Протестантская Реформация и Католическая Реформа


Формы развития Реформации



страница2/10
Дата17.11.2018
Размер1.82 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Формы развития Реформации
- Умеренная (магистерская) и Радикальная реформации: основные идеи, формы построения церковной и общественной жизни (образ общества), роль и место в реформационных процессах и модернизации общества
Спиц Л. В. История Реформации (доступно в Интернете: Bible Studies - Русские страницы - Библиотека – Книги)

История европейской Реформации: конспект лекций по истории Западных конфессий для IV курса Киевской Духовной Академии / Церковно-Научный Центр "Православная Энциклопедия". – Доступно в Интернете c 20 ноября 2003г.: http://www.sedmitza.ru



Понятия и термины: Концепция Реформации

Глава книги: “История европейской Реформации”
«Читая книги по истории шестнадцатого века, вы столкнетесь cо всеми тремя значениями термина «Реформация». Термин «Магистерская Реформация» все

больше используется по отношению к первым двум значениям термина «Реформация» (т.е. Лютеранству и Реформатской Церкви), взятым вместе, а термин «Радикальная Реформация» — по отношению к третьему (т.е. Анабаптизму).

Термин «протестант» также требует пояснений. Он происходит от реакции на решение рейхстага в Шпейере (февраль 1529 г.), который проголосовал за прекращение терпимости к Лютеранству в Германии. В апреле того же года шесть германских князей и четырнадцать городов протестовали против этих жестоких мер, защищая свободу совести и права религиозных меньшинств.

Термин «протестант» и произошел от этого протеста. Поэтому, в строгом смысле, нельзя употреблять термин «протестант» по отношению к отдельным людям до апреля 1529 г. или говорить о событиях, предшествующих этой дате, как о части «Протестантской Реформации». Термин «евангельский» часто употребляется в литературе по отношению к реформаторским фракциям в Виттенберге и других местах (например, во Франции или Швейцарии), которые действовали до этого события. Хотя слово «протестант» часто употребляется по отношению к этому, более раннему, периоду, такое использование является, в строгом смысле, некорректным.


Лютеранская Реформация

Лютеранская Реформация особенно связана с Германией и личностью Мартина Лютера. Лютера особенно волновала доктрина оправдания, которая занимает центральное положение в его богословском наследии. Лютеранская Реформация первоначально была академическим движением, озабоченным, в первую очередь, реформированием преподавания богословия в Виттенбергском университете. Это был третьеразрядный университет, и реформы, введенные Лютером и его коллегами на богословском факультете, привлекли поначалу мало внимания.

Именно действия самого Лютера — такие, как вывешивание на дверях Виттенбергского храма знаменитых 95 тезисов (31 октября 1517 г.) и Лейпцигский диспут (июнь—июль 1519 г.) — привлекли значительный к себе интерес и обратили внимание широких масс на идеи, распространяемые Лютером в Виттенберге.

Строго говоря, Лютеранская Реформация началась лишь в 1522 г., когда Лютер возвратился в Виттенберг после насильственной изоляции в Вартбурге. В 1521 Лютер был осужден Вормским сеймом. Опасаясь за его жизнь, высокопоставленные сторонники Лютера тайно переправили его в замок, носящий имя «Вартбург», где он оставался, пока существовала реальная угроза для его безопасности. В его отсутствие Андреас Боденстайн фон Карлштадт (или Карлштадт), один из коллег Лютера по Виттенбергскому университету, начал проводить там программу реформ, однако делал это достаточно хаотично. Убежденный в том, что его присутствие необходимо для спасения дела Реформации от неумелых действий Карлштадта, Лютер покинул свое пристанище и возвратился в Виттенберг.

Начиная с этого момента программа Лютера по академической реформе превратилась в программу по реформированию Церкви и общества. Полем деятельности Лютера был уже не мир университета. Он принял на себя роль руководителя движения за религиозные, социальные и политические реформы, которое некоторым современным Лютеру наблюдателям казалось путем к новому социальному и религиозному устройству Европы. Фактически программа реформ Лютера была значительно консервативнее, чем программы его коллег по реформации, например, Цвингли. Кроме того, ее успех был гораздо меньшим, чем ожидалось. Движение оставалось привязанным к территории Германии и, за исключением Скандинавии, не получило поддержки за рубежом, на которую оно могло рассчитывать.
Реформатская Церковь

Происхождение Реформатской Церкви связано с событиями, произошедшими внутри Швейцарской конфедерации. В то время как Лютеранская Реформация брала начало в академической среде, Реформатская Церковь обязана своим происхождением попыткам привести мораль и богослужение (но не обязательно доктрину) Церкви в большее соответствие с библейскими принципами. Хотя большинство ранних реформатских богословов происходило из академического окружения, их программы реформ не были академическими по своей природе. Они были направлены на преобразование конкретной Церкви в том виде, в котором она существовала в швейцарских городах, таких как Цюрих, Берн, Базель. В то время как Лютер был убежден в том, что доктрина оправдания имела центральное значение в его программе социальных и религиозных реформ, ранние реформатские мыслители проявляли относительно небольшой интерес к доктринам, за исключением одной конкретной доктрины. Их программа реформ была организационной, социальной и этической, и во многом она была похожа на требования, исходящие от гуманистического движения.

Ниже мы подробно остановимся на идеях гуманизма. Пока что важно отметить, что все крупные богословы ранней Реформатской Церкви имели некоторую склонность к гуманизму — склонность, которую не разделял Лютер, настороженно относящий к гуманистическому движению.

По общему убеждению, консолидация Реформатской Церкви началась после стабилизации Цюрихской Реформации, наступившей вслед за смертью Цвингли на поле битвы (1531 г.) при его приемнике Генрихе Булингере и завершилась после становления Женевы как ее основного центра и Жана Кальвина как ее лидера в 50 — х годах шестнадцатого века. Постепенный переход власти внутри Реформатской Церкви (первоначально из Цюриха в Берн, а затем из Берна в Женеву) происходил в течение периода с 1520 по 1560 гг. и привел к тому, что Женева, ее политический строй (республика) и ее религиозные мыслители (первоначально Жан Кальвин, а после его смерти Теодор Беза) стали превалировать в Реформатской Церкви. Этот процесс был закреплен учреждением Женевской академии (готовящей пасторов для Реформатской Церкви).


По отношению к религиозным идеям Реформатской Церкви часто используется термин «кальвинизм». В настоящее время употребление этого термина не поощряется, т.к. становится все более очевидным, что богословие Реформатской Церкви конца шестнадцатого века является развитием идей Кальвина. Называть реформатскую богословскую мысль конца шестнадцатого и семнадцатого веков «кальвинизмом» — значит предполагать, что это по существу мысли самого Кальвина, хотя в настоящее время общепризнанно, что идеи Кальвина были в значительной степени изменены его преемниками. Термин «Реформатская» является более предпочтительным как по отношению к Церквам (в Швейцарии, Голландии и Германии), так и в отношении религиозных мыслителей (таких, как Теодор Беза, Уильям Перкинс или Джон Оуэн), которые основывались на призванном «Наставлении в христианской вере» или церковных документах (таких, как знаменитый «Гейдельбергский катехизис»), основанных на нем.
Следует упомянуть еще об одном факторе, имеющем отношение к употреблению термина «кальвинизм», фактор. Происхождение этого термина относится к шестидесятым годам шестнадцатого века, когда происходили значительные изменения политической обстановки на территории Германии. Страна была серьезно дестабилизирована в 1540 —х и начале 1550—х гг. столкновениями между лютеранами и католиками. Такие конфликты наносили вред Империи. Аугсбургский мир (сентябрь 1555 г.) решил религиозный вопрос в Германии, выделив определенные области страны лютеранам, а остальные — римо—католикам Не было сделано никаких оговорок о Реформатской вере, которая была объявлена «несуществующей» в Германии. Однако в феврале 1563 г. был издан «Гейдельбергский катехизис», что указывало на то, что Реформатское богословие приобрело большое влияние прежде всего в лютеранских областях Германии. Этот катехизис незамедлительно подвергся нападениям лютеран, назвавших его «кальвинистским» — иными словами, иностранным. Термин «кальвинистский» был использован германскими лютеранами, пытавшимися дискредитировать этот новый влиятельный документ и объявившему его непатриотичным. Учитывая полемические ассоциации термина, для историка желательно отказаться от него в пользу более нейтрального термина. Термин «Реформатский», несомненно, кажется нам более подходящим для этой цели.

Из трех составных частей Протестантской Реформации — лютеранской, реформатской (или кальвинистской) и анабаптистской — именно реформатская представляет особый интерес для англоязычного мира. Пуританство, которое сыграло столь значительную роль в английской истории семнадцатого века и имело столь важное значение для религиозных и политических взглядов Новой Англии, начиная с семнадцатого века и далее, является особой формой Реформатского богословия. Для того, чтобы понять религиозную и политическую историю Новой Англии или идеи таких мыслителей, как, например, Джонатан Эдварде, необходимо разобраться, по крайней мере, с некоторыми богословскими воззрениями Пуританства, которое лежит в основе их социальных и политических позиций”.


Радикальная Реформация

Термин «Анабаптизм» обязан своим происхождением Цвингли (дословно он переводится «перекрещенцы» и указывает на наиболее характерный аспект практики анабаптистов — настойчивое утверждение того, что крещены могут быть лишь те, кто лично прилюдно исповедал свою веру). Анабаптизм, по-видимому возник в окрестностях Цюриха как следствие реформ, проведенных в городе в начале 1520—х годов. Это движение возникло вокруг группы людей (среди которых мы можем назвать Конрада Гребеля), которые утверждали, что Цвигли изменил своим собственным реформационным принципам. Он проповедовал одно, а практиковал другое. Хотя Цвингли открыто заявлял о своей приверженности принципу sola scriptura(«одним Писанием»), Гребель утверждал, что он сохранил ряд практик, включая крещение младенцев, близкую связь Церкви с Магистратурой и участие христиан в войнах, которые не разрешены и не освящены Писанием. В руках таких радикальных мыслителей принцип sola scriptura приобрел крайний смысл Реформированные христиане стали верить лишь в то и практиковать лишь те вещи, которым явно учит Писание. Цвингли был встревожен этим, видя в этом движении дестабилизирующий фактор, угрожающий отрезать Реформатскую Церковь от ее исторических корней и преемственности с христианской традицией прошлого.

У анабаптистов имелись все основания обвинять Цвингли в компромиссе. В 1522 г. он написал работу, известную как «Ароlogeticus Archeteles», в которой он признает «общность вещей» подлинно христианским принципом. «Никто не называет собственность своей, — писал он. — Всеми вещами владеют сообща». Однако к 1525 г. Цвингли изменил свое мнение и пришел к мысли, что частная собственность оказывается не такой уж плохой.

Хотя анабаптизм первоначально возник в Германии и Швейцарии, впоследствии он приобрел влияние и в других странах, например, в Голландии. Движение породило относительно небольшое количество богословов (общепризнанно, что тремя наиболее значительными являются Валтасар Губмайер, Пилграм Марбек и Менно Симоне). Такое положение частично отражает тот факт, что движение не имело какой— либо существенной богословской основы. Имелись и другие причины, среди которых не последнее место занимает насильственное подавление анабаптизма светскими властями.

Внутри различных направлений этого движения можно выявить ряд общих элементов: общее недоверие к внешней власти, отрицание крещения младенцев в пользу крещения взрослых верующих, общее владение собственностью и особый акцент на пацифизме и непротивлении.

Вероятно, наиболее значительным документом, оставленным этим движением, является Шляйтхаймское Исповедание, составленное 24 февраля 1527 г. Михаилом Саттлером. Исповедание берет свое название от небольшого городка в кантоне Шаффгаузен. Его целью было выделить анабаптистов из среды других окружающих их христиан — в первую очередь, отделить от тех, кого оно называет «папистами и антипапистами» (т.е. нереформированных католиков и магистрских евангеликов). По существу, Шляйтхаймское Исповедание являлось «статьями разделения», т.е. набором верований и мнений, которые отличали анабаптистов от их оппонентов внутри и вне Реформации и представляли собой ядро их единства, несмотря на возможные разногласия по другим вопросам».


Работа с литературой:
Статья:

Дронов, И. ВЗГЛЯДЫ РЕФОРМАТОРОВ НА ПРИРОДУ ЦЕРКВИ // Богомыслие: Альманах (Одесская Богословская Семинария), 1994, №5 (доступно в Интернете)
Период Реформации отличался в истории церкви остротой постановки проблем экклезиологии. Реформаторы отказались от римско-католической церкви как “института человеческого” и неспособного в действительности решать вопросы, связанные с верой и жизнью. Вновь открыв для себя Св. Писание – единственный путь, через который можно найти Бога, – они увидели необходимость в приведении богослужения, морали, устройства церкви и ее работы в большее соответствие с библейскими принципами. Для них было ясно, что рядовому прихожанину практически невозможно было найти Бога, каким Он представлен Евангелием, в существующей на то время католической церкви. Они видели несостоятельность римской церкви перед лицом Евангелия. В это время начался поиск альтернативной церкви. С 1517 г. положено начало периода активного развития учения о церкви в истории богословия.

Конечно, о Реформации нельзя судить по тем результатам, которых она достигла при первых двух поколениях. Тогда она была полна противоречий и крайностей. И это неудивительно, потому что для реформаторов путь поиска новой церкви был совершенно неведом. Несмотря на то, что первые реформаторы были из академической среды, их программы реформ церкви были по своей природе не академическими. Эти программы были направлены на преобразование конкретной церкви, находящейся в определенных условиях. Реформаторы брали в качестве модели для проведения церковных реформ конкретную церковь, и это обстоятельство часто приводило их к непониманию одним другого. Кроме того, у каждого реформатора были свои взгляды на основание для программы реформ. Если для Лютера в его программе центральной была доктрина оправдания, то швейцарские реформаторы были склонны решать свою программу при помощи социально–этического учения. В подобном контрасте интересна Реформация, в нем ясно выражаются позиции и следствия, достоинства и недостатки взглядов реформаторов. Контраст в решении вопросов, связанных с экклезиологией, становится более очевидным при рассмотрении взглядов на церковь магистрских реформаторов и радикалов (анабаптистов). Важно познакомиться с взглядами анабаптистов еще и потому, что мирным крылом анабаптизма являются меннониты, повлиявшие на появление на юге Украины штундистов, стоящих у истоков русско-украинского баптистского братства. Гарнак в “Истории догматов” указывает что Реформация в “своей религиозной основе – это скорее восстановление Павлова христианства в духе нового времени”. Другими словами, реформаторы обновили христианство, освободили его от учения “человеческого” и особенно от гнета учений средневековой схоластики. Задачей реформаторов было провозгласить познание Бога во вновь открытом Евангелии. Они восстанавливали место Евангелия в его истинно религиозном понимании, его непревзойденный авторитет в вопросах веры. Они также указали на высшее значение личности Иисуса Христа в христианстве. В результате они вышли из рамок средневековой церкви и старокатолической эпохи и вернулись к Новому Завету, к самому Евангелию. Реформаторы фактически вышли за рамки гуманистического, францисканского и политического христианства и предложили своим современникам заинтересоваться тем, что было для них чуждо, а именно, Евангелием и учением древней церкви. Гарнак [4, с.465] предлагает помнить несколько моментов для того, чтобы понять Лютера, который олицетворяет собой саму идею христианской Реформации. Зло, с которым приходилось бороться реформаторам, выходило, главным образом, из средневекового богословия. Исторический горизонт реформаторов ограничивался приблизительно возникновением папской церкви. То, что лежало дальше, сливалось для большинства из них с “золотой линией Нового Завета”. Иначе говоря, труды первых отцов церкви воспринимались ими в некотором смысле так же, как и Новый Завет. В большинстве своем, они никогда не боролись против неправильных теорий и учений как таковых, а лишь против тех теорий, которые явно искажали “puritatem evangelii”. Догматика средневековья противоречила тому пониманию Евангелия, какое они проповедовали. Они хотели правильной веры и больше ничего. Но древняя догматика, противоположная средневековой, изображала христианство не как смесь веры и дел, благодати и заслуг, а как дело Бога через Иисуса Христа для прощения грешников и вечной жизни. Только это содержание и видели они в древней догматике, всего же остального не замечали. Поэтому они смотрели на свое призвание, как на призвание реформаторов. Надо было путем восстановления учения древней церкви восстановить Благую Весть о свободной благодати Бога во Христе.
ЛЮТЕР И ЦЕРКОВЬ

1.1 Богословие Лютера. Мартин Лютер отличался в богословской терминологии большой независимостью и очень свободно пользовался формулами вероучения. Никто из серьезных богословов его времени не позволял себе подобного. Гарнак замечает, что его противники “...были гораздо более осторожными и благочестивыми мыслителями, чем он...” [18, с.459]. Традиционные древнецерковные схемы он обычно рассматривал таким образом, что в каждой из них, правильно понятой, находил выражение своего учения. Во всех частях вероучения Лютера воплощалась центральная его идея – свободная благодать Бога во Христе. Охотнее всего он останавливался на Павловой формуле оправдания “propter Cristum per fidem” (посредством Христа через веру). Для него важнее всего была уверенность в спасении. “Где есть отпущение грехов, там есть также жизнь и блаженство”. Благодаря этому убеждению он приобрел религиозную независимость и свободу по отношению ко всему, что не есть Бог, так как жизнь только в независимости и свободе. Уверенность в спасении во имя Христа стала для него смыслом веры и совокупностью религии. Все его учение было сведено к этой уверенности. Следствием прощения грехов является усыновление, благодаря которому христианин становится независимым по отношению к миру. Он ни в чем не нуждается, не находится ни в рабстве закона, ни в зависимости от людей – приобретает царственное священство, становится царем над миром и священником Богу. Описывая богословие Лютера, используют три латинских выражения. Sola Scriptura (одно Писание) – авторитет Писания является наивысшим в вопросах веры и жизни. Высказывания папы римского, отцов церкви и кого-либо еще не авторитетны, если не основываются на Слове Божьем. Sola Fides (одна вера) – оправдание человек получает только через веру. Как-то Лютер сказал: “Для католиков Бог говорит только через Иакова”. Для него дела были только результатом оправдания. Sola Gratia (одна благодать) – это заявление было направлено в основном против схоластов, против их утверждения: если вы со своей стороны сделаете все, что возможно, пусть даже это и недостаточно, то Бог со Своей стороны должен сделать все недостающее для вашего спасения.



      1. Священное Писание. Для Лютера Священное Писание имело самую непосредственную связь со словом Божьим, потому что Писание есть Слово Божье. Он настаивал на том, чтобы авторитет пап, соборов и богословов являлся второстепенным по отношению к авторитету Писания. На практике это означало, что они не имели никакого авторитета. Лютер отстаивал этот принцип, ссылаясь на путаницу и непоследовательность средневекового богословия. Он утверждал, что авторитет в церкви вытекает не из занимаемой должности, а из Слова Божьего, которому, занимающие эту должность, служат. Отсюда, вышеупомянутый принцип включал в себя утверждение, что авторитет церкви основывается на ее верности Писанию.

1.1.2. Учение о Боге. В “Аугсбургском исповедании” сказано: “Согласно постановлению Никейского собора, исповедуем Единую Божью Сущность, а в Нем три лица: Бог-Отец, Бог-Сын и Бог-Дух Святой, Которые являются равносильными, равновечными и в одинаковой степени заключают в себе Божественную сущность” [38]. Следует отметить, что Лютер ставил акцент на том, что Бог существует “вне Христа и во Христе”. Но, пожалуй, главная особенность учения Лютера о Боге состоит в акценте на том, что Бог добр, милостив и долготерпелив.

1.1.3. Христология. Для Лютера Христос назван Христом даже не потому, что в Нем два естества, но потому, что Он носит это дивное и утешительное имя от служения и дела, которое Он на Себя взял. “Христос – зеркало, отражающее в себе отеческое сердце Бога”. Учение о двух естествах, конечно же, остается в силе. Еще одна отличительная особенность христологии Лютера состоит в том, что он говорит о “вездесущем теле Христа”, фактически выводя последнее заявление из таинства причастия.

1.1.4. Антропология. Лютер понимал несостоятельность человека в вопросе спасения. Он был убежден, что своими усилиями человек не способен освободиться от собственных грехов. Он учил о первородном грехе: “Из-за грехопадения Адама все люди по природе грешны и исполнены злыми желаниями и наклонностями. Они не могут в действительности любить Бога и бояться Его, пока не возродятся крещением и Духом Святым” [38].

1.1.5. Сотериология. Дело спасения человека Лютер полностью отдавал в руки Бога, утверждая, что спасение не зависит от нас, но только от Божьей благодати. Бог же достиг искупления греховного человечества через смерть Христа на кресте. И мы должны только принять это верой. Он писал: “Наконец, я понял спасающую благодать: праведный [только одной] верою жив будет” (Рим.1.17). Здесь Лютер добавил в текст послания слово только (одной). И этот акцент виден в и богословии и в жизни Лютера. Особенно остро он проявился в дебатах с анабаптистами, которые учили о спасении через веру и дела.

1.2. Лютер о церкви. Для Лютера, церковь – это община всех истинно верующих, призванных Духом Святым, которых Он просвещает и освящает, которым проповедуется истинное Евангелие и которые служат друг другу в любви каждый на своем месте. Для него существует единая, святая, христианская церковь, и к истинному единству приводит учение согласно Евангелию и приобщению к таинствам, в соответствии с Писанием. Но единство не требует, чтобы повсюду были одинаковые, людьми установленные предания, или обряды и церемонии [34]. Во взгляде Лютера на церковь Гарнак находит четыре основные мысли: Святой Дух через Слово Божье основывает церковь. Этим Словом является проповедь откровения Бога во Христе, поскольку она созидает веру. Церковь поэтому не имеет другой области, кроме области веры, но в ней она является матерью, на лоне которой люди достигают веры. Так как религия является только верой, то не особые подвиги, не особая область, будь то официальный культ или исключительная жизнь, не могут быть той сферой, в которой церковь и отдельные верующие обнаруживают свою веру. Христианин должен проявлять ее в обычном строе жизни и любовном служении ближнему. С этими четырьмя положениями Лютер выступил против старой церкви. Первым из них он положил основанием церкви Слово Божье, понимаемое на основании чистого разума, подчеркивая в августиновской формуле “Слово и таинства” исключительно первое. Вторым он, в противоположность всем теологам, аскетам и сектантам средневековой церкви, восстанавливает Евангелие в Евангелии и возводит в единственную норму “данное во Христе утешение”, за которое “хватается” вера. Третьим он сильно сузил понятие и границы церкви, но возвратил ее в область веры (в августиновской формуле, по которой церковь является не только общиной верных, но также и политическим учреждением, он сохранил только первую половину). Четвертым, наконец, он возвратил самостоятельное право на существование естественному строю жизни, браку, семье, различным профессиям и государству; он освободил их от опеки церкви, но подчинил их духу веры и любви. Право на существование обычной мирской жизни не было для Лютера самостоятельным идеалом – он был настроен эсхатологически и ждал дня, когда мир, с его радостями и страданиями, с господством в нем дьявола и со всем своим строем, погибнет [4, с.458].


Каталог: Labs -> UkrBel
UkrBel -> Украинский гетманат 1918 года: российский фактор
Labs -> Лабораторная работа №1. Основные команды и утилиты ос
UkrBel -> Семинар 2008 Христианство, ислам, иудаизм и протонациональные и национальные дискурсы в истории Европы
UkrBel -> Спецкурс/спецсеминар: Ислам и религиозная терпимость
UkrBel -> Таирова-яковлева т
UkrBel -> Сакральные образы, иконы и «иконическая ментальность» в христианской и нехристианской культурах Европы. М. В. Дмитриев: Мы начинаем эту сессию с темы «Иконы и иконическая ментальность в христианстве и нехристианских культурах Европы»
UkrBel -> М. А. Корзо Антропологическая проблематика в православной и католической проповеди XVII в.: сходства и различия
UkrBel -> Вопросы логистики крестоносцев


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница