Работая практическим врачом, совмещал


МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ОСНОВА ГИПЕРДИНАМИЧЕСКОЙ РЕАКЦИИ



страница11/21
Дата09.08.2019
Размер2.17 Mb.
#127072
ТипДиплом
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   21

МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ОСНОВА ГИПЕРДИНАМИЧЕСКОЙ РЕАКЦИИ
В вопросах патогенеза в настоящее время дефиниция гипертонии во многом ос­тается неясной. К анализу механизмов этой сложной вазомоторной реакции необ­ходимо подходить с позиций теоретических положений, обусловленных зависимо­стью двух постоянных величин: минутного объема циркулирующей крови в опреде­ленных системах и органах и состояния микроциркуляции — крово-, кроволикворо- и кроволимфообращения. Изменения этих параметров лежат в основе функцио­нальных состояний и патогенеза различных заболеваний. Гипердинамический тип реакции сопровождается изменением этих констант. Повышение артериального дав­ления, как правило, в своей основе содержит изменение минутного объема цирку­лирующей крови в той или иной системе с одновременной перестройкой процес­сов микроциркуляции. Этот механизм не вызывает уменьшения общего объема цир­кулирующей крови, а изменяет его в отдельных системах. Повышение артериального давления — это нормологическая реакция, протекающая по гипердинамическому типу и формирующаяся в процессе онтогенеза. Окончание полового созревания происходит при формировании ее в стабильном варианте, необходимом для вы­полнения одной из функциональных нагрузок в организме. Нормологическая функ­циональная гипертония лежит в основе стрессовой ситуации с положительным ре­зультатом — в основе полового акта, при котором в момент высшей кульминации артериальное давление достигает 200 мм рт. ст. Этот физиологический вегетоневроз, как правило, заканчивается положительным разрешением. Неоднократно возни­кающие такие состояния в организме не вызывают стойкой гипертонии, которая в клинике воспринимается как патологическое состояние.

Анализируя данное состояние с вышеуказанных теоретических позиций, прихо­дим к выводу: имеет место повышение тонуса вегетативной нервной системы с вклю­чением всех рецепторов (зрительный анализатор с ассоциативными связями в ЦНС, кожные и др.), вызывающих двигательную сосудистую реакцию в органах, с центра­лизацией кровотока — увеличением объема циркулирующей крови в печени, легочно-диафрагмально-сердечно-сосудистом комплексе и активной гиперемией в ЦНС и эндокринной системе, а в конечной фазе при физической нагрузке — в мочеполовой системе, в опорно-двигательном аппарате тазового отдела и конечностях.

Конечный этап выражается в гипертоническом кризе с положительным разре­шением. В процессе вегетоневроза последовательно включаются два отдела вегета­тивной нервной системы — симпатический с качественной реакцией за счет пара­симпатического отдела; благодаря функции эндокринной системы создается про­лонгированный эффект этой реакции, т.е. осуществляется закономерный процесс стрессовых реакций в нейрогуморально-гормональных зависимостях.

Эта реакция проявляет себя таким образом, как правило, при любой стрессовой ситуации, физической нагрузке, умственной работе, половом акте и других нагруз­ках и всегда сопровождается вегетоневрозом, а при патологии лежит в основе гипер­тонической болезни. Нормологическая реакция формируется в онтогенезе благодаря плацентарному кровообращению, когда поступление крови в развивающийся орга­низм в пренатальном периоде осуществляется за счет пупочной вены. В дальнейшем регуляция объема циркулирующей крови с последующей централизацией происхо­дит вследствие деятельности ЖКТ и его сосудистой системы. В ней артериальных сосудов больше, чем венозных, и в силу этого функция симпатического нервного отдела превалирует над функциями всех других отделов (в брюшной полости имеется три сплетения: чревное, верхнебрыжеечное и верхнеподчревное, в краниальном от­деле — субаортальное). В плацентарном кровообращении верхнеподчревному сплете­нию соответствует пупочная артерия (подвздошная), которая в последующем пост­пубертатном периоде регулирует сосудистые реакции мочеполовой системы. Для по­нимания течения гипертонии важен тот факт, что в почке, надпочечнике, в их корковом веществе артериальные сосуды превалируют над венозными, как и в на­чальных участках ЖКТ. Для пролонгирования эффекта вазомоторных реакций с по­вышением периферического сопротивления, артериального давления в системе двух верхних сплетений и первичных артериальных сосудов брюшной полости сформиро­вались эндокринные железы: инсулярный островок, надпочечники, яички и яични­ки. Их функция предопределена объемом циркулирующей крови (он в несколько раз больше, чем в рядом лежащих органах), сочетанной вазомоторной реакцией. Роль функции мозгового вещества определяется концентрацией адреналина, который ока­зывает стимулирующее влияние на деятельность сердца, суживает артерии, артериолы скелетной мускулатуры, кожи, органов брюшной полости; другой медиатор — норадреналин оказывает аналогичное влияние на сосуды сердца, мозга.

Вышеуказанный гормональный эффект дополняет функцию симпатической нерв­ной системы. Формирование сосудистых реакций происходит до полового созревания. Если в постнатальном периоде регуляция функции осуществляется в основном гумо­ральными факторами (так как у новорожденного межнейронные связи в симпати­ческом нервном волокне еще полностью не сформировались, функционируют баталов проток и овальное межпредсердное отверстие, максимальная величина артери­ального давления равна 70 мм рт. ст., артериовенозные шунты почти бездействуют, и вазомоторная реакция осуществляется благодаря медиаторам), то по мере формиро­вания вегетативной нервной системы и повышения артериального давления повышается тонус симпатической нервной системы; поэтому дети, как правило, симпатотоники. Этот феномен в последующем у лиц женского пола является доминирую­щим и филогенетически закрепленным, его объясняет овариально-менструальный цикл с репродуктивной функцией. Качественная реакция — функция симпатической нервной системы в последующем формируется благодаря единству структуры вегета­тивной нервной системы с ее парасимпатическим отделом. Одним из основных мор­фологических субстратов является блуждающий нерв, функция которого имеет доми­нирующее значение для ЖКТ, его производных, бронхолегочной системы и сердца.

Качественный эффект парасимпатической нервной системы выражается в регу­лируемом сокращении ЖКТ, уменьшении кровенаполнения одного из основных отделов ЖКТ, сосудистой системы слизистой с включением артериовенозных шунтов и централизацией кровотока в жизненно важных системах. В клинике при перфоративных язвах, нарушениях мезентериального кровообращения, холецистопанкреатитах этот эффект сопровождается повышением артериального давления. Вагальная реакция, или изменение тонуса парасимпатического отдела нервной системы, со­провождается выработкой ацетилхолина, вызывающего повышение тонуса гладкомышечной мускулатуры в ЖКТ и других системах а также сопровождается повышением иммунологической реактивности через кроволимфообращение с изменением нейрогормональной регуляции и лейкоцитарно-лимфоцитарного показателей. Этот эффект нами выявлен при вагосимпатической блокаде.

Физиологически тонус парасимпатического отдела вегетативной нервной систе­мы более выражен у лиц мужского пола. Эта качественная реакция фиксирована в генотипе мужчины, представленном хромосомами X и Y, тогда как у женщин гено­тип XX более древний и связан со стойкими совершенными вазомоторными реак­циями. Этим у мужчин предопределено более частое, чем у женщин, возникнове­ние ранней эссенциальной гипертонии. Активность лиц мужского пола при реали­зации безусловного (полового) рефлекса и создает предпосылку для возникновения вегетоневроза, проявляющегося в гипертонии различных форм с явлениями импотенции: сосудистый фактор 20% - атеросклероз, курение, повышение венозной проницаемости; эндокринные причины 10%; неврологические причины 20% случаев.

В основе вегетоневроза лежит единая морфофункциональная связь между нерв­ным волокном и сосудом. Установлено, что дендритов (отростков) меньше, чем капилляров, а количество последних на 1 мм2 в ядрах гипоталамуса в среднем равно 1150, в моторной области коры их число составляет 440.

Особенности микроциркуляции в нервном волокне предопределяют и его функ­цию, которая осуществляется на высоком уровне кислородного обмена (р02 =100 мм рт.ст.) и, как правило, на уровне кристаллоидных веществ (углеводный, электро­литный обмен). В ЦНС в соотношении "объем циркулирующей крови — масса моз­га" рассматриваемые величины равны. Транскапиллярный фильтрат обеспечивает высокий уровень метаболических процессов, и при определении констант — ликворное давление выше центрального венозного давления. Следовательно, функцию нервного волокна нельзя рассматривать вне связи с механизмами микроциркуля­ции. В клинике патологические состояния, отражающие эти процессы, — это вегетососудистые дистонии, ангионеврозы, ишемическая болезнь сердца и депрессии. В неврологии эта особенность анатомии в настоящее время привела к формированию понятия ангиовертебрологии, ангионеврологии.

Все вышеописанное в нормологических реакциях, протекающих по гипердина­мическому типу, обычно сопровождается местными, автономно регулируемыми про­цессами, имеющими место в отдельных сосудисто-нервных пучках. Сосудистая ре­акция наиболее выражена в органах ЖКТ, т.е. в артериальных сосудах — печеноч­ной, левожелудочной, верхне- и нижнебрыжеечной, селезеночной артериях. Следует особо отметить, что этим артериальным сосудам соответствует изолированная пор­тальная система, состоящая из двух венозных сосудов — селезеночной вены и впа­дающей в нее верхнебрыжеечной вены. Это сосудистое образование дополняется лимфатическими сосудами, которых в отдельных участках больше, чем кровенос­ных (к брюшине прилежит лимфатический капилляр). Система регулируется двумя основными симпатическими вегетативными сплетениями — посредством сосудис­тых реакций. С этой сосудистой системой тесно связана сосудистая система почки, надпочечника, яичка (яичника), а также диафрагмы.

Вышеуказанная морфофункциональная связь в качественно выраженной артери­альной реакции в норме предопределяет транскапиллярную фильтрацию плазмы в виде секретов в ЖКТ (в клинике — чаши Клойбера при кишечной непроходимости). Транскапиллярный фильтрат в терминальных отделах тонкого кишечника и толстой кишки, как правило, резорбируется. Функции кишечника практически аналогичны функции почки в различных ее отделах (корковое вещество — гломерулярный аппа­рат, транскапиллярная фильтрация; мозговое вещество — резорбция с выраженным количеством венозных и лимфатических сосудов). Эти функции по закономерности также осуществляются в различных отделах ЖКТ. Поэтому транскапиллярная фильт­рация в интерстициальное пространство обеспечивает гомеостаз клеток на уровне клеточных мембран, в основе которого лежат процессы осмоса и диффузии с натриево-калиевым насосом. Гидростатическое давление в интерстициальном пространст­ве регулируется и поддерживается дренирующими системами, венозными, лимфати­ческими капиллярами, венулами, лимфатическими сосудами, сократительная функ­ция которых обеспечивается симпатической нервной системой. Величина интерстициального пространства и процессы, происходящие в нем, связаны с поня­тием единства кроволимфообращения, а не кровообращения.

Нормологические реакции в ЖКТ обеспечивают в конечном итоге резорбцию переработанных пищевых масс и доставку последних в основную биохимическую лабораторию организма — печень. Периферические сосудистые реакции в ЖКТ обес­печивают централизацию кровотока в печени. В отсутствие процессов пищеварения эти вазомоторные реакции за счет артериовенозных шунтов в стенках ЖКТ увели­чивают объем циркулирующей крови в печени (в системе ворбтной вены); оксигенация крови равна артериальной, а объем циркулирующей крови достигает 30%. Эти процессы, вызванные вазомоторными реакциями в стенке органов ЖКТ, про­исходят при повышенном артериальном давлении, по данным ангиотензиометрии, — до 120 мм рт.ст. Поэтому в клинике при нарушении этих процессов проис­ходит падение артериального давления — при геморрагическом панкреатите, а при операции резекции желудка возникает функциональная гиповолемия, проявляю­щая себя демпинг-синдромом с нарушением пищеварения. Послеоперационные ос­ложнения вызывают также снижение половых функций – ваготомии и резекция желудка.

Все вышеизложенное объясняет качественный эффект сосудистых реакций, ле­жащий в основе одного из безусловных рефлексов — пищевого. Эта сосудистая ре­акция сформирована в филогенезе и осуществляется плацентарным кровообраще­нием за счет функции подвздошных артерий, пупочной вены, обеспечивающей развитие плода. В постнатальном периоде эта сосудистая реакция включает сосуды эндокринной и мочеполовой систем и приводит к формированию в клинике понятия печеночно-почечной недостаточности не только на уровне сосудистых реакций, но и на уров­не органоспецифических клеток и гормонально-активных веществ, участвующих в метаболизме, к утверждению взаимосвязи этих органов и систем (гормоны надпочечника — минералокортикоиды и глюкокортикоиды, андрогены), выделяющих также ренин-ангиотензивные вещества.

Сложные механизмы вазомоторных реакций кровотока проявляются во взаимо­связи между собой. Описанный механизм централизации кровотока в печени уни­версален в системе ЖКТ. Выраженность этого механизма в трех первичных сосуди­сто-нервных пучках может обеспечивать централизацию объема циркулирующей крови в легочно-диафрагмально-сердечно-сосудистом комплексе. С увеличением объема циркулирующей крови в системе верхней полой вены (25% ОЦК) при цент­рализации кровотока последний может достигать величины выше 32%. При этом мас­са тела в участке дренирования верхней полой вены составляет 25—30% общей массы тела. В нормальных условиях 1/5 всей крови выключена из общей циркуляции и находится в депо. Органы, депонирующие кровь, располагаются в системе сосудов ветвей брюшного участка аорты (органы ретикулоэндотелиальной системы — селе­зенка, печень; костно-мышечная система и частично мочеполовая). Известно так­же, что из общего объема 45% капиллярного русла сосредоточено в органах ЖКТ и мочеполовой системы. Поэтому спазм артериол и сокращение органов вызывает увеличение объема циркулирующей крови в печени с изменением микроциркуля­ции и уменьшением объема циркулирующей крови в вышеуказанных системах. В клинике это проявляется в виде гепатолиенального синдрома, спазма кишечника и в уменьшении размера почки. Включение артериовенозных шунтов сопровождается изменением тургора кожи и ее цвета, в почке — олигурией. Вазомоторная реакция сопровождается повышением общего периферического сокращения на 30% именно в вышеуказанных сегментах, связанных с чревным и верхнебрыжеечным сплетени­ем, с участием медиатора, поддерживающего эту реакцию. Описанный универсаль­ный механизм централизации кровотока всегда направлен на ликвидацию легочно-диафрагмально-сердечно-сосудистой недостаточности различного генеза.

Наша теоретическая концепция объясняет основы гомеостаза при любой гипер­динамической реакции, которые, как правило, заключаются в закономерном уве­личении минутного объема крови в малом круге кроволимфообращения с домини­рующим эффектом кровообращения и с увеличением количества функционирую­щих кровеносных капилляров, так как известно, что интерстициальное пространство в этом отделе достигает 5—10%. Поэтому микроциркуляторное русло легкого явля­ется основным для поддержания процесса реализации первой универсальной кон­станты — газового обмена. И при централизации кровотока в легочно-диафрагмально-сердечно-сосудистом комплексе всегда имеет место умеренное повышение артериального давления. При этом гипердинамическая реакция проявляется в по­вышении функции грудино-реберного каркаса, расправляющего легочную ткань и увеличивающего дыхательную поверхность и число функциональных капилляров. Благодаря функциональной активности диафрагмы вследствие единой артерии — нижнедиафрагмальной увеличивается кровенаполнение надпочечника и увеличи­вается его функция. При этом, как правило, имеет место увеличение объема цирку­лирующей крови в системе верхней и нижней полых вен с заполнением правого предсердия, ушка и желудочка, что в нормологических реакциях на электрограмме выявляется правограммой — кровенаполнением в правых отделах сердца.

Диафрагма — самая мощная мышца. Она вместе с сердцем и легкими обеспечивает легочно-диафрагмально-сердечно-сосудистую деятельность. Функция диафрагмы за­ключается в том, чтобы, изменяя внутрибрюшное и внутриплевральное давление, обеспечивать поступление крови из легких к сердцу и улучшать гемолимфодинамику в органах ЖКТ и мочеполовой системы, а также в печени и селезенке. Диафрагма явля­ется фасциально-мышечной помпой для венозного кровотока и лимфотока, она — второе венозное сердце. Реакция этой системы при выполнении функциональных задач в других системах реализуется в соответствии с изложенной нами закономерностью.

В острой фазе такого состояния — при кратковременной гипоксии имеет место повышение артериального давления. Эта централизованная реакция возникает, как правило, при выраженной функциональной нагрузке (умственная деятельность, эмоциональный стресс и др.). В подобных условиях централизация кровотока в боль­шинстве случаев не сопровождается повышением артериального давления, или оно повышается умеренно. В основе этих реакций — поддержание клеточного гомеоста­за на уровне постоянных величин: газового, кристаллоидного, коллоидного обмена веществ. Функции систем с участием в метаболизме трех вышеуказанных констант, как правило, осуществляются при соблюдении постоянства качественных показа­телей ОЦК и условий микроциркуляции. Но различные системы вследствие различной интенсивности метаболизма и функций находятся в разных состояниях. Наибо­лее жизненно важные системы — постоянно функционирующие: сердце, диафраг­ма, легкие, нервная и эндокринная системы. Все перечисленные системы и органы отличаются качественными реакциями, располагаются в краниальном участке тела и снабжаются кровью первичными артериальными сосудами дуги аорты с их отдель­ным вегетативным сплетением — симпатическим шейным и субаортальным с наибо­лее выраженным представительством парасимпатического отдела — блуждающими, языкоглоточными, промежуточными, глазодвигательными нервами. В противовес им в каудальном отделе имеет место тазовый парасимпатикус. Благодаря своему количе­ству и качеству эти анатомические образования обеспечивают сложную регуляцию взаимосвязи между жизненно важными системами — диэнцефальной областью, продолговатым мозгом, сердцем, органами дыхания и начальными отделами пи­щеварительной системы.

Взаимоотношения анатомических образований отражают особые условия мета­болизма, в осуществлении которого играют роль особенности микроциркуляции. К каждой нервной клетке, кардиомиоциту прилежит капилляр. Язык снабжается кровью так же, как мышцы сердца. Особенность кроволимфообращения в нем оп­ределяется участием в иммунологической реактивности; нервы языка (5 черепно-мозговых) связаны с продолговатым мозгом. Все указанные качественные факторы тесно связаны с высокими постоянными показателями гомеостаза. Минимальные их изменения вызывают в вышеуказанных зонах (каротидный синус, IV желудочек, проводящая система сердца) неадекватные реакции жизненно важных систем на нормализацию. Наиболее чувствителен к этим реакциям газовый обмен, поэтому его изменения наиболее быстро отражаются на показателях р02, рС02, рН. Для контроля показателя р02 (кислород – газ, рождающий жизнь)— самой важной константы, без которой метаболические процессы на необходимом уровне проходить не могут, особенно в высокодифференцированных тканях (нервная система, мышцы сердца),— имеются специальные хеморецепторы: субаортальные и каротидные, реагирующие на изменение парци­ального давления 02 в артериальной крови.

В этих зонах рождаются рефлексы, направленные на нормализацию газового ме­таболизма, наиболее объективным показателем которого является рН крови. В свя­зи с этим величина рН, характеризующая состояние кислотно-щелочного равнове­сия, является одной из постоянных в параметрах крови. Сдвиг ее на 0,1 за указан­ные границы (7,32 и 7,45) вызывает выраженные нарушения со стороны дыхания и сердечно-сосудистой системы, сдвиг рН на 0,4 зачастую несовместим с жизнью (Лосев Н.И., Воинов В.А., 1976). Поэтому гипердинамическая реакция в легочно-диафрагмально-сердечно-сосудистом комплексе и сосудах мозга направлена на нор­мализацию гомеостаза и, как правило, сопровождается увеличением объема цир­кулирующей крови и изменением микроциркуляции. Этот факт в настоящее время констатируется в многочисленных работах при изучении бульбарной микроскопии, а нами он выявлен при изучении сочетанной челюстно-черепно-мозговой травмы, которая, как правило, сопровождается повышением артериального давления. Этот комплекс взаимосвязанных реакций также установлен нами при обтурационной асфиксии, а в клинике при гипертонии.

Нами впервые в эксперименте изучены изменения гемолимфодинамики при ос­трой легочно-диафрагмально-сердечно-сосудистой недостаточности различного генеза. В частности, при острой кратковременной гипоксии (ОКГ) (пережатие интубационной трубки на 2 мин. и др.) выявлено: среднее артериальное давление уве­личилось на 160%, давление в краниальной полой вене — в 10 раз, в каудальной полой вене — в 4 раза, лимфоток увеличился в 2 раза, достоверно увеличился ударный индекс (УИ), сердечный индекс (СИ) и рабочий ударный индекс левого желудочка (РУИЛЖ). В группе животных, где констатированы нарушения ритма в ответ на ОКГ, достоверно снижались УИ, СИ, РУИЛЖ, возрастала проницаемость капилляров для жидкости (ПЖ). Через 1 ч после ОКГ все гемолимфодинамические показатели возвращались к исходной величине, как и показатель ПЖ. При анализе биохимических показателей нами установлено: содержание 11—17 -ОКС повыша­ется, особенно в лимфе (с 467 до 538 мкг/л). В исследовании рН установлено, что в артериальной крови при увеличении времени асфиксии нарастает респираторный алкалоз, а в венозной крови и лимфе — ацидоз, причем в лимфе имеет место как респираторный, так и метаболический ацидоз (в лимфе с 7,34 до 7,23). В лимфе число пролимфоцитов в наших исследованиях увеличилось в 20 раз, одновременно увеличилось содержание иммуноглобулинов с 9,85 до 16,54%. При гистологическом исследовании лимфоузлов выявлено обеднение коры, расширение мозговых сину­сов, которые содержали много клеточных элементов, имелись также и эритроциты.

Описанные нами взаимосвязанные сосудистые реакции, вызывающие центра­лизацию кровотока в печени, можно отнести к нормологическим реакциям, обес­печивающим пищевой рефлекс. В стрессовых ситуациях они во взаимосвязи с реак­цией легочно-диафрагмально-сердечно-сосудистого комплекса обеспечивают безус­ловный рефлекс — оборонительный, в основе которого вегетоневроз с вовлечением трех вегетативных сплетений. Но основное, выраженное проявление последнего — в реакции легочно-диафрагмально-сердечно-сосудистого комплекса, обеспечиваю­щей в первую очередь функцию сердца и ЦНС с ее вегетативными центрами. Эта основная реакция, как правило, формируется на ранних этапах онтогенеза и про­является в тахикардии, усилении функций ЖКТ и мочевой системы. В этих условиях более выражена функция симпатической нервной системы и ее медиато­ров (пример — дети-симпатотоники).

Формирование двух безусловных рефлексов соответствует в системогенезе П.К.Анохину пренатальному и постнатальному периодам, а по Г.Селье в стрессовой реакции фазе тревоги и раздражения.

В пубертатном возрасте – половом созревании начинает формироваться выраженная реакция парасим­патического отдела нервной системы — вагальная, которая привносит качествен­ный эффект в функцию вегетативной нервной системы (брадипноэ, брадикардия, формирование акта дефекации и мочеиспускания, полового акта). В этот период имеет место резко выраженное повышение АД, или гипертония развивающегося организма эндокрин­ной природы, органический стеноз почечной артерии. В период начала полового созревания резко возрастает функция ацетил- и холинэстераз — одного из медиато­ров парасимпатического отдела нервной системы. Сформировавшиеся вазомотор­ные реакции обеспечивают безусловные рефлексы — пищевой и оборонительный, реализующиеся на уровне высоких метаболических процессов,— в развивающемся организме процессы ассимиляции превалируют над процессами диссимиляции, формируют понятие "аппетит". Вышеуказанная предпосылка в пубертатном возрас­те позволяет сформировать безусловный репродуктивный рефлекс, который связан морфофункционально с бифуркацией аорты и отходящими от нее артериальными сосудами — пупочной, внутренней и наружной подвздошной артериями, артерия­ми нижних конечностей и наружных половых органов. Названные артериальные сосуды связаны с отдельным верхним подчревным производным чревного, верхнебрыжеечного вегетативных сплетений. Сосудистые реакции в этом первичном со­судисто-нервном пучке и его ветвях сформированы в пренатальном периоде, так как пупочная артерия обеспечивает васкуляризацию плаценты, принося кровь от плода, одновременно снабжает кровью органы мочеполовой системы, мочевой пу­зырь, клитор, половой член, тазовое дно. В последующем облитерирующая пупоч­ная артерия сохраняет эту функцию кровенаполнения с особыми условиями мик­роциркуляции в половых органах, где на две артерии приходится одна вена и ка­пилляры, образующие синусоиды.

Сосудистые реакции имеют особый характер у лиц женского пола, выраженный в овариально-менструальном цикле. Эти закономерные периодичные сосудистые реакции по системе обратной связи обеспечивают выраженность функции симпа­тической нервной системы с доминирующим нейрогуморальным фактором. При одинаковом количестве андрогенов у женщин эстрогенов больше, чем у мужчин, и стойкие вазомоторные реакции формируют выраженные механизмы сосудистых реакций, направленные на остановку кровотечения. Функции мочеполовой систе­мы к моменту полового созревания формируют тонкую коррелятивную функцию тазового парасимпатического отдела; его центр располагается в нижнелюмбальных и верхнесакральных отделах спинного мозга, нервные волокна которых связаны с пояснично-крестцовым сплетением и тесно взаимосвязаны с симпатическим отде­лом посредством верхнеподчревного сплетения. Формирование взаимосвязи этого отдельного фрагмента нервной системы позволяет в конечных процессах полового акта осуществлять тонкую корреляцию между сосудистой реакцией — повышением артериального давления и повышением тонуса соматической и гладкомышечной мускулатуры в тазовых органах и в диафрагме таза.

Весь этот механизм выявляет как бы единство тела и души, когда тонус вегета­тивной нервной системы посредством гиперваскулярной реакции реализует поло­жительное состояние души (анима); анимальная нервная система — вегетативная. В основе третьего безусловного рефлекса, формирующегося в онтогенезе последним, лежит секс, генерализованный вегетоневроз с гипердинамической реакцией, вы­зывающей изменение минутного объема крови в трех системах и гиперваскуляризацию в двух отделах: сначала в краниальном, затем в мочеполовой системе и опор­но-двигательном аппарате. Последовательность в появлении функциональной ги­пертонии — вегетоневроза с положительным разрешением — такова: эмоциональные сдвиги, вызванные возбуждением различных рецепторов, вызывают сочетание ге­нерализованного возбуждения различных центров нервной системы с вовлечением в реакцию высших вегетативных центров. Качественный эффект вегетативной нервной системы по системе обратной связи вызывает в первую очередь реакцию сосудистой системы, ее отдельных первичных сосудисто-нервных пучков. Эта цент­рализация кровотока вызывает гиперваскуляризацию в системе эндокринных орга­нов, надпочечников и семенных желез. Фиксированный нейрогуморальный резуль­тат вызывает гипердинамическую реакцию с увеличением объема циркулирующей крови сначала в краниальном отделе, а в последующем включает сосудистую сис­тему тазового отдела. Эмоциональный стресс с одновременной физической нагруз­кой сопровождается в кульминации вегетоневрозом — гиперемией центральной нерв­ной системы и половых органов, который сопровождается, как правило, гиперто­ническим кризом, а в разрешение возбуждения после снятия раздражения наступает разрешение сосудистой реакции, в первую очередь уменьшение спазма в сосудах ЖКТ. Поэтому гиперемия последнего после полового акта, вызывающего положи­тельные эмоции, требует реализации пищевого рефлекса.

Вышеуказанные закономерные процессы, как правило, происходят в сформированной в процессе онтогенеза биологической системе при ее гомеостазе, осуществляющемся, по нашей концепции, благодаря определенному минутному объему цир­кулирующей крови в системах и органах и определенному состоянию микроциркуля­ции.

Вышеприведенные факты, характеризующие стадии тревоги, или раздражения, в со­ответствующие периоды раннего онтогенеза, когда процессы ассимиляции превалиру­ют над процессами диссимиляции, говорят о том, что метаболические потребности формируют взаимосвязь функциональных систем для выполнения в последующем других функциональных задач — третьего безусловного рефлекса — репродуктивного, полового. Он может осуществляться только после формирования и стабилизации двух ранее описанных безусловных рефлексов — оборонительного и пищевого, лежащих в основе понятия аппетита. Поэтому, говоря о третьем безусловном рефлексе – сексе, можно сказать, что в основе его лежит совокупность условных рефлексов (любовь, инстинкт), основан­ных на двух безусловных. Гармония в реализации трех безусловных рефлексов примени­тельно к личности человека и определяет понятие полноценности, или совершенства, лежащие в основе генома.

Общие биологические законы обосновывают, с учетом вышесказанного, объективность философской концепции религии, в частности постулата "Богу – богово, кесарю - кесарево". Первое – качественный генотип, второе можно условно принять за социальную среду. При этом объективно возникает понятие убогого, оби­женного, биологически неполноценного, требующего постоянной медицинской по­мощи и социальной защищенности.

Закономерностью адаптационного синдрома является гармоничное и одновремен­ное формирование двух безусловных рефлексов, и в то же время на их основе — формирование третьего безусловного рефлекса — репродуктивного.

На примере формирования половой функции отчетливо проявляются общие за­кономерности системогенеза: избирательное и последовательное созревание функ­циональных систем — сначала мочевыделительной в предпубертатном возрасте по П.К. Анохину и в фазе тревоги по Г.Селье, а затем полового в постпубертатном и в стадии стабилизации и раздражения. Половые функ­ции обеспечивают продолжение рода. Система половых функций сложна.

Анатомически мочеполовые органы объединены в единую систему. Эмбриональ­ную основу их составляет мезонефрос — вольфово тело и его проток, из которого развивается мюллеров проток. Первый составляет основу мозгового слоя почки, ло­ханки, мочеточника, треугольника и дна мочевого пузыря, а из второго развиваются маточные трубы, матка, часть влагалища. Половые железы развиваются позднее из зародышевого эпителия с медиальной стороны мезонефроса. Органы эти тесно свя­заны друг с другом благодаря общности своего развития и функции, с другими сис­темами их объединяют нейрогуморальные связи, реализуемые через функцию основной системы и их сосу­дисто-нервных пучков. Известно, что и в эмбриогенезе, и у взрослого человека глав­ные сосуды связаны с центрами повышенной метаболической активности.

Вышеуказанная закономерность формирует морфофункциональную основу – ангиоурогинекологию.

При развитии в эмбриогенезе совершенного аллантоидного круга кровообраще­ния (по Б.М. Пэттену) пупочные артерии доставляют кровь к плаценте и в то же время своими вторичными висцерально-артериальными ветвями обеспечивают раннее развитие мочеполовой системы. В послеродовом периоде они частично облитерируются и по­лучают название внутренних подвздошных артерий, их висцеральные ветви — арте­рии мочеполовой системы.

Изменение параметров гомеостаза при гипертонических расстройствах имеет свою закономерную последовательность. Нарушения ее могут проявляться различными па­тологическими состояниями или заболеваниями. Поэтому транзиторные формы ги­пертонии встречаются у лиц молодого возраста в момент полового созревания и при патологии мочеполовой и эндокринной (нефросклероз, эндокринопатии) систем; гипертонию также вызывает голодание с последующим приемом большого количе­ства пищи (описана в литературе на примерах ленинградской блокады).

Выраженность указанной нами закономерности имеет место у лиц мужского пола, так как у последних объем циркулирующей крови, гематокрит, количество эритро­цитов, как правило, выше, чем у женщин с изменением концентрации андрогенов. Исходя из вышеприведенных фактов, можно сделать вывод: реакция организма мужчины на изменение газового состава, ведущее к гипоксии и ацидозу, четко отражается на рН крови (эта величина у мужчин выше на 0,2 ед.— рН 7,4), что в итоге вызывает выраженные сосудистые реакции, направленные на нормализацию микроциркуляции и увеличение минут­ного объема крови в жизненно важных системах. Гипердинамическая нормологическая реакция, связанная с положительным стрессом, — половой акт у мужчин — сопровождается усилением обмена веществ, большим, чем у женщин, на 10—12%. Таким образом, тонкие механизмы сосудистых реакций различных систем у мужчин более выражены; у женщин показатели гемодинамики и вазомоторной реакции бо­лее стойки, а защитно-приспособительные механизмы — более совершенны.

Эта особенность отражена в генотипе. Если у женщин имеет место повторение генов — XX, то у мужчин — наличие XY; разность генов и предопределяет особен­ности реактивности и возникновение вегетоневрозов. Все вышеизложенное предоп­ределяет возникновение гипертонической болезни чаще у мужчин, чем у женщин. Известно, что кровопотеря, как правило, сопровождается снижением артериаль­ного давления и с учетом перестройки сосудистой системы не создает условий для повышения артериального давления. При этом реакция организма направлена на сохранение оптимального метаболизма в тканях. Рассматривая вышеуказанный ме­ханизм, проанализируем эти явления у лиц женского пола: в их основе лежит овариально-менструальный цикл; а при таком нормальном физиологическом состоя­нии, как беременность, сосудистая реакция по гипердинамическому типу сводится к минимуму, и транзиторная гипертония является патологией беременности. В этих условиях нормальное плацентарное кровообращение осуществляться не может. Если при беременности возникают такие ситуации, то последняя имеет тенденцию к прерыванию. Стойкость сосудистых реакций у женщин, сформированная в онтоге­незе и направленная на сохранение гомеостаза, проявляется в репродуктивной функции, она создает меньшие предпосылки для возникновения гипертонии. На­рушение этих процессов имеет место в клинике и в последующем.

На дисгормональном фоне при нарушении взаимосвязи между гормонами име­ют место симптоматические гипертонии, которые в последующем в сочетании с другими патологическими состояниями могут переходить в гипертонии различного типа. Сформировавшиеся сосудистые реакции создают меньшие условия для прояв­ления атеросклероза — инфаркта, инсульта. Поэтому продолжительность жизни у женщин выше, чем у мужчин, у которых основные причины летальности связаны с сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Наиболее важными константами для метаболизма в клетках и их мембранах яв­ляются показатели р02 и рН, особенно при метаболизме высокодифференцированной ткани, где метаболические процессы происходят, как правило, на уровне аэробного гликолиза. Переход на анаэробный гликолиз на фоне гипоксии вызывает метаболический ацидоз с нарушением функций органоспецифической ткани. Наи­более чувствительны к этим процессам хеморецепторы сосудов жизненно важных систем. Поэтому гипердинамический тип сосудистых реакций на уровне субком­пенсаций, как правило, будет вызывать централизацию кровотока в этих системах с увеличением адекватного минутного объема в них, а увеличение числа функцио­нирующих капилляров, повышающих транскапиллярный фильтрат, обеспечит нор­мализацию клеточного метаболизма. При гипердинамическом типе эта нормологическая реакция обеспечивает выполнение определенной функциональной задачи, а при измененных условиях метаболизма с нарушением функции клеток вызывает за счет париетовисцеральных связей патологический вегетоневроз с неадекватной по времени реакцией, при отсутствии нормализации гомеостаза (гипоксия, фиброз, атеросклероз, облитерация капилляров; снижение рН на 0,1) вызовет длительную патологическую реакцию.

Подтверждением возникновения гипертонии являются клинические показатели. Так, известно, что при органических формах гиповолемии — кровотечении — только на начальных этапах ее в ближайшие 20—30 мин имеет место умеренное повышение АД на 25% от исходной величины. Эта закономерность выявлена нами при экспери­ментальном изучении перелома бедра в динамике (И.А. Ибатуллин, 2003).

Увеличение объема циркулирующей крови, вызывающее перестройку микроцир­куляции, в клинике проявляется симптомами повышения АД: головными болями, иногда шумом в ушах. При стойких процессах имеет место нарушение функции зрительного анализатора. При этом в начальных формах выявляется изменение мик­роциркуляции, а при выраженной картине гипертонии — изменение стенок арте­рии (утолщение интимы), атеросклероз с одновременным изменением вен. Парал­лельно с изменением микроциркуляции и артериальных стенок имеет место гипер­трофия левого желудочка (сердце есть производное артериального сосуда), по ЭКГ-левограмме определяется увеличение массы крови. Сосудистые реакции в ар­териях и сердце осуществляются одновременно, а в силу особенности иннервации, нейрогуморальной регуляции при гипертонических кризах они имеют разнонаправ­ленный характер: на периферии — спазм и относительная анемия, а в системе сосудов дуги аорты с реакцией "хеморецепторы— р02" через кровенаполнение и перестройку микроциркуляции. Этому способствуют также особенности рецепто­ров, которые в большей мере в данной шокогенной зоне подвержены действию норадреналина с выраженным вагальным эффектом (парасимпатическим). Поэто­му и течение гипертонического криза в клинике приобретает свои особенности. Имеет место значительное ускорение кровотока и увеличение сердечного выброса, и, как правило, в основе этого — стрессовая реакция. Усугубление этого процесса в клинике выражается в удлинении кризов от нескольких часов до 4—5 дней. Кризы развиваются, как правило, на поздних стадиях гипертонической болезни с выра­женными клиническими симптомами. Обычно наблюдается тошнота, рвота, боли в области сердца. Иногда эта форма патологии четко отражает нарушение процессов кроволимфообращения, проявляющееся в отеке, нормализация которого осущест­вляется усиленной функцией лимфатической системы.

Вегетоневроз, имеющий место в реализации трех безусловных рефлексов, с положительным разрешением — нормологическая реакция. Повышение сосудис­того тонуса, лежащее в его основе, может вызывать гипертонические кризы с патологическим оттенком и создавать гипертоническую болезнь. Эта реакция в стрессовых механизмах, как правило, направлена на нормализацию констант гомеостаза, и в первую очередь на ликвидацию гипоксии и аноксии в жизненно важных системах (ЦНС, сердце и др.). Поэтому выраженная гипертония, как пра­вило, сопровождается субкомпенсированными формами с кардиологической сим­птоматикой — ИБС и спазмом сосудов мозга, а в декомпенсированной стадии — инфарктом и инсультом.

В основе этих явлений лежат, как правило, органические процессы, обусловлен­ные атеросклерозом, реакции артериол и изменение микроциркуляции в соответ­ствии с общей закономерностью. Спазм артерий при гипертонии — вегетоневроз без длительного разрешения, обусловленный повышением тонуса симпатической нервной системы и гиперадреналинемией. Эти реакции, возникающие в соответст­вии с общими закономерностями в мышечном слое артерий и вен, приводят в начальных стадиях к утолщению интимы и гипертрофии мышечного слоя, а при изменениях рН — к дистрофическим изменениям в стенках артерий и разрастанию соединительной ткани. Выраженность названных процессов в отдельных участках артериальной системы (в сонных артериях, в начале почечных артерий, в бифурка­ции брюшного участка аорты) обусловлена тем, что эластичное волокно сменяется мышечным. Контрактильность сосудистой стенки артерий также создает условия для поражения в участках их разделений (общей сонной, внутренней сонной, по­звоночных в месте отхождения, левой коронарной, общей подвздошной артерий и др.). Контрактильность и турбулентность кровотока в этих участках артерий создают дополнительные условия для дегенеративных изменений (гиалиноз, атеросклеротические бляшки). Поэтому субкомпенсированная стадия гипертонии при переходе ее в декомпенсированную сопровождается органической формой — атеросклеро­зом с локальными патологическими процессами: нефросклерозом, аневризмой аор­ты, атеросклеротической тромбоэмболизацией или разрывами в дефектных участ­ках артерий. При этом в силу выраженных гемодинамических условий в левой поло­вине тела эти процессы проявляются, как правило, в левых вертебробазилярных артериях, левой позвоночной артерии, в таких патологиях, как инсульт левой среднемозговой артерии, инфаркт левой коронарной артерии, инфаркт кишечника (мезоартрит), язвенный мезоартрит с переходом на левую почечную и верхнюю брыже­ечную артерии, аневризмы брюшной аорты, разрывы, атеросклероз, бифуркация аорты с поражением подвздошно-бедренного сегмента. Гипертония, атеросклероз — это этапы геронтологической перестройки постоянно функционирующих кровеносной и лимфатической систем сначала с вы­раженными изменениями в артериальной системе, а впоследствии также затраги­вающей венозные и лимфатические сосуды. Такая закономерность выявлена в патолого-анатомическом исследовании Ф.И. Пожариского (1945). И.В. Давыдовский эти закономерные процессы сопоставляет с фибротизацией ткани, ведущей к редукции капиллярного русла с возникновением зон дисфункций и дизонтогенеза в органоспецифических клетках с недоразвитием премордиальных фолликулов и нейрогормональной регуляции, лежащей в основе климакса и импотенции. В основе этих процессов имеет место гипоксия, вызывающая ацидоз.

У взрослого человека в сосудах кожи задерживается, как было уже сказано, до 1 л крови, в ней для реализации сосудистых реакций имеются анатомические обра­зования — артериовенозные анастомозы, в их регуляции симпатическая нервная система — доминирующая.

В коже, в участках головного отдела на 1 см2 приходится до 300 чувствительных точек, обеспечивающих вазомоторные реакции, именно они приводят к образо­ванию "гусиной кожи" – анемии. В клинике в оценке микроциркуляции имеет место дермографизм – кровенаполнение капилляров кожи, которое является показателем нарушения микроциркуляции. Поэтому при ожоге и ожоговом шоке имеет место, как правило, изменение артериального давления — повышение диастолического. Раз­личные исходы гипертонии зависят от возраста и массы человека; у лиц мужского пола вазомоторные реакции лабильны и более выражены при физических нагруз­ках и перепадах атмосферного давления, связано это в первую очередь и с поло­вой функцией. Сильным напряжением (эмоциональным, физическим) вызывает­ся повышение артериального давления в жизненно важных органах и соматичес­ких мышцах вследствие уменьшения объема циркулирующей крови в основном постоянном депо — ЖКТ — до 30% минутного объема. Гипертонический криз в этих условиях может быть обусловлен одновременной сосудистой реакцией в коже, или наоборот, в определенной стадии гипертонической болезни — функциональ­ной гиповолемией с резким перепадом артериального давления. В таких условиях гипердинамический криз может реализоваться в инфаркте или инсульте, но это­му может предшествовать спазм сосудов с картиной патологии без грубых органи­ческих изменений.

Кульминацией формирования половой функции является половое взаимодействие, которое следует соотнести с вегетоневрозом (оргазм с выраженной гипердинамической реакцией с последую­щим положительным разрешением): пульс достигает 118 ударов в минуту, дыхание до 40, АД — 200 мм рт. ст., при этом расходуется от 150 до 300 калорий. Эта функ­циональная кульминация в онтогенезе, по Г.Селье, наступает в фазе сопротивле­ния, или стабилизации, когда соответственно задачам и состояниям происходит поэтапное, адекватное увеличение минутного объема циркулирующей крови и мик­роциркуляции сначала в ЦНС, затем в мочеполовой системе. Оно, как правило, сопровождается изменением микроциркуляции — гиперемией. Доминантные воз­буждения одновременно вызывают централизацию кровотока за счет уменьшения объема циркулирующей крови в ЖКТ: происходит включение артериовенозных шун­тов, сокращение кишечника и органов, депонирующих кровь (селезенка, печень).

Нашу концепцию гипертонической болезни с позиции вегетоневроза, сопро­вождающегося вазомоторной реакцией, направленной на нормализацию гомеостаза и в первую очередь наиболее важных констант его — газовый и кристаллоидный обмен в наиболее высокодифференцированных тканях, подтверждают совре­менные методы лечения, включающие как классические, так и нетрадиционные. Неинвазивная терапия направлена в первую очередь на нормализацию функцио­нального состояния ЦНС, снижение активности симпатоадреналовой системы; ЛФК включает дозированные возрастающие нагрузки на фоне интенсивной оксигенотерапии. К нетрадиционным методам относятся рефлексотерапия и другие ме­тоды неврологии, применяемые в нейроангионеврологии и нейроангиовертебрологии.

Поскольку в большинстве случаев артериальной гипертонии этиологическое ле­чение невозможно, то из лекарственных средств с учетом воздействия на вегета­тивную нервную систему и ее медиаторы применяются нейротропные, психотроп­ные лекарственные средства, спазмолитики, ганглиоблокаторы, периферические вазодилататоры. Так как при гипертонии имеет место нарушение процесса кроволимфообращения, проявляющееся в клинике отеками с нарушением интерстициального обмена — клеточного, в клинике применяются и диуретические средства.

Базовая терапия в настоящее время включает бета-адреноблокаторы, использова­ние которых направлено на снижение тонуса симпатоадреналовой системы. Тера­пия вегетоневроза, с наших позиций, должна быть направлена на нормализацию тонуса парасимпатической системы, так как в онтогенезе выраженность функций парасимпатической нервной системы сопровождается концентрацией ацетилхолина. Выраженность тонуса этого отдела нервной системы является, как нам кажется, сдерживающим фактором в формировании гипертонических кризов — гипертони­ческой болезни. Но повышение его при снижении половой функции ведет к нормализации полового акта. В старческом возрасте нарушение функционального взаимоотноше­ния отделов вегетативной нервной системы создает предпосылку для возникновения стойких форм гипертонии, которые при стимуляции половой функции проявляются инфарктом. В клинике это проявляется различными формами ее тече­ния. Поэтому в данном случае применяются альфа-адреноблокаторы в сочетании с вазодилататорами и блокаторами кальциевых каналов. При декомпенсированных фор­мах течения гипертонической болезни применяются, как правило, инвазивные ме­тоды лечения. Наиболее древний и эффективно разрешающий гипертонический криз метод — кровопускание с обоснованием основного метода лечения в практической медицине – инфузионной терапии. Морфофункциональная основа его нами приведена выше. Особенности этих методов лечения описаны (И.А. Ибатуллин, 1988).



Изменение микроциркуляции при длительных вазомоторных реакциях — спаз­мах или фибротизации органов, как правило, вызывает уменьшение объема цирку­лирующей крови с нарушением репродуктивной функции: эндокринопатии – изчезновение овариально-менструального цикла, сперматогенеза. В нормологических реакциях это проявляется отсутствием гипере­мии или увеличением объема органа, особенно у мужчин при эрекции пениса или конечностей. Эта закономерность с возра­стом снижает потенциальные возможности функциональных систем, в первую очередь через изменение микроциркуляции и уменьшение объема циркулирующей крови в жизненно важных системах (сердце, ЦНС), обусловливает летальные исхо­ды. Инфаркт – 27,2% и инсульт – 22% занимают первое место среди причин смерти. В этой патоло­гии имеет место нарушение микроциркуляции, в первую очередь в мышце сердца, нарушение объема циркулирующей крови. Выявленная закономерность и предопре­деляет причину летальных исходов или инвалидности — патологию сердечно-сосу­дистой системы с клиникой синдрома легочно-диафрагмально-сердечно-сосудистой недостаточности.

В основе гипертонической болезни — фиксированная нормалогическая гипердинамическая реакция, сформированная в репродуктивном рефлексе, вызванная нарушением физиологии органоспецифических клеток функциональной или органической природы, ведущим к недостаточности органов и систем— эндотелиоцитов в сердечно-сосудистой системе, кардиомиоцитов в сердце, нейроцитов в централь­ной нервной системе, подоцитов в почках, гепатоцитов в печени и т.д. В основной постоянно функционирующей системе легочно-диафрагмально-сердечно-сосудистой возникает вегетоневроз — выраженная в различной степени гипердинамическая реак­ция, направленная на нормализацию гомеостаза, в виде централизации кровотока, уве­личения минутного объема циркулирующей крови и улучшения микроциркуляции в не­полноценно функционирующих клетках органов или органически измененных (гипоксия, фиброз, феохромоцитома и др.). Показателем ее является измененная первичная гене­тическая константа — артериальное давление. Стойкое изменение первичной гене­тической константы в 3020 мм рт. ст., равное капиллярному, в клинике следует считать показателем гипертонии или гипотонии. Одним из следствий длительного повышения артериального давления в стадии суб- и декомпенсации является пораже­ние внутренних органов — органов-мишеней. К ним относятся сосуды, сердце, мозг, почки, печень и др. При выраженной клеточной органоспецифической недостаточно­сти эта гипердинамическая реакция в стадии субкомпенсации выражается в гипер­тонической болезни и требует длительного консервативного лечения, а в стадии де­компенсации имеются показания для хирургических методов лечения, направленных на восстановление объема циркулирующей крови и микроциркуляции в патологически измененном органе, а в некоторых случаях необходимо удаление патологически изме­ненной ткани или органа.

Выраженность гипердинамической реакции по показателям АД (200 мм рт. ст.) у лиц мужского пола зафиксирована в генотипе, в анатомической особенности строе­ния органов репродуктивной системы, в частности в величине полового члена и клито­ра, где на 2 артерии — 1 вена. У женщин артериальная гиперемия выражена меньше и одновременно требуется аналогичный эффект в артериях матки. Копулятивный акт, его кульминация — оргазм более выражен в интенсивной гемодинамике сосудисто-нервных пучков у лиц мужского пола: в ветвях внутренней подвздошной артерии, в длинных артериях полового члена и капиллярном русле, представленном синусоидами. Одновременная вазомоторная реакция имеет место в сосудисто-нервных пучках ниж­них конечностей.

Вышеописанная стрессовая реакция лежит в основе особенностей репродуктив­ного процесса у мужчин. В ней отражены нейрогормональные процессы — эстрогенов у женщин в 2 раза больше, чем у мужчин, но гормональные изменения в концентрации гормонов между эстрогенами и андрогенами подвержены постоянно в геноме мужчин. Для продолжения рода в женщине созревает одна яйцеклетка, тогда как у мужчин количество сперматозоидов достигает мил­лиона.

Метаболическая потребность и морфофункциональные предпосылки создают усло­вия для патологических процессов с поражением артерий, как правило, больше у муж­чин, чем у женщин. В клинике синдром Лериша — окклюзия и бифуркация брюшного отдела аорты атеросклеротической природы и патологические процессы в подвздош­ной артерии с распространением на бедренные в 90% случаев наблюдаются у мужчин в возрасте от 30 до 50 лет, и, как правило, эти процессы в 70% случаев сочетаются с импотенцией.

Клинические данные объясняют особенности гипердинамической реакции у муж­чин в сочетании ее с альтерацией артерий в наиболее функционально активных зо­нах, при этом имеет место атероматоз — развитие атеросклеротической бляшки с одновременными явлениями атеросклероза, характеризующимися липоидными инфиль­трациями внутренней оболочки артерии с развитием в их стенке соединительной ткани.

Возрастная адаптационная перестройка особенно выражена у мужчин явления­ми атеросклероза: в аорте возрастными атеросклеротическими изменениями, вле­кущими утерю эластичности, растяжимости, которая у лиц старше 60 лет со­ставляет 60—70% от растяжимости аорты у детей 5 лет — 217%. Доказано, что утеря эластичности сосудов с выявленными явлениями атеросклероза у лиц мужс­кого пола на 10 лет опережают эти изменения у женщин в фазе стабилизации в стрессовых реакциях.

Вышеуказанные процессы, сочетающиеся со скрытой печеночной недостаточнос­тью, с явлениями повышения холестерина, способствуют генерализации процесса с выпадением функций наиболее важных функционально активных сосудисто-нервных пучков, особенно в стрессовых реакциях, что обосновывает и закономерность домини­рующего поражения артерий левых — коронарной, общей сонной, среднемозговой, по­звоночной, почечной, ветвей подвздошных артерий и других, функциональные тесты которых подтверждаются, как правило, магистральным типом строения, встречаю­щимся в 80—90% случаев.

Фундаментальные положения клинической анатомии и наши исследования по­зволили нам обосновать концепцию: в основе гомеостаза — минутный объем цир­кулирующей крови в органах и системах и состояние микроциркуляции. Эти пара­метры взаимосвязаны и неразделимы. Их изменение обеспечивает нормологические и гипердинамические реакции, сформированные в репродуктивном рефлексе, и патологические состояния. Изменение микроцир­куляции, как правило, является доминирующим, особенно в различных фазах вос­паления или в геронтологических процессах (атеросклероз). В соответствии с нашей концепцией системогенеза, в клинике основной доминирующей системой легочно-диафрагмально-сердечно-сосудистой с морфофункциональной единицей, которой является сосу­дисто-нервный пучок, а функциональным показателем его первичная генетическая константа — артериальное давление. Этот показатель в клинической практике — основополагающий. Артериальная гипертензия — нормологическая гипердинами­ческая реакция, возникающая при вегетоневрозе и, как правило, направленная на восстановление гомеостаза и его основной константы — газового обмена. Эта реак­ция на уровне клеточного метаболизма реализуется через органоспецифическую клетку сосудистой системы — эндотелиоцит. Положительное разрешение вегето­невроза сопровождается нормализацией АД.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   21




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница