Правовые основы защиты прав и законных интересов несовершеннолетних детей



страница2/4
Дата01.12.2017
Размер0.95 Mb.
ТипЗакон
1   2   3   4
Глава II. Государственная защита прав и интересов несовершеннолетних детей

2.1 Семейно-правовые средства обеспечения безопасности несовершеннолетних детей России

В современной научной литературе даются различные определения безопасности личности (человека), под которой, в частности, понимается: а) защищенность условий, обеспечивающих реализацию прав и свобод личности и возможности для ее саморазвития[14]; б) состояние защищенности человека от факторов опасности на уровне его личных интересов и потребностей; в) социальная защищенность человека, обеспечивающая сохранность самого человека и его отдельных жизненно важных функций в соответствии с наибольшими возможностями общества[15]; г) способность развиваться и самореализовываться при наличии угроз и опасностей физического, психологического и иного характера на основе формирования новых свойств и качеств, использования угроз и опасностей в качестве стимулов развития[16].

Обеспечение безопасности личности, включая реальное обеспечение прав и свобод граждан, духовное и интеллектуальное развитие, достойного и гарантированного государством минимума условий существования, относится к жизненно важным интересам государства. Одной из составляющих безопасности личности является юридическая безопасность, под которой, по мнению А.А. Тер-Акопова, следует понимать состояние защищенности человека в связи с вступлением его в сферу правовых отношений[17].

Обеспечение безопасности личности тесно связано с решением проблемы возрождения и государственной поддержки семьи, выходом из кризисной для России демографической ситуации и созданием условий для эффективной защиты прав и законных интересов детей. Поэтому важное значение имеет рассмотрение юридической безопасности несовершеннолетних как состояния их защищенности семейно-правовыми средствами, от которой во многом зависит состояние безопасности общества в целом. Не случайно различные аспекты защиты прав ребенка в последнее время являются предметом достаточно частого исследования в юридической литературе. Более того, отмечается, что одна из основных целей семейного права - охрана прав ребенка, которая является самостоятельной областью науки семейного права[18].

В этой связи необходимо, прежде всего, подчеркнуть, что существующая в Российской Федерации нормативно-правовая база по вопросам защиты прав детей в конце 90-х гг. претерпела некоторые изменения. Реализация в Семейном кодексе РФ неоднократно высказываемого предложения о замене существовавшего в Кодексе о браке и семье РСФСР довольно неопределенного термина "интересы детей" на конкретную и более содержательную норму о правах детей отвечает нормам международного права и позволяет установить определенный семейно-правовой статус несовершеннолетних.

С 15 сентября 1990 года Российская Федерация является участником Конвенции ООН о правах ребенка, которая рассматривает ребенка как самостоятельную личность, наделенную соответствующими правами, способную в определенной мере к их самостоятельному осуществлению и защите. Закрепленный в Семейном кодексе РФ подход к ребенку как к самостоятельному субъекту права соответствует положениям Конвенции о правах ребенка и принятым Российской Федерацией обязательствам обеспечить всемерную защиту прав и интересов ребенка[19].

В международном праве предусматривается необходимость защиты прав ребенка от следующих посягательств: а) произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на личную жизнь, или посягательства на честь и достоинство; б) всех форм физического или психического насилия, оскорбления или злоупотребления, отсутствия заботы или небрежного обращения, грубого обращения или эксплуатации; в) экономической эксплуатации и выполнения любой работы, которая может представлять опасность для его здоровья или служить препятствием в получении им образования, либо наносить ущерб его здоровью и физическому, умственному, духовному, моральному и социальному развитию; г) незаконного потребления наркотических средств и психотропных веществ; д) всех форм сексуальной эксплуатации и сексуального совращения; е) бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания; ж) всех других форм эксплуатации, наносящих ущерб любому аспекту благосостояния ребенка[20].

Меры защиты ребенка от перечисленных выше угроз и посягательств могут включать как разработку социальных программ с целью предоставления необходимой поддержки ребенку и лицам, которые о нем заботятся, а также осуществления других форм предупреждения и выявления случаев жестокого обращения с ребенком, так и законодательные, административные, просветительные и иные меры[21]. В Российской Федерации государственные мероприятия (организационные, социальные, правовые) по защите прав ребенка в соответствии с требованиями Конвенции о правах ребенка осуществляются, как правило, на основе специальных нормативных правовых актов.

С принятием Федерального закона от 24 июля 1998 года «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» законодательно определены цели государственной политики, основные направления и организационные основы обеспечения прав ребенка, конкретизированы полномочия органов государственной власти различного уровня в этой сфере. Законом установлены основные принципы государственной политики в интересах детей, включающие законодательное обеспечение прав ребенка, государственную поддержку семьи в целях обеспечения защиты прав детей, ответственность должностных лиц и граждан за нарушение прав и законных интересов ребенка, а также государственную поддержку органов местного самоуправления, общественных объединений и иных организаций, осуществляющих деятельность по защите прав и законных интересов ребенка.

2.2 Формы и способы защиты прав и законных интересов несовершеннолетних детей

В соответствии со ст. 56 Семейного кодекса РФ ребенок, как известно, имеет право на защиту своих прав и охраняемых законом интересов. Защита прав и охраняемых законом интересов ребенка осуществляется в предусмотренном законом порядке, то есть посредством применения надлежащей формы и способов защиты. Принято выделять две основные формы защиты прав: юрисдикционную и неюрисдикционную. Юрисдикционная форма защиты - это деятельность уполномоченных государством органов по защите нарушенных или оспариваемых прав (суд, прокуратура, орган опеки и попечительства, орган внутренних дел, орган загса и др.). В рамках юрисдикционной формы защиты, в свою очередь, выделяют общий (судебный) и специальный (административный) порядок защиты нарушенных прав.

Неюрисдикционная форма защиты - это действия граждан и негосударственных организаций по защите прав и охраняемых законом интересов, которые совершаются ими самостоятельно, без обращения за помощью к компетентным органам. Такие действия называют самозащитой прав.

Защита семейных прав согласно ст. 8 Семейного кодекса осуществляется в судебном порядке по правилам гражданского судопроизводства, а в случаях, предусмотренных Семейным кодексом РФ, - государственными органами или органами опеки и попечительства. Возможность судебной защиты членами семьи своих семейных прав отнесена к основным началам семейного законодательства, что соответствует и требованиям ст. 46 Конституции Российской Федерации, гарантирующей судебную защиту прав и свобод каждого гражданина Российской Федерации. Норма о судебной защите прав ребенка закреплена и в других федеральных законах. Так, ст. 10 Федерального закона от 21 декабря 1996 года «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» установлено, что за защитой своих прав дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а равно их законные представители, опекуны (попечители), органы опеки и попечительства и прокурор вправе обратиться в установленном порядке в соответствующие суды Российской Федерации.

Под судебной защитой гражданских и семейных прав и интересов ребенка следует понимать осуществляемую в порядке гражданского судопроизводства и основанную на конституционных принципах, принципах гражданского, семейного, гражданского процессуального права, а также моральных принципах деятельность судов, направленную на восстановление (признание) нарушенных (оспоренных) гражданских и семейных прав и интересов ребенка, посредством применения предусмотренных гражданским и семейным законодательством способов защиты[22].

Защита нарушенных или оспоренных семейных прав происходит в суде общей юрисдикции в порядке искового производства или производства, возникающего из административно-правовых отношений. Основания, в силу которых возможны обращения в суд за защитой прав ребенка, весьма разнообразны и, как правило, указаны в Семейном кодексе РФ, например: установление отцовства и материнства[23]; оспаривание отцовства и материнства[24]; разрешение разногласий между родителями о воспитании и месте жительства несовершеннолетних детей; осуществление родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка; устранение препятствий к общению ребенка с родственниками; защита родительских прав[25]; лишение родительских прав[26]; восстановление в родительских правах; ограничение родительских прав[27]; взыскание алиментов на несовершеннолетних детей и совершеннолетних нетрудоспособных детей[28]; изменение размера алиментов и освобождение от уплаты взысканных в судебном порядке алиментов[29]. Суд обязан определить, с кем из родителей будут проживать несовершеннолетние дети после развода и с кого из них и в каких размерах взыскиваются алименты на детей, если между супругами отсутствует соглашение по этим вопросам[30]. В суд может быть обжалован отказ в регистрации брака, назначение органами опеки и попечительства опекуна (попечителя)[31]. В судебном порядке может быть защищено любое нарушенное (оспоренное) субъективное право ребенка[32]. Таким образом, к компетенции суда закон относит принятие решений по наиболее важным вопросам в сфере защиты прав ребенка.

Суд осуществляет защиту прав детей по правилам гражданского судопроизводства. Возбуждается гражданское дело в суде по иску (заявлению, жалобе) заинтересованного лица[33]. Поскольку полная гражданская процессуальная дееспособность наступает до совершеннолетия, ребенок, не достигший 18-летнего возраста, не вправе самостоятельно обратиться в суд за защитой своих прав. Его права и интересы защищают в суде законные представители (родители, усыновители, опекуны (попечители), приемные родители, представители учреждения, являющегося опекуном (попечителем ребенка).

Вместе с тем, если ребенок до совершеннолетия приобрел полную дееспособность в порядке эмансипации либо при вступлении в брак, он может самостоятельно обратиться в суд за защитой своих прав. Кроме того, в соответствии со ст.56 Семейного кодекса РФ при невыполнении или при ненадлежащем выполнении родителями обязанностей по воспитанию, образованию либо при злоупотреблении родительскими правами, ребенок вправе самостоятельно обращаться за защитой в орган опеки и попечительства, а по достижении возраста 14 лет - в суд. Семейное законодательство предоставляет и ребенку право самостоятельно защищать субъективные права и охраняемые законом интересы. Как уже было сказано выше, при нарушении прав и интересов ребенка родителями он вправе самостоятельно обратиться в органы опеки и попечительства, а по достижении 14 лет - в суд. Представляется, что в этом случае право ребенка на защиту не ограничивается возможностью обратиться с заявлением (иском, жалобой) в суд. Кроме того, суд обязан привлечь к участию в деле органы опеки и попечительства, которые должны назначить ребенку представителя.

Ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства. Учет мнения ребенка, достигшего возраста 10 лет, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. Если ребенок достиг возраста 10 лет, органы опеки и попечительства и суд только с его согласия могут изменить его имя и фамилию (ст. 59 СК РФ); восстановить родителей, лишенных родительских прав, в родительских правах (ст. 72 СК РФ); передать его на усыновление (удочерение) (ст. 132 СК РФ); изменить фамилию, имя и отчество при усыновлении и после отмены усыновления (ст.ст. 134, 136, 143 СК РФ), а также передать в приемную семью (ст. 154 СК РФ).

Учет мнения ребенка при разрешении спора и участие в рассмотрении дел по спорам, связанным с воспитанием детей, органов опеки и попечительства также являются особенностями судебной защиты прав ребенка[34].

Защита прав ребенка в предусмотренных законом случаях осуществляется государственными органами. К ним относятся не только федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, но и прокуратура, органы внутренних дел, органы загса, воспитательные учреждения. Так, Семейный кодекс обязывает органы исполнительной власти принимать меры по защите прав и законных интересов детей, оставшихся без попечения родителей[35]. В этих целях органы исполнительной власти должны организовывать учет детей, оставшихся без попечения родителей, и оказывать содействие в устройстве таких детей в семьи. Органы внутренних дел могут участвовать в принудительном исполнении решений, связанных с отобранием ребенка, а также в розыске лиц, уклоняющихся от уплаты алиментов. Органы загса правомочны восстанавливать брак в случае явки супруга, объявленного судом умершим или признанного судом безвестно отсутствующим, устанавливать отцовство лица, не состоящего в браке с матерью ребенка, на основании совместного заявления отца и матери ребенка и т.д.

Действия прокурора по защите прав ребенка могут выражаться в предъявлении в суд ряда требований: о лишении родительских прав; об ограничении родительских прав; о признании недействительным соглашения об уплате алиментов; об отмене усыновления ребенка. Кроме того, прокурор обязан участвовать в делах: о лишении, восстановлении и ограничении родительских прав, об отмене усыновления ребенка и в других случаях Защита прав детей, оставшихся без попечения родителей и находящихся в воспитательных, лечебных учреждениях и учреждениях социальной защиты населения, возлагается законом на администрацию этих учреждений[36]. Воспитательные учреждения выполняют обязанности опекунов (попечителей) воспитанников, направляют сообщения в органы опеки и попечительства о возможности их передачи на воспитание в семью.

Защита семейных прав осуществляется и органами опеки и попечительства - органами местного самоуправления, наделенными полномочиями по решению вопросов местного значения и не входящими в систему органов государственной власти, но только в случаях, непосредственно предусмотренных Семейным кодексом РФ. Организация и деятельность этих органов определяются уставами муниципальных образований в соответствии с законами субъектов РФ. В соответствии со ст.121 Семейного кодекса РФ на органы опеки и попечительства возложена защита прав и интересов детей, оставшихся без попечения родителей, что требует от них выявления, учета, устройства таких детей и последующего контроля за условиями содержания и воспитания детей. Защита прав выпускников воспитательных учреждений - также обязанность органов опеки и попечительства.

Согласно ст.78 Семейного кодекса РФ органы опеки и попечительства должны быть привлечены к участию в деле при рассмотрении судом споров, связанных с воспитанием детей, независимо от того, кем предъявлен иск в защиту ребенка. Весьма значимой и ответственной является функция попечения над ребенком, который передается органам опеки и попечительства по решению суда в случаях, установленных законом (лишение родителей родительских прав, ограничение родительских прав, отмена усыновления ребенка и т. д. Обязательным является участие органа опеки и попечительства в исполнении решений суда по отобранию ребенка и передаче его другому лиц. В безотлагательных случаях, то есть при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью, орган опеки и попечительства вправе самостоятельно отобрать ребенка у родителей. В целом можно (условно) выделить три основные формы защиты семейных прав органами опеки и попечительства: а) самостоятельное принятие решений в пределах своей компетенции (включая дачу согласия либо разрешения на какие-либо действия); б) направление соответствующих требований в суд в порядке искового производства; в) участие в судебном разбирательстве.

К полномочиям первого вида представляется возможным отнести право органа опеки и попечительства давать согласие:

-  на установление отцовства по заявлению только отца ребенка;

-  родителям - на изменение имени, фамилии ребенку, не достигшему возраста четырнадцати лет;

-  на контакты ребенка с родителями, родительские права которых ограничены судом;

-  на усыновление ребенка несовершеннолетних родителей - при отсутствии их родителей или опекунов (попечителей);

-  полномочия по разрешению разногласий между опекуном ребенка и несовершеннолетними родителями ребенка;

-  по разрешению разногласий между родителями о воспитании и образовании детей;

-  по назначению представителя для защиты прав и интересов детей;

-  по решению вопроса об общении ребенка с родственниками;

-  по заключению с приемными родителями договора о передаче ребенка на воспитание в семью.

К полномочиям второго вида относятся:

-  право органа опеки и попечительства требовать признания недействительным соглашения об уплате алиментов по основаниям, предусмотренным законом;

-  право требовать отмены усыновления ребенка;

-  право предъявлять требование о лишении родительских прав, об ограничении родительских прав и о взыскании алиментов на детей. Соответствующее требование органа опеки и попечительства оформляется исковым заявлением в суд.

К полномочиям третьего вида относится:

-  право органа опеки и попечительства участвовать в рассмотрении судами дел: об осуществлении родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка;

-  о лишении родительских прав и о восстановлении в родительских правах;

-  об ограничении родительских прав и об отмене ограничения родительских прав;

-  об установлении усыновления ребенка;

-  об отмене усыновления ребенка.

Определенные меры по защите и восстановлению прав и законных интересов несовершеннолетних в соответствии со ст.11 Федерального закона от 24 июня 1999 года «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» осуществляют комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, образуемые органами местного самоуправления. В частности, они наделены правом предъявлять в суд требование о лишении родительских прав.

Положительно, что Законом об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации предусмотрены специальные меры по защите прав ребенка при осуществлении деятельности в области его воспитания и образования образовательными учреждениями: а) создание в образовательных учреждениях по инициативе обучающихся в возрасте старше восьми лет общественных объединений обучающихся; б) проведение по ходатайству обучающихся с участием их выборных представителей дисциплинарного расследования деятельности работников образовательных учреждений, нарушающих и ущемляющих права ребенка; в) обращение обучающихся за содействием и помощью в уполномоченные государственные органы при несогласии с решением администрации образовательного учреждения; г) проведение обучающимися собраний и митингов по поводу нарушения их законных прав и интересов.

Законом не исключается и самозащита гражданами своих семейных прав путем совершения действий, пресекающих нарушение права. В соответствии со п.1 ст. 56 Семейного кодекса установлено, что непосредственная защита прав и законных интересов ребенка должна осуществляться родителями или лицами, их заменяющими (то есть усыновителями, опекунами, попечителями, приемными родителями). Несовершеннолетнему, признанному в соответствии с законом полностью дееспособным до достижения совершеннолетия, предоставлено право самостоятельно осуществлять свои права и обязанности, в том числе свое право на защиту. В случаях, предусмотренных законом, по делам, возникающим из трудовых и брачно-семейных правоотношений и из сделок, связанных с распоряжением полученным заработком, несовершеннолетние имеют право лично защищать в суде свои права и охраняемые законом интересы. Привлечение к участию в таких делах родителей, усыновителей или попечителей несовершеннолетних для оказания им помощи зависит от усмотрения суда.

Родители осуществляют родительские права, в том числе и защиту прав и интересов ребенка, до достижения им возраста 18 лет, т.е. до совершеннолетия. Родительские права могут быть прекращены и до достижения ребенком 18 лет в случае приобретения им полной дееспособности в порядке эмансипации либо при вступлении в брак до достижения совершеннолетия.

Родители являются законными представителями своих детей и без специальных полномочий (доверенности) выступают в защиту их прав с любыми физическими и юридическими лицами. Вместе с тем они должны представить суду доказательства, подтверждающие их родство с ребенком. Такими доказательствами являются свидетельство о рождении ребенка и документ, подтверждающий личность родителей. Представлять права и интересы ребенка могут как оба родителя, так и один из них по соглашению между ними. Причем родители должны защищать права и интересы детей, а не свои права и интересы. Если между интересами родителей и детей имеются противоречия, которые установлены органами опеки и попечительства, то родители не вправе представлять интересы детей в отношениях с другими лицами. В этом случае органы опеки и попечительства обязаны назначить представителя для защиты прав и интересов детей.

Представляется, что полномочия этого представителя должны быть подтверждены мотивированным постановлением органов опеки и попечительства (органов местного самоуправления). Такое представительство является вынужденной мерой и носит временный характер. Оно выступает как один из способов защиты прав и интересов ребенка, применяемый органами опеки и попечительства, и одновременно является принудительной мерой, ограничивающей права родителей. Если отпадут основания, органы опеки и попечительства отменяют представительство.

Если же родители уклоняются от защиты прав и интересов детей, злоупотребляют родительскими правами, то такая защита опять-таки возлагается на органы опеки и попечительства[37]. Эти органы и должны в установленном порядке решить вопрос о защите прав детей.

Так, решением Киржачского районного суда от 15 мая 1995 г. правильно удовлетворен иск органов опеки и попечительства к Павлову В. и Павловой О. об ограничении родительских прав в отношении двух детей. Суд установил, что оставление детей у родителей вследствие их поведения опасно для детей, и обоснованно принял решение об отобрании детей у родителей (дело N 2-437/95 г.).

Решением Ленинского районного суда г. Владимира от 26 июня 1995 г. обоснованно был удовлетворен иск органов опеки и попечительства к О.Ситник о лишении родительских прав и взыскании алиментов. Суд установил, что О.Ситник уклонялась от исполнения родительских обязанностей, страдала хроническим алкоголизмом (дело N 2-1629/95 г.)[38].

Если дети, оставшиеся без родительского попечения, переданы на воспитание в семью (на усыновление, удочерение), под опеку (попечительство), в приемную семью или в учреждение для детей-сирот либо детей, оставшихся без попечения родителей, то обязанности по защите их прав возлагаются на усыновителей, опекунов (попечителей), приемных родителей; администрацию учреждения. В случае уклонения усыновителей, опекунов (попечителей) приемных родителей от защиты прав детей в установленном законом порядке усыновление, опека (попечительство) отменяются, а договор о передаче ребенка на воспитание в семью расторгается.

Так, решением Вязниковского городского суда от 27 января 1995 г. удовлетворен иск Вязниковского межрайонного прокурора в интересах несовершеннолетнего Иванова Сергея, 1987 г.р., к Ивановой С.Н. и Иванову И.Н. об отмене усыновления. Суд установил, что ребенок усыновлен Ивановыми в 1991 году. В 1993 году по их просьбе ребенок был помещен в психиатрическую больницу. Между тем по заключению врачей ребенок не нуждался в стационарном лечении. К тому же за период пребывания ребенка в больнице Ивановы не посещали его и отказались взять из больницы. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что усыновители уклоняются от своих обязанностей, и обоснованно отменил усыновление (дело N 2-495/95 г.)[39].

Право ребенка на защиту включает и возможность самостоятельного принятия им (независимо от возраста) некоторых мер в случае нарушения его законных прав и интересов. Это возможно при злоупотреблениях со стороны родителей, а равно при невыполнении или ненадлежащем выполнении родителями обязанностей по воспитанию, образованию ребенка. В таких ситуациях ребенку предоставлено право обратиться в орган опеки и попечительства, а по достижении возраста четырнадцати лет - в суд. Последствия такого обращения могут заключаться в привлечении родителей к административной или уголовной ответственности, отобрании ребенка у родителей органом опеки и попечительства, лишении или ограничении родительских прав в судебном порядке. Реальному осуществлению права ребенка на защиту должны способствовать введение практики ознакомления детей через школьную программу с их правами, включая информирование детей о возможности пожаловаться на насилие в семье, освещение в средствах массовой информации прецедентов - процессов над гражданами (в том числе родителями), нарушающими права детей, как в семье, так и в образовательных (дошкольных, школьных) и иных (лечебных, исправительно-трудовых) учреждениях.

Определенной гарантией надлежащей защиты прав ребенка в семье является установление п. 3 ст. 56 Семейного кодекса обязанности должностных лиц организаций и иных граждан, которым станет известно об угрозе жизни или здоровью ребенка или о нарушении его прав и законных интересов, сообщить об этом в орган опеки и попечительства по месту фактического нахождения ребенка. При получении таких сведений орган опеки и попечительства обязан принять необходимые меры по защите прав и законных интересов ребенка. Несмотря на реализацию в семейном законодательстве РФ основных требований Конвенции о правах ребенка, существует настоятельная необходимость дальнейшего совершенствования правовых основ обеспечения защиты прав и безопасности детей в семейных правоотношениях в целях приближения к международно-правовым стандартам в данной области. В этой связи следует отметить следующее.

1. Серьезной проблемой является конкретизация объекта охраны, поскольку, как отмечает А. М. Нечаева, между понятиями "права ребенка" и "охрана детства" нет четкого разграничения, что приводит "к бездействию норм, регулирующих возникающие при этом отношения"[40].

2. Заслуживают внимания и поддержки предложения о необходимости реализации в России рекомендаций Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) по вопросам правового воспитания детей в ХХI веке, направленные на то, чтобы: а) права детей широко поощрялись и соблюдались; б) законы, политика и меры в отношении детей всегда принимались с учетом наилучшего обеспечения их интересов; в) дети полностью реализовывали свой потенциал в развитии и вели здоровый и активный образ жизни при наличии широких возможностей для обучения и участия в принятии решений, от которых зависит их благополучие; г) политика и программы для детей разрабатывались с учетом моральных критериев беспристрастности, чтобы преобладала солидарность с теми, кто находится в наименее благоприятном положении и является наиболее нуждающимся при условии сокращения экономического и социального неравенства и поддержания принципа недискриминации; д) семьям оказывалась помощь в выполнении их обязанностей по воспитанию детей для обеспечения того, чтобы они жили в атмосфере заботы, понимания, опеки и поддержки при постоянном развитии способностей и расширении возможностей, чтобы дети могли стать основными действующими лицами в осуществлении своих прав. Не утратили своей актуальности и сформулированные еще в 1993 г. следующие предложения для России Комитета по правам ребенка Генеральной Ассамблеи ООН: а) организовать регулярный контроль за воздействием экономических перемен на положение детей; б) активно развивать альтернативные формы ухода, заменяющие уход в интернатных учреждениях; в) осуществлять профессиональную подготовку лиц, занимающихся охраной прав детей; г) разработать процедурные правила и механизм рассмотрения жалоб детей на грубое и жестокое с ними обращение; д) предпринять более решительные шаги по борьбе с детской проституцией[41].

2.3 Процессуальные правила разбирательства семейных дел

Семейное право, как известно, относится к числу материальных прав. Соответственно Семейный кодекс Российской Федерации считается преимущественно материально-правовым нормативным актом. Однако традиционно в Семейный кодекс РФ включены и разнообразные процессуальные правила разбирательства семейных дел, причем по сравнению с прежним семейным законодательством их объем увеличился.

Процессуальные нормы в Семейном кодексе РФ, как и прежде, не составляют специального раздела, а содержатся практически во всех главах этого кодекса и рассчитаны на применение при разбирательстве конкретных категорий семейных дел.

По своему содержанию большая часть этих процессуальных правил регулирует: 1) подведомственность; 2) состав участвующих в деле лиц; 3) особенности предъявляемых в суде требований (предмет и основание иска); 4) особенности доказывания по конкретным делам (предмет доказывания, распределение обязанностей по доказыванию, законные презумпции и пр.).

Значительно меньшая группа таких правил определяет особенности движения процесса: правила отложения разбирательства дел о расторжении брака, особенности подготовки к судебному разбирательству и исполнение решений суда по делам, связанным с воспитанием детей, порядок уплаты и взыскания алиментов и др.

Процессуальные правила, включенные в кодекс, по сфере применения относятся к специальным, поскольку ориентированы на конкретные категории дел. Некоторые из них являются исключительными, ограничивающими право на судебную защиту при определенных обстоятельствах. Так, согласно ст.17 Семейного кодекса РФ муж не имеет права без согласия жены возбуждать дело о расторжении брака во время беременности жены и в течение года после рождения ребенка. В ст.28 Семейного кодекса ограничено право на обращение в суд с иском о признании брака недействительным супруга, знавшего о наличии обстоятельств, препятствующих заключению брака, либо о фиктивности брака. Этот супруг может обратиться в суд лишь с требованием о расторжении брака.

Роль процессуальных правил, содержащихся в Семейном кодексе РФ, велика, поскольку они призваны специализировать процессуальную форму защиты семейных прав, сделать ее более эффективной с учетом специфики брачно-семейных правоотношений. Вместе с тем их включение не в специализированный нормативный акт создает определенные трудности в судебной практике, поскольку они должны применяться вместе с общими правилами специализированного процессуального законодательства.

Особенно остро стоит вопрос о применении тех процессуальных правил, которые не соответствуют общим процессуальным нормам.

Так, ст. 24 Семейного кодекса РФ предусмотрено, что при расторжении брака в судебном порядке суд обязан по своей инициативе определить, с кем из родителей будут проживать несовершеннолетние дети после развода, а также с кого из родителей и в каких размерах взыскиваются алименты на их детей, если супруги не представили суду соглашение по этим вопросам либо это соглашение нарушает интересы детей или одного из супругов. Здесь содержатся по существу императивные правила о соединении исковых требований, причем допускается, что инициатором такого соединения выступают не сами супруги, а суд. Между тем по общим положениям процессуального законодательства о соединении и разъединении нескольких исковых требований инициатива соединения исковых требований принадлежит только истцу. Судья лишь оценивает целесообразность такого соединения. Кроме того, процессуальное законодательство не предоставляет суду полномочий рассматривать какие-либо исковые требования, не заявленные сторонами в установленном законом порядке, тогда как в ст. 24 Семейного кодекса РФ на суд такие обязанности возлагаются.

Нельзя не отметить, что процессуальные правила разрешения комплекса вопросов при вынесении судом решения о расторжении брака направлены на защиту интересов детей, права которых нарушаются при прекращении совместной жизни их родителей. Однако эффективность этих норм существенно снижается вследствие того, что они не соответствуют правилам гражданского процессуального законодательства. Хотя некоторыми авторами высказываются соображения о том, что специальная процессуальная норма, содержащаяся в нормативных актах материального права, может совсем по-иному регулировать то или иное процессуальное отношение[42], большинство процессуалистов не разделяют этого взгляда. Мало того, в Гражданском процессуальном РФ сформулировано общее положение о том, что нормы гражданского процессуального права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать Гражданскому процессуальному кодексу.

Анализ специальных процессуальных правил нового Семейного кодекса показывает, что многие из них имеют целью усилить защиту прав детей. Так, принципиально расширены пределы судебной защиты прав детей, рожденных вне брака, на установление их происхождения. В ст. 49 Семейного кодекса РФ предусмотрено, что при разбирательстве дел об установлении отцовства суд принимает во внимание любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица, тогда как по прежнему семейному законодательству возможность удовлетворения иска связывалась с подтверждением в суде ограниченного перечня обстоятельств. Неподтверждение в суде хотя бы одного из этих обстоятельств приводило к отказу в удовлетворении иска . Получалось, что закон был бессилен против непорядочных отцов, не желающих выполнять свои родительские обязанности добровольно.

Эти ничем не обоснованные ограничения при установлении происхождения ребенка, родившегося вне брака, устранены. Однако трудно согласиться с новыми ограничениями в установлении происхождения детей, родившихся вне брака, которые содержатся в ст. 50 Семейного кодекса РФ. В этой статье, озаглавленной «Установление судом факта признания отцовства», говорится о том, что в случае смерти лица, которое признавало себя отцом ребенка, но не состояло в браке с матерью ребенка, факт признания им отцовства может быть установлен в судебном порядке по правилам гражданского процессуального законодательства. Данное правило ограничивает возможности судебной защиты прав детей на установление отцовства после смерти предполагаемого отца по сравнению даже с прежним семейным законодательством.

При установлении отцовства важно ответить на вопрос: когда возникают права и обязанности - с момента рождения ребенка или с момента обращения в суд с иском об установлении отцовства. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 25 октября 1996 года N 9 «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов»[43] разъяснил судам, что при рассмотрении дела об установлении отцовства датой рождения ребенка определяется, какой нормой следует руководствоваться. Констатируя, что обстоятельства для установления отцовства в судебном порядке, предусмотренные ст. 49 Семейного кодекса РФ, существенно отличаются от тех, которые предусматривались ст. 48 Кодекса о браке и семье, Пленум высказался за то, что положения нового Семейного кодекса РФ могут применяться только в отношении детей, родившихся после введения Семейного кодекса РФ в действие, то есть 1 марта 1996 года и позднее.

Следовательно, если исходить из тех разъяснений, которые даны Пленумом Верховного Суда РФ, то в зависимости от времени рождения внебрачного ребенка по делам об установлении отцовства применяются либо нормы Семейного кодекса РФ, либо правила Кодекса о браке и семье. Эти новые ограничения прав детей на установление отцовства усложняют судебную защиту и порождают определенное неравенство детей в зависимости от времени их рождения. Правильность данного разъяснения вызывает сомнения еще и потому, что непосредственно законодатель не предусмотрел этих ограничений, как это было ранее сделано в Законе об утверждении Основ.

В то же время Пленум Верховного Суда РФ не исключает возможность установления в особом производстве факта отцовства в случае смерти предполагаемого отца. В отношении детей, родившихся в период с 1 октября 1968 года до 1 марта 1996 года, такой факт устанавливается на основании ст. 48 Кодекса о браке и семье, в то время как в случае рождения ребенка 1 марта 1996 года и позднее факт отцовства устанавливается на основании ст. 49 Семейного кодекса РФ.

Таким образом, в особом производстве судом могут устанавливаться либо факт признания отцовства, либо факт отцовства в случае смерти предполагаемого лица, что зависит от даты рождения ребенка. Пределы судебной защиты прав детей расширены введением судебного порядка усыновления (удочерения) по ст. 125 Семейного кодекса РФ, которое ранее производилось в административном порядке. В ст. 125 Семейного кодекса РФ предусматривается, что рассмотрение дел об установлении усыновления ребенка производится судом в порядке особого производства по правилам, предусмотренным гражданским процессуальным законодательством.

Определенные возражения вызывают положения ст. 18 Семейного кодекса РФ. В ней указывается, что расторжение брака производится в органах загса, а в случаях, предусмотренных статьями 21-23 Семейного кодекса РФ, - в судебном порядке. Из указанной нормы можно сделать вывод, что основной порядок расторжения брака - административный (осуществляемый в загсе), тогда как ранее таковым считался судебный. Между тем в ст. 19 Семейного кодекса РФ названы те случаи, в которых может быть произведен развод в загсе: 1) при взаимном согласии на расторжение брака супругов, не имеющих общих несовершеннолетних детей; 2) по заявлению одного из супругов, если другой признан судом безвестно отсутствующим, либо признан судом недееспособным, либо осужден за совершение преступления к лишению свободы на срок свыше трех лет.

Упомянутый перечень почти не изменился по сравнению с прежним, определяемым ранее. Единственное уточнение касается указания на общих несовершеннолетних детей, наличие которых препятствует расторжению брака в загсе при взаимном согласии супругов. Хотя данное уточнение не вызывает возражений, все же правильнее было бы указать в ст. 18 Семейного кодекса РФ, что расторжение брака в органах загса производится только в случаях, предусмотренных в ст. 19 Семейного кодекса РФ. В современном гражданском процессуальном праве, как и в семейном, усиливаются начала диспозитивности, характеризующиеся предоставлением субъектам материально-правовых и процессуальных отношений большей свободы в распоряжении своими материальными и процессуальными правами.

Усиление диспозитивных начал в Семейном кодексе РФ наиболее активно проявилось в регулировании брачных и семейных имущественных правоотношений. Супруги получили право заключить брачный договор - либо до государственной регистрации заключения брака, либо в любое время в период брака. Этим договором они вправе изменить предусмотренный законом режим совместной собственности и установить режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов. Споры, связанные с изменением, расторжением брачного договора, а также с признанием его недействительности полностью или частично, должны разрешаться в судебном порядке[44]. По алиментным правоотношениям между лицом, обязанным уплачивать алименты, и их получателем может быть заключено соглашение об уплате алиментов, подлежащее нотариальному удостоверению.

В судебном порядке могут рассматриваться споры об изменении или расторжении этого соглашения, а также о признании его недействительным[45]. Эти споры представляют собой новые категории брачно-семейных дел.

В новом семейном законодательстве получили дальнейшее развитие, наряду с диспозитивными, и публичные начала судебной защиты брачных и семейных прав, в особенности прав несовершеннолетних и иных категорий граждан, нуждающихся в государственной защите. Данная тенденция проявляется, в частности, в тех процессуальных правилах Семейного кодекса РФ, которые закрепляют права и обязанности прокурора, а также органов опеки и попечительства по вступлению в процесс, участию в нем в различных процессуальных формах.

В Семейный кодекс РФ включены нормы об обязательном участии в процессе: прокурора - по делам о лишении родительских прав, восстановлении в родительских правах, ограничении родительских прав[46]; органов опеки и попечительства - по делам: о признании брака недействительным, если он заключен с лицом, не достигшим брачного возраста, а также с лицом, признанным судом недееспособным[47]; о порядке осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка[48]; о лишении родительских прав, восстановлении в родительских правах, ограничении родительских прав, по всем спорам, связанным с воспитанием детей[49], а также об установлении усыновления[50].

Все эти нормы носят императивный характер и подчеркивают публичность судебной защиты прав несовершеннолетних и недееспособных граждан. В Семейный кодекс РФ включены также правила, согласно которым прокурор и органы опеки и попечительства имеют право на обращение в суд с исковыми требованиями в защиту прав других лиц. Такое право принадлежит, в числе других заинтересованных лиц, прокурору, органам опеки и попечительства и носит диспозитивный характер, что дает этим субъектам возможность самим определять целесообразность обращения в суд.

По Семейному кодексу РФ прокурор вправе требовать признания брака недействительным, если брак был заключен при отсутствии добровольного согласия одного из супругов на его заключение: в результате принуждения, обмана, заблуждения или невозможности в силу своего состояния в момент регистрации заключения брака понимать значение своих действий и руководить ими, а также и в некоторых других случаях. Прокурор также указан в числе субъектов, имеющих право на возбуждение в суде требований: о лишении родительских прав; об ограничении родительских прав; об отмене усыновления.

Представляется, что названные нормы не должны толковаться как ограничивающие право прокурора на предъявление иных исков, когда это необходимо в целях защиты прав и охраняемых законом интересов граждан. В приведенных правилах подчеркивается публичность конкретных исковых требований и целесообразность обращения прокурора в суд именно с ними.

Подводя итог, необходимо отметить, что хотя процессуальные правила нового Семейного кодекса дополняют и обогащают процессуальную форму разбирательства брачных и семейных дел, они должны совершенствоваться с учетом выявленных недостатков. Одним из направлений совершенствования гражданского процессуального законодательства должен стать учет тех специальных процессуальных норм, которые содержатся в иных нормативных правовых актах и эффективно регулируют особенности разбирательства конкретных категорий гражданских дел.

Процессуальные особенности разбирательства брачных и семейных дел традиционно активно исследовались в процессуальной науке. Однако после принятия в 1995 г. Семейного кодекса РФ эти вопросы почти не рассматриваются. Между тем их исследование имеет не только теоретическое, но и прикладное значение, поскольку в структуре судебной практики по гражданским делам они занимают важное место. Велика также и социальная ценность брачных и семейных прав граждан, которые в настоящее время являются конституционными.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница