«Особенности хирургического этапа лечения рака молочной железы после неоадъювантной системной терапии»


Ретроспективный анализ рандомизированых исследований



страница5/6
Дата01.12.2017
Размер1.01 Mb.
ТипДиссертация
1   2   3   4   5   6

Ретроспективный анализ рандомизированых исследований

Была отмечена тенденция к более высокой частоте клинического ответа на лечение и выполнения органосохраняющих операций в группе больных с высокой экспрессией в группе эндокринотерапии в сравнении с группой химиотерапии (43% против 24%; р = 0,054). 

Не было отмечено значимой разницы в показателях 5-летней безрецидивной выживаемости между больными получавшими неоадьювантную эндокринотерапию, и больными, получавшими химиотерапию: 71,0% и 67,7% соответственно (р > 0,5).

Наблюдалась явная тенденция к более высокой частоте объективных клинических ответов и выполнения органосохраняющих операций у пациентов с высокой экспрессией ER (люминальный А РМЖ) у получивших неоадъювантную эндокринотерапию ингибиторами ароматазы в сравнении с группой пациентов, получавших химиотерапию таксанами и антрациклинами ( 43% против 24%; р=0,054).

Исследование показало явную тенденцию к улучшению показателей 10 летней безрецидивной выживаемости при люминальном А подтипе РМЖ в группе пациентов, получавших эндокринотерапию в сравнении с химиотерапией (72,8% против 53,9% р= 0,062).

Не выявлено достоверных отличий показателей безрецидивной (DFS) и общей (OS) выживаемости в группе с люминальным В подтипом РМЖ (включая люминальный HER2+ РМЖ) между пациентами, получавшими неоадъювантную эндокринотерапию и 55 женщинами, получавшими химиотерапию . 10-летняя безрецидивная выживаемость (DFS) 41,0% против 40,0%. Общая выживаемость (OS) 49,9% против 52,7%, соответственно (p> 0,5 ).

Прослеживается явная тенденция к более высокой частоте органосохраняющих операций в группе комбинированного применения анти-HER2 терапии и химиотерапии в сравнении с одной химиотерапией (23% против 13% ; р=0.07).

Анализ значения объективного клинического ответа (CR+PR) показал, что более вероятно выполнение органосохраняющих операций при достижении полного или частичного ответа у пациентов, получавших в месте с неоадъювантной химиотерапией анти-HER2 препараты (28% против 11% ; р=0.022).

У пациентов, получавших неоадъювантную анти-HER2 таргетную терапию в комбинации с антрациклин-таксаны содержащую химиотерапию не наблюдалось случаев местного рецидива после органосохраняющей операций при медиане наблюдения 3,5 лет.

Показатель 5-летней выживаемости без событий event-free survival- [EFS] в группе таргетной терапии равнялся 59,7%, а в группе получавших одну химиотерапию 46,1% (р=0.024). Безотносительно объема операции (мастэктомия или органосохраняющая операция) наблюдаются такие же тенденции к более высокой выживаемости (EFS) в группах пациентов, получивших дополнительно к антрациклин таксаны-содержащей неоадювантной химиотерапии - анти- HER2 терапию. У пациентов люминальной группы (HER2+/ER+) оказались более низкие показатели без событийной выживаемости (EFS) 5-летней выживаемости 49% в основной (таргетной группе) и 36% в группе одной неоадъювантной химиотерапией [р=0.046].

Такие же тенденции более низкой выживаемости у пациентов люминальным В подтипом (HER2+/ER+) отмечены как после мастэктомии так и после органосохраняющих операций (то есть безотносительно объема операции) в группе таргетного неоадъювантного лечения.

Таким образом, проведение неоадъювантной системной терапии, вариант который определяется биологическим подтипом РМЖ, в большинстве случаев позволяет выполнить хирургический этап лечения при люминальном А РМЖ.


В работе ставились следующие задачи:

  1. Проанализировать частоту «перехода» неоперабельных опухолей (особенно IIIВ стадии) в операбельные, в том числе органосохраняющие вмешательства после неоадъювантной системной терапии

  2. С помощью иммуногистохимического анализа уровня экспрессии рецепторов стероидных гормонов (ER/PR), HER2, анализа гистологической степени злокачественности (G) определить биологические подтипы РМЖ.

  3. Определить влияние неоадъювантной химиотерапии, гормонотерапии и таргетной терапии на величину клинического ответа опухоли и частоту полного патоморфологического регресса опухоли.

  4. Изучить частоту возникновения местных рецидивов после неоадъювпнтной системной терапии при местно-распространенном РМЖ в зависимости от объема операции, величины клинического ответа и степени патоморфологического ответа на лечение.

  5. Изучить непосредственные и отдаленные результаты лечения, включая показатели безрецидивной и общей выживаемости в зависимости от биологического подтипа РМЖ и проведенного неоадъювантного лечения.

  6. Провести ретроспективный анализ, включающий иммуногистохимическое определение биологических подтипов РМЖ и отдаленные результаты лечения (от 5 до 10 лет) ранее проведенных в институте рандомизированых клинических испытаний неоадъювантной эндокринотерапии при ER-позитивном РМЖ и комбинированной химиотерапии и таргетной (анти-HER2) терапии при HER2-позитивном РМЖ.


Выводы

  1. У пациентов с местно-распространенным РМЖ проведение неоадъювантной химиотерапии, включавшей антрациклины, приводит к снижению клинической стадии и выполнению хирургического этапа лечения в 76,1% случаев, включающей таксаны, 89,1% случаев. Неоадъювантная эндокринотерапия у постменопаузальных пациентов с ER+/PR+ опухолями приводит к снижению клинической стадии и выполнению хирургического этапа лечения в 85% случаев.

  2. Реже всего местные рецидивы после неоадъювантной системной терапии и хирургического вмешательства возникает при люминальном А (1,7%) и люминальном В HER2-негативном подтипе РМЖ (5,6%) р=0.098. При HER2 позитивном и трижды негативном подтипе РМЖ рецидивы встречаются в 18,2% и 12,0% соответственно.

  3. У пациентов, подвергавшихся органосохраняющему лечению после неоадъювантной химиотерапии риск возникновение местно-региональных рецидивов был связан с рядом патоморфологических признаков: хирургические края резекции менее 5 мм (17,1%), мультицентричность (11,8%), наличие дуктальной карциномы in situ (DCIS) или внутрипротокового компонента (EIC) (11.8%).

  4. Больные, достигшие полного клинического ответа на неоадъювантную химиотерапию в основном 79,4% (81 из 102) подверглись органосохраняющему лечению с относительно редкими случаями возникновения местных рецидивов (у 8 из 81 или 9,8% за 10 лет наблюдения) p>0.5. Подавляющее число пациентов с частичным клиническим ответом на неоадъвантную химиотерапию(180 из 184 или 97,5%) подвергались мастэктомии также с низким риском возникновения местного рецидива (2,2%) p>0.5

  5. При достижении полного патоморфологического регресса после неоадъювантной химиотерапии местный рецидив выявлен лишь у 6% пациентов, подвергавшихся органосохраняющему хирургическому лечению P=0.048. При частичном патоморфологическом регрессе наиболее высокая частота местных рецидивов наблюдалась после органосохраняющего лечения, особенно при трижды-негативном (18,5%) и HER2-позитивном РМЖ (17,3%) P=0.048.

  6. При 10-летнем сроке наблюдения отдаленные метастазы выявлены у 14% пациентов после органосохраняющего лечения и в два раза чаще (28%) у пациентов после радикальной мастэктомии, что связано с преимущественным выполнением органосохраняющих операций у пациентов с полным клиническим ответом (cCR) р>0.5.

  7. Выявлена явная тенденция к более высокой частоте объективных клинических ответов и выполнение органосохраняющих операций у пациентов с люминальным А РМЖ, получавших неоадъювантную эндокринотерапию ингибиторами ароматазы в сравнении с группой пациентов, получавших химиотерапию таксанами и антрациклинами(43% против 24%, p=0.059).

  8. Рандомизированное исследование показало тенденцию к улучшению показателей выживаемости при люминальном А подтипе РМЖ в группе пациентов, получавших предоперационную эндокринотерапию в сравнении с химиотерапией (72,8% против 53,9%; p=0.062).

  9. У пациентов, получавших неоадювантную таргетную терапию (трастузумаб) в комбинации с антрациклин-таксан содержащей химиотерапией местный рецидив после органосохраняющего лечения выявлен лишь в 4,5% случаев, против 27,32% в контрольной группе (p=0.08) при медиане наблюдения 5,5 года. А показатели

5-летней безрецидивной выживаемости в группах получавших дополнительно к антрациклин-таксан-содержащей неоадъювантной химиотерапии - анти HER2 терапию в сравнении с одной химиотерапией ( 59,7% против 46,1; p=0.024).

Практические рекомендации

При планировании хирургического этапа лечения после неоадъювантной системной терапии следует учитывать величину клинического ответа, определяемую с помощью как физикального метода (пальпации), так и с помощью лучевых методов получения изображения опухоли. Следует иметь в виду, что выполнение органосохраняющих операций возможно при достижение полного клинического ответа (cCR), и, особенно, при люминальном А и люминальном В (HER-2 – негативном) подтипах рака молочной железы.


Список опубликованных работ.

  1. Семиглазов В.Ф., Комяхов А.В., Семиглазов В.В., Дашян Г.А., Петренко О.Л., Петрова. А.С. // Магнитно-резонансная томография в первичной диагностике и оценке эффективности неоадъювантной терапии у больных раком молочной железы. Эффективная фармакотерапия. Эффективная фармакотерапия. 2015.-10.- с.54-63.

  2. Воротников В.В., Дашян Г.А., Семиглазов В.Ф., Табагуа Т.Т., Петренко О.Л., Аполлонова В.С., Ван Шу, Труфанова Е.С.. Особенности лечения и течения рака молочной железы у пожилых старше 65 лет. Сборник материалов III конгресса онкологов Узбекистана 14-16 мая 2015. - г. Ташкент. С. 200.

  3. Semiglazov, V. F., Dashyan, G. A., Semiglazov, V. V., Petrenko, O.L., Komyahov, A., Paltuev, R. M., & Matzko, D. // (2015). P198 Prognostic value of breast cancer subtypes: from phase 2 randomized trial of neoadjuvant therapy. The Breast, 2015 vol.(suppl.1)24, S92.

  4. Семиглазов В.Ф., Семиглазов В.В., Петренко О.Л., Комяхов А.В., Дашян Г.А., Палтуев Р.М., Семиглазова Т.Ю., Манихас А.Г., Божок А.А., Лалак И.А. // Органосохраняющее лечение после неоадъювантной терапии рака молочной железы Вопросы онкологии 2015-61-№3.- с. 381-386

  5. Петренко О.Л, Лалак И.А., Семиглазов В.В., Комяхов А.В. // Особенности хирургического лечения местно распространенного рака молочной железы после неоадъювантной химиотерапии. Вопросы онкологии 2015-61 -№4.-с. 842-846

  6. Петренко О.Л. Особенности хирургического лечения местно-распространенного рака молочной железы после неоадъювантной системной терапии. // Учёные записки 2015-3 ст. 112-115


Список литературы:

  1. Божок А.А. Оптимизация лечения раннего и местно-распространенного рака молочной железы. Автореф. дис. д-ра мед. наук. – Спб. 2005.

  2. Божок А.А, Семиглазов В.Ф., Семиглазов В.В. и др. Прогностические и предсказывающие факторы при раке молочной железы. // Вопросы онкологии - 2005. - № 4. - c.434-443.

  3. Баженова А.П. Показания к операции Patey при раке молочной железы .Хирургия 1971 ,№ 5 с. 131-135

  4. Блохин С.Н. Реконструктивно-пластические операции при раке молочной железы. Дис. .д-ра мед.наук.-М., 2003. 158 с.

  5. Василевская В.О., Мартынюк В.В., Пресняков В.Н., Место модифицированных мастэктомий в лечении рака молочной железы .// Юбил.Сб.Науч. Работ онкол.Диспансера Санкт-Петербург.-СПб, 1996. 150с.

  6. Волченко H.H. Морфологические факторы прогноза при раке молочной железы: дис.д-ра мед. наук.-М., 1998. 123 с.

  7. Дымарский Л.Ю. К истории развития хирургического лечения рака молочной железы, начиная с древнего Египта и до наших дней. // Хирургия. – 1981. - № 4. – С. 111-118.

  8. Изотова И. А. Комбинированное и комплексное лечение локализованных и местнораспостраненных форм рака молочной железы: Дис. .д-ра мед.наук.-М. 1992.-322 с.

  9. Комбинированное лечение злокачественных опухолей.-М.,. 1982.-Вып.2.-С.29-32.

  10. Кушлинский Н.Е., Портной С.М., Лактионов К.П.: Рак молочной железы. -М.: Издательство РАМН , 2005.

  11. П.В.Криворотько, В.В. Семиглазов, С.В.Канаев, С.Н.Новиков, К.Д.Пеньков, И.В.Никитина, Е.К.Жильцова. Факторы, влияющие на развитие местного рецидива после органосохраняющих операций на молочной железе. // Материалы VIII Международной ежегодной конференции “Проблемы диагностики и лечения рака молочной железы”.- 2011. – с.21-29.

  12. Летягин В.П.: Современные подходы к лечению первичного рака молочной железы. — Онкология на рубеже XXI века. Возможности и перспективы. Сборник тезисов. Москва 1999г.

  13. Летягин В.П., Полевая Е.Б. Огнерубов H.A.,Бялик А.Я. Органосохраняющие и функционально щадящие операции в комплексном лечении II6-III6 стадий рака молочной железы // Актуальные вопросы онкологии.-Барнаул, 1992.-Ч.1.-С.133-135.

  14. Летягин В.П., Лактионов В.П., Высоцкая И.В., Котов В.А. Рак молочной железы: (Эпидимиология, классификация, диагностика, лечение, прогноз).-М., 1996. -150 е.

  15. Летягин В.П. Опухоли молочной железы (клиника, диагностика, лечение, прогноз). Москва 2000. -266 с .

  16. Мерабишвили В.М. Злокачественные новообразования в мире, России, Санкт-Петербурге. - СПб.- 2009.- с.164-165.

  17. Мерабишвили В.М. Выживаемость онкологических больных. Выпуск второй. Часть 1. // СПб. – 2011. – 350 С.

  18. Моисеенко В.М. Современное лекарственное лечение местно-распространенного и метастатического рака молочной железы Текст. / Моисеенко В.М., Семиглазов В.Ф., Тюляндин С.А. // Изд. «Грифон». -СПб.- 1997.124 с.

  19. Пак Д. Д. Органосохраняющие, фукционально-щадящие и реконструктивно-пластические операции при комбинированном лечении больных раком молочной железы: Автореф. д-ра мед. наук.-М., 1998.

  20. Пак Д.Д. Эволюция хирургического лечения рака молочной железы: от расширенных мастэктомий до органосохраняющего лечения. // В кн. V Российская онкологическая конференция. Москва. - 2001. -С. 21-30.

  21. Пак Д.Д., Евтягин В.В., Сарибекян Э.К., Ермаков А.В. Органосохраняющие и одномоментные реконструктивно-пластические операции при раке молочной железы.// Вопр. Онкологии. -2002. -№ 4-5. –С. 615-619.

  22. Погодин Е.М. Лечение и факторы прогноза при раке молочной железы II б стадии: Автореф. д-ра мед. наук.-М., 2001.

  23. Пожарисский К.М., Леенман Е.Е. Прогностическое и предсказывающее значение иммуногистохимических маркёров при онкологических заболеваниях. // Материалы III съезда онкологов и радиологов СНГ.- Минск. - 2004. - с.113-116.

  24. Портной С.М. Роль хирургического метода в лечении местнораспостраненного и диссеминированного рака молочной железы. Практическая онкология. 2000. С.57-60.

  25. Переводчикова Н.И. Стенина М.Б. Лекарственная терапия рака молочной железы Практика Москва 2014. 284 с.

  26. Семиглазов В.Ф. Хирургическое лечение рака молочной железы (история и современность). // Практическая онкология. – 2001. – Т.3. - №1. с.21-28.

  27. Семиглазов В.В., Топузов Э.Э. Рак молочной железы. – М, 2009. – с.75-78, 93-145.

  28. Семиглазов В.Ф., Бавли Я.Л., Моисеенко В.М. и др.Адъювантная  моно- и полихимиотерапия при раке молочной железы (Рандомизированное исследование) //. Вопр. онкологии.-1985.-№ 12.-С. 29-35.

  29. Семиглазов В.Ф. Рак молочной железы: Профилактика диагностика. Лечение.-Алма-Ата: Галым, 1992.-184 с.

  30.  Семиглазов В.Ф., Нургазиев К.Ш, Арзуманов A.C. Опухоли молочной железы( лечение и профилактика) 2001.

  31. Семиглазов В.Ф., Семиглазов В.В., Нургазиев К.Ш. Обоснование стандартов лечения рака молочной железы.- Алматы, - 2007. - c.364.

  32. Семиглазов В.Ф., Орлова А.А., Нейштадт Э.Л.: Мультицентричные формы рака молочной железы. Л., 1987 с. 26-40

  33. Семиглазов В.Ф., Орлов А.А. Современная неоадъювантная и адъювантная химио- и гормонотерапия рака молочной железы. (Пособие для врачей). // Спб. – 1998. – С.24.

  34. Семиглазов В.Ф. Махниас А.Г. Семиглазова Т.Ю. И др. Неоадъювантная системная терапия рака молочной железы . Руководство для врачей СПБ 2012 109 с.

  35. Семиглазов В.Ф., Семиглазов В.В., Махниас А.Г. Рак молочной железы . Химиотерапия и таргетная терапия . МЕД пресс-информ. 2012 г. 360с.

  36. Семиглазов В.Ф. Сесиглазов В.В. Рак молочной железы . Биология, местное и системное лечение. Москва:СИМК, 2014.-352с.

  37. Сонимская .М., Адамян А.Т., Пушкарев C.B. Опыт использования неоадъювантной предоперационной химиотерапии в комплексном лечении больных раком молочной железы // Актуальные вопросы клинической  онкологии: Тез. докл.-Томск.,1989.

  38. Черенков В.Г., Семиглазов В.Ф. Рак молочной железы: как снизить риск и сохранить грудь.// Москва: Спец. Изд-во мед. книг, 2014. – 192с.

  39. Шомова М.В. Местнораспространенный рак молочной железы (лечение и факторы прогноза): Автореф. д-ра мед. наук.-М.,1999.

  40. Цветков А.Н.,Петровский Д.А.,Ермаков Н.В. Влияние 6 курсов НАПХТ на эффективность неоадъювантного лечения рака молочной железы.

  41. Харченко В.П. Маммология Национальное руководство. ГЕОТАР-Медиа Москва 2009 г. 328 с.

  42. American Cancer Society: Cancer Facts and Figures 2011. Atlanta, Ga: American Cancer Society, July 27, 2011.

  43. Allen R.J. (1998) The superior gluteal artery perforator flap. Clin Plast Surg., 25: 293–302.

  44. de Azambuja E, Cardoso F, de Castro Jr G, et al. Ki-67 as prognostic marker in early breast cancer: a meta-analysis of published studies involving 12,155 patients. Br J Cancer 2007vol. 96-pp.1504–13.

  45. Becker H. (1986) The use of intradermal tattoo to enhance the final result of nipple-areola reconstruction. Plast Reconstr Surg., 77: 673–676.

  46. Barton F.E., Jr. (1982) Latissimus dermal-epidermal nipple reconstruction. Plast Reconstr Surg., 70: 234–237.

  47. Brent B., Bostwick J. (1977) Nipple-areola reconstruction with auricular tissues. Plast Reconstr Surg., 60: 353–361.

  48. Blondeel P.N. (1999) The sensate free superior gluteal artery perforator (S-GAP) flap: a valuable alternative in autologous breast reconstruction. Br J Plast Surg., 52: 185–193.

  49. Bostwick J., III, Schlefan M. (1980) The latissimus dorsi musculocutaneous flap: a one-stage breast reconstruction. Clin Plast Surg., 7: 71–78.

  50. Becker H. (1984) Breast reconstruction using an inflatable breast implant with detachable reservoir. Plast Reconstr Surg., 73: 678–683.

  51. Birnbaum L., Olsen J.A. (1978) Breast reconstruction following radical mastectomy, using custom designed implants. Plast Reconstr Surg., 61: 355–363.

  52. Bayraktar S, Gonzalez-Angulo AM, Lei X, et al. Efficacy of neoadjuvant therapy with trastuzumab concurrent with anthracycline- and nonanthracycline-based regimens for HER2-positive breast cancer. Cancer 2012 May 1;118 vol. 9.-pp 2385–93.

  53. Baselga J, Bradbury I, Eidtmann H, et al. Lapatinib with trastuzumab for HER2-positive early breast cancer (NeoALTTO): a randomised, openlabel, multicentre, phase 3 trial. Lancet 2012 Feb vol. 18;379(9816) . -pp 633–40.

  54. Buzdar AU, Ibrahim NK, Francis D, et al. Significantly higher pathologic complete remission rate after neoadjuvant therapy with trastuzumab, paclitaxel, and epirubicin chemotherapy: results of a randomized trial in human epidermal growth factor receptor 2-positive operable breast cancer. J Clin Oncol 2005 Jun 1;23vol. 16.-pp3676–85.

  55. Bear HD, Anderson S, Smith RE, et al. Sequential preoperative or postoperative docetaxel added to preoperative doxorubicin plus cyclophosphamide for operable breast cancer: National Surgical Adjuvant Breast and Bowel Project Protocol B-27. J Clin Oncol 2006 May 1; 24 vol. 13.-2019–27.

  56. Berruti A, Generali D, Kaufmann M, et al. International expert consensus on primary systemic therapy in the management of early breast cancer: highlights of the Fourth Symposium on Primary Systemic Therapy in the Management of Operable Breast Cancer, Cremona, Italy (2010). J Natl Cancer Inst Monogr 2011;2011 vol. 43.-pp147–51.

  57. Cronin K.A., Ravdin P.M., Edwards B.K. (2009) Sustained lower rates of breast cancer in the United States. Breast Cancer Res Treat., 117: 223–224.

  58. Canfell K., Banks E., Moa A.M., Beral V. (2008) Decrease in breast cancer incidence following a rapid fall in use of hormone replacement therapy in Australia. Med J Aust., 188: 641–644.

  59. Clough K.B. et al. (2003) Oncoplastic techniques allow for extensive resections for breast-conserving therapy of breast carcinomas. Ann Surg, 237: 26–34.

  60. Clough K.B., Kaufman G.J., Nos C. et al. (2010) Improving breast cancer surgery: a classification and quadrant per quadrant atlas for oncoplastic surgery. Ann Surg Oncol.,179(5): 1375–91.

  61. Cronin T.D., Gerow F.J. (1963) Augmentation mammaplasty: a new “natural feel” prosthesis. Amsterdam: In: Transactions of the Third International Congress of Plastic and Reconstructive Surgery; Excerpta Medica.

  62. Clough K.B., O’Donoghue J.M., Fitoussi A.D. et al. (2001) Prospective evaluation of late cosmetic results following breast reconstruction: II. Tram flap reconstruction. Plast Reconstr Surg., 107: 1710–1716.

  63. Cure H, Amat S, Penault-Llorca F, et al. Prognostic value of residual node involvement in operable breast cancer after induction chemotherapy. Breast Cancer Res Treat 2002 vol.76-pp.37–45.

  64. Colleoni M, Bagnardi V, Rotmensz N, et al. A risk score to predict disease-free survival in patients not achieving a pathological complete remission after preoperative chemotherapy for breast cancer. Ann Oncol 2009 vol. 20-pp. 1178–84.

  65. Colleoni M, Minchella I, Mazzarol G, et al. Response to primary chemotherapy in breast cancer patients with tumors not expressing estrogen and progesterone receptors. Ann Oncol 2000 vol.11-pp 1057–9.

  66. Czerny V. (1895) Plastic replacement of the breast with a lipoma. Chir Kong Verhandl., 2: 216.

  67. Cortazar PZL, Untch M, Mehta K, et al. Meta-analysis results from the Collaborative trials in neoadjuvant breast cancer (CTNeoBC). [103s abst]. Cancer Res 2012;72 vol. 24.-pp:S1–S11.

  68. Dowsett M, Nielsen TO, A’Hern R, et al. Assessment of Ki67 in breast cancer: recommendations from the international Ki67 in breast cancer working group. J Natl Cancer Inst 2011;103:1656–64.

  69. Dowsett M, Smith IE, Ebbs SR, et al. Short-term changes in Ki-67 during neoadjuvant treatment of primary breast cancer with anastrozole or tamoxifen alone or combined correlate with recurrence-free survival. Clin Cancer Res 2005 vol.11-pp.951s–8s.

  70. De Los Santos J, Bernreuter W, Keene K, et al. Accuracy of breast magnetic resonance imaging in predicting pathologic response inCancer 2011 Oct;11 vol. 5.-pp 312–9.



  1. Earl AV HM, Hiller L, Fenwick N, et al. for NeotAnGo Investigators. Neo-tAnGo: a neoadjuvant randomised phase III trial of epirubicin/cyclophosphamide (EC) and paclitaxel (T) gemcitabine (G) in the treatment of women with high-risk early breast cancer (EBC): first report of the primary endpoint e pathological complete response (pCR). J Clin Oncol 2009;27 vol. 15.-pp 522.

  2. Esserman LJ, Berry DA, DeMichele A, et al. Pathologic complete response predicts recurrence-free survival more effectively by cancer subset: results from the I-SPY 1 TrialeCALGB 150007/150012, ACRIN 6657. J Clin Oncol 2012 Sep 10;30 vol. 26.-pp 3242–9.

  3. Elston CW, Ellis IO. Pathological prognostic factors in breast cancer. I. The value of histological grade in breast cancer: experience from a large study with long-term follow-up. Histopathology 1991; 19:403–10.

  4. Ellis MJ, Miller WR, Tao Y, et al. Aromatase expression and outcomes in the P024 neoadjuvant endocrine therapy trial. Breast Cancer Res Treat 2008 vol.116-pp.371–8.



    Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница