Промыслы родного края. Акбулакская глиняная игрушка



Скачать 66.39 Kb.
Дата01.10.2018
Размер66.39 Kb.

Промыслы родного края. Акбулакская глиняная игрушка.

Времена нынче такие, что кажется, не до игрушки, не до вязания, рисования, не до свистульки. Однако времена и раньше бывали тяжёлые, а люди все равно задумывались о красоте, о сохранении промыслов.

Любое изделие народного искусства, в том числе и игрушка – резная, из дерева, или лепная, глины, - это своеобразный памятник духовной жизни того или иного этноса на протяжении столетий. В таком изделии нет ничего случайного, и то, что сейчас кажется просто затейливым узором, элементом декора, нанесенным на изделие единственно «ради красоты», в старину воспринималось совсем иначе черточка в таком узоре, её положение и даже цвет имели свой сокровенный смысл.

В каждом ремесле за время сто существования выработались свои особые приёмы, своя технология, свои секреты. Все они на протяжении многих веков передавались по наследству, от поколения к поколению. Прервись хоть раз такая связь, уникальные знания будут навсегда утрачены, восстановить их потом – в полном объеме и во всём блеске – практически невозможно.

Как раз это и случилось, когда началось массовое промышленное производство доступных по цене предметов быта: посуды, одежды, обуви, мебели и т. п. Дешёвый фабричный ширпотреб быстро вытеснял кустарничество, ремёсла приходили в упадок, становились этнографической редкостью. Но умные люди понимали, что конвейерное производство не заменит подлинного ремесла, поскольку последнее являлось составной частью экологии и эстетики сельского быта. И со второй половины XIX века оберегать сельские промыслу взялось русское земство. Наверно, именно ему мы обязаны тем, что сохранились и дошли до нас такие промыслы, как палехская миниатюра, дымковская игрушка, жостовские подносы, павловские платки, оренбургская «паутинка», гжельская керамика…

Этим, однако, далеко не исчерпывается вся география художественных промыслов народов России. Во многих её уголках и сейчас продолжают жить и творить самые разные мастера, храня и развивая полученное от дедов-прадедов ремесло.

Взять хоть наш Акбулак. Тут и вязание пуховых платков, и плетение их лозы, и резьба по дереву, и, несомненно, вышивка.

Местный клуб «Родник» часто устраивает выставки декоративно-прикладного искусства. Однажды я побывала на одной из таких выставок. Там для меня открылся новый, полный очарования мир глиняной игрушки.

С того момента и возникло у меня желание узнать историю глиняной игрушки в Акбулаке.

Начну с того, без чего нет и не может быть лепной игрушки – с глины. Её в нашем районе много – жирной, пластичной, из которой можно вылепить все, что только угодно: хоть горшок, хоть вазу, хоть свистульку. Были и мастера (еще и сейчас среди холмов можно встретить старые, осыпавшиеся обжиговые печи). В Акбулаке до сих пор помнят, что когда-то давно жила семья Татаринцевых. То были гончары, знаменитые на всю округу. Хозяин делал горшки и крынки, хозяйка занималась мелкой пластикой: игрушками. Тогда этот промысел считался доходным, Татаринцевы построили дом, купили корову…

Однако Татаринцевы, я а в этом уверена, были не единственные. Ведь гончарный промысел в Акбулаке существует едва ли не с самого ХХ века, когда происходило массовое заселение окрестных земель. При этом нужно учесть, что люди сюда ехали из самых разных краёв, из Центральной России и с Украины, и все везли свои, усвоенные ими от дедов и прадедов ремёсла. Наверняка были среди них и гончары, не могли не быть. А в посуде – привычной, глиняной, к тому же и недорогой – нужда у переселенцев была великая. Ведь всего, что нужно, не захватишь, не перевезёшь на новое место. Да и бьётся глиняная посуда так же, как и любая другая.

Вот и развернулись предприимчивые люди: нашли залежи нужной глины, сложили обжиговые печи – и пошла работа. Не на пустом же месте развернулись такие мастера, как Татаринцевы?

В эпоху коллективизации промысел, было, угас, но после Великой Отечественной войны, когда опять не хватило самого необходимо, возродился. Это акбулакчане, вернувшиеся с войны инвалидами, занялись гончарным производством: лепили кустарным способом глиняную посуду, другую кухонную утварь, вывозили на продажу. Тем и кормились. Постоянно жизнь налаживалась, снова появились фабричные и заводские товары, в том числе чашки да тарелки, и керамический цех в Акбулаке закрылся. Но глина-то осталась. Остались мастера, а с ними и традиции, и навыки. Главное же, осталось желание и привычка лепить – если не посуду, то хотя бы игрушки, детям на забаву.

Тут тоже были и есть свои приемы и свои секреты. И каждый мастер, мастерица передавали усвоенные ими знания и умение сыну, дочери, внуку. Так создавалась традиция. Народное же искусство на том и стоит: традиция его основа, его душа. Акбулакские мастерицы, подчиняясь традициям, сложившимся в лепке игрушек, и про свой стиль не забывают – каждая имеет свой, только ей присущий «почерк».

Среди мастериц самая опытная – Любовь Николаевна Антонова. Лепит вот уже тридцать лет, хотя игрушкой, в основном, свистулькой, занялась сравнительно недавно. Лепит без образцов, ни на кого не похоже, удивляя и заставляя радоваться радоваться всех, кто видит её барышень, козликов, веселых зайцев в лаптях, лебедей и прочих таких же «персонажей». Игрушки-то весёлые, а жизнь и судьба у их создателя – не очень… Смотришь, как Любовь Николаевна размывает пальцами комочек глины, и представляешь, будто это она не плотность материала преодолевает, а плотность житейских проблем, на которые так щедра оказалась её женская доля. Игрушками Л.Н. Антоновой заинтересовались не только у нас в Акбулаке, но и в Оренбургском музее изобразительных искусств, и даже в самой Москве.

Л. Н. Антонова передала своё умение Вере Петровне и Полине (Пелагее) Ивановне Благовестновым, матери и дочери. Они-то и поведали мне и о самой игрушке, и о нелёгком, но захватывающем процессе её изготовления.

Глиняные игрушки (да и не только глиняные) известны с давних, ещё языческих времён. Только игрушками ( в нашем понимании) они в ту пору не были, а были изображением различных богов, олицетворением неведомых сил и стихий. Даже погремушки, и те не просто развлекали младенца, а отгоняли от него злых духов.

В наше время игрушка – это, в первую очередь, детская забава. Сюжеты игрушек незетейливы, знакомы, а потому и понятны даже малому ребёнку. Но и в них оживают образы, пришедшие из языческих поверий, легенд, сказок. Изготавливается игрушка в несколько этапов. Сначала глина заливается обычной водой, месится и на два - три дня оставляется «созревать», затем вновь месится – до тех пор, пока не станет податливой и пластичной. Из этого-то «тес та» и лепит мастер свои игрушки. После недолгой просушки следует обжиг в печи при температуре 500 градусов. Игрушка становится легкой, прочной, звонкой. Белится, раскрашивается, покрывается лаком.

Игрушка Благовестновых Москва тоже видела. Гордых петушков, кукушек, коников, козлов и баранов – весёлых, ярких. И – верблюдов, что является, по сути, тематическим прорывов в русской традиции…

Своеобразны игрушки Галины Александровны Луньковой. У каждой её птицы, любовно вылепленной из глины, свой норов-характер, каждая пребывает в том или ином настроении.

Наше внимание привлекает целый выводок птиц: веселых, задорных, грустных – по настроению, в каком пребывала хозяйка, когда их лепила. И не важно, что птица или зеленая или голубая, да еще с бантиком, все равно она ловкая и ладная.

У мастерицы Тамары Владимировны Шевченко – свои излюбленные мотивы и темы, свой игрушечных животных: гордые могучие львы, грустный слон, задорная собачонка. Каждая игрушка неповторима, она, в отличие от штампованной продукции из пластмассы, хранит тепло природного материала и человеческих рук, частичку души мастера.

Акбулакские мастерицы придерживаются традиционной техники, традиционных мативов, но каждая привносят в ремесло нечто своё, индивидуальное, одной только ей свойственное, и это обогащает в целом народный промысел.

Терпение и фантазия мастерицы создают сказочную, где царит мир и покой, не льются ни кровь, ни слезы, где по роскошным лугам бродят кокетливые барашки, а синие коты играют на балалайках для нарядных беззаботных барынь. Эта страна отправляла своих «послов» в Оренбургский музей изобразительных искусств, в Москву, н различные выставки, на региональный фестиваль народного творчества «Дружба народов», где принимали участие художественные коллективы и мастера народных промыслов Южного Урала и Западной Сибири.

На подобных выставках есть возможность сравнить работы наших мастеров с другими, определить, насколько возросло мастеров участников, сделать выводы о качественных отличиях тех или иных ремесленных «школ», традиций, авторских стилей.

Чем же отличается наша лепная игрушка от других, правомерно ли говорить вообще об акбулакской глиняной игрушке? Познакомившись с работами акбулакских мастериц, смею утверждать, что акбулакская глиняная игрушка есть, существует, состоялась. Ибо у неё есть свои, неповторимые особенности, своё «лицо».

Отличает её от других глиняных игрушек особое изящество, тонкость рисунка. Это прежде всего. Но, кроме внешних отличий, у нашей игрушки есть еще и «голос» ( забыла сказать, что почти все наши игрушки – свистульки). И этот «голос» у них, пожалуй, позвончее будет, чем у дымковской и филимоновской игрушки, его ни с кем другими не спутаешь.

Я считаю, что промыслу жить и жить. Для такого оптимизма есть все основания. Главное, что делают своим умением, передают тонкости и секреты ремесла другим. Например, воспитанники детского сада « Чебурашка» занимаются лепкой различных изделий из глины под руководством Елены Ивановны Энгельс, а вот в детском саду «Колос» ведёт кружок лепки Пелагея (Полина) Ивановна Благовестнова.

Детям очень нравится лепить из глины. Приходишь в эти детские садики – в «Чебурашку» ли, в «Колосок» - и видишь на полках ребячьи работы: нарядных барышень, мужиков с товаром, забавных зверюшек, посуду. Смотришь на них и диву даёшься: как могли маленькие дети своими собственными руками сотворить такое чудо?



Нас уверяли и уверяют: забвение прошлого, отказ от традиций есть кратчайший путь к счастью, в «новое и светлое завтра». Вчера это «завтра» было социалистическое, а результат один: разруха и запустение. Ну, сколько так можно жить? Взгляните вокруг: разрушенные усадьбы, церкви без куполов, осквернённые кладбища и выкорчеванные из земли памятники, разорённые предприятия, вымирающий народ. Так жить больше нельзя! Надо спасать то, что завещано и ещё сохранилось.


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница