Посрамитель шайтана



страница11/16
Дата09.05.2018
Размер2.46 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16
ГЛАВА 38

Любовь к поэзии отбивается попсой по почкам!

Жизненное наблюдение

    – Кара-Анчар! – быстрым шёпотом пронеслось по рядам стражей. Льву на мгновение показалось, что он уже где-то слышал это имя (кроме как в пушкинском стихотворении), и, может быть, лишь поэтому не испугался, как остальные. Ходжа тоже отказался бледнеть, а скорее удивился – он не всегда верил в страшные сказки... А вот опытные воины знали ужасную правду о Кара-Анчаре.


    – Это чёрный конь самого шайтана! Мы не пройдём, не оставив ему в жертву человеческой крови...
    Здесь нам, видимо, стоило бы задержаться с подробностями. О Кара-Анчаре знают не все, хотя серьёзным исследователям восточного фолк-хоррора вы этот вопрос тоже зададите зря – они в легенды не верят...
    Что, может быть, и правильно – на сказках серьёзное имя не сделаешь ни в науке, ни в литературе (по себе знаю!). Но если вы поедете в пустыню, проведёте весь день бултыхаясь меж вонючих верблюжьих горбов, под немилосердным солнцем, а вечером сядете, скрючив одеревеневшие ноги, у скудного костерка из сухого саксаула и вслушаетесь в монотонную песню старого, как барханы, казаха-проводника, – вы узнаете правду! Но для этого сначала научитесь слушать...
    Тогда он, глядя на огонь, расскажет, почему бедуины не ценят собственную жизнь, презирают смерть и закон мести для них более важен, чем закон продолжения рода. Это трудно понять европейцу, но не ему здесь жить...
    Что сделал шайтан с детьми Адама и Евы, заманив их в пустыню, и как Аллах, всемилостивейший и всемогущий, разрушил его козни, сотворив для человека оазисы. Воистину, если бы каждый из нас оставил после себя хоть один оазис...
    Почему конь воспитывался кочевником наравне с собственными детьми, какая магия скрыта в запахе пота чистокровного арабского скакуна и как одна его слеза, крупная и сияющая, подобно неграненому алмазу, способна, отражая, вместить целый мир! Известно, что лишь человек, сидящий на коне, вправе называть себя богом...
    Когда завистливый шайтан, да будет его имя предано вечному забвению, увидел, сколь прекрасен мир, созданный Всевышним, он исполнился гордыни и возжелал сам слепить нечто превосходящее творения Аллаха. Для примера он взял благородного арабского жеребца, ибо в природе нет существа более прекрасного и возвышенного...
    Но белая масть не устраивала шайтана – его конь стал чёрным, как проклятие! Мужество и красота не нравились ему – его скакун был жестоким и коварным! Чистота линий, грация и стать раздражали нечистого – его жеребец обладал короткой спиной, с огненным гребнем по хребту, длинными ногами, искривлёнными под неестественным углом, львиным хвостом и жёсткой гривой, торчащей, словно иглы дикобраза. Любовь и доверие к человеку претили ему – его творение имело длинные зубы из стальных игл и питалось человеческим мясом!
    Вот примерно такая мутантоподобная тварь, последствие дебильных экспериментов сволочного врага людского рода, и стояла сейчас на ближнем бархане, не сводя пылающих очей с остановившегося отряда...
    – Вот на что спорим, Ходжуля: если кого и решат принести в жертву, то это стопудово будет кто-нибудь из нас!
    – Лёва-джан, во-первых, всё это бабушкины сказки; во-вторых, мне отсюда не видно; и, в-третьих, наилучшей жертвой из нас двоих, несомненно, будешь ты!
    – Но ты толще, упитанней и аппетитней!
    – Вай мэ, один старый жир?! А вот на тебе много хорошего, полезного мяса, с нежной грудинкой и отличными окороками...
    – Ходжа, заткнись! На меня уже стражники облизываются...
    От главы отряда сорвался всадник и, подскакав к спорщикам, взмахнул плетью:
    – Наш отважный командир требует вас, живо!
    Оболенский первым спрыгнул с кобылы, поймал сползающего товарища и величественно двинулся в указанном направлении. Если бы он хоть на миг обернулся, то наверняка увидел бы непредназначенный для перехода по пустыне боевой отряд из четырнадцати отчаянных котиков! Самый толстый, всё так же занимая руководящий пост, указал на Багдадского вора носом, придушенно мяукнул и упал – сил на полновесный кошачий вопль гнева и мести у него уже не было...
    Аслан-бей ждал пленных авантюристов не сходя с седла. На вершине дальнего бархана уродливой карикатурой вырисовывался изломанный чёрный силуэт, чуть подрагивающий в полдневном мареве. Человек неопытный принял бы его за мираж, но стражники в этой ситуации предпочитали смотреть правде в глаза. Кара-Анчар никогда не нападал первым, он выжидал... Либо караван оставлял для него живую, трепещущую жертву, либо он нагонял убегающих и выбирал жертву сам, либо ему пытались оказывать сопротивление – и тогда участь героев была незавидной. Убить чёрного коня шайтана было невозможно, а сам он убивал с наслаждением!
    – Видите его? – Начальник городской стражи не дерзнул указать на Кара-Анчара плетью. – Воистину я чем-то прогневил Аллаха... Возможно, кстати, тем, что оставил жизнь двум таким беспросветным грешникам, как вы! Поэтому, если ваш изворотливый ум не придумает способа избавиться от этого исчадия ада, то один из вас пойдёт кормить его собственной плотью! Итак, кто?
    – Он! – дружно ткнули друг в друга пальцами Лев и Ходжа.
    Аслан-бей, презрительно скривив губы, отвернулся от них, размышляя вслух:
    – Если я сохраню жизнь Насреддину и отдам его в руки правосудия, то моё имя будет прославлено, а мои усилия вознаграждены. Возможно, вознаграждены... Ибо наш пресветлый султан, да хранят его небеса, вполне может ограничиться и устной благодарностью. А благодарность султанских уст, как известно, великая награда, но не звенит в кармане. Если же я оставлю жизнь Багдадскому вору, он, несомненно, украдёт для нашего господина прелестницу-жену и, возможно, кое-что для меня лично... То есть не возможно, а наверняка! Ибо тому, кому ты обязан свободой и жизнью, надлежит платить долго, весомо и с благодарностью в сердце. Решено: мы отпустим к Кара-Анчару бывшего визиря! Пусть его лживый язык сожрёт чёрный конь шайтана...
    – Вай мэ... – ахнул сражённый в самую печень домулло. – Меня? Своего, местного, правоверного... А эта барыга вороватая останется жить?!
    – Иди, – холодно кивнул начальник.
    – Э-э... а как же... насчёт клада в десять тысяч...
    – Иди.
    – ...в сорок тысяч, и не таньга, а золотом?!
    – Иди! – В голосе Аслан-бея послышался отзвук извлекаемого из ножен ятагана. Ходжа понял, что дальнейшее продолжение спора чревато, его в любом случае свяжут и поднесут дьявольскому животному на блюде. А ведь ещё каких-то полчаса назад он абсолютно не верил в Кара-Анчара...
    Да и как поверить в чудо тому, кто сам являлся легендарным образом, собранным из тысяч сказок и легенд тысячеустных народов; кто под разными чуть изменёнными именами прошёлся дорогами Азии, Персии, Монголии, Болгарии, Греции и даже части нашей России! Если бы Ходжа хоть на мгновение предполагал, каким раритетом он является, то ни за что бы не повесил голову, развернувшись навстречу кошмарному коню-людоеду. Но об этой его ценности в общемировом контексте отлично знал Оболенский...
    – Ладно уж, вернись к маме, – тяжёлая рука русского дворянина легла на плечо вздрогнувшего Насреддина. – Никто не будет против, если я попытаюсь его украсть?
    – Кого? – не понял Аслан-бей. – Коня самого шайтана?!!
    – Ну да... У меня с вашим шайтаном свои счёты.
    – Лёва-джан, – опомнившийся домулло вцепился в рукав друга, – не ходи! Он же просто съест тебя, и я останусь без единственного друга (не считая Рабиновича, но он отдельная песня!). Ты сильный, ты благородный, но не ходи... Пускай я пойду! Меня не жалко!
    – Да отцепись ты... Ведёшь себя как отвергнутая любовница! Люди смотрят...
    – Пусть смотрят! Всё равно я тебя не пущу! Я... я виноват перед тобой, не удержал джинна, который мог бы вернуть тебя твоим близким. Я всё время думаю лишь о себе, и ты не видишь, как играешь в мою игру. Я – лжец, Лёвушка! Я обманывал тебя... Пусть это отродье смрадной бездны пожрёт меня, я заслужил!
    – Мужики, – уже с изрядной долей раздражения в голосе взвыл Лев, – уберите от меня этого истеричного психопата! Заговаривается же на глазах, скоро пеной изойдёт... Подержите при себе, а в ближайшем райцентре суньте в психушку, я на обратном пути заберу!
    Спешившиеся стражники, не дожидаясь приказа командира, быстренько сгребли кающегося Насреддина. Аслан-бей, обративший внимание на то, как без его соизволения была исполнена воля этого важного Багдадского вора, сделал отметочку в памяти, но вмешиваться не стал.
    Но если кто из моих друзей и подходил под критерии «героя», то это именно Лев. И дело не столько в его физических параметрах, заметной внешности и недоразвитом инстинкте самосохранения. Любой мало-мальски поживший человек знает, как сложно формируются в современном мужчине понятия благородства, чести и великодушия. В крови Оболенских они были врождёнными...
    Согласитесь, есть некая магия старинных фамилий, которые, пройдя тысячелетие, не исчезли, не растворились, не потерялись в безмерном море человеческих судеб, а донесли свой собственный генетический знак породы до наших дней.
    И вот сейчас полновесный представитель этого почтенного семейства безмятежно шествовал по песку, зачерпывая его на ходу сползающими тапками без задников, навстречу оскалившейся железными зубами судьбе. Поэтому, разумеется, не только он, но и никто из отряда городской стражи не видел, как коты, сгрудившись мордочками и задрав хвосты, что-то быстро перетирали в своём слаженном коллективе...


ГЛАВА 39

Только одно животное может ржать над человеком в полный голос!

Скотина...


    ... – И что, ты действительно украл коня самого шайтана?


    – Нет, дружище, скорее у меня его украли.
    – В метафорическом смысле? – уточнил я. Честно говоря, эта история нравилась мне всё больше и больше: Соловьёв с претензиями не снился, Лев расшивал цветистое полотно повествования сплошным шёлком, отчего же и не записать такую пёструю сказку?!
    – В самом прямом... – Оболенский чуточку устал, кинул тоскливый взгляд на пульт от телевизора и понял, что я дотянусь до него первым. – Ладно, диктую вкратце, детали допишешь потом сам – короче, его угнали коты!
    – Котики?! Четырнадцать зачуханных, престарелых, утомлённых солнцем хуже Михалкова, котов угнали у тебя Кара-Анчара?! Сейчас я буду недоверчиво хихикать...
    – Да-а, – сорвался он. – Тебе тут легко рассуждать, а я там как последний идиот стоял столбом, глядя, что вытворяют на лошади эти пушистые каскадёры...

    ...Чёрный конь шайтана смотрел на приближающегося к нему человека, и зловонная слюна, капая с его смрадных губ, оставляла дымные пятна на обожжённом песке. В его пылающих жаждой крови глазах отсвечивало пламя бездны, а чёрная, с проплешинами, шкура словно пузырилась над невероятно мощными мускулами. Он кивнул, принимая жертву, и стражники Коканда облегчённо вздохнули. Впрочем, с места никто не тронулся, надо было дождаться, пока адское животное ощутит на своём раздвоенном языке вкус крови...


    – Ну, ну... хорошая лошадка, добрая лошадка, – чуть сдавленным голосом врал наш герой, осторожно пытаясь погладить Кара-Анчара по шее. Одно неуловимое глазу движение, противное клацанье стальных зубов – и Оболенский остался без рукава! Как он успел спасти саму руку – не понял никто, особенно конь...
    – Ты что же это делаешь, поганец?! – холодея от собственной наглости, с полуоборота завёлся Лев. – Я к тебе по-хорошему, у меня, может, ещё пол-лепёшки на меду в кармане пылится, от Ходжули прячу, а ты кусаться? Вот фиг теперь получишь, я её сам при тебе съем! И на второй рукав даже не облизывайся...
    Злобный скакун издал нечто среднее между хриплым ржанием и горловым хохотом, издевательски подмигнул привставшему на стременах Аслан-бею и вновь распахнул ужасные челюсти. Все ахнули! Мгновением позже Лев уже довязывал второй морской узел на импровизированной узде из собственного пояса, надёжно удерживая обалдевшего коня за чёрное ухо...
    – Сам не знаю, как получилось, – себе под нос бормотал он. – Видимо, воровать лошадей я тоже умею, причём ещё и самых буйных. А теперь, коняшка, скажи своему старому хозяину «прощай» и резвее шевели ластами. За такую ходячую кунсткамеру мне отвалят кучу денег в любом зоопарке!
    Кажется, до Кара-Анчара дошло... Взревев, подобно уязвлённому пчелой под мышку снежному ифриту, чёрный конь шайтана взвился на дыбы, и пару минут они с Оболенским изображали разные версии клодовских коней с Аничкова моста в Петербурге. Русский парень боролся как лев! Прошу простить за каламбур и тавтологию...
    Ходжа, зажмурившись, возносил молитвы всемилостивейшему Аллаху. Городские стражники невольно взялись за ятаганы, ещё минута, и они всем отрядом рванулись бы на выручку этого отчаянного Багдадского вора, хоть он и смутьян и нарушитель шариата. В узких глазах их строгого начальника впервые появилось выражение искреннего восхищения и уважения, ибо Лев прилюдно творил поступки, достойные настоящего мужчины!
    Но силы были заведомо неравны... Порождение самых чёрных замыслов богопротивного шайтана довольно быстро сгрызло тряпочный пояс и обрушилось на бледного россиянина всей свой мощью! От тяжёлого удара грудью в грудь Оболенский отлетел шагов на пять в сторону, подняв кучу песка и наевшись его до отвала. Следующий удар иззубренных копыт был бы смертельным...
    И вот именно в эту роковую, так любимую всеми читателями, минуту на Кара-Анчара скопом бросились все четырнадцать котов! Их не пугало адское пламя, они стратегически рассредоточились по всему коню и дали волю когтям. Вой, который испустил жеребец шайтана, заставил лошадей кокандцев опуститься на колени, мир замер, и сама пустыня затаила дыхание...
    Но самый толстый котик уверенно сгрёб лапками уши чёрного коня и, грозно урча, использовал их как поводья. Если кто ездил верхом, то знает, что уши у лошади – это нервные локаторы и что таким образом можно подчинить себе самое неуправляемое животное. Коты на крупе «вдарили по газам», и ошалевший людоед, испуганно задрав хвост, бросился вскачь!
    – Куда, тьфу... куд... – пытающийся отплеваться Оболенский на четвереньках полез их останавливать. – Эт... мой, тьфу! тьфу! тьфу!.. какая ж дрянь невкусная, это мой конь! Эт... тьфу, я его краду!
    Куда там! Наверняка в молодости все старцы из приюта для слепых чтецов Корана были лихими наездниками. Они, восторженно мяуча, гоняли Кара-Анчара кругами, выделывая на нём фигуры высшей джигитовки. И вскоре попросту скрылись за барханами, преследуя свою, лишь им известную, цель...
    – Лёва-джан, ты цел? – Домулло, растолкав стражников, первым кинулся поднимать измотанного друга. А вслед за ним, вопя и подпрыгивая, рванули четверо стражников помоложе. Более опытные, умудрённые жизнью воины лишь одобрительно улыбались в усы, глядя, как молодёжь пытается качать на руках голубоглазого храбреца, дерзнувшего выступить против самого Кара-Анчара.
    Поэтому внезапный грохот грома над их головами не вызвал должной реакции, первого удара попросту не заметили. Пришлось повторить...
    – Гром? В пустыне?! Но на небе ни облачка, – поднял недоуменный взор господин Аслан-бей. На секунду в лицо ему хлестнул резкий порыв ледяного ветра. Испуганно заржали лошади, люди прикрывали лица рукавами, а на ближайшем бархане встала маленькая, сморщенная фигурка традиционного восточного шайтана...
    – Не наш человек, ты... э-э... опять оскорбил и унизил... э-э... самого меня! Со мной так нельзя, я... э-э... шайтан или кто?!
    – Воистину шайтан! – в ужасе вздрогнули правоверные мусульмане. Ибо знали, что Аллах надёжно защищает лишь самых праведных, а на службе в городской страже праведников, честно говоря, ой как немного...
    – Ну надо же, какой докучливый бес попался, – утомлённо качнул бровью Лев Оболенский, выходя вперёд. – Другой бы давно зарёкся с нами связываться, а этот никак не поумнеет... Ещё раз его засрамить, что ли?!
    – И не говори, почтеннейший, – серьёзно поддержал насупившийся Насреддин. – Враг всех порядочных людей заслуживает хорошей кизиловой палки уже за то, что пытался отлить... налить неподобающей жидкости прямо мне в ухо! Припомни ему это, Лёва-джан...
    – Э-э... молчать!!! – неожиданно резко взвизгнул нечистый на столь высокой и пронзительной ноте, что все разом схватились за уши. – Мои преданные слуги, которых вы обратили в котов, рассказали мне о ваших... э-э... планах – украсть моего коня! Они едва успели помешать... э-э... этому гнусному преступлению. Их уста поведали мне всё!
    – Вот паршивцы усатые, – всё ещё не отнимая ладоней от ушей, поделился Багдадский вор. – Надо было тому толстому три раза напинать, Аллах бы только одобрил...
    Домулло, конечно, не расслышал, но на всякий случай согласно покивал. От нечего делать также подтверждающе закивали и стражники, а вслед за ними даже их лошади. Шайтан был явно озадачен настолько убедительным единодушием, а потому сразу перешёл непосредственно к делу:
    – Я... э-э... страшно накажу вас, но не своими руками... Вы узнаете мой гнев, посредством... э-э... отточенной сабли своего же господина! Дрожите же и трепещите, ибо... э-э... В общем, я вселяюсь!
    После чего козлоногий враг всех честных мусульман рассыпался в воздухе чёрным пеплом, оставив после себя лишь на редкость удушливый запах. Пока народ досадливо морщился и воротил носы, маленькая, как родинка, мушка отправилась в короткий перелёт...

ГЛАВА 40

Экзерсист ошибается один раз, а расплачивается – Вечность!

Чёрный юмор


    – Что встали, тупоголовые бараны?! Шайтана никогда не видели. – Строгий Аслан-бей приподнялся на стременах. – А ну живо по коням и в пу... пу... аргх! Что за...


    Он схватился за горло, пытаясь откашляться так, словно только что проглотил какую-то гадость. Ближайший стражник протянул руку, заботливо похлопав его по спине, но тут же испуганно отшатнулся в сторону – сквозь ресницы главы кокандского спецназа пробивалось настоящее оранжевое пламя!
    – Э-э... смерть вам! – не своим голосом рявкнул он, выхватывая кривой дамасский клинок.
    – В него вселился шайтан! – мигом поняли все, бросаясь наутёк.
    Взбесившийся Аслан-бей волчком вертелся в седле и выл на одной душераздирающей ноте. Его арабский жеребец взвился на дыбы, благородное животное уже не чувствовало знакомую руку хозяина. Стражники рассыпались в разные стороны, нахлёстывая собственных лошадей, и сабля их начальника не напилась крови лишь потому, что конь всё-таки сбросил его на песок!
    – Шизоид?
    – Одержимый.
    – А есть принципиальная разница?
    – Стыдитесь, коллега... – укоризненно покачал тюбетейкой Ходжа, и Льву действительно стало стыдно. Пожалуй, лишь только они двое, да та мосластая кобыла сохранили завидное спокойствие во время всей этой мистической суматохи. Наша парочка потому, что уже не в первый раз встречалась с происками шайтана, а как говорится, «с пятого раза и асфальтоукладчик – массажёр!». Рыжая кобыла... ну, эта не удивлялась по одной ей известной причине, у неё никто не спрашивал, она никому не говорила. Ай, да и ладно, она тут вообще персонаж левый...
    – Тэк-с, помнится, одно время мы лихо подрабатывали в паре как два медбрата. – Оболенский начал неторопливо засучивать оставшийся рукав. – Далила с дочкой как-то отмылись после того скандала с Ночью Похотливых Демонов?
    – Ты имеешь в виду Ночь Озабоченных Иблисов? – Домулло, наклонившись, чисто по-врачебному совершил «малое омовение» песком. – Нет, и носу в Багдад показывать не рискует. Говорят, перебралась в Бухару, там больше доверчивых простаков, клюющих на её шалости...
    – Понятненько, значит, хоть одно хорошее дело мы довели до конца. Можно браться и за второе... Ты, кстати, в курсе, как изгоняют шайтанов?
    – В общих чертах, э-э... да! – явно пародируя нечистого, щегольнул образованием бывший визирь. Они оба, не сговариваясь, начали продвигаться к поднявшемуся на ноги Аслан-бею с флангов. Одержимый поднял на них пылающий огнём бездны взгляд и хрипло расхохотался:
    – Вы – два необразованных... э-э... осла, смеете бросить мне вызов?! Не вооружённые клинком с гравированной сурой из Корана, не защищенные благосклонностью Аллаха, не обученные секретным приёмам фехтования, не...
    Ходжа и Лев одновременно ударили ногой, окатив начальника городской стражи волной мелкого золотого песка. Как и следовало ожидать, даже захваченное злым духом человеческое тело на уровне рефлекса закрыло глаза. Этого мгновения ребятам хватило, чтобы сцепиться с противником в рукопашной!
    Саблю русский богатырь вырвал легко, хоть сам и слегка порезался, а потому сразу же зашвырнул её куда от греха подальше... Опытный в уличных драках Насреддин, упав на колени, обхватил в кольцо ноги Аслан-бея и профессионально завалил его на бок.
    Дальше всё было проще, бить человека, одержимого нечистым, – бессмысленно. Зачем калечить тело, если виновен дух? Надо всего лишь сделать так, чтобы дух ушёл...
    – Руки ему вяжи, бугаю худосочному, – пыхтел Лев, с трудом удерживая в медвежьих объятиях хрупкого кокандского аристократа – взбешенный шайтан придавал своему пленнику нечеловеческие силы. Борьба затягивалась...
    Дважды Оболенский едва не выпустил одержимого, но и домулло не терял времени даром – в ход пошла шёлковая чалма начальника стражи, а с маху разорвать её было трудновато даже шайтану. То есть сам шайтан порвал бы и тысячу метров шёлка, но сейчас он находился в теле человека, чьи возможности так или иначе более ограничены...
    Ценой титанических усилий победа далась достойнейшим! Оба достойнейших сидели на песке, взмокшие и усталые, облизывая пересохшие губы, но вполне довольные развитием событий. Судите сами, их поймали, взяли в плен, пообещали предать суду, везли на неудобной лошадиной спине, без элементарного комфорта, кинули в жертву грозе местных пустынь, но... они выбрались! Да ещё с почётом и прибылью, в лице надёжно связанного начальника городской стражи города Коканда! С которым, по большому счёту, так и неизвестно, что делать...
    – Ходжа, а ты не врал, когда трепался насчёт умения изгонять шайтана?
    – Вай мэ, твоим недоверием можно забивать гвозди в крышку моего гроба, если бы меня хоронили по христианским обычаям...
    – Так я и думал. Значит, не умеешь...
    – Но я читал, как это делают великие святые! – вскинул бровь начитанный герой народных анекдотов. – Достойные люди крепко держат несчастного, в которого вошёл шайтан, джинн, иблис или ещё какой злой дух. Праведный мулла читает над ним Коран, суру о противостоянии нечистому, а ещё один почтенный мусульманин угрожающе размахивает камчой или кизиловой палкой, дабы испугать шайтана грядущими побоями, если только тот не выйдет...
    – Три ха-ха! – скептически отвернулся Лев, и сам Аслан-бей поддержал его насмешливым рычанием. – Такого количества достойных людей у нас нет, мы оба, между нами говоря, не такие уж и праведники. А если бы у меня перед носом размахивали палкой, я бы на месте шайтана, наоборот, никуда бы не вышел! Ведь случись что, бить-то будут не меня, а тело того недоумка, в котором я сижу...
    – Тоже верно, – повесил нос домулло, – а может, ну его? В смысле мы же ничем не обязаны этому нехорошему человеку... Пусть себе остаётся в пустыне, рано или поздно нечистый всё равно его покинет, чего ему там зря торчать?!
    – Ага, покинет, конечно, чего ему в трупе сидеть, только мёрзнуть...
    Насреддин вынужденно признал, что связанный стражник околеет за одну ночь, в пустыне температура падает до минуса. А развязанный тут же бросится на них с кулаками и не отстанет, ибо одержим до крайности, и мстительность шайтана не знает границ. Тащить его с собой к людям тоже радость не великая, даже если удастся найти приличного мусульманского экзерсиста, то излечившийся Аслан-бей первым делом бросится исполнять свой служебный долг – наших опять упекут в кутузку. То есть куда ни кинь – везде уже кинули...
    На этот раз положение спас деятельный россиянин. Лев вообще резко активизируется, когда ему говорят, что положение безвыходное...
    – Проведём операцию сами. Ты будешь праведным муллой, а я всеми остальными достойными мусульманами.
    – Лёва-джан, сядь, а... Солнце расплавило тебе последние мозги, такими вещами не шутят, и такие игры весьма чреваты.
    – Чем? Ну, потеряем пациента как максимум...
    Лицо начальника стражи вытянулось, казалось, какой-то частью сознания он всё же осознавал происходящее. И то, что Ходжа, в конце концов, согласился, ему явно не понравилось...
    – Ты точно его удержишь? Человек, одержимый шайтаном, обретает невиданные силы, – уже, наверное в четвёртый раз, уточнял бывший визирь. Корана у него под рукой, естественно, не было, но, подобно многим недоучившимся в медресе (что Ходжа тщательнейше скрывал!), хоть какие-то суры и аяты он помнил наизусть.
    – Ясен перец, удержу, – уверенно отвечал Оболенский, сидя верхом на спине распластанного по песку Аслан-бея. В его правой руке тяжело покачивалась инкрустированная плеть начальника стражи, впервые в жизни её намеревались применить против собственного хозяина. Поэтому шайтан решил подать голос, и голос его, поражающий пронзительной неприятностью тона, первоначально был довольно насмешлив:
    – Вы одолели этого жалкого... э-э... воина, но вам никогда не победить всесильного... э-э... меня! Ибо недостаток вашей праведности не позволит Аллаху прийти на помощь двум... э-э... весьма неумелым грешникам...
    – Шайтан известный лжец, – философски кивнул Насреддин.
    – А потом, не такие уж мы неумелые грешники, – весомо добавил Лев. – Скорее наоборот, весьма умелые! Начинай, братан!
    Домулло откашлялся и довольно прилично пропел первые две строчки молитвы, изгоняющей нечистого:
    – А, узу би-Лляхи мин аш-шайтани р-раджими! Бисмиллях ир-рахман ир-рахим!
    Тело одержимого явственно вздрогнуло, шею свело судорогой, а из-под ногтей показались капельки крови.
    Может, наши герои и не были требуемыми праведниками, но гнев Аллаха против шайтана от этого не уменьшился. Человек – лишь малая песчинка в огромной пустыне Вселенной, но его душа – огромное поле битвы, где зло и добро ежечасно сходятся в жестком поединке. Не так важно, каким именем ты называешь Бога, главное, ни под какой личиной не служить Сатане! Здесь нет среднего пути, как и невозможно постоять в сторонке, наблюдая битву с высоты. Нельзя примкнуть к победителю, сделать ставки, вовремя переметнуться на другую сторону. И, самое обидное, в космическом плане исход битвы давно предрешён, даже если человек этого ещё не понимает...
    – Ходжуля, жми его, жми! Глянь, как корёжит бедолагу, чую, несладко там нашему рогатому паразиту! Гаси его словом Божьим!
    – О, Аллах, ниспославший Писание и скорый в расчёте, нанеси поражение этому шайтану! О Аллах, разбей и потряси его!
    – Ва-а-ам не побе-д-ить ме-э-э-н-я... Я ещё... э-э... очень сильный!


Каталог: Books
Books -> А. А. Пономаренко в настоящем пособии изложены методы оказания первой доврачебной помощи на месте происшествия. Приведены основы и принципы базовых реанимационных мероприятий. Приведены алгоритмы действий на месте прои
Books -> Информатизации и телекоммуникационных технологий республики узбекистан
Books -> Во имя аллаха, всемилостивого и всемилосердного
Books -> Удальцовой Розалии Владимировны студентки 401 группы отделения славянской (русской) филологии факультета иностранных языков на соискание академической степени бакалавра данное выпускное квалификационное исследование
Books -> Эволюция сексуального влечения: Стратегии поиска партнеров
Books -> Уйгуры: сквозь тернии веков
Books -> Об абортах


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница