Основы функционального питания Питание, полнота и все болезни


Физиология пищеварения — база функционального питания



страница3/39
Дата01.12.2017
Размер6.01 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   39

1.4. Физиология пищеварения — база функционального питания


Не ешь никакой мерзости. Вот скот, который вам можно есть: волы, овцы, козы, олень и серна, и буйвол, и лань, и зубр, и орикс, и камелопард. Всякий скот, у которого раздвоены копыта и на обоих копытах глубокий разрез, и который скот жует жвачку, тот ешьте…

Библия, Пятая Книга Моисеева. Второзаконие (глава 14)

 Спасибо, Моисей!

Как вы, наверное, уже догадались, функциональное питание еще с библейских времен базируется преимущественно на белках и жирах, т.е. мясе, птице, рыбе, сметане, масле и т.п., и радикально отличается от нынешней доктрины «правильного» питания (это наглядно демонстрируют две Пищевые пирамиды в начале книги). Согласитесь, затеять спор с фанатиками, а тем более с государственными институтами, так же продуктивно, как начать осушать океан. Намного проще обратиться к неоспоримым библейским, анатомическим и физиологическим фактам, а затем решать, кто прав, а кто нет. Поэтому давайте кратко познакомимся с физиологией пищеварения, которая и диктует самый оптимальный (для выживания и здоровья) стиль питания, тот самый, который я называю функциональным.


1.4.1. Как происходит пищеварение


Процесс переваривания пищи у человека проходит через две фазы: кислотно-ферментную среду желудка и щелочную — кишечника. Ключевая функция желудка — переваривание белковой пищи в желудочном соке. Углеводы и жиры в соляной кислоте не перевариваются — они попадают практически в неизмененном виде (в химическом смысле) в кишечник, где углеводы расщепляются ферментами, секретируемыми поджелудочной железой, а жиры эмульгируются за счет желчи и ферментов, выделяемой желчным пузырем и поджелудочной железой.

В течение суток у взрослого человека выделяется примерно 8,5 литров (л) пищеварительных соков, в том числе 1,5 л слюны, 2,5 л желудочного сока, 1 л сока поджелудочной железы, 1,2 л желчи, 2,5 л сока кишечных желез. Соки пищеварительных желез на 90% состоят из воды, большая часть которой в процессе пищеварения возвращается обратно в кровяное русло через стенки желудка и кишечника. Сок поджелудочной железы имеет щелочную реакцию (pH=8,9), соляная кислота в желудочном соке — кислую (pH=1,5 — достаточно, чтобы растворить подошву), вода — нейтральную (pH=7,0).

Переваривание пищи начинается во рту. Пережевывание измельчает, а слюна смачивает пищу. Ферменты слюны (амилазы) конвертируют крахмал в простые сахара. Пережеванная и увлажненная пища через гортань и пищевод попадает в желудок. Пища проходит через органы пищеварения с помощью перистальтики гладких мышц, формирующих наружные стенки органов желудочно-кишечного тракта. Именно благодаря перистальтике, мы можем есть лежа, в невесомости и даже вверх ногами.

Желудок секретирует большое количество пищеварительных ферментов и желудочный сок, которые продолжают растворять и перерабатывать пищу. Сахара и алкоголь абсорбируются через стенки желудка в кровяное русло, а остаток пищевой кашицы проходит в первую секцию кишечника — двенадцатиперстную кишку.

Поджелудочная железа секретирует в двенадцатиперстную кишку пищеварительные ферменты: липазы разлагают жиры на глицерин и жировые кислоты; протеазы — белки на аминокислоты; амилазы превращают сахара, крахмалы и клетчатку в глюкозу.

Желчный пузырь (по существу, придаток печени) выделяет в кишечник желчь, которая эмульгирует жиры в усваиваемую форму. Небольшие железы на стенках кишечника также секретируют ферменты, которые продолжают процесс переваривания. Перистальтика продвигает пищевую кашицу в тонкий кишечник, стенки которого, как мох, покрыты волосками (villi), и через них питательные элементы абсорбируются в кровяное русло. Остатки пищевой кашицы переходят в толстый кишечник.

Толстый кишечник играет важную роль в усвоении питательных элементов и эвакуации переваренной пищи. В нормальном состоянии толстая кишка заселена симбиотическими бактериями, которых в ней больше, чем клеток в организме. Бактерии продолжают переработку пищевой массы и в процессе производят витамины, которые абсорбируются в кровь.

Кровь, после очистки и обработки в печени, разносит питательные элементы во все клетки организма, которые используют их для энергии и деления. Умершие клетки, наряду с отходами биосинтеза, выводятся из организма через почки и кишечник.


1.4.2. Эволюция органов пищеварения


Организм человека приспособлен синтезировать все необходимые ему витамины (эскимосы — даже витамин С) исключительно на белковой диете… Однако наш организм не в состоянии синтезировать ни восемь критически необходимых аминокислот, ни целый ряд критически необходимых жиров из группы Omega-3, 6 и 9, которые доступны в едином комплексе только из преимущественно белково-жировой, т.е. мясной диеты.

В процессе эволюции ничего не происходило случайно. Выживали действительно сильнейшие, и передавали свои гены будущим поколениям только те, кто выживал. Если в процессе эволюции первым пищеварительным органом стал кислотный желудок, приспособленный к перевариванию белковой пищи, а не щелочная тонкая кишка, приспособленная к перевариванию только углеводов, очевидно, что мясо — а не овощи и фрукты — преобладали в диете наших предков.

Неудивительно, что ни у вегетарианца-слона, ни у коровы, ни у лошади нет полноценного кислотного желудка. Их основной пищеварительный орган по функциональности близок к нашей тонкой кишке и приспособлен исключительно к ферментации растительной пищи — травы, кореньев, листьев и фруктов.

Было время, когда я тоже наивно «клюнул» на один из логически неопровержимых аргументов в пользу вегетарианства: слоны — самые сильные животные на земле — вегетарианцы. Это действительно так, если, конечно, не учитывать, что внутренние органы слона по прихоти эволюции приспособлены к перевариванию лишь нежных стеблей и листьев с верхушек тропических деревьев. Несомненно, населяй мы в древности верхушки пальм, вегетарианство было бы более уместно сегодня.

Следуя наивным псевдонаучным советам апологетов вегетарианства, искренне желая быть сильным, как слон, здоровым, как бык и любвеобильным, как петух, 36-ти лет отроду я подался в воинствующее вегетарианство и... через год впервые в жизни поправился, а еще через четыре — «заработал» сахарный диабет.

1.4.3. Желудок и кишечник предпочитают пищу, которая усваивается без остатка


У человека органы абсорбции (желудок и кишечник) и выделения (толстый кишечник) адаптировались, в основном, к продуктам, способным перевариться «без остатка» — в стуле здорового человека переваренная пища составляет всего 10%-15%, а остальной объем приходится на симбиотические бактерии (30%), отмершие старые клетки, кровь и желчь (30%), невостребованные жиры и воду (25%-30%). В отличие от богатой клетчаткой растительной пищи, мясо, особенно сырое, переваривается практически полностью, в то время как клетчатка-целлюлоза проходит через желудок, кишечник и прямую кишку почти в неизменном состоянии.

Поэтому-то кишечник животных-вегетарианцев (herbivores) намного короче, и выведение отходов быстрее — всего несколько часов — по сравнению с 12-18 часами у здорового человека. (Вот почему большое количество клетчатки в нашем рационе приводит к расстройствам желудочно-кишечного тракта, знакомым многим после первых экспериментов, к примеру, с индийской кухней.)

Откуда же доисторический человек, находящийся преимущественно на мясной диете, черпал витамины и минералы, жизненно необходимые в экстремальных, в стиле Робинзона Крузо, условиях? Из четырех источников — молока матери, мяса, съедобных растений и натуральной (из колодца или родника) воды.


  • Материнское молоко. С момента рождения и до двух-трех лет жизни, как и положено у млекопитающих, с материнским молоком ребенок получал стерильную воду, жиры, белки, углеводы, витамины, минералы, ферменты, кишечную микрофлору и антитела, необходимые для защиты от инфекционных болезней. Если у роженицы не было молока, ребенок, как правило, не выживал. Молочный скот был одомашнен сравнительно недавно — 8-10 тысяч лет назад. Коровьим или козьим молоком для кормления младенцев не пользовались до совсем недавнего времени — пока не появились резиновые соски, класть младенцев под коз или коров, сами понимаете, не решались…

  • Мясо травоядных животных. Доисторический человек охотился исключительно на травоядных животных (в будущем — одомашненных на мясо) и, в контексте питательной цепочки, физиологически не отличался от других хищников-мясоедов. Легко усваиваемые сырое мясо и кровь травоядных животных были насыщены всеми необходимыми для выживания элементами:

Незаменимыми (essential) аминокислотами. Вегетарианцам удовлетворить круглогодичную потребность в хорошо усваиваемых белках из растительной пищи трудно даже с помощью современного специализированного магазина. Термическая обработка уничтожает питательные элементы, коагулирует белки и требует навыков, которых не было у небольших кочующих племен наших предков.

Незаменимыми жировыми кислотами. Жиры из молока домашних животных вошли в диету сравнительно недавно — 8-10 тысяч лет назад. Удовлетворить потребность организма в жирах из растительной пищи было невозможно ни по количеству, ни по качеству до появления пресса всего несколько тысяч лет назад.

Витаминами и минералами. Съедобные органы травоядных животных были насыщены жиро- и водорастворимыми витаминами и минералами, которые они, в свою очередь, усваивали из диких трав и злаков, покрывавших в изобилии степи Евразии. Хищники не охотятся на хищников именно потому, что их мясо и внутренности лишены необходимых питательных элементов. Даже тигры-людоеды, наделенные обонянием, в 200-300 раз превосходящим человеческое, обходят стороной европейцев-мясоедов, но с «удовольствием» пожирают индусов-вегетарианцев.


  • Съедобные растения. Орехи, ягоды, плодовые и, в меньшей мере, мёд были доступны в течение относительно короткого сезона. Они частично заменяли или дополняли на это время мясо крупных животных и давали возможность охотникам-кочевникам и их семьям передохнуть и набрать вес к зиме. Белки и жиры пополнялись к началу осени за счет изобилия рыбы и крупной птицы (фазаны, дикие индюшки).

  • Натуральная вода. Доступ к источнику чистой питьевой воды определял место стоянки племени. Родники — источники холодной, свежей и относительно «стерильной» питьевой воды — выполняли функцию естественного «водопровода». Подземная родниковая вода, которую сегодня принято называть минеральной, отличается от водопроводной именно тем, что она уже насыщенна растворенными и ионизированными минералами и микроэлементами. Оздоровительные поездки в Кисловодск, Карловы Вары или Трускавец, а в остальное время года — Saratoga, San Pellegrino, Perrier, Gerolsteiner или Боржоми и Ессентуки из бутылки, выполняют ту же функцию для горожан по сей день.

А что же происходит с непереваренными остатками пищи?

1.4.4. Непереваренные остатки гниют и бродят


Наш известный соотечественник Илья Ильич Мечников (1845–1916) внес типично русский вклад в теорию старения. Его словами: «Мы старимся оттого, что самоотравляемся гнилостными веществами из собственных толстых кишок». Он даже предлагал удалять толстый кишечник для здоровья и долголетия, на что Лев Николаевич Толстой ехидно заметил: «Мечников придумывает, как посредством вырезания кишки, ковыряния в заднице обезвредить старость и смерть…».

Теория Мечникова о самоотравлении базируется на том общеизвестном факте, что здоровый толстый кишечник населяют симбиотические (дружественные) бактерии, функция которых формировать стул и «дорабатывать» остатки переваренной и непереваренной пищи. И не только.

Деятельность бактерий в кишечнике сопровождается двумя близкими процессами — брожением и гниением. Между ферментативными процессами брожения и гниения есть не большая, но существенная разница. Видимо, сто с лишним лет назад она не была до конца (или вообще) известна г-ну Мечникову, отсюда и его сумасбродная идея о пользе удаления толстого кишечника для здоровья и долголетия...

Заблуждение о гниющем (грязном, загрязненном) толстом кишечнике a la Mechnikoff доминирует по сей день и в популярных медицинских, и в научных медицинских, и в околомедицинских публикациях, со всеми вытекающими последствиями для здоровья бессчетных жертв желудочно-кишечных расстройств, с одной стороны, и для суперприбыльной деятельности всего «лечебного» сектора — с другой.

Поэтому давайте-ка разберемся, в чем же разница между брожением и гниением, чтобы затем эффективно воспользоваться этой информацией для здоровья и долголетия a la Monastyrsky… Для большей объективности обратимся за помощью к Малой Медицинской Энциклопедии1:

«БРОЖЕНИЕ — ферментативный энергообразующий окислительно-восстановительный процесс, протекающий без участия молекулярного кислорода. […] Субстратами [питательной средой для] брожения являются, как правило, углеводы. […] Продуктами брожения бывают спирты, органические кислоты, ацетон и другие органические вещества, а также углекислый газ, молекулярный водород и др.».

«ГНИЕНИЕ — процесс разрушения органических азотсодержащих соединений, главным образом белковых веществ, под действием микробных ферментов; составляет один из важных этапов в круговороте веществ в природе. При гниении мяса и рыбы образуются птомаины (кадаверин, нейрин, холин и др.), обладающие токсическими свойствами. […] В организме человека процесс гниения происходит в основном в толстой кишке, где существуют оптимальные условия для жизнедеятельности гнилостных бактерий, образовавшиеся при гнилостном распаде белка в кишечнике, с кровью попадают в печень, где происходит их обезвреживание».

Суммирую:



  • Углеводы в толстом кишечнике (простые и сложные сахара) — бродят. В результате брожения образуются газы (углекислый, водород и др.).

  • Белки (рыба, птица и мясо) — гниют. В результате гниения (кроме всего прочего) образуется газообразный аммиак, поэтому гниение называют также аммонификацией.

Но откуда в толстом кишечнике берутся углеводы для брожения и белки для гниения? Ведь они должны были перевариться еще в желудке и тонком кишечнике! Чтобы выяснить, могут ли действительно быть в толстом кишечнике белки и сахара, давайте опять обратимся к Малой Медицинской Энциклопедии:

«ПИЩЕВАРЕНИЕ — совокупность процессов физической и химической переработки пищи в пищеварительном тракте, в результате которой ее компоненты при сохранении энергетической и пластической ценности утрачивают видовую специфичность и приобретают свойства, благодаря которым могут усваиваться организмом и включаться в обмен веществ. Физические изменения пищи состоят в ее измельчении, набухании, растворении; химические — в последовательной трансформации питательных веществ под действием секретов пищеварительных желез. Важнейшим звеном в процессе трансформации питательных веществ является их деполимеризация (расщепление) под влиянием гидролитических ферментов с образованием мономеров, которые всасываются в кровь и лимфу и транспортируются к тканям организма. Расщеплению подвергаются все питательные вещества за исключением воды, минеральных солей и витаминов, которые всасываются неизмененными».

Нет, как видите, белков и углеводов в толстом кишечнике быть не должно по тому простому резону, что они уже переварились в желудке и кишечнике… Хм, что-то здесь не так… Побредём-ка дальше вниз по желудочно-кишечному тракту. Энциклопедия, голубушка, рассуди:

«КАЛ — […] Появление большого количества мышечных волокон [непереваренных белков — К.М.] […] свидетельствует о недостаточной функции поджелудочной железы или о снижении секреторной функции желудка. […] Обнаружение в кале переваримой клетчатки, а также выделение с калом крахмала (амилорея) обычно наблюдается при заболеваниях тонкой кишки и связанной с ними ускоренной эвакуации, а также при заболеваниях поджелудочной железы, если они сопровождаются поносами».

Нам повезло. Вместо того, чтобы, словами Льва Николаевича, искать истину методом «ковыряния в заднице», мы можем обратиться к авторитетной Малой Медицинской Энциклопедии, недоступной во времена Ильи Ильича, чтобы выяснить, что у здорового человека с нормальным пищеварением белки и углеводы полностью перевариваются на пути к толстому кишечнику; у больногопопадают в толстый кишечник не переваренными и становятся питательной средой для оравы населяющих его «голодных» бактерий гниения и брожения…

Теперь, Илья Ильич, надеюсь, вы понимаете, почему с гниением и брожением в толстом кишечнике надо бороться не методом отрезания органа, а методом улучшения пищеварения, то есть с помощью функционального питания «без остатка», описанного в этой книге.

Теперь, полагаю, и вы поймете, почему:


  • Я не могу есть мясо, — означает, что из-за несварения белков в желудке и тонком кишечнике начинается естественное гниение в толстом кишечнике.

  • Меня мучают газы, — означает, что из-за несварения углеводов в тонком кишечнике начинается естественное брожение в толстом кишечнике.

  • У меня хронические запоры, — означает, что из-за нарушения баланса кишечной микрофлоры, недостаточности минеральных солей и избытка непереваренных компонентов пищи нарушается естественный состав экскрементов, со всеми не выходящими оттуда последствиями…

  • У меня хронические поносы, — означает, что из-за брожения, гниения и нарушения баланса микрофлоры преждевременно «эвакуируется» токсичное содержимое толстого кишечника, по тем же резонам, по которым вы выплевываете случайный глоток кипятка…

  • У меня нет сил, я быстро старею, у меня болит печень, у меня.., у меня.., у меня... — означает, что в вашем организме протекают патологические процессы пищеварения, и вы «на собственной шкуре» наблюдаете последствия вашего стиля питания.

Осталось только добавить, что из двух зол — брожение меньшее зло, чем гниение. В результате гниения производятся токсичные птомаины, в результате брожения — знакомые нам вода, алкоголь и углекислый газ. К сожалению, сильное брожение имеет на кишечник такой же эффект, как теплое шампанское на бутылку — или с треском вылетает пробка, или лопается бутылка…

Воспитанные люди лежачего не бьют, но с другой стороны, мы обсуждаем брожение, гниение и композицию стула, чтобы, извините за неделикатность, не испортить окружающим воздух, а себе — здоровье. В такой ситуации, согласитесь, любые приемы хороши… Поэтому позвольте мне вбить последний гвоздь в теорию «гнилых кишок» уже и так изрядно «пострадавшего» господина Мечникова: так нужны ли нам эти гниющие и бродящие бактерии или лучше избавиться от них или даже от самого кишечника? Опять обращаемся к Малой Медицинской Энциклопедии:

«МИКРОФЛОРА ЧЕЛОВЕКА — микроорганизмы, обитающие на коже и слизистых оболочках, находящиеся в состоянии динамического равновесия друг с другом и с организмом человека. Нормальное состояние микрофлоры называется эубиозом. Микрофлора человека — важная метаболическая система, синтезирующая и разрушающая собственные и чужеродные субстанции, участвующие в абсорбции и переносе в организм человека как полезных, так и потенциально вредных агентов. Микрофлора человека вносит значительный вклад в морфогенез тканей, метаболизм углеводов, азотистых соединений, стероидов, водно-солевой обмен, в детоксикацию различных веществ, образование мутагенов и антимутагенов, в иммунитет и т.д. Важнейшей функцией микрофлоры является ее участие в формировании колонизационной резистентности, под которой подразумевается совокупность механизмов, придающих стабильность нормальной микрофлоре и обеспечивающих предотвращение колонизации организма человека посторонними микроорганизмами».

О чем это говорит? Да всё о том же: без зубиоза в ваших кишкахкапут морфогенезу ваших тканей, капут метаболизму и абсорбции ваших питательных элементов, капут вашему иммунитету, капут вашей резистентности и привет — колонизации… Даже если вы не понимаете сути всех этих терминов — пять физиологических капутов и одна колонизация посторонними микроорганизмами ваших собственных кишок пострашнее сибирской язвы в вашем почтовом ящике!



Как видите, какой стол — такой стул, какой стул — такое здоровье… О каком здоровье может идти речь, простите нас со Львом Николаевичем за резкость, если остатки непереваренной пищи гниют в заднице, колонизированной патогенами; витамины — не синтезируются, минералы — не абсорбируются, а мутагены — не подавляются!.. A если вы планируете избавляться от гниения в толстом кишечнике промыванием (colonics therapy), имейте в виду следующее: вымывание кишечника еще больше нарушает и симбиоз, и зубиоз, а занесенные извне с пищей гнилостные бактерии еще быстрее и эффективнее колонизируют ваш «вымытый» от симбиотической микрофлоры кишечник, потому что, как я уже писал выше, гниет непереваренная пища, а не бактерии… Вот почему, как и при большинстве других болезней, промывание надо начинать с головы, а не с попы, чему, собственно, и посвящена эта книга.

1.4.5. Пока толстый сохнет, сухой сдохнет


Изобилие энергоемкой, хорошо усваиваемой и легко добываемой пищи в летне-осенний сезон в сочетании с теплой погодой и минимальными физическими нагрузками обеспечивали быстрое накопление веса, конечно же, за счет жира. Изрядная, к зиме, жировая прослойка для наших предков была критически необходима. До появления каминов и печей несколько сот лет назад и центрального отопления несколько поколений назад, подкожный жир выполнял важные защитные функции:

  • Жир защищал от переохлаждения, как самого человека, так и его приоритетные органы. Даже в глубокой пещере температура зимой редко превышала 5-7 °С. Наши предки, в свободное от охоты время, проводили в полудреме, плотно прижавшись, друг к другу.

  • Жир служил резервуаром витаминов, минералов и воды в случае неудачной охоты или климатических катаклизмов. Наши предки могли легко обходиться несколько дней без воды и 30-40 дней — без еды. Собственно, и мы можем, только теперь это называется «лечебным голоданием».

  • Жир обеспечивал организм энергией. Наиболее критические органы — клетки и сердце — черпают энергию непосредственно из жиров, в то время как печень идеально приспособлена синтезировать глюкозу (вторичное топливо, своего рода, акселератор) из жиров.

Несомненно, те из наших предков, которые научились быстро и эффективно накапливать жир и медленно и рационально его использовать во время долгих, холодных и голодных зим, передали свои гены потомкам и обеспечили их физическое процветание. Несомненно, также, что, если эти гены передались вам, ваш организм идеально настроен на быстрое накопление жира и так же идеально настроен на его медленное использование. Чем севернее ваши корни, тем больше у вас склонность к полноте.

1.4.6. А как же Брэгг, Шелтон и иже с ними?..


К моему удивлению, я впервые услышал о Поле Брэгге (Paul Bragg) и д-ре Шелтоне (Dr. Herbert Shelton) только в 1998 году в США от моих русскоязычных читателей и радиослушателей. Работая над книгой, я попытался найти на Интернете и в справочниках какую-либо информацию о них, но безуспешно, за исключением нескольких малоизвестных Интернет-сайтов, которые предлагали книги д-ра Шелтона, изданные между 1928 и 1968 годами. В самых авторитетных и полных американских энциклопедиях и справочниках вообще нет никаких упоминаний об этих мистических личностях, так хорошо известных в постсоветском пространстве.

Я просмотрел несколько книг Шелтона на английском языке. В них много здравого смысла, много искренности, много мудрого, но и много ошибочного. Отчаявшись найти хоть что-нибудь о Брэгге, в конечном итоге, я пришел к выводу, что, скорее всего его известность в СССР была санкционирована отделом пропаганды ЦК КПСС примерно так же, как Анжелы Дэвис, о которой в США тоже слухом никто не слыхивал. Ведь его утопические, по стопам Шелтона, рекомендации — не есть мясо, птицу, масло, сметану, яйца, сыры, не употреблять спиртного, заниматься спортом, голодать раз в неделю и питаться преимущественно злаковыми, крупами, овощами и фруктами в сезон — идеально соответствовали нуждам советских партократов, которые не могли прокормить страну дефицитными мясом и яйцами… Вот и подкинули интеллигенции, голодной на «американщину», философию «натурализма», откуда пошли и слава Брэгга, и сегодняшние болезни поколения русских «baby boomers».

Уже после выхода первого издания этой книги один из читателей обратил мое внимание на Интернет-страницы http://www.bragg.com/, поддерживаемые дочерью Брэгга Патрицией. Из этого источника мне тоже не удалось почерпнуть много сведений о жизни г-на Брэгга, за исключением того, что факт его смерти умалчивается, что он был владельцем магазина здоровья и что он (вместе с дочерью) является соавтором нескольких книг, переизданных после его смерти. Одна из них называется The Bragg «Healthy Lifestyle» — Vital Living to 120 (Здоровый образ жизни по Брэггу до 120 лет). Согласитесь, надо быть отчаянным оптимистом, чтобы учиться принципам здоровья и долголетия у автора, дата и факт смерти которого скрываются от читателей…




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   39


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница