Проблема мифологизации политической власти в сети интернет



страница2/5
Дата14.08.2018
Размер1.03 Mb.
#44227
ТипРеферат
1   2   3   4   5
Глава 2. Конструирование политического имиджа как средство политического мифотворчества. Технология создания политического имиджа
2.1 Особенности политической коммуникации в сети интернет

Для того, чтобы говорить о том, как формируется политический имидж в сети интернет, необходимо рассмотреть особенности политической коммуникации в сети интернет.

Для начала нужно определить, что мы имеем в виду под политической коммуникацией. Политическая коммуникация в самом общем представлении – это процесс передачи политической информации от одного индивидуума (группы) другому индивидууму (группе)80. Согласно более развернутому определению Р.-Ж. Шварценберга, политическая коммуникация – это «процесс передачи политической информации, благодаря которому она циркулирует от одной части политической системы к другой и между политической системой и социальной системами» 81.

Для того, чтобы раскрыть понятие политической коммуникации, можно применить подход Габриэля Алмонда с его понятием политической системы, под которой он понимает совокупность институтов и органов, формирующих и воплощающих в жизнь коллективные цели общества или составляющих его групп. По Алмонду, политическая система существует как во внутреннем, так и во внешнем окружении, формируя это окружение и сама формируясь под его влиянием. Система получает из этого окружения сигналы входа и пытается воздействовать на него посредством своих сигналов выхода. По своей сути сигналы входа, исходящие из окружения и влияющие на политическую систему, и сигналы выхода, исходящие из политической системы и с помощью которых та влияет на окружение, несут в себе политическую информацию. То есть происходят процессы передачи и обмена политической информации, что и представляет собой явление политической коммуникации.

Таким образом, политическое сообщение является ключевым элементом политической коммуникации, так как основную часть политической информации мы получаем не из собственного опыта, а именно благодаря распространяемым сообщениям.

Понятие интернет-коммуникации подробно рассмотрел исследователь М.А. Щенников в своей работе «Интернет-технологии в политической коммуникации современной России». М.А. Щенников определяет интернет-коммуникацию как «производство, обмен и потребление информации посредством информационно-телекоммуникационной компьютерной сети электросвязи Интернет»82. То есть под политической интернет-коммуникацией следует понимать производство, хранение, потребление и обмен с помощью сети Интернет информации в едином коммуникационном пространстве данной сети и тем или иным образом связанной с функционированием в политической системе общества индивидуальных и/или институционально-организованных акторов. Политическая коммуникация посредством интернета дает возможность как синхронного, так и асинхронного личного, межгруппового и массового обмена политической информацией в текстовой и аудиовизуальной формах.

В наиболее общем виде основных участников политической интернет-коммуникации, подобно выделению основных субъектов в теориях «электронной коммерции» и «электронного правительства»83, можно разделить на трех крупных акторов: первая - органы государственной власти; партии, вторая – партии, общественно-политические объединения и группы интересов, включая коммерческие структуры и политических лидеров в период избирательных компаний; третья – гражданскую общественность как совокупность отдельных граждан.

Поскольку внутреннее взаимодействие органов государственной власти посредством новых информационных технологий подробно изучается теориями «электронного правительства», наиболее интересным видится изучение способов интернет-коммуникации основного политического актора в первую очередь с гражданской общественностью. Рассмотрение этих взаимосвязей становится особенно значимым постольку, поскольку коммуникация посредством электронных технологий уже давно стала одной из основ теории «прямой электронной демократии».

Основные возможности политической интернет-коммуникации определяются исходя из функций политической коммуникации как таковой, тех форм, которые она приобретает под воздействием распространения новых информационных технологий, а также основных функций самих политических акторов. М.А. Щенников выделяет три группы таких возможностей:


  1. Возможности электронного взаимодействия органов государственной власти и широкой общественности: общественный контроль работы органов власти; осуществление обратной связи с участниками политического процесса, связи с общественностью; раскрытие информации о деятельности органов государственной власти; открытое обсуждение и популяризация проектов государственных программ и законодательных инициатив; политическая мобилизация; политико-правовое просвещение; осуществление консультативного взаимодействия; анализ общественного мнения.

  2. Возможности интернет-коммуникации по линии политические кооперации – гражданская общественность: презентация и популяризация политических идей и программ; распространение информации о деятельности политических коопераций; презентация, открытое обсуждение политических программ, проектов и законодательных инициатив; политическая мобилизация и рекрутинг; анализ общественного мнения; сбор денежных средств в поддержку политической кооперации; осуществление обратной связи с участниками политического процесса; координация совместной деятельности.

  3. Возможности политического взаимодействия внутри гражданской общественности: формирование общественного мнения; сбор, фильтрация и тиражирование политической информации; создание инициативных и экспертных групп по решению общественно-политических проблем; политическая мобилизация; выявление и актуализация наиболее острых общественно-политических проблем; выявление и актуализация политических интересов общества; осуществление обратной связи с участниками политического процесса.

Стоит отметить, что появление новых возможностей политической коммуникации не означает применение их на практике. Эффективная политическая коммуникация в интернете возможна только при условии готовности к ней самих участников информационного взаимодействия, основанных на принципах открытости, толерантности и активной политической позиции, а также от готовности соответствующей инфраструктуры, что позволило бы пользоваться новым каналом коммуникации широкому кругу политического процесса.

Исследователь С.Г. Туронок выделил несколько факторов, которые ограничивают развитие политической интернет-коммуникации84: это нестабильность и скоротечность взаимодействий внутри виртуальной группы, возникающая в условиях отсутствия естественных барьеров реальности; специфическое для интернета социальное давление; анонимность, сказывающаяся на взаимодоверии, взаимоуважении и взаимоответственности участников.

Несмотря на все большее взаимопроникновение двух реальностей, на данный момент взаимовлияние политического процесса и Интернета остается ситуативным и слабым. Немалое значение в этом имеет изменение качественного состава аудитории сети Интернет, крепко укоренившийся в сознании вновь прибывших участников виртуальной реальности.

На пути эффективного использования интернет-технологий коммуникации в политическом процессе стоят также и практические проблемы. На сегодняшний день в России отсутствуют эффективные механизмы законодательного регулирования процессов, протекающих в интернете, и ограничения на распространение информационных ресурсов негативного характера. Практически нет дееспособных нормативных документов, регулирующих проблемы авторского права на публикации в сетевых изданиях. Также постоянно возникают коллизии в результате не столько отсутствия законодательной базы регулирования сети, сколько самого понимания сущности этого явления. Среди мощных политических игроков пока нет единства мнений по вопросу о пределах желаемого или допустимого вмешательства государства в протекающие в Интернете процессы. Отсюда следуют и многие используемые стратегии поведения данных игроков, которые могут быть охарактеризованы как преимущественно ситуативные и предельно меркантильные. Как правило, занятая выгодная позиция, политический успех, максимальная экономическая отдача предопределяют характер поведения в большей степени, нежели взаимосогласование интересов.

На данный момент в России отсутствуют важнейшие составляющие политического Интернета. Первая – это сложившийся менталитет политиков и обычных пользователей. Вторая – реальная (не программная) государственная политика в этой сфере. Если за границей существуют специальные институты, которые определяют приоритеты развития и осуществляют поддержку сети, то в России это находится на стадии зарождения и фактически не двигается далее декларирования соответствующих программ.

В исследовании проблемы взаимоотношений интернета и политического процесса исследователи выделяют три основных точки зрения.

Согласно популистской точке зрения интернет восстанавливает возможность прямого индивидуального воздействия на правительство и его политику. По мнению Э. Коррадо и Ч.Фейрстоун, интернет способен обеспечить непосредственную коммуникацию между гражданами и правительством, а также уменьшить зависимость достижения интересов гражданского общества от граждан со своими экономическими интересами. интернет, считают сторонники этой точки зрения, посредством неограниченных возможностей обмена информацией способен ослабить влияние граждан на проводимую в государстве политику. При этом, чем больше возможности прямого общения граждан с субъектами государственной политики, тем больше степень вовлеченности и политического участия в ней граждан.85

Сторонники коммунитаристской точки зрения полагают, что интернет трансформирует систему социальных связей между различными слоями населения и основная его функция сводится к формированию сообщества нового типа. Подобное сообщество формируется при длительном развитии межличностных связей посредством интернета, который освобождает этот процесс от пространственно-временных ограничений. Подобное освобождение при формировании сообщества, согласно коммунитаристам, позволяет расширить локальное сообщество до общегосударственных масштабов. Причем подобная возможность предполагает усиление взаимодействия между отдельными акторами политического процесса прежде всего по горизонтали в противовес популистской точке зрения, где изменения связаны с процессом трансформациивертикальных взаимодействий между обществом и государством.86

Концепция ускоренного развития плюрализма делает акцент на двух моментах. Во-первых, интернет не изменит сущности плюрализма, так как большинство граждан как и раньше останутся разборчивы в выборе политических проблем, оставаясь равнодушными к большинству из них. Во-вторых, возможности широкого и оперативного обращения информации ускорят протекание самого политического процесса и повысят уровень политического участия граждан, в том числе в рамках новых неинституциализированных групп интересов. Однако, согласно концепции ускоренного развития плюрализма, такие возможности также могут способствовать дроблению политической системы в соответствии с отдельными, не всегда общественно значимыми, интересами отдельных групп.87

Таким образом, наиболее значимыми потенциальными возможностями интернета в политическом процессе можно считать возможность направленного вовлечения граждан в политический процесс через интернет-коммуникацию и организацию наиболее эффективной коммуникации государство-общество, позволяющей принимать продуманные и верные решения, основанные на суммарном опыте всех политических акторов.


2.2 Власть как объект политической мифологизации

Политический имидж тесно связан с понятием политической власти. Поэтому необходимо определить, что именно мы имеем в виду, говоря о политической власти. Слово «власть» используется не только в политическом дискурсе, но и в обыденной жизни. По-французски власть, le pouvoir, — это не только власть как таковая, но и синоним центрального правительства; по-английски the power — это не только власть, но и держава, государство со всей его мощью; по-немецки die Gewalt — это не только власть, но и мощь, а также насилие. Наконец, в нашем родном языке власть зачастую оказывается синонимом начальства, а слово власти обозначает властные органы государства. Любопытно, что в чешском языке слово vlast означает родина, отечество, а собственно политическая власть выражается словом moc, равно как и мощь. Что же касается властей, то они именуются urady, а власти предержащие, правительство — vlada.

Впервые попытался сформулировать определение власти Томас Гоббс: «Власть есть наличные средства достигнуть в будущем некоего блага». Власть проявляется в намерении субъекта достичь чего-либо в каузальном (причинном) отношении. То есть существуют две переменные, причем одна является причиной изменений, происходящих в другой. Видение власти у Т. Гоббса вытекает из определенной картины мира, на основе которой и сложилась его концепция социальных отношений, где одни тела (агенты) толкают другие тела (пациенты). Власть существует, даже если субъект ничего не требует от объекта, так как основой ее выступает различие позиций. Так как человек эгоистичен и конфликтен, то и властные отношения по природе своей асимметричны и конфликтны.

Впоследствии данная трактовка власти стала определяющей в политической мысли вплоть до начала XIX века. М. Вебер дал новое определение власти. Власть – вероятность того, что актор будет в состоянии реализовывать свою волю в социальном отношении вопреки сопротивлению, независимо от того, на чем эта вероятность основывается.

В отличие от концепции Т. Гоббса:

- власть определяется в терминах вероятности и возможности;

- власть против кого-либо, она предполагает конфликт и действие вопреки интересам людей;

- основу власти могут составлять любые вещи, свойства или отношения;

- власть не есть принадлежность индивидов, а существует в отношениях между ними.

В отличие от авторитета власть связана не с социальными позициями или ролями, а с персональными качествами индивидов.

В современной политологии существует масса подходов к пониманию феномена власти. Так, В.Г. Ледяев в работе «Власть: концептуальный анализ» делит все современные концепции власти (с 50-х годов XX века) на две группы.

Первый подход – групповая концепция власти. Она представлена, по мнению автора, именами Т. Гоббса, М. Вебера, Х. Лассуалла, Э. Кэплэна, Р. Даля, Д. Картрайта, С. Льюкса, Э. Гидденса и других. Власть – асимметричные отношения, включающие в себя понятие конфликта. Возникает тогда, когда один из субъектов обладает способностью воздействовать на другого, преодолевая его сопротивление. Власть – это власть над кем-то, это игра с «нулевой суммой», где выигрыш одного автоматически становится проигрышем другого.

Второй подход – не групповая концепция власти. Ее развивали Платон, Аристотель, Т. Парсонс, Х. Арендт, М. Фуко и другие. Отвергается идея «нулевой суммы», так, вполне возможно, что власть осуществляется ко всеобщей выгоде. Власть – это своего рода коллективный ресурс, способность достичь какого-то общественного блага; подчеркивается принадлежность власти не отдельным индивидам или группам, а коллективам людей и обществу в целом.

Другой российский исследователь политических отношений А.А. Дегтярев использует иной подход: он все теории властных отношений делит на две группы. Первая – атрибутивно-субстанциональные подходы, в рамках которых власть рассматривается как атрибут субъекта. То есть субъект обладает неким атрибутом, который называется власть, добивается он его благодаря обладанию исключительной силы воли, контролем дефицитных ресурсов и т.д. Вторая группа – это реляционные подходы. В аспекте реляционного подхода власть рассматривается как социальное отношение и взаимодействие на элементарном и на сложном коммуникативном уровне. Власть как отношение и общение, отношение отношений.

Многообразие определения власти в научной литературе упорядочиваются по разным основаниям. Наиболее распространенными являются следующие типы определений:

- бихевиористские, согласно которым власть есть влияние на поведение других

- телеологиеческие, согласно которым власть есть способность достижения определенных целей

- структуралистские, рассматривающие власть как особого рода отношения между управляющими и управляемыми

- реляционистские, рассматривающие власть как отношение между двумя агентами, при котором один из них оказывает определяющее влияние на другого

- инструменталистские, рассматривающие власть как инструмент, средство

- власть как влияние, оказываемое на других, когда тот, кому приказывают, обязан повиноваться

- конфликтные, определяющие власть как способность разрешать конфликты и устанавливать компромиссы88.


При анализе различных подходов к определению власти следует подчеркнуть, что она рассматривается в качестве разновидности каузальных связей. Если таковых между субъектом и объектом нет, то нет и властных отношений. Власть есть устойчивое и значимое отношение, понятие власти неприменимо к случайным и несущественным воздействиям.

Наиболее характерным и отличительным признаком власти во всех указанных выше подходах является подчинение объекта субъекту. Как отмечает В.Г. Ледяев, «Результат власти – это подчинение объекта». Это, на наш взгляд, важнейшее отличие власти от других социальных взаимодействий, например, регулирования, где результатом является согласование, и от управления, где результатом является целедостижение.

По Е.Й. Вятру понятие власти должно включать несколько элементов: не менее двух партнеров отношений власти (как отдельные лица, так и группы лиц), приказ осуществляющего власть, то есть выражение им воли по отношению к тому, над кем он осуществляет власть, сопровождаемый угрозой применения санкций в случае неповиновения выраженной таким образом воле; подчинение того, над кем осуществляется власть, тому, кто ее осуществляет; общественные нормы, устанавливающие, что отдающий приказы имеет на это право, а тот, кого эти приказы касаются, обязан подчиниться приказам осуществляющего власть89.

Слово «власть» многозначно. М.В. Ильин и Ю.А. Мельвиль различают политическую власть и неполитическую90. Причем политическая по своей природе власть может оказаться неполитической (экономической, культурной, социальной и т.п.), за пределами собственно политики. Чтобы отличить такую “несовершенную”, как сказал бы Аристотель, власть от вполне “совершенной”, нередко используют понятие политическая власть. Это понятие, при всей своей кажущейся тавтологичности, не лишено смысла и относится к власти, имеющей собственное содержание, самодовлеющее значение власти как таковой.

Исследователь политической коммуникации Е.Й. Вятр предлагает следующее определение политической власти: «Политическая  власть – всякая основанная   на  принуждении  власть одной  группы  людей  в отношении  другой  группы или других групп людей, чаще всего – в отношении определённого общественного класса»91. Е.Й. Вятр также указывает на различие политической власти и государственной. Понятие политической власти гораздо шире, государственная власть является формой политической власти. Государственная власть, в отличие от других разновидностей  политической власти, не обязательно использует принуждение для достижения своих целей. Могут быть использованы, например,  идеологические, экономические и другие методы воздействия. В то же время именно государственная власть обладает монополией на то, чтобы принудить членов общества для выполнения своих намерений.

Главная задача государственной власти заключается в удержании стабильности, устранению внешних и внутренних конфликтов, это лишь одна из задач политической власти. Таким образом, понятие политической власти гораздо шире. Оно включает в себя как государственную власть, так и собственно политическую, которая рассматривается как части власти партий и иных общественно-политических организаций.

Политическая власть отличается от власти государственного аппарата тем, что государственная власть – это специфическая форма политической власти, осуществляемая с помощью обособленного аппарата на определенной территории, на которую распространяется ее авторитет, и имеющая возможность использовать средства организованного и законодательно институциированного принуждения. Государственная власть состоит из двух элементов – благожелательной поддержки населения и силового компонента государственного аппарата. В то время как политическая власть лишена силового элемента и представляет собой, по сути, интерсубъективный феномен, то есть существует только в пространствах социально-коммуникативных связей.

Как следствие, мы можем отметить, что политическая власть в отличие от государственной представляет собой степень поддержки обществом какого-либо политического субъекта, которая проявляется в его взаимодействиях с другими субъектами, а также обществом. Субъектом власти в случае политической власти выступает политический лидер или политическая организация. В то время как субъектом государственной власти выступает глава государства и бюрократический аппарат (правящая партия, парламент).

Важно также различать субъект власти и ее носитель. Субъект осуществляет свою власть посредством носителей власти независимо от того, кому они служат.  Осуществление политической власти класса с помощью её носителей создаёт иллюзию, что собственная власть носителей независима в целом от власти доминирующего класса.

Политическая власть может осуществляться разными способами. Тот или иной конкретный способ отправления власти, стилистические черты властвования представляют собой важные характеристики политической системы. В самом общем плане можно сказать, что процесс осуществления политической власти предполагает принятие политических решений и их проведение в жизнь. Первое означает выбор целей и средств их достижения, а второе включает в себя последовательность действий по мобилизации необходимых ресурсов и нейтрализации политического противодействия.




2.3 Мифологические приемы в создании имиджа политической власти

В своей книге «Политическая мифология» среди прочих элементов конструирования реальности (политической рекламы, PRтехнологий, пропаганды и т.п.), основным предметом которых становится формирование образов, в том числе и образов социальных, А. Кольев называет имиджелогию.

По определению В. Шепеля, «имидж – это индивидуальный облик или ореол, создаваемый средствами массовой информации, социальной группой или собственными усилиями личности в целях привлечения к себе внимания»92.

«Политический имидж», в свою очередь, – это «сложившийся в массовом сознании и имеющий характер стереотипа эмоционально окрашенный образ конкретного политического лидера или политической организации»93.

Имиджелогию в целом В. Шепель определяет как технологию воздействия.

Базой для создания имиджа политической власти выступают политические технологии (технологии достижения власти) – «совокупность наиболее целесообразных приёмов, способов, процедур реализации функций политической системы, направленных к тому, чтобы повысить эффективность политического процесса и достичь желаемых результатов в сфере политики»94.

Рассмотрим некоторые точки зрения на понятие «имидж». Как говорит специалист в области имиджмейкинга А.Ю Панасюк, дословный перевод на русский язык слова «имидж» означает «образ».95 Поэтому, считает Панасюк, наиболее подходящим русским аналогом понятию «имидж» будет понятие «мнение». При этом созданное мнение должно побуждать людей действовать определенным образом, а для этого необходимо выработать совершенно определенное мнение. В такой трактовке имидж подразумевает некоторую манипуляцию человеческим сознанием, так как те, кто создает для себя мнение о другом человеке, зачастую действуют на подсознательном уровне.

Согласно другой точке зрения, имидж – это целостное представление о кандидате или политическом лидере, существующее в массовом сознании. Такое представление может складываться спонтанно под воздействием различной информации об этом человеке, а может формироваться направленно путем контроля над содержанием распространяемой информации и коммуникационными потоками96.

Создание имиджа не случайно тесно связано с мифом и, собственно, является частью мифологизации. Имидж не является прямым или «зеркальным» отображением конкретного субъекта или определённой структуры, имиджем является то, как этот объект или структура воспринимаются массой. Карл Густав Юнг утверждал, что все люди живут, отбрасывая тени. Имиджмейкеры и другие специалисты по имиджелогии способствуют тому, чтобы люди видели в других не тени, а зарницы их достоинств.

«Имидж может дописывать в реальные события те характеристики, которых нет в действительности. Массовое сознание само дописывает в имидж как символическую единицу те черты, которые могут и отсутствовать в лидере, но они должны быть там»97.

В политической рекламе и шоу-бизнесе имидж часто выступает как образ, наделённый характеристиками, которые лежат за пределами душевной сущности личности. Не случайно имидж понимают как «легенду» или как идол времени. «Чем больше мы преуспеваем в создании положительного имиджа, тем богаче репертуар нашего поведения и эффективнее управление людскими впечатлениями, тем успешнее мы можем заниматься конструированием разнообразных сфер социального общения, возбуждать к себе симпатии, пользоваться уважением»98.

Говоря об отношении мифа и имиджа, следует отметить, что существование этих понятий взаимообусловлено. В основу какого-либо имиджа для закрепления его в массовом сознании должен быть положен миф, в свою очередь вновь созданный имидж, базируясь на мифе, начинает жить «собственной жизнью», конструируя новую реальность, становится частью современной мифологии.

Г. Почепцов «дописывание» имиджа массовым сознанием характеризует как «переход от несуществующего в мире реальном на существующее в мире символическом»99, после чего лидер начинает совершать различные поступки, чтобы самому соответствовать тому имиджу, который приписало ему массовое сознание, что определяет уже «переход из мира символического в мир реальный».

Говоря о процессе взаимодействия имиджа и мифа, Г.Г. Почепцов рассуждает о вписывании мифа в определённый контекст, который определяет развитие того или иного сюжета, в рамках которого есть имиджи других действующих лиц. Это сочетание имиджа с другими имиджами в рамках определённого сюжета Г.Г. Почепцов называет мифом. «Миф – это только то, что уже было закодировано в сознании, как вариант построения той или иной ситуации. «Герой» в этом плане – это всегда миф»100.

«Миф предстаёт перед нами как сценарий развёртывания имиджа, в котором сразу заполняются до этого пустые роли друзей и врагов главного героя. Миф является целой конструкцией, в этом его принципиальная выгодность, поскольку большое число нужных характеристик теперь будут всплывать автоматически. В случае подключения мифа уже нет необходимости порождать как бы целые тексты, можно только намекать, подсказывая существенные характеристики, подводя массовое сознание к тому или иному мифу»101.

Именно поэтому создание имиджа является сложным процессом, который требует определённых знаний и подготовки, нуждается в прогнозировании возможного эффекта и последовательной реализации. Грамотное «подключение имиджа лидера к мифу, как к более мощному оружию», делает его более объемным, чем он есть в действительности. «Миф создаёт для лидера не только символическую историю, но и символическое будущее, задавая набор поступков, которые от него ожидают»102.

Переходя к вопросу создания политического имиджа в сети Интернет, необходимо обратить внимание на такой важный вопрос, как зависимость современных СМИ от различных структур. Любому средству массовой информации, даже существующему только в сети, нужно финансирование – это средства на содержания домена, гонорары журналистам, продвижение и реклама сайта и другие. Как отмечает А. Цуладзе, при всей своей мощи СМИ не могут быть полностью независимы даже в демократическом обществе. В своей книге «Формирование имиджа политика в России» он приводит выдержки исследований Д. Грэбера, который выделяет четыре типа контроля над СМИ: легальный, нормативный, структурный и экономический. Легальный тип контроля предполагает существующие в обществе законы, защищающие от преднамеренной лжи и клеветы со стороны СМИ и позволяющие легально (законно) контролировать действия СМИ. Нормативный тип контроля ссылается на социальные нормы, которые не принято нарушать. Структурный тип контроля – это способ организации и управления СМИ, накладывающий отпечаток на их продукцию. Эта разница особенно ощутима при сравнении частных и государственных (общественных) СМИ. Экономический тип контроля заключается в прямой или косвенной финансовой поддержке СМИ какой-либо группой, корпорацией или самим государством. Комбинация методов контроля над СМИ, отмечает Д. Грэбер, может быть различной.

Зависимость СМИ от существующей власти, как отмечает Цулазде, велика, поскольку последняя является главным источником информации. Манипулирование новостями является одним из способов контроля СМИ. Например, государство может предоставлять информацию только предпочтительным средствам массовой информации и избегать нежелательных – например, ограничивать доступ для независимых блогеров и тех интернет-изданий, которые не поддерживают их политику. Блогеру получить аккредитацию на какое-либо мероприятие гораздо сложнее, так как он не является СМИ и отказать ему в участии в мероприятии гораздо проще. Кроме того, имеют место и случаи, когда блогеры тайно берут деньги за публикацию нужного материала, – при этом определить материал, опубликованный в коммерческих интересах, определить довольно сложно, ведь блогеры позиционируют себя как независимые источники информации и пользуются доверием у интернет-комьюнити.

«В процессе создания имиджа политиков определяющую роль играют способы подбора и интерпретации фактов, которые диктуются определённой концепцией. Концепция же формируется под конкретные цели и задачи, стоящие перед её авторами»103.

Информация является частью нашей повседневной жизни. Кроме того, она является инструментом в руках политиков. СМИ – это своего рода фильтр, через который проходит информация прежде, чем дойти до аудитории. «Отбор, форма подачи и тиражирование информации – непосредственная задача и общественная функция СМИ. Но достижения современной техники и психологии открывают широкие возможности для различного рода манипуляций общественным сознанием в интересах определённых групп, политических и экономических элит»104.

Изучая литературу по данному вопросу, мы встречали множество параметров, на основе которых, по мнению исследователей, формируется политический имидж.

Для исследования процесса имиджмейкинга (формирования политического имиджа) мы выделили те критерии, которые могут работать на создание имиджа в сети Интернет, и представили их в виде нескольких систем. Можно выделить несколько подходов к понятию политического имиджа. А. Ольшанский в книге «Политический PR» выделяет следующие характеристики имиджмейкинга: психофизиологические (активность, агрессивность, сила или мощь, а также противоположные им), личностно-коммуникативные (то, что производит впечатление на аудиторию), социальные (моделирующие чисто человеческие качества, воспринимающиеся людьми как позитивные – доброта, отзывчивость и т.д.), мифо-символические (подводящие объект к имеющимся у аудитории стереотипным представлениям), профессионально-политические (отражающие экспектации, требования и ожидания массовой аудитории по отношению к представлениям о данной профессии), контекстные (зависящие от имиджа оппонента).

Исследователи политического пиара Е. Богданов и В. Зазыкин уточняют предложенные характеристики в книге «Психологические основы «Паблик Рилейшнз». Они выделяют шесть наиболее ярко выраженных черт: присутствие черт победителя (в оценках личности, в деяниях), присутствие «черт отца» (гарантия защиты, стабильности), стереотипная многоплановость имиджа (приближённость к различным социальным группам), открытость (видимая доступность), эффективные коммуникации (разные способы трансляции имиджа) и окружение. Также исследователи выявляют требования к политическому имиджу и выделяют следующие черты: образ должен быть эмоционально окрашенным (описание, яркие примеры, наглядные ситуации), целостным и непротиворечивым (всё должно быть подчинено одной цели), должна быть возможность осмысления образа (мнения, характеристики, оценка экспертов), психологические установки (факты биографии, достижения, отношения), социальные роли / мифологизация (связь с общими для массового сознания установками).

Все эти подходы перекликаются между собой и дополняют друг друга, поэтому при анализе материала все характерные для этой системы примеры мы будем называть общими, или основными, «характеристиками политического имиджа».

Стоит также выделить вербальные и лингвистические приемы, которые работают на создание имиджа. В этом контексте важно упомянуть такое понятие, как нейро-лингвистическое программирование. Нейро-лингвистическое программирование – это совокупность способов, воздействующих на подсознательный уровень восприятия, программирующих заранее заданное отношение к политику. Наиболее активно, по мнению Е. Богданова и В. Зазыкина, используются такие способы, как применение номинализаций (отглагольных существительных), которое приводит к эффекту завершённого действия, следовательно, программируется впечатление о достижении результата; проекция информации, то есть использование фраз, в которые заложен бессодержательный и никак не аргументированный, но в то же время позитивный посыл на формирование положительного отношения к политику; использование неопределённости как фактора, характеризующего понимание сущности, заинтересованность политика; гиперболизация информации о личностных качествах, создание ареола исключительности, а также использование психологических связей (одни качества или поведенческие реакции жёстко связываются с другими).

Г. Почепцов в своей работе «Профессия: имиджмейкер» акцентирует внимание на том, что мир, в котором мы живём, можно представить в виде трёх различных областей: мира реального, мира информационного и мира символического. В мире реальном происходят тысячи событий, и только часть из них переходит в мир информационный, в свою очередь только часть событий из мира информационного переходит в мир символический. Но именно эти события будут иметь наиболее важное значение, они будут легко воспринимаемы и легко запоминаемы. Факт сам по себе ни о чём не говорит, пока он не поставлен в систему. Именно на это нацелены имиджмейкеры, и достигается это следующими операциями: с помощью символизации, то есть образного сравнения объекта с объектом абсолютно иного качества; с помощью соединения, то есть связи объекта с другим объектом, обладающим какими-либо преимуществами; с помощью индивидуализации, то есть заявлении об уникальности объекта, а также с помощью персонализации, о есть персонального обращения к тем, на кого ориентирована информация.

В этой связи происходит опора на выгоды (преимущества), в отличие от нейтрального описания.

Также помогут понять технику построения имиджа психологические модели, описанные Е. Богдановым и В. Зазыкиным в книге «Психологические основы «Паблик Рилейшнз». Чтобы информация работала на политический имидж, её необходимо структурировать, она должна строиться по определённым схемам – психологическим моделям имиджа. Основные требования к этим моделям – простота, выразительность, запоминаемость. В таких моделях имиджеобразующими факторами становятся разнообразные качества политика. Самая простая – трехлучевая модель – имеет следующие составляющие: это нравственные качества лидера (честность, порядочность, ответственность, служение интересам народа и общества, альтруизм и бескорыстие, личная скромность, религиозность, отношение к семье и близким), интеллектуальность (образованность, профессионализм), потенциал личности (работоспособность, сила воли). В четырехлучевой модели к имеющимся трем качествам добавляются лидерские качества. Лидером в политике является личность активно действующая, реально играющая центральную роль. Лидерство – качество, указывающее на способность личности побуждать других действовать, воодушевляя и уверяя в том, что избранный курс является правильным. В рамках этого качества выделяются важные черты – харизма и авторитет.

Лидерское поведение в условиях негативного отношения большинства населения к своей жизни должно иметь инновационный характер – умение «изменить», «улучшить», «остановить», «защитить», «прекратить». Поведение лидера всегда заметно, он выделяется из окружения.

Существует также многофакторная (шестнадцатифакторная) модель построения имиджа. Она не отличается структурированным подходом и построением по определённым «лучевым» структурам. Наиболее эффективно использование этой модели при конструировании имиджа лидера под конкретную задачу. Её составляющие – это харизма личности политика, отношение к стране, народу, вид и выраженность лидерских качеств, сильная воля, умение эффективно действовать в экстремальных ситуациях, личное обаяние, высокий интеллект, развитые коммуникативные умения, высокие нравственные качества, успешность предшествующей деятельности, потенциал для дальнейшего профессионального роста, эффективная деятельность, внешние данные, отношение к соратникам, отношение к себе, отношение к близким.

Применяются и другие психологические модели имиджей.

Содержательно модели поведения следует «наполнять» такими характеристиками личности, деятельности, поведения и отношений политика, которые соответствуют социальным ожиданиям и особо ценятся народом.

Выделенные нами и описанные выше параметры конструирования имиджа мы будем использовать в дальнейшей работе, чтобы определить технологию создания имиджа в сети интернет.


Каталог: data -> 2014
2014 -> Реферат Отчет с., главы, 22 рис., табл., 16 источников, прил видео стеганография, стеганография mpeg, сокрытие информации в видео, встраивание и извлечение информации, дискретное косинусное преобразование, помехоустойчивое кодирование, циклические
2014 -> Становление футбольного клуба как бренда на примере фк
2014 -> Проблемы и перспективы взаимодействия Европейского Союза и России по урегулированию локальных кризисов
2014 -> Факторы формирования российского и американского экспорта вооружений в начале XXI века
2014 -> Памятка студентам бакалавриата «Куда обращаться?»
2014 -> «Восприятие института монархической власти в Великобритании, России и в Японии»
2014 -> Программа краткосрочного повышения квалификации работников ниу вшэ
2014 -> Практики краудсорсинга в прикладных социальных исследованиях


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница