Проблема социальных изменений принадлежит к числу центральных, ключевых в современном обществоведении



страница6/8
Дата09.08.2019
Размер0.56 Mb.
#126753
1   2   3   4   5   6   7   8

Иными словами, традиционная и модернизированная культуры воплощают в себе разные начала и задачи.

Изменчивость и мобильность модернизированной культуры дает своим представителям ряд преимуществ в достижении индивидуальных целей и адаптивности к меняющимся условиям. Традиционная культура, предоставляя индивиду более четкие и однозначные ценности, смыслы и образцы поведения, привносит в индивидуальную жизнь упорядоченность и стабильность, и, соответственно, более эффективно выполняет ценностно-ориентационную и защитную функции.

В качестве ориентиров личностного развития в ситуации масштабных и интенсивных социокультурных трансформаций, как показывают результаты проведенных исследований, следует принять развитие двух ключевых личностных характеристик: интернальности и компетентности в межличностном общении. При этом, если на интернальность в «переходных» обществах возлагается преимущественно адаптивная функция, то на коммуникативную компетентность – задача развития социокультурной общности.

Рассмотрим адаптационный потенциал интернальности. В ходе исследования были выявлены значимые различия между группами, ориентированными на поддержание «традиционного» и «современного» образа жизни по параметрам социально-психологической адаптированности: представители более модернизированной группа, с одной стороны, продемонстрировали бОльшую удовлетворенность своим социальным статусом, а с другой – склонность к восприятию мира как нестабильного (табл. 14). Если исходить из принятого на этапе планирования исследования обоснования набора использованных методик (восприятие стабильности мира и удовлетворенность социальным положением – как взаимодополняющие показатели при оценке социально-психологической адаптированности), то сочетание в одной группе более высоких показателей по одному и более низких показателей по другому параметру выглядит абсурдным. Для разрешения обнаруженного противоречия необходимо обращение к теоретическим моделям модернизированного общества.

Таблица 14. Различия показателей социально-психологической адаптированности в группах, в большей и меньшей степени интегрированных в «модернизированную» культуру (p<0,05)



Показатели (в баллах)

Более модернизированная

Менее модернизированная

Стабильность мира

5,88

6,77

Социальная удовлетворенность

77,15

69,53

Технологическое развитие, повлекшее социальную дифференциацию, распространение современных средств массовой информации, рост географической и социальной мобильности населения в модернизированном обществе закономерно приводят ко все большей индивидуализации образа жизни, интенсификации разнообразных информационных воздействий и повышению общего темпа жизни. В результате, изменившиеся социокультурные условия предъявляют особые требования к личностным качествам индивидов, стремящихся интегрироваться в «новое общество»: повышение личной ответственности за совершаемые поступки, способность к принятию решений в условиях остро ограниченного времени, и, главное – способность к формированию собственной системы смысловых и ценностных координат для упорядочивания разнообразных (часто противоречивых) информационных и нормативных воздействий. В такой культурной ситуации нестабильность, как можно предположить, становится базовой характеристикой восприятия мира. Эта оценка индивидом мира как нестабильного – т.е. потенциально изменяемого – дает индивиду надежду на возможность выгодных для него изменений. Именно поэтому мы и наблюдаем у респондентов, в большей степени интегрированных в модернизированную культуру, более высокие показатели по параметру «социальная удовлетворенность» и более низкие – по параметру «восприятие стабильности мира». Таким образом, в условиях модернизированного общества, где изменчивость становится нормой, представления о мире как НЕстабильном может расцениваться как показатель адекватности восприятия социокультурной ситуации.

Однако, каким бы адекватным условиям модернизированной культуры ни было восприятие мира как нестабильного, оно, тем не менее, отражает неуверенность индивида в «завтрашнем дне» и сложности в «совладании с ситуацией». Напротив, традиционная этническая культура выступает неким символом стабильности, а укорененность в ней представляет для индивида серьезную опору для самоидентификации и определения системы ориентиров в меняющемся мире. Этот тезис подтверждается наличием (вне зависимости от этнической принадлежности респондентов) положительной связи между характеристиками этнической идентичности и представлениями о стабильности мира. В логике наших рассуждений эти результаты вполне предсказуемы, поскольку современное общество, основанное на принципах межличностной и межгрупповой конкуренции, с одной стороны, ставит человека в условия постоянного психологического напряжения, с другой – во многом обделяет его в отношении социальной поддержки, более доступной в традиционных коллективистских культурах. Подтверждением этой мысли может служить и выявленные различия в степени интегрированности в этнокультурную среду, которая как раз способна выполнять защитную функцию, предохраняя человека от информационных перегрузок и удовлетворяя потребность в социальном принятии.

Мне это положение представляется важным в прикладном значении. Демонстрация сохранности этнической культуры или ее стержневых элементов (в современных условиях глубинных социокультурных трансформаций – демонстрация хотя бы приспособляемости культуры) становится важным психологическим (идеологическим?) механизмом успешной адаптации и индивида, и группы.

Обратимся к следующей личностной характеристике, заявленной нами в качестве второго психологического ориентира индивидуальной модернизации – коммуникативной компетентности – и проанализируем ее роль как в процессе индивидуальной адаптации к меняющимся условиям, так и в ходе социокультурного развития общности в целом.

В последние десятилетия, наряду с экономическими, в качестве важнейших для развития общества стали рассматриваться социальные и культурные факторы, отражающие специфику взаимоотношений людей в определенных социально-экономических условиях. Все чаще употребляется в научных публикациях и принимается в расчет практиками категория социального капитала, включающего такие категории интенсивность и качество отношений и взаимодействий между индивидами и группами, их ощущение общности, благодаря наличию общих ценностей и норм, чувство принадлежности и солидарности, что рассматривается в качестве основы для установления внутренних социальных связей в обществе. В качестве основы, «ядра» социального капитала рассматривается доверие, которое играет роль своеобразной «смазки», позволяющей группе или организации функционировать более эффективно, способно обеспечить интеграцию и стабильность общества, когда с этими задачами не могут справиться насилие и власть.

В социологии принята следующая типология доверия: межличностное, являющееся побочным продуктом дружбы и приятельства; деперсонализированное, складывающееся в результате функциональной взаимозависимости; и обобщенное доверие, представляющее собой совокупность предположений индивида о других участниках социального взаимодействия61. Персонифицированное доверие, понимаемое как сотрудничество, взаимная ответственность и уверенность в честности другого, служит главным источником чувства идентичности, то есть может рассматриваться в контексте удовлетворения таких базовых потребностей, как потребность в стабильности и надежности обыденных социальных отношений, в социальном принятии и принадлежности к какой-либо общности, потребность в уважении и достоинстве. Вот почему, когда общество сталкивается с «синдромом недоверия» к безличным системам (к политическому режиму, экономической и общественной системе в целом (подобная ситуация наблюдается практически на всем посткоммунистическом пространстве)), альтернативным выходом для человека становится доверие в рамках товарищеских отношений и примордиальных (изначальных) социальных групп: семьи, этноса, религиозной общности и др. Безличное доверие, по мнению британского социолога Э.Гидденса, выполняет важнейшую функцию в обществе «позднего модерна» — обеспечивает ощущение надежности повседневных отношений, т.к. помогает минимизировать новые риски.

Итак, основная функция доверия - поддержание устойчивости и интегрированности общества. Тем самым, доверие способствует воспроизведению социального капитала.

По результатам исследования в Коми-пермяцком округе были выявлены вполне логичные связи между исследуемыми характеристиками личностной зрелости, этнической идентичности и, собственно, доверия (табл.15).

Таблица 15. Взаимосвязи между показателями этнической идентичности, личностной зрелости и социального капитала (г.Кудымкар) (p<0,05)






Локус контроля

Работоспособность

Самоотношение

Межичн. компетентность

Восприятие культ. своеобразия этн. группы

Восприятие психологич. своеобразия этн. группы

Тождественность с этнич. группой

Самовосприятие в качестве субъекта этнич.группы

Позитивность этнической идентичности

Ясность эьтнической идентичности

Безличное доверие










0,49




0,32










0,38

Доверие церкви










0,33




0,37

0,34







0,46

Доверие прессе
















-0,39

-0,49

-0,44

-0,46

-0,38

Доверие телевидению



















-0,36










Доверие профсоюзам













-0,34
















Доверие образовательным учреждениям







-0,34






















Доверие местному правительству

-0,32




























Доверие политическим партиям

























0,45

0,38

Доверие общественным организациям



















0,33







0,39

Доверие крупному бизнесу




0,43




0,48


















Так, доверие местному правительству связано прямой зависимостью с преобладанием внешнего локуса контроля. Это предполагает, что доверие местным властям выше у тех респондентов, которые отличаются экстернальностью, выраженными установками на патерналистскую опеку со стороны правительства, и наоборот, чем менее индивид склонен искать внешнюю причину своих успехов и неудач, чем в большей степени он склонен к самостоятельности в планировании своих поступков и жизни в целом, тем более критически он относится к действиям местного правительства, и тем в меньшей степени рассматривает власть в качестве реального регулятора своей жизни. Доверие церкви связано прямой зависимостью с компетентностью в межличностных отношениях и характеристиками этнической идентичности, что свидетельствует о непосредственной «сцепленности» в сознании респондентов этнической и конфессиональной идентичности.

Доверие образовательным учреждениям обнаружило обратную корреляцию с самоотношением. Это свидетельствует о восприятии респондентами образования в целом как средства профессионального роста, социальной мобильности, т.е. в целом – как средства улучшения жизненной ситуации, достижения успеха и, возможно, развития собственной личности. Доверие крупному бизнесу связано с работоспособностью и межличностной компетентностью. Это свидетельствует, полагаю, о наличии проекции личностных качеств представителей некой институциональной структуры на характеристики самих социальных институтов.

Безличное доверие связано прямой зависимостью с характеристиками этнической идентичности: ясностью этнической идентичности, восприятием психологического своеобразия родной этнической общности, а также с компетентностью в межличностных отношениях.

Итак, мы видим, что из числа личностных характеристик с таким важнейшим компонентом социального капитала как доверие (причем, доверие и к социальным институтам, и безличное доверие) чаще всего значимые положительные связи обнаруживает компетентность в межличностных отношениях. Именно это дает основание утверждать в качестве важнейшего ориентира развитие коммуникативной компетентности – умения выстраивать конструктивное взаимодействие с другими людьми, что является залогом формирования социального капитала.

Исходя из предположения, что основным средством обретения описанных личностных характеристик является образование, мы провели сравнительный анализ мотивационной сферы личности (с использованием методики оценки личностных стремлений Р.Эммонса) в зависимости от типа получаемого образования.

Процедура выявления стремлений по методике Р.Эммонса


  • Шаг первый: заполнение респондентами серии из 15 утверждений с открытым окончанием, с основой “Я обычно пытаюсь ______ ”

  • Шаг второй: Оценка респондентом каждого стремления по параметрам:

1. Радость (Насколько большую радость или счастье Вы чувствуете или почувствуете в случае успешной реализации своего стремления? 0- совершенно никакой радости/ 5- крайнюю радость)

2. Огорчение (Насколько сильное огорчение или недовольство чувствуете Вы, когда у Вас не получается то, к чему Вы стремитесь? 0- совершенно никакого огорчения/ 5- крайнее огорчение)

3. Амбивалентность (Насколько Вас огорчит успех в осуществлении того, к чему Вы стремитесь? 0- совершенно никакого огорчения/ 5- крайнее огорчение)

4. Важность (Насколько важно для Вас в Вашей жизни каждое из Ваших стремлений, то есть, в какой мере Вы готовы посвятить себя реализации каждого из них? 0- совершенно не важно/ 5- крайне важно)

5. Успешность в течение последнего времени (Как Вам кажется, насколько успешны Вы были последнее время (в течение последнего месяца или около того) в осуществлении того, к чему Вы стремитесь? 0- 0-9%, 1- 10-19%, …. 9- 90-100%)

6. Вероятность успеха (Насколько вероятно (в какой мере Вы ожидаете этого) достижение успеха в том, к чему Вы стремитесь? 0- 0-9%, 1- 10-19%, …. 9- 90-100%)

7. Влияние обстоятельств (Насколько обстоятельства вокруг Вас помогают или мешают Вашим попыткам чего-то достичь? 0- сильно помогают/ 5- сильно мешают)

8. Усилие (Сколько сил и энергии Вы обычно расходуете, пытаясь успешно осуществлять то, к чему Вы стремитесь? 0- не требует усилий/ 5- требует очень много усилий).

9. Трудность (Насколько для Вас вообще трудно быть успешным в осуществлении каждого из Ваших стремлений? 0- очень легко/ 5- очень трудно)

10. Социальная желательность (Насколько, по-вашему, каждое из Ваших стремлений социально желательно? 0- совсем социально не желательно/ 5- крайне социально желательно)

11. Ясность (Насколько ясно Ваше представление о том, что Вам требуется, чтобы добиться успеха в Вашем стремлении? 0- совершенно ясно/ 5- совершенно не ясно)

12. Прогресс (Оцените, каков Ваш прогресс в деле осуществления того, к чему Вы стремитесь. Насколько Вы удовлетворены тем, как Вы прогрессируете в осуществлении каждого из стремлений? 0- совершенно не удовлетворен, никакого прогресса или провал/ 5- абсолютно удовлетворен, исключительный прогресс)

13—16. Атрибуция (см. далее – «оценка интернальности по методике Р.Эммонса»)

17. Поддержка (Какое влияние оказывают значимые в Вашей жизни люди на каждое из Ваших стремлений? Насколько, вообще говоря, значимые для Вас люди помогают реализации каждого из стремлений или препятствуют ей (затрудняют ее или делают ее невозможной)? 1- Очень сильно поддерживают меня в реализации этого стремления; 2- Поддерживают меня в реализации этого стремления; 3- Немного поддерживают меня в реализации этого стремления; 4- Не поддерживают меня и не препятствуют мне в реализации этого стремления; 5- Немного препятствуют мне в реализации этого стремления; 6- Препятствуют мне в реализации этого стремления; 7- Очень сильно препятствуют мне в реализации этого стремления)



  • Шаг третий: классификация исследователем стремлений по 13 категориям:

приближение—избегание,

интраперсональное—интерперсональное,

достижение,

общение,

интимность,

власть,


личностный рост и здоровье,

преподнесение себя,

самодостаточность/независимость,

дезадаптация/саморазрушение,

творческая продуктивность,

духовная самотрансценденция,

абстрактность—конкретность

Оценка интернальности по методике Р.Эммонса



13—16. Атрибуция. Респондент оценивает по 10-балльной шкале (0-9) вероятность причин, лежащих в основе каждого из стремлений:

13. Внешняя причина (стремление порождено желанием сделать кого-то другого (родителей, учителей, друзей) более счастливым/менее несчастным)

14. Интроекция (стремление порождается желанием избежать чувства стыда или беспокойства).

15. Идентификация (в основе стремления - вера, в то, что нужно иметь эту цель).

16. Внутренняя причина (стремление обусловлено радостью и наслаждением, которые оно приносит).

Показатель «интернальность» вычисляется исследователем как соотношение стремлений, вызванных преимущественно внутренними причинами, и стремлений, обусловленных преимущественно внешними причинами.

Категория «Общение», к которой относятся стремления, связанные с установлением, поддержанием или восстановлением отношений, с поиском принятия другими, с предотвращением одиночества и отверженности, стремления, в которых особо подчеркивается активная потребность быть с другими, дружить, узнавать что-то о других людях.
Примеры:

Чаще общаться с друзьями, родными

Сделать счастливыми ближних

Не огорчать маму

Общаться как можно с большим числом людей

Находить новых знакомых за пределами той территории, на которой живу

Занять достойное положение в обществе
Таблица 16. Сравнение учащихся вуза и среднего специального учебного заведения по показателям личностной зрелости


Показатели

Ср. знач.

вуз


Ср. знач.

колледж


р

Интернальность

3,83

2,72

0,000

Коммуникативная зрелость

5,51

4,08

0,004

Из таблицы 16 видно, студенты вузов явно лидируют по анализируемым параметрам: у них более высокая коммуникативная компетентность, и более выражена интернальность в формировании ценностно-мотивационных структур по сравнению со стремлениями учащихся средних специальных учебных заведений.

Качественный анализ стремлений, указанных респондентами, позволил дифференцировать стремления, связанные с общением по характеру их ориентированности на внутрисемейные и внесемейные связи. Так, для студентов вузов более характерна направленность вовне, а для учащихся средних учебных заведений – внутрь семьи. Второй тип коммуникативной ориентации представляется не достаточно перспективным путем развития в условиях модернизированного общества. Ориентация преимущественно на внутрисемейные связи и отношения способствует формированию такого типа социальных сетей, который, по сути, ориентирован на воспроизводство традиционных культурных форм с целью коллективного выживания и взаимопомощи: такое сообщество узко локально, закрыто по составу членов, ограничено по набору и объему ресурсов, его форма задана и удерживается извне – это форма социального существования, на которую индивиды, составляющие данное сообщество, не имея альтернатив, по сути, обречены. Понятно, что такая сеть неспособна к коллективному действию, поскольку ориентирована лишь на перераспределение имеющихся (и, как указывалось, весьма ограниченных) ресурсов, но не на развитие или социальную мобильность. Такой тип сетей достаточно распространен в экономически неуспешной среде (на селе, среди людей, имеющих проблемы с трудоустройством и т.п.), причем связь такого рода сетей с экономической неуспешностью двустороняя: с одной стороны, подобные сети образуются «не от хорошей жизни», с другой – они «консервируют» низкий социальный и экономический уровень индивидов, входящих в подобные сети. Если принять предложенное Наспари62 разделение форм сетевой поддержки на необходимые для повседневного выживания и стратегические, то сети этого типа ориентированы, безусловно, на решение первой задачи. Нельзя сказать, что такого рода сети не имеют никакого отношения к социальному капиталу, скорее, это отношение обратное – такие сети воплощают в себе «антикапитал».

Итак, можно утверждать, что высшее образование по своему смыслу и содержанию таково, что с необходимостью приводит к развитию комплиментарности между модернизированной культурой и личностью, и соответственно, является в наибольшей степени не только отражающим дух современной культуры, но и средством индивидуальной модернизации.

Однако что касается среднего образования, то оно на сегодняшний день не всегда способно справляться с подобного рода задачами. Утвердившаяся и столь распространенная в современной системе образования монологическая форма подачи знаний, не только негативно сказывается на успешности обучения, но имеет поистине деструктивное влияние на личностное развитие учащихся. В результате подавляющей пассивности учащихся ограничивается развитие их общих мыслительных способностей (о развитии творческого потенциала и говорить нечего), коммуникативных способностей. Подростки и молодежь часто жалуются на сложности установления контакта с людьми, неумении находить друзей, а среди взрослых чрезвычайно высока популярность психотерапевтических групп, связанных с обучением успешной коммуникации. Кроме того, отсутствие навыков общения приводит к тому, что молодежной среде особенно остро стоит проблема нетерпимости, в разных ее ракурсах – этнической, конфессиональной, гендерной, межпоколенной и пр. - неспособности видеть и понимать ценность иной, отличной от собственной, точки зрения. Выход видится в распространении диалогической формы организации учебно-воспитательного процесса.

С идеей взаимозависимости, взаимодополнительности и, соответственно, взаимоуважения всех субъектов образовательного процесса мы обязаны соотносить не только содержание и формальную организацию отдельных учебно-воспитательных актов или сюжетов. Более того, концепция диалога должна стать основой целостной стратегии развития системы образования и формирования целевой компоненты реформ. Представляется, таким образом, закономерным, что в результате происходящих реформ системы образования, на смену социоцентрическому подходу, утверждавшему ценность человека как частицы социума, приходит антропоцентрический подход, провозгласивший самоценность человека как личности. Однако наиболее перспективным представляется подход, интегрирующий в своей ценностной основе оба названных. Будучи установленными именно с этих позиций, цели новой системы образования смогут отражать интересы человека, общества, государства. Для реализации названных идей необходима направленность личности на повышение уровня образованности, стремление к высшим человеческим проявлениям, жизненным идеалам и приоритетам, способность принести максимальную пользу себе, своим близким, обществу, человечеству.

Итак, средством индивидуальной модернизации является образование. Если модернизация - это цель развития того или иного общества на определенном этапе, то эта цель не может осуществляться без ряда изобретений и усовершенствований экономической, политической и социальной технологий. Одной из таких социальных технологий является, по К.Мангейму, образование, так как именно оно становится средством реализации целей общества, средством подготовки того типа личности, который нужен данному обществу для его успешного функционирования и развития. Модернизацию образования можно рассматривать как попытку придать модернизации общества комплексный, системный характер, предполагающий кардинальные изменения во всех сферах жизни общества: экономической, политической, социальной, культурной и т. д.


Каталог: data
data -> Аудиосистема премиум класса с док-разъемом Marantz Consolette ms7000
data -> Меню настроек
data -> Меню настроек
data -> Проектирование приложения мобильной печати для ос android
data -> Дипломный проект по предмету "ремонт и техническое обслуживание автомобилей" на тему "
data -> Добровольский о. Б
data -> «Сравнительный анализ условий ведения малого бизнеса в США и Японии»
data -> Консультация для родителей «Адаптация детей в доу»
data -> Для восстановления видеофайла n нужно


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница