Проблемы алкоголизма и наркомании


Аддиктивное поведение у подростков(наркомания и алкоголизм)



страница5/6
Дата28.11.2017
Размер1.03 Mb.
1   2   3   4   5   6

Аддиктивное поведение у подростков(наркомания и алкоголизм)


В Украине наблюдается ежегодное увеличение количества потребителей наркотических веществ, которые состоят на диспансерном учёте (больше 90 % из них — потребители инъекционных наркотиков (ПИН).. Вряд ли официальные данные отображают реальную ситуацию. В Украине, за подсчётами экспертов, не меньше 300—500 тысяч ПИН. В исследовании Центра"Социальный мониторинг" при поддержке Детского фонда Объединённых Наций, Объединённой программы ООН с ВИЧ/СПИД и Международного фонда "Возрождение"количество ПИН в Украине оценено в 560 тысяч.
Алкоголь "бьет" не только самого пьющего, но и людей, окружающих его. Часто мужчины или женщины, склонные к алкоголизму, пренебрегают своими обязанностями, друзьями, семьей и детьми, для того, чтобы удовлетворить свою потребность. Пристрастие к алкоголю - причина различных преступлений. Известно, что 50процентов всех преступлений связано с употреблением алкоголя. За алкоголизм родителей часто расплачиваются дети. Исследования нервнобольных детей показали, что причиной их болезни часто является алкоголизм родителей. Борьба с алкоголизмом - крупнейшая социальная и медицинская проблема любого государства. Вред алкоголя доказан.Даже малые дозы его могут стать причиной больших неприятностей или несчастий: травм, автокатастроф, лишения работоспособности, распада семьи, утраты духовных потребностей и волевых черт человеком.

Вряд ли найдется в нашем обществе человек, который не знает о вреде алкоголя и наркотиков. Но, тем не менее, эти вещества по-прежнему привлекают людей, становятся губительными для многих из них. Почему так происходит? Употребление алкоголя или наркотиков вызывает изменение состояния сознания человека. Потребность в изменении обычного уровня своего сознания проявляется очень рано, еще в детстве. Недаром детям так нравятся игры, от которых нарушается координация движений, изменяется восприятие. Всем известно, как дети любят качели, карусели, часто

катаются на них до головокружения, а иногда и тошноты. Вероятно, этому аналогичен и механизм «рефлекса сосредоточения» у грудного ребенка, когда он сосет соску-пустышку. Возникающее состояние оглушенности отвлекает ребенка от состояния физического дискомфорта и внешних раздражителей.

Нравится также малышу и состояние свободного падения, когда взрослый подбрасывает его в воздух и подхватывает на лету. Дети постарше сами стараются найти возможность испытать эти необычные ощущения. Они «летят» с крыши сарая; слегка придерживаясь за перила, перепрыгивают через 5—6 ступенек и т. д. Желая изменить состояние сознания, дети надавливают на глазные яблоки, сонные артерии, на область

солнечного сплетения. Этой же цели служат и некоторые элементы гипнотических приемов: «магический» взгляд, игра в «гляделки», игра в «Замри!», неожиданное «испугивание» и др.

Желание выйти из рамок привычного, обыденного, «примерить» на себя роль другого человека, то есть прожить как бы еще одну жизнь, глубоко заложено в каждом из нас. В древние времена эта потребность удовлетворялась во время праздников, обязательными атрибутами которых являлись карнавал, обрядовые действа. Как отмечают исследователи историко- культурологических основ пьянства, «празднества в честь Диониса были важны тем, что они послужили началом театральных представлений в Афинах. Во время великих Дионисий в Афинах выступали хоры наряженных в козьи шкуры певцов и исполнялись особые гимны — дифирамбы. На сельских Дионисиях исполнялись шуточные песни, сопровождающиеся плясками ряженых. Отсюда произошла комедия. Культурный смысл опьянения, таким образом, тесно связан с «лицедейством», изменением «личины» и облика человека во

время праздника.

«

Современный человек зачастую лишен возможности приобщаться к действам, символизирующим изменение его личности. Однако такой процесс необходим, поскольку является одним из условий развития стрессоустойчивости психики. Если человек умеет выходить за рамки привычных представлений, он сможет найти выход из ситуаций, требующих трансформации личности: переоценка ценностей, новая оценка собственной личности, своих возможностей и способностей, перестройка отношений, мотивов поведения и т. д. Иными словами, желание испытывать измененное состояние сознания (в детстве), а затем периодические метаморфозы личности, чтобы «примерить» на себя роль другого человека, его жизнь,



чувства, детерминировано необходимостью своего рода тренировки психики, ее закаливания, подготовки к возможным психотравмирующим ситуациям.

При нормальном процессе социализации такая «тренировка» психики осуществляется в ходе развития способности к эмпатии — сопереживанию, действенному сочувствию другим людям. Когда взрослые приучают ребенка считаться с другими людьми, понимать человека, воспринимать его боль, радости и горести как свои, вплоть до альтруизма и самопожертвования, и сами проявляют к нему такое же отношение, тогда формирующийся жизненный опыт ребенка дает основу хорошей адаптивности его психики. Большое значение имеет также приобщение к миру культуры: книги, спектакли, кинофильмы переносят человека в другой мир, отрывают от круга личных забот, заставляют изменить «личину», отождествляя себя с кем- либо из действующих лиц. Еще большими возможностями обладает музыка. Здесь достигается эффект деперсонализации, когда человек как бы отключается от окружающей реальности, полностью отдаваясь звукам, переживая те эмоции и чувства, что были заложены композитором. Слушая музыку, человек выходит за рамки обыденного, он чувствует себя вне времени и пространства. Перед мысленным взором мелькают картины пережитого: радостного, забавного или грустного, тревожного, страшного, гневного — в зависимости от характера музыки, возникают реальные и фантастические образы, человек чувствует себя причастным к чему-то великому и прекрасному. Это вызывает экстатическое состояние, восторг, счастье, умиротворение.

Естественно, что перечисленные выше эффекты восприятия литературы, искусства, музыки возникают в том случае, если это высокохудожественные произведения, мастерски исполненные профессионалами. Кроме того, слушатель, зритель, читатель также должен быть подготовлен, художественно развит. Только при таких условиях возможна передача тех мыслей и чувств, той работы души, которую вложил автор в свое произведение. Переживая его (автора) эмоции, вбирая в себя его внутренний мир, слушатель, читатель, зритель становится выше своих проблем, ощущает

себя частицей мироздания, у него рождается способность философски относиться к жизни, не поддаваясь слепящему действию аффекта, когда взрыв отрицательных эмоций блокирует деятельность рассудка и толкает его к непродуктивному выходу из психотравмирующей ситуации.

Историко-культурологические исследования показывают, что свойства

алкоголя и наркотиков были известны людям еще с древнейших времен и использовались для усиления эффекта изменения сознания при богослужениях. В литературных источниках, датируемых V веком до н. э., есть упоминание о том, что скифы сыпали коноплю на раскаленные камни с целью получения дыма, вызывающего восторженное состояние. Древние племена Средиземноморья бросали в костер подгнившие гроздья винограда (то есть такие, в которых уже начался процесс брожения) и от запаха сжигаемых плодов приходили в состояние опьянения. Шаманы использовали наркотические вещества во время ритуальных действий. Позже наркотики использовали служители культа и прорицатели, чтобы вызвать у верующих нарушение сознания и чувство особого психического подъема во время богослужений. В Древнем Египте, Древней Греции и Риме были известны наркотические свойства опийного мака и индийской конопли. Однако во всех ситуациях химический психотропный эффект играл лишь вспомогательную роль; главным фактором изменения сознания были магические ритуалы, маски, символические действия, танцы,

заклинания, сильно воздействующие на психику человека.

Таким образом, одним из первичных глубинных факторов употребления человеком психоактивных веществ является желание периодически изменять свое сознание, переживать метаморфозы личности. Особым элементом употребления алкоголя славянами было испытание человека «на прочность». Например, казаки Запорожской Сечи в качестве одного из испытаний для желающего стать запорожцем предлагали ему выпить кварту горилки. После этого наблюдали за поведением новичка: станет ли он болтливым, распущенным, потеряет ли над собой контроль, или, наоборот, будет сопротивляться действию алкоголя, не подавать виду, что опьянел, что плохо себя чувствует.

Вообще само по себе испытание человека — его силы, смекалки, ловкости, выносливости — является составной частью почти всех славянских обрядов и праздников. Кулачные бои, стрельба из лука, конные состязания, сложные танцевальные элементы и тому подобное давали возможность

«показать себя», самоутвердиться, самореализоваться. В настоящее время эта потребность, являющаяся особенно важной для молодежи, часто проявляется только в традиционном испытании новичка выпивкой. Такая скудность средств удовлетворения актуальных потребностей свойственна всей нашей жизни. По меткому определению В.Ю. Завьялова, так же, как и в современной архитектуре, где «все ненужное» убрано и где все подчинено чистому функционализму, так и в испытаниях алкоголем видна рука «века прагматизма» и экономичности в области человеческих отношений — «все лишнее убрано», на древнюю обрядность и другие «хлопоты» время не тратится, а в самом алкоголе действительно «концентрируются» символы

древности, рудименты архаичных верований, «непроросшие зерна» традиционной обрядности и ритуалов. Все это настолько полно растворилось в алкоголе, что без специального анализа эти элементы невозможно заметить. Очевидно, что это дело будущего — «выпарить» из алкогольного концентрата (то есть из того, что называют «алкогольными обычаями») растворенные в нем элементы, опознать их, увидеть, как эти элементы связаны с другими традициями, верованиями, символами, обычаями, дать им научную интерпретацию, а затем искать подходящую и эффективную замену алкогольного способа испытания, празднования, увеселения и всего того, что «взвалено» сейчас на спиртные напитки.

Историю нашего общества, во всяком случае, на протяжении 3-4 последнихпоколений, вряд ли можно назвать благополучной, лишённой стрессогенных факторов. Естественно, это не могло не сказаться на психическом состоянии людей. Неуверенность в завтрашнем дне, острые социальные конфликты, необходимость вынужденно менять образ жизни или места жительства являются мощными факторами, толкающими человека к пьянству или употреблению наркотиков. Помимо социальных факторов, влияющих на возникновение влеченияк психотропным веществам, следует отметить экологическую среду обитания человека и особенности его питания. Технизация и химизация промышленного и сельскохозяйственного производства нередко приводит к химическому ирадиационному загрязнению воды, земли и воздуха. Это вызывает постоянное напряжение, активизацию иммунной системы, что, во-первых, неблагоприятно само по себе, поскольку истощает её возможности, а значит, понижает сопротивляемость организма вредным воздействиям. Во-вторых, эти особенности реагирования иммунной системы на экологическую загрязнённость воспринимаются нервной системой как стрессовая ситуация. Может возникать ощущение психического дискомфорта, казалось бы, немотивированного чувства неудовлетворённости, подспудное желание чего-то такого, чего человек не

может определить.

При более высокой экологической загрязнённости, возможно своего рода извращение инстинкта, когда организм стремится к веществам, отравляющим его организм. Недаром наибольшее распространение наркомании и токсикомании наблюдается в крупных промышленных центрах с тяжёлой экологической ситуацией.



ПСИХОКОРРЕКЦИЯ КАК ФОРМА ПРОФИЛАКТИКИ АДДИКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ

_________________________________________________________
1. МЕТОДИКА ВЫЯВЛЕНИЯ ПОДРОСТКОВ «ГРУППЫ

РИСКА» АДДИКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ

Система диагностики личностной предрасположенности к аддиктивному

поведению основана на следующих параметрах: 1) личностные особенности

подростка; 2) особенности его психического развития (акцентуации,

психопатии, ММД, ДВГ и пр.), на фоне которых формировались личностные

особенности; 3) социальная ситуация развития ребенка (в частности,

наличие и степень влияния алкогольного окружения); 4) генетическая

предрасположенность, базирующаяся на алкогольной наследственности.

Рассмотрим систему выявления и способы оценки этих факторов.

Наличие алкогольного окружения и алкогольной наследственности

устанавливают путем анализа документов, методом беседы с подростком и

путем анализа результатов эксперимента. Наличие психопатий или

акцентуаций характера выявляют аналогично, обязательно включая и данные,

полученные в ответ на запрос в медицинские учреждения соответствующего

профиля. Относительно личностных особенностей подростка можно судить по

результатам экспериментального исследования, сопоставляя их с данными

беседы и наблюдения.

Таким образом, предлагаемый метод выявления личностной

предрасположенности подростков к аддиктивному поведению представляет

собой сочетание клинической и экспериментальной диагностики. Проводить

психологическое обследование должен психолог, имеющий соответствующую

подготовку. Время, затрачиваемое на его проведение, - от одного до

полутора часов. Если подросток в силу своих личностных особенностей не

может вовремя справиться с предлагаемыми ему методиками и становится

очевидно, что он не успеет и за два часа, то лучше прерваться и

продолжить на следующий день или позже (желательно, чтобы этот перерыв не

превышал одной недели).

Проводить обследование лучше всего по месту учебы подростка,

представившись (если в данном учебном заведении нет штатного психолога),

сотрудником Центра профориентации, либо Центра занятости населения. Очень

важно, чтобы обследуемый не знал о истинной цели обследования, поэтому

необходимо помимо него проконсультировать еще несколько человек (такое

обследование может быть включено психологом в программу

профконсультационной работы с подростками).

Метод беседы

Первой задачей психолога в ходе беседы является установление

хорошего контакта с подростком. Для этого необходимо соблюдать ряд

обязательных условий: воздерживаться от оценочных суждений, то есть не

критиковать высказывания подростка, не давать оценок его поведению,

одежде, манере держаться; воздерживаться от пожеланий, советов и других

способов влияния на поведение обследуемого (за исключением предъявления

инструкции к экспериментальным методикам). Практически все вопросы,

интересующие психолога, должны быть заданы в косвенной форме, а не прямо.

Например, вместо того, чтобы спросить: «Ты считаешь хорошим свое ПТУ или

плохим?», надо сказать: «Вот я тут говорил с ребятами, так одни хвалят

ПТУ, а другие наоборот. Мне трудно понять, кто прав. Помоги разобраться».

Вести беседу необходимо в спокойном, доброжелательном тоне, называть

подростка по имени. Психологу надо иметь в запасе информацию на темы,

интересующие подростков, которые следует включать в разговор в тех

случаях, когда испытуемый держится очень скованно, не хочет вступать в

контакт, либо никак не может освоиться в ситуации обследования, проявляет

признаки тревоги и беспокойства. В ходе выполнения заданий по методикам

ни в коем случае нельзя сообщать о его истинных результатах. Допускается

только одобрение, а в случае затруднений в выполнении заданий —

подбадривание. Если подросток настаивает на том, чтобы ему сообщили

оценку выполненного им задания, нужно объяснить, что оценивается

суммарный результат по всем методикам, который ему сообщат на следующий

день.

Вторая задача — выяснение (по возможности) характера и роли



социального окружения. Делается это не только (и не столько) путем

косвенных вопросов, а скорее путем анализа речи обследуемого, особенно

наличия жаргонных слов, речевых оборотов, специального сленга,

распространенного среди алкоголиков или наркоманов. При установлении

хорошего контакта путем косвенных наводящих вопросов обычно удается

узнать его субъективную оценку своего ближайшего социального окружения,

интересы и ценностные ориентации, планы на будущее и отношение к

своему прошлому, оценку своих поступков некоторых личностных качеств и

себя в целом. Однако следует подчеркнуть, что все эти данные имеет смысл

выяснять только в том случае, если с подростком установлен хороший

контакт и обо всем он рассказывает сам, по своему желанию. Ни в коем

случае, не "вытягивать" из него эту информацию. Необходимо учесть, что

сведения, полученные в ходе беседы, могут служить лишь как материал для

сопоставления с результатами, полученными другими методами, а не как

достоверный источник информации.

Третья задача психолога - создание и поддержание

непринужденного свободного тона общения во время обследования. Беседа не

должна занимать какого-то определенного места в последовательности

предъявления методик, напротив, разговор с обследуемым должен носить

связующий характер, как бы заполняя паузы между выполнением заданий. Под

росток должен быть уверен, что основная цель его пребывания здесь -

выполнение заданий, а беседа ведется просто так, из естественной

потребности людей в общении. Именно поэтому мы и не оговариваем

конкретных вопросов и тем более последовательность их предъявления. По

этой же причине нельзя сказать и о количестве времени, затрачиваемом на

беседу: вначале можно уделить 3-5 минут для знакомства с подростком и

установления контакта с ним, далее ее нужно строить в зависимости от

конкретной ситуации и в соответствии с требованиями, оговоренными выше.

Метод наблюдения

Результаты применения метода наблюдения также следует

использовать для сопоставления с другими данными. Анализ внешнего вида

подростка позволяет сделать предположения о наличии алкогольной

интоксикации в пренатальном периоде (специфические черты лица, отражающие

алкогольный синдром плода); о возможном злоупотреблении алкоголем или

другими психотропными веществами в настоящее время (особенности цвета

лица, кожных покровов, слизистых оболочек и т. д.); о связи с

асоциальными группировками, что проявляется в татуировках (в преступном

мире и наркоманических группах они имеют свои значения), специфических

деталях и внешности (например, определенная прическа означает

принадлежность к определенной группировке); о благополучии семейной

атмосферы (грязный, неряшливый вид или ухоженный); о материальной

обеспеченности семьи.

В ходе наблюдения надо обязательно фиксировать эмоциональное

отношение подростка к ситуации обследования — интерес или равнодушие,

тревогу или уверенность, скованность или непринужденность и т. п.;

наличие невротических явлений — навязчивые движения, нервный тик,

заикание и т. п. Необходимо также отмечать динамику психического

состояния подростка, смену его настроения, обращая внимание на темы,

вызывающие эмоциональный отклик. Следует проанализировать жесты

подростка, его манеру держаться. Специфические задачи применения метода

наблюдения в ходе выполнения испытуемым экспериментальных заданий будут

оговорены ниже (конкретно по каждой методике).

Важное значение имеет обстановка, в которой проходит

обследование. Это должна быть отдельная комната, куда никто не мог бы

войти. Разумеется, что все обследование проводится только индивидуально,

в | комнате могут находиться только психолог и подросток. Если это

происходит в школе, то желательно найти комнату, где не мешал бы шум из

коридора. Не следует также сажать подростка лицом к окну, где в поле

его зрения в любой момент могут попасть отвлекающие его внимание

объекты.


Порядок предъявления экспериментальных методик определен таким

образом, чтобы создать оптимальные условия для работы подростка. Поэтому

надо начинать с методик, в наименьшей степени затрагивающих «я»-концепцию

испытуемого, а затем переходить к более личностно значимым.

После анализа своих впечатлений от наблюдения и беседы,

позволяющих составить первичное представление о наличии алкогольной

наследственности и социальной ситуации развития подростка, психолог может

приступить непосредственно к анализу результатов выполнения заданий.

Порядок предъявления

экспериментальных методик

Первое экспериментальное задание — один из рисуночных тестов

— методика "Несуществующее животное".

Этот метод основан на теории психомоторной связи. Всякое

представление (мысль, образ), возникающее в психике, заканчивается

движением. Если реальное движение по какой-либо причине не

осуществляется, то в соответствующей группе мышц суммируется

определенное напряжение энергии, необходимое для ответного действия. Так,

например, образы и мысли (представления), порождающие страх, вызывают

напряжение в группах ножной мускулатуры и мышцах рук, поскольку это было

бы необходимо в случае бегства или защиты. Движение, в свою очередь,

имеет направление в пространстве: удаление, приближение, наклон, подъем

и т. д. При выполнении рисунка лист бумаги представляет собой модель

пространства, поэтому, кроме состояния мышц, фиксирует отношение к

пространству, то есть возникшую тенденцию. Таким образом, тест

«Несуществующее животное» относится к проективным и представляет собой

разновидность миокинетических методов.

Для проведения эксперимента необходим белый или слегка кремовый

стандартный лист бумаги (не глянцевый) и простой карандаш средней

мягкости круглого сечения. Лист бумаги следует расположить вертикально

перед обследуемым. Затем, объяснив, что вы хотите проверить его

творческие способности, компонентом которых является умение

фантазировать и оригинально мыслить, психолог произносит инструкцию:

«Придумайте и нарисуйте несуществующее животное или любое другое

существо, которого нет в природе. Не стоит рисовать сказочных персонажей,

которые уже известны — Змея-Горыныча, Кощея Бессмертного, Чебурашку и т.

п. Придумайте нечто совершенно новое, свое».

Если обследуемый не хочет рисовать, ссылаясь на свои плохие

способности к художественному творчеству, нужно пояснить, что умение

рисовать не имеет значения. Он может изобразить любые сочетания линий,

ведь все равно он рисует то, чего нет в действительности, поэтому рисунок

не может быть плох или хорош, его просто не с чем сравнить в реальности.

По окончании рисования нужно уточнить назначение непонятных

деталей рисунка, если таковые имеются, и попросить придумать имя

изображенному существу, после чего задать ряд вопросов, касающихся образа

жизни этого существа:

1) Чем питается животное?

2) Живет ли оно в стаде, семьей, в одиночку?

3) Как ведет себя в случае опасности, если кто-то на него

нападает?

4) Кого оно боится, кто его враги?

5) Кто его друзья?

Следует обратить внимание на такие показатели:

1) наличие в рисунке элементов татуировок, распространенных

среди наркоманов, либо изображений шприца, иглы, маковых головок и т.

п.;

2) отсутствие на рисунке опорных частей (лап, ног, постамента и



т. п.), либо отсутствие линий, соединяющих их с телом;

3) «вмонтированные» в живую ткань существа предметы (например,

электрическая лампочка вместо носа, антенна, «растущая» из головы, два




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница