества и по месту жительства. Доверенность была заверена государственным нотариусом С., которая указала в стандартной оговорке, что Е. подписала доверенность в ее присутствии и что ее личность и дееспособность установлены.

11. 30 марта 2005 г. Департамент жилищной политики и жилищного фонда Москвы (далее - Департамент жилищной политики) заключил договор социального найма с Е. и в тот же день подписал договор приватизации в отношении этой квартиры. При совершении данных сделок интересы Е. представлял Л.

12. 6 мая 2005 г. Главное управление Федеральной регистрационной службы по Москве зарегистрировало право собственности Е. на квартиру в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

13. 23 мая 2005 г. Е. продала квартиру В. 6 июня 2005 г. право собственности В. было зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

14. 28 сентября 2005 г. В. продал квартиру заявительнице. Условия сделки включали обязанность заявительницы уплатить продавцу 990 000 рублей за квартиру, авансовый платеж в размере 6 000 рублей, а также выплатить 1 465 847 рублей за ремонт. Условия сделки также предусматривали обязанность продавца приобрести заявительнице эквивалентную квартиру в случае утраты заявительницей титула по причинам, относящимся к дефектам титула, возникшим до приобретения квартиры заявительницей.

15. Переход права собственности был зарегистрирован Главным управлением Федеральной регистрационной службы по Москве.

16. Заявительница и ее сын переехали в квартиру и с тех пор проживают в ней.

17. 3 мая 2007 г. Е. скончалась, по-видимому, от естественных причин.
B. Оспаривание права собственности заявительницы и разбирательство о выселении
18. 30 января 2008 г. Главное управление внутренних дел Москвы уведомило Департамент жилищной политики о предполагаемом мошенничестве при приватизации квартиры.

19. В неустановленную дату в 2008 году Департамент жилищной политики предъявил иск к заявительнице и бывшим собственникам квартиры В. и Е. Он ссылался на "проверку", которая выявила, что брак между М. и Е. не заключался и что паспорт Е., использованный для процедур регистрации и приватизации, был объявлен утраченным в 1996 году. На основании этого Департамент жилищной политики просил суд признать, что квартира была приобретена Е. мошенническим способом, и признать все последующие сделки с квартирой недействительными. Заявительница предъявила встречный иск о признании судом права собственности на квартиру.

20. 25 июля 2008 г. Черемушкинский районный суд Москвы отклонил иск властей и удовлетворил встречный иск заявительницы, признав ее законной собственницей квартиры. Он, в частности, отметил, что заявительница приобрела квартиру добросовестно (являлась добросовестным приобретателем) и выплатила ее стоимость. Соответственно, не имелось оснований для признания сделки недействительной. В установленный законом десятидневный срок жалоба на решение не была подана, и оно вступило в силу.

21. 11 августа 2008 г. заявительница сообщила в милицию, что А.Б., должностное лицо Департамента жилищной политики, пытался вымогать у нее 50 000 долларов США в обмен на обещание о том, что Департамент не будет обжаловать решение от 25 июля 2008 года. 12 августа 2008 г. милиция провела тайную операцию, в рамках которой А.Б. был задержан при получении от заявительницы вышеуказанной суммы денег, помеченных милицией. 10 декабря 2008 г. А.Б. был признан виновным в связи с этим эпизодом и приговорен к лишению свободы на определенный срок.

22. Департамент жилищной политики подал ходатайство о продлении срока обжалования решения суда от 25 июля 2008 г. на том основании, что преследование А.Б., который вел данное дело, повлекло неукомплектованность штата Департамента жилищной политики и невозможность соблюдения сроков. 14 ноября 2008 г. районный суд удовлетворил ходатайство и продлил срок подачи жалобы. Рассмотрение жалобы состоялось 18 декабря 2008 г. в Московском городском суде, который отменил решение и возвратил дело на новое рассмотрение в районный суд. Московский городской суд дал суду первой инстанции указание установить, предусматривает ли иск требование о признании сделки недействительной, регулируемое статьей 167 Гражданского кодекса Российской Федерации, или об истребовании имущества из чужого законного владения в соответствии со статьей 302 указанного кодекса.

23. 15 декабря 2008 г. против "неустановленного лица" было возбуждено уголовное дело по подозрению в мошенничестве в процессе приватизации квартиры. Заявительница просила признать ее потерпевшей по этому делу, но ей было отказано на том основании, что ущерб от мошенничества был причинен Департаменту жилищной политики, а не заявительнице. Решение об отказе в признании заявительницы потерпевшей было принято Московским городским судом 27 июля 2009 г.

24. 9 июля 2009 г. районный суд установил, что приватизация квартиры Е. была проведена путем обмана. Он, в частности, установил, что орган регистрации актов гражданского состоянии не имеет данных о браке между М. и Е., и поэтому заключил, что их свидетельство о браке было подложным. Следовательно, Е. не имела права на регистрацию по месту жительства по адресу М. или на приватизацию квартиры после его смерти. В отношении заявительницы районный суд установил, что она являлась добросовестным приобретателем в значении статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации. Однако районный суд признал, что квартира, которая была приватизирована путем обмана, была утрачена Москвой, ее законным владельцем, в отсутствие намерения об отчуждении квартиры. Таким образом, с учетом положений статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации и Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2003 г. дело подпадало под одно из двух исключений из защиты титула добросовестного приобретателя, которое отдавало преимущество предыдущему собственнику. Титул заявительницы на квартиру был, соответственно, аннулирован, и Москва была признана законной собственницей квартиры. Суд принял решение о выселении заявительницы без компенсации или предложения другого жилого помещения. Заявительница обжаловала это решение.

25. 21 декабря 2009 г. Уполномоченный по правам человека в Москве обратился с письмом к мэру Москвы с просьбой рассмотреть вопрос о предоставлении заявительнице права социального найма на квартиру. Тем не менее 19 января 2010 г. Департамент жилищной политики дал отрицательный ответ, указав, что это нарушит очередность предоставления жилья.

26. 12 февраля 2010 г. следственный орган решил признать заявительницу потерпевшей по уголовному делу и допросил ее в этом качестве. Однако 23 марта 2011 г. данное постановление было отменено как необоснованное по требованию прокурора.

27. Уголовное расследование в связи с подозрением в мошенничестве было приостановлено ввиду неустановления виновных. В то же время в деле содержались определенные материалы, которые позволили судам установить, что приватизация была проведена неправомерно. Оно, в частности, содержало вывод о том, что все действия в связи с регистрацией Е. в квартире, приватизацией последней и продажей В. совершались с использованием паспорта Е., который был объявлен утраченным в 1996 году. К делу был также приобщен ответ муниципальных органов Калуги о том, что отсутствуют сведения о регистрации брака Е. и М. в 2004 году. Паспортная служба Калуги сообщила следователю, что Е. ранее проживала в Калуге и не снималась с регистрационного учета до ее смерти в 2007 году. Имелся также ответ нотариуса Р. о том, что в ее реестре отсутствуют записи об обращении М., и она отрицала, что удостоверяла этот документ.

28. 13 мая 2010 г. жалоба на решение от 9 июля 2009 г. была отклонена Московским городским судом, и решение вступило в силу.

29. Заявительница просила о приостановлении исполнения решения в части выселения. 22 июля 2010 г. суд удовлетворил ходатайство и приостановил выселение до 1 февраля 2011 г. Указанный срок был в дальнейшем продлен до 1 июня 2011 г.

30. 14 декабря 2010 г. заместитель Генерального прокурора Российской Федерации просил Верховный Суд России пересмотреть дело заявительницы в порядке надзора. Он полагал, что лишение ее права собственности на квартиру являлось незаконным и необоснованным.

Во-первых, заместитель Генерального прокурора утверждал, что правило, содержащееся в пункте 1 статьи 302 Гражданского кодекса, относительно восстановления права собственности на имущество, выбывшее из владения помимо воли собственника, неприменимо к ее делу. Он подчеркивал, что Департамент жилищной политики являлся стороной сделки приватизации квартиры и не мог не знать о ней, и Департамент никогда не утверждал, что должностное лицо, ответственное за приватизацию, превысило свои полномочия или действовало вопреки инструкциям. Поэтому нельзя утверждать, что квартира была приватизирована помимо воли Департамента жилищной политики. Таким образом, на заявительницу как на добросовестного приобретателя не могла быть возложена обязанность по возвращению квартиры прежнему собственнику, Москве.

Во-вторых, заместитель Генерального прокурора полагал, что судебные решения не сопоставили интересы города с законными правами и интересами заявительницы, тогда как в соответствии с Конституцией России права граждан пользуются приоритетом. Вследствие мошенничества третьего лица одинокая мать и ее ребенок могут быть выселены без компенсации и в отсутствие предложения другого жилья. Заместитель Генерального прокурора отметил, что заявительница не имеет другого жилья, и все ее сбережения были потрачены на приобретение квартиры и оплату судебных издержек. Наконец, он подчеркнул, что суды вышли за пределы своих полномочий, применив статью 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, тогда как истец ссылался на статью 167, то есть суды удовлетворили иск, выйдя за пределы исковых требований.

31. 24 декабря 2010 г. Верховный Суд Российской Федерации отклонил представление заместителя Генерального прокурора, отказав в пересмотре дела в порядке надзора. Верховный Суд отметил, что статус заявительницы как добросовестного приобретателя не ставился под сомнение на какой-либо стадии. Вместе с тем суды правильно применили закон и удовлетворили законные требования истца. Верховный Суд добавил, что заявительница не лишена права потребовать от В. компенсации убытков.

32. 31 мая 2011 г. Черемушкинский районный суд Москвы отклонил ходатайство заявительницы о дополнительном приостановлении исполнения решения от 9 июля 2009 г., отметив, что срок приостановления продлевался дважды, и не имеется оснований для нового продления.

33. 30 июня 2011 г. уполномоченный по правам человека в Москве направил письмо мэру Москвы, обращая его внимание на рост количества дел об изъятии городом квартир у добросовестных приобретателей под предлогом нарушений правил приватизации прежними собственниками квартир, во всех этих делах было отказано в компенсации или предоставлении другого жилья. По его мнению, случаи мошеннической приватизации не должны рассматриваться судами как дела, в которых имущество выбыло из владения "помимо воли собственника" в значении пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации. Уполномоченный по правам человека в Москве подчеркнул, что сделки по приватизации заключались государством в лице его должностных лиц, в обязанность которых входило обеспечение проведения необходимых проверок и процессуальной чистоты сделки. Неисполнение этой обязанности порождает ответственность государства. В любом случае, если подложные документы не были выявлены, это не может рассматриваться как выбытие из владения помимо воли собственника. Кроме того, уполномоченный по правам человека в Москве привел дело заявительницы как яркий пример несправедливого исхода ошибочного толкования, принятого московскими судами в подобных делах. В тот же день он направил письма в прокуратуру Москвы и начальнику Главного управления внутренних дел, упомянув дело заявительницы, и призвал тщательно расследовать мошеннические дела такого рода, выразив мнение о необходимости признания заявительницы потерпевшей в соответствующем уголовном разбирательстве.

34. Согласно последним объяснениям заявительницы она еще не выселена, но считает, что выселение неизбежно.
II. Применимое национальное законодательство и практика
35. Гражданский кодекс Российской Федерации предусматривает два различных способа оспаривания имущественного титула прежним владельцем:

"Статья 167. Общие положения о последствиях недействительности сделки

1. Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

2. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

3. Если из содержания оспоримой сделки вытекает, что она может быть лишь прекращена на будущее время, суд, признавая сделку недействительной, прекращает ее действие на будущее время.

<...>

Статья 302. Истребование имущества от добросовестного приобретателя

1. Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

2. Если имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях.

3. Деньги, а также ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя".

36. В соответствии с Постановлением от 21 апреля 2003 г. N 6-П Конституционный Суд Российской Федерации истолковал статью 167 Гражданского кодекса как не допускающую истребование прежним собственником имущества у добросовестного приобретателя в отсутствие специального законодательного положения. Однако на основании статьи 302 Гражданского кодекса прежним собственником может быть предъявлен виндикационный иск при наличии условий, указанных в пунктах 1 и 2 данной статьи кодекса, в частности, если имущество выбыло из владения помимо его воли или если имущество приобретено безвозмездно.


Каталог: user -> docs
user -> Янтиковского района чувашской республики
user -> Методические рекомендации по организации первоочередного жизнеобеспечения населения в чрезвычайных ситуациях и работы пунктов временного
user -> Методические рекомендации по выполнению дипломной работы по специальности
docs -> Во всех миниатюрах, написанных нами для его спектакля, главный отрицательный персонаж, которого и играл Рудаков, носил имя Пал Алексеевич
docs -> Правил а комбинированного страхования средств наземного транспорта г. Екатеринбург общие положения
docs -> Обобщение
docs -> Обобщение судебной практики рассмотрения гражданских дел о признании права собственности на самовольную постройку


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница