Работая практическим врачом, совмещал


Глава 5. Гомеостаз и его нарушения, их морфофункциональная основа



страница13/21
Дата09.08.2019
Размер2.17 Mb.
#127072
ТипДиплом
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   21
Глава 5. Гомеостаз и его нарушения, их морфофункциональная основа

Фундаментальным положением клинической анатомии является индуктивная методология, обосновывающая тесную взаимосвязь эмбриогенеза и органогенеза с выделением органоспецифических клеток органов и систем с доминирующей функцией эндотелиоцита — основы реализации метаболических констант в раз­витии клеток органов и систем.

В онтогенезе фаза гистиотрофного развития клеток сменяется гематотрофным развитием клеток органов и систем, т.е. формируется единая домини­рующая легочно-диафрагмально-сердечно-сосудистая система, которая через ОЦК и микроциркуляцию реализует аксиому «васкуляризация — кровена­полнение — АД 30 мм рт.ст., микроциркуляция обеспечивают оксигенацию, нейрогуморально-гормональную регуляцию, регенерацию, а при альтерации репаративно-пролиферативную регенерацию».

Доминирующим в реализации метаболических констант по вышеуказанной закономерности является артериальный отдел, состояние микроциркуляции — капилляры и их регуляторные механизмы, основой которых является симпа­тический отдел вегетативной нервной системы, и эндокринные — инкреторные железы (надпочечник, гипофиз и др.).

В клинико-морфофункциональном анализе функции сердечно-сосудистой сис­темы в онтогенезе выявляется ее доминирующее значение вследствие асиммет­рии строения и регуляторных механизмов — симпатических нервных волокон: артериальный отдел и лимфатическая система располагаются по закономерно­сти, как правило, слева, и количество их функциональных единиц — сосудисто-нервных пучков слева больше, чем справа, здесь также располагается сердце. Морфофункциональная зависимость регуляторных механизмов симпатического отдела вегетативной нервной системы вследствие большего количества узлов и постганглионарных волокон слева больше, чем справа.

В соответствии с вышеуказанными закономерностями направление кровотока в краниальном отделе снизу вверх, характеризуется совершенными условиями венозной гемодинамики — гидростатическое давление отсутствует, а направле­ние кровотока в каудальном отделе — сверху вниз, сзади наперед, что находит отражение в количестве и синтопии сосудисто-нервных пучков через увеличе­нии ОЦК и улучшение условий микроциркуляции (в органах и системах слева она более выражена). Справа в анализе гематолимфатических взаимоотношений в развитии геморетикулолимфоэндотелиальной системы выявляется закономер­ность локализации основной дренирующей системы — венозной с гидростати­ческим давлением и основного депонирующего кровь органа — печени. Печень обеспечивает функцию синтеза биохимических компонентов, детоксикации — основу метаболического гомеостаза. Метаболические компоненты поступают в печень через венозный отдел сосудистой системы в воротную вену, где ОЦК со­ставляет 30% минутного объема, в дренирующую систему — венозную — верх­нюю и нижнюю полые вены, где сосредоточено 2/3 общего ОЦК.

В фазе тревоги стрессовая реакция в онтогенезе, при родовом акте выражена в асфиксии, которая в защитно-приспособительном механизме в постнатальном периоде включает малый круг кроволимфообращения, что является закон­ченным этапом формирования основной, доминирующей системы — легочно-диафрагмально-сердечно-сосудистой. возникновение этой системы — основа гипердинамической реакции в онтогенезе и ликвидаци легочно-диафрагмально-сердечно-сосудистой недостаточности, имеющей место при родах.

Эта филогенетически сформировавшаяся реакция далее в онтогенезе при па­тологических состояниях в фазе субкомпенсации, как правило, будет проявлять­ся в виде легочно-диафрагмально-сердечно-сосудистой недостаточности, которая сегодня в клинике оценивается как сердечно-сосудистая, что не обосновывает в настоящее время патогенетической терапии в ликвидации явлений гипоксии. В постнатальном периоде имеет место перестройка всех отделов легочно-диафрагмально-сердечно-сосудистой системы, и в первую очередь облитерация коммуникаций между большим и малым кругом кровообращения с одновремен­ной нормализацией гемодинамики в печени — с перестройкой пупочного крово­обращения через физиологию ЖКТ и портального кровообращения с облитера­цией печеночного протока. Доминирующим в этом механизме является функция основной, доминирующей в онтогенезе мышцы — диафрагмы, которая является регулятором нейрогормональной реакции через функцию надпочечника и веноз­ной гемодинамики, так как она является «периферическим венозным сердцем».

Объективным показателем перечисленных процессов является изменение ге­нетической константы АД, которая постепенно повышается от 60—70 до 100 мм рт.ст. и выше с выраженным показателем диастолического давления, которое стойко и практически не меняется. вышеуказанная величина 30 мм рт.ст. явля­ется объективным критерием функции малого круга кровообращения с неизмен­ной гемодинамикой в правой камере сердца и легочной артерии.

Асфиксия, возникающая в родовом акте, исчезает через стрессовую ги­пердинамическую реакцию с ликвидацией легочно-диафрагмально-сердечно-сосудистой недостаточности. Эта сформировавшаяся в онтогенезе реакция составляет основу нормологических — гипердинамических реакций и патологи­ческих в субкомпенсированных формах и при альтерации (повреждении). На­званная универсальная реакция реализуется через гиперфункцию эндотелиоцита с восстановлением метаболических констант гомеостаза. В основе этой законо­мерности имеет место генерализованный и локальный (через функциональную единицу основной системы — сосудисто-нервный пучок) эффект, последний выражается в патологии органов и систем.

У новорожденного частота пульса 120—140 уд/мин, в возрасте 5 лет — 100, в 15 лет — 70—75. число дыханий у новорожденного 46—60, в возрасте 5—6 лет — 25, 15 лет — 20, у взрослого — 16. у грудного ребенка на одно дыха­ние приходится 3—3,5 сердечных удара. Количество крови у новорожденного равняется в среднем 14,7% массы тела, в возрасте 6—16 лет — 7%, у взросло­го — 5—5,6%. в процессе ликвидации гипоксемии — пониженного содержания кислорода в крови у новорожденного кратковременно повышается гематокрит. Объем крови колеблется от 80 до 150 мл/кг (у взрослых 60 мл/кг), скорость кровотока у детей младшего возраста в 2 раза выше, чем у взрослых.

У новорожденных с включением малого круга кроволимфообращения при ликвидации гипоксемии увеличивается количество эритроцитов и гемоглобина, которые условно увеличивают объем легочной поверхности: количество эритро­цитов достигает 5—7 млн в 1 мм3 крови, а содержание гемоглобина — 110—145% по Cали. С конца первых суток после ликвидации послеродовой асфиксии и стабилизации функции легочно-диафрагмально-сердечно-сосудистого комплек­са содержание эритроцитов и гемоглобина начинает снижаться, и к 10—14-м сут содержание эритроцитов достигает 4—5 млн, а гемоглобина — 70—80%, т.е. эти показатели соответствуют показателям взрослого организма. Благодаря выше­указанной взаимосвязи обеспечивается нормализация основной константы кро­ви — рH, она закономерна в последующем на разных этапах онтогенеза и при различной патологии, сопровождающейся легочно-диафрагмально-сердечно-сосудистой активизацией.

Особенностью детского организма является гидрофильность тканей: вода со­ставляет 75% всей массы тела новорожденного, и только 25% приходится на плотный осадок. С возрастом это соотношение становится как 1:1. Cоотношение воды и солей определяет величину осмотического давления в организме. Масса циркулирующей крови тесно связана с величинами кровяного и осмотического давления. Гидрофильность тканей является основой главных констант метабо­лизма, так как в фетоплацентарном кровообращении капиллярная гемодина­мика обеспечивает проникновение в развивающийся плод воды, растворенного кислорода, кристаллоидов и гормонов.

Вышеуказанная закономерность лежит в основе кроволимфообращения, ре­гулируемого отека, а также при воспалении — альтерации в фазе экссудации — отека и обосновывает основной метод лечения — инфузионную терапию. Ка­пилляры у детей, особенно лимфатические, широки и хорошо заполняются с использованием различных инъекционных методов.

В основе любой гипердинамической реакции при выполнении органами и системами специфических задач имеет место централизация кровотока с увели­чением минутного ОЦК и изменением микроциркуляции. Вышеуказанная зако­номерность в онтогенезе во внутриутробном развитии выражена в плацентарном кровообращении — централизации кровотока сначала в печени, а в последую­щем в большом круге кровообращения.

Печень, как уже упоминалось, получает 30% ОЦК; синусоиды-капилляры составляют 80% сосудистого русла печени; 30% крови поступает из печеночной артерии, 70% — из воротной вены. У детей печень имеет относительно боль­шие размеры. Клетки печени достигают полного развития к 8 годам, ее масса удваивается к 10 мес., утраивается к 3 годам, клетки печени регенерируют в течение 190 дней. Она является основным геморетикулолимфоэндотелиальным органом, и ее недоразвитие — причина фетопатий — болезней плода, возникаю­щих с начала 4-го лунного месяца внутриутробного развития, проявляющихся аномалиями развития или врожденными болезнями, нередко заканчивающихся асфиксией плода и преждевременными родами.

В первичной печени реализуются все формы метаболизма: газовый обмен — оксигенация, кристаллоидный, углеводный, белковый, жировой. В онтогенезе у взрослого человека потребность в метаболических компонентах на 50—60% покрывается за счет углеводов, на 24—34% — за счет жиров и 16% — за счет белков. Эти показатели есть основа селективной инфузионной терапии.

Интенсивность процесса кроволимфообращения обеспечивает высокий уро­вень обмена веществ, стимулирует функцию лимфатической системы, обеспечи­вает всасывание жира и иммунологическую реактивность, так как лимфатиче­ские сосуды с лимфоузлами, тимусом и селезенкой являются морофологическим субстратом эффективности иммунной системы.

В фазе тревоги иммунологическая реактивность реализуется по принципу антиген — антитело, в виде лимфангиита — лимфаденита; тимомегалии, ги­перплазии лимфоэпителиальных участков носоглотки и терминального отдела тонкого кишечника.

Динамика адаптационной перестройки лимфатических узлов полностью со­гласуется с интенсивностью лимфообразования, лимфотока и перестройки диа­метра и структуры грудного протока. Его диаметр у новорожденного равен 500 мк, резко увеличивается у детей 2—3 лет — в проекции цистерны 2 мм, в средостении 1 мм. Формирование грудного протока заканчивается к 21 году: диаметр его в средостении равен 2—3 мм; выражены два расширения — ниж­няя млечная цистерна достигает 1 см, верхняя на границе заднего средостения и области шеи 3—4 мм. Проток прямолинеен. В зрелом возрасте, от 21 года до 60 лет, существенных изменений в ангиоархитектонике не происходит. У больных с алкоголизмом, циррозом печени, портальной гипертензией, печеночно-почечной недостаточностью имеет место клапанная недостаточность, диаметр протока увеличивается в 3 раза, достигая 2 см с изменениями ангиархитектоники — лимфангиоэктазиями (Ибатуллин И.А., 1980).

Большую часть периферической крови составляют долгоживущие рециркулирующие т-лимфоциты, меньшую часть лимфоцитов составляют кратковременно живущие в-лимфоциты. Лимфоциты — вездесущие клетки, они обнаруживают­ся во всех тканях тела. Функциональная значимость т-лимфоцитов в контроле мутационных процессов предопределена тем, что последние, циркулируя в кро­веносном русле, тесно связаны с герминативными зонами, тем самым обеспе­чивая защиту организма и контроль по возможности элиминации аномальных, чужеродных клеток.

Количество в-лимфоцитов превалирует над количеством т-лимфоцитов, что выявляется в количестве лимфоузлов, их весе по отношению к тимусу.

Гипердинамическая реакция сосудистой системы у новорожденных реали­зуется через увеличение объема циркулирующей крови в легочно-сердечно-сосудистом комплексе с одновременным изменением микроциркуляции, после­довательное, поэтапное включение легочно-сердечно-сосудистого комплекса и органов ЖКТ. По этой закономерности формируется иммунологическая реак­тивность, показателем которой является изменение лимфоцитоза и синтез им­муноглобулинов.

Поэтому в плазме у здорового новорожденного IgG столько же, сколько и у матери; они легко проходят через плаценту, в то время как IgA и IgM не про­ходят через нее. IgG вне сосудов распределяются по всем тканям и в основном находятся в легких, печени и пищеварительной системе. Концентрация IgG объ­ясняется кроволимфообращением с постоянной агрессией, деятельностью этих систем, раздражением и стимуляцией иммунокомпетентных органов. Через 3 мес. после рождения начинается его интенсивный синтез, который через 1—3 года достигает масштабов синтеза у взрослых. Этот период, по нашим данным, соот­ветствует периоду становления функциональной взаимозависимости систем.

Секреторный Ig представлен в составе слез, молозива, секретов носа, брон­хов и других, синтезируется локально и лежит в основе местного иммунитета слизистых оболочек.

Вышеизложенная концепция подтверждается двумя взаимозависимыми по­казателями иммунологической реактивности — изменением, увеличением коли­чества лимфоцитов в различные возрастные периоды с одновременным синте­зом IgM и IgA. известно, что вышеуказанные Ig через плаценту не проникают, поэтому Ig у новорожденных — Ig матери по данным И. Вапцарова и др. (1978), в первые 2 недели жизни, и особенно в первые 3 дня, имеет место усилен­ный синтез IgM. Синтез IgG начинается только к концу 4-го мес. и идет значи­тельно медленнее синтеза IgM. Синтез IgA начинается после 4-й недели и нарастает значительно медленнее, при патологии нарастает быстро и достигает высокого уровня.

В клинической анатомии, в основе которой лежит клинико-морфо-функциональный анализ, в частности морфологический на уровне макро-, микроанатомии, с введением В.Н. Шевкуненко (1925) типовой и возрастной анатомии стало возможным определить, что в 60% случаев имеет место совер­шенный тип устройства: «…субъект в эволюции своего рода прошел все стадии и достиг высшей ступени, и можно говорить о филогенетическом совершенстве». Совершенный тип органа у животного встречается как исключение. «Противоположны признаки несовершенного типа, который встречается преимуществен­но у животных, в ранних стадиях онтогенеза, и частота которого у человека определяется в 15%. Переходный стоит между тем и другим чистым типом, комбинируя в себе их черты, и найден в 20—25% исследованного материала». Сформированная классификация в типовой анатомии подтверждается данными анализа групп крови.

Гениальные положения В.Н. Шевкуненко в XX в. подтверждены данными изучения генотипа — конституции человека, который в 80% совершенен, а в 20% фенотип может быть подвержен изменениям при взаимодействии генотипа с окружающей средой. В основе этого имеет место возникновение суб- и декомпенсированных форм патологии. Вышеуказанные закономерности в клинике, как правило, выявляются в анализе генома — наборе хромосом данного организма.

В соответствии с вышеуказанной концепцией формирования в онтогенезе без­условных рефлексов, в первую очередь через функцию легочно-диафрагмально-сердечно-сосудистой системы в комплексе с другими, на ранних этапах в про­цессе полового созревания в 60% случаев формируется совершенный тип; в 15% случаев выявляется несовершенный тип строения, который, как правило, выра­жен в пороках и аномалиях развития органов и систем, при этом в физиологии при поражении органы и системы не выполняют онтогенетически заложенных в них задач: у 13—15% женщин в экстремальной ситуации — беременности прояв­ляется печеночной недостаточностью (гестоз — токсикоз беременных). В наших исследованиях обосновано появление варикозного расширения вен семенного ка­натика в 14% случаев; по литературным данным, при изучении проблем бесплод­ного брака установлено отсутствие в 15% случаев гистосовместимости спермато­зоида и яйцеклетки. Приведенные факты подтверждают наличие несовершенного типа, который на ранних этапах онтогенеза в клинической ситуации проявляется декомпенсацией, неудовлетворительными результатами лечения, определяющими и летальные исходы (status thymicolymphaticus, сепсис и др.).

По данным ВОЗ, врожденные пороки встречаются у 11,3% новорожденных, в хирургической коррекции нуждаются 1,5—3%.

Накопление в эмбриогенезе и онтогенезе патологических генов определяет развитие пороков, в основе которых генетическая аномалия. Так, например, при синдроме дауна в значительном количестве случаев выявляются врожденные пороки сердца (ВПС).

ВПС встречаются примерно с такой же частотой, что и пороки развития опорно-двигательного аппарата, однако в 48% случаев врожденные пороки серд­ца являются причиной смерти младенцев — это выше показателей смертности вследствие других пороков развития.

По данным литературы, количество детей с врожденными пороками сердца составляет 0,7—1,2 % живорожденных. Из 100 детей с ВПС в первую неделю умирают 14—22, в течение первого месяца жизни — 19—30, и лишь 20—25 детей переживают рубеж годовалого возраста при течении заболевания без медицинской помощи. Нарастающая гипоксемия и сердечная недостаточность, их комбинации несут угрозу жизни 30% больных с ВПС в период новорожденности.

После рождения три шунта, которые направляют кровь по укороченным маршрутам в организме, перестают функционировать, малый и большой круг кровообращения становятся раздельными. Закрытие всех фетальных комму­никаций (артериального протока, овального окна и печеночного протока) со снижением легочного сопротивления знаменует начало взрослого типа крово­обращения. При аспирации, асфиксии, пневмонии и других факторах, поддерживающих высокое легочное сопротивление, шунты также остаются открытыми, но сброс праволевый, как у плода. При этом имеет место персистирующий тип кровообраще­ния — фетальное кровообращение. Это, как правило, сопровождается цианозом. Закрытие фетальных коммуникаций происходит в течение первых 3—4 нед.

С повышением функциональной активности левого желудочка происходит рост числа его кардиомиоцитов. В течение всего периода новорожденности в правом желудочке происходит небольшая клеточная пролиферация кардиомиоцитов и усложнение структуры нервных сплетений. Левый желудочек в отличие от правого растет очень быстро. В целом сердечная мышца новорожденного отличается функциональной незрелостью, относительно низкой сократительной способностью и скоростью процесса кровообращения.

Таким образом, миокард в неонатальном периоде находится в состоянии по­стоянного роста и дифференцировки его структурных компонентов.

В конце второго месяца появляются признаки формирования проводящей системы, которая отличается большим количеством ядер, замедленной дифференцировкой фибриллярного аппарата и др. К четвертому месяцу заканчивается образование всех отделов проводящей системы сердца. В стенке сердца обна­руживается несколько сплетений (в основном безмиелиновых волокон адренергической и холинергической природы) и ганглиев. Наибольшая плотность расположения нервных сплетений отмечается в стенке правого предсердия и синусно-предсердного узла проводящей системы.

Проводящая система сердца в основном располагается в правых камерах сердца субэндотелиально и объединяет мышечные клетки, формирующие и про­водящие импульсы к сократительным клеткам сердца; ее расположение, направ­ление соответствует венозной гемодинамике с началом в верхней полой вене, где условия кроволимфотока постоянны (ниже 140 мм вод. ст.), так как отсутству­ют условия флеболимфогипертонии (грудной проток впадает в верхнюю полую вену) — давление лимфы в нем выше, чем в вене.

В состав проводящей системы сердца входят: синусно-предсердный узел, предсердно-желудочковый узел, предсердно-желудочковый пучок (ствол, пра­вая и левая ножки) и его разветвления, передающие импульсы на сократи­тельные мышечные клетки. Формирование импульса происходит в синусовом узле. В основе этого изменение давления в венозной системе, преимущественно гидростатического.

Вышеуказанные закономерности морфофункционально обосновывают селек­тивную инфузионную терапию с введением лекарственных веществ в правую подключичную вену, которые не изменяют гидростатическое давление — флебогипертонию, а непосредственно воздействуют на проводящую систему сердца через функцию эндотелиоцита — эндокарда.

Между предсердиями и желудочками сердца, а также желудочками и круп­ными сосудами располагаются клапаны. Они представляют собой покрытые эндотелием тонкие пластинки плотной волокнистой соединительной ткани. Эндотелиальные клетки, покрывающие клапан, частично покрывают друг друга в виде черепицы или образуют пальцевидные вдавления цитоплазмы одной клет­ки в другую. Кровеносных сосудов створки клапанов не имеют. В подэндотелиальном слое выявлены тонкие коллагеновые волокна, которые постепенно переходят в фиброзную пластинку створки клапана.

Клапаны, являясь производным эндотелия, или интимы, сформировались благодаря функции сосудистой системы. Наиболее раздражаемые участки в них за счет перепадов давления морфофункционально перестраивают эндотелий и внутреннюю эластическую мембрану, что констатируется в строении частей створок клапана. Предсердная сторона их, где давление невысокое, имеет глад­кую поверхность, в подэндотелиальном слое располагаются густое сплетение эластических волокон и пучки гладких мышечных клеток. Желудочковая сто­рона, где систолическое давление, особенно в левом желудочке, наибольшее, обладает неровной поверхностью, она снабжена выростами, от которых начина­ются сухожилия. в этой области под эндотелием располагается лишь небольшое количество эластических волокон, и сократительная способность желудочка из­меняет архитектонику эндотелия в зависимости от состояния желудочка: кон­центрация ядер эндотелия резко увеличивается, и эндотелий принимает извитой характер; такой архитектоники эндотелия со стороны предсердий не наблюда­ется. Толщина эндотелия и эндокарда резко увеличивается в левом желудочке по отношению к правому.

В основе морфофункциональной перестройки эндотелия и эндокарда пред­сердий и желудочков имеет место изменение давления, в первую очередь си­столического, через сокращение левого желудочка. АД является генетической константой гомеостаза.

Вышеуказанная закономерность является основой изменения эндотелия в адаптационной перестройки сердца, артерий, вен и лимфатических сосудов.

В онтогенезе выделяется три периода изменения гистоструктуры сердца: дифференцировки, стабилизации и инволюции. Вышеуказанные процессы адап­тационной перестройки соответствуют фазам стресса по Г. Селье: тревоги — раздражения, стабилизации — становления, истощения — инволюции.

Дифференцировка гистологических элементов сердца, начинающаяся еще в зародышевом периоде, заканчивается к 16—20 годам. Количество миофибрилл прогрессивно увеличивается, мышечные клетки проводящей системы диффе­ренцируются быстрее, чем сократительные. При дифференцировке волокнистой стромы сердца имеет место уменьшение количества ретикулярных клеток и за­мена их зрелыми коллагеновыми волокнами.

В период между 20 и 30 годами при обычной функциональной нагрузке серд­це человека находится в стадии относительной стабилизации. В возрасте стар­ше 30—40 лет в миокарде обычно начинается увеличение его соединительной стромы. Степень иннервации сердца также изменяется с возрастом. Плотность внутрисердечных сплетений на единицу площади и высокая активность медиато­ров отмечаются в период полового созревания. После 30-летнего возраста имеют место уменьшение плотности адренергических нервных сплетений и содержание медиаторов в них, а плотность холинергических сплетений и количество медиато­ров в них сохраняются почти на исходном уровне. У взрослых физиологическая регенерация осуществляется в миокарде главным образом путем внутриклеточной регенерации, без увеличения количества клеток. Клетки соединительной ткани всех оболочек пролиферируют, как в любом другом органе.

Сердце в онтогенезе является производным артерий, которые в руководствах обозначены как кровеносные сосуды, несущие кровь от сердца к органам и тканям, а по нашей концепции, артерия — сосуд, несущий оксигенированную кровь, насыщенную необходимыми для жизнедеятельности организма вещества­ми к органам и тканям (артерия — aer — воздух, tereo — содержу). Стенка артерий состоит из трех оболочек. Доминирующими являются эндотелий и вы­раженный, состоящий из двух слоев мышечный слой, — основа контрактильности диастолического давления, поэтому при сосудистых реакциях артерии, как правило, спазмированны и пусты; в онтогенезе имеет место постоянное раз­дражение эндотелия (васкулит, по Р. Вирхову).

Для количественного описания сосудистой реакции использован индекс Керногана (соотношение толщины мышечной оболочки сосуда и диаметра просве­та). Выяснилось, что величина индекса зависит от тонуса сосуда.

Анализ сосудистой реакции при травме показал ее последовательный, фазо­вый характер: в первые минуты, часы после травмы (30 мин — 2—3 ч) имело место нарастание малокровия во всех сосудах, обусловленное спазмом артерий, вен, сосудов микрогемоциркуляторной сети (МГЦ-сети), хотя в отдельных ве­нозных сосудах можно было видеть картину стаза.

Значение индекса Керногана увеличивалось от 1/8 до 1/2 при норме в конт­рольных объектах 1/10—1/18. К концу первых суток значение индекса было равно 1/2—1/4. тонус и кровенаполнение артериальных сосудов и сосудов МГЦ-сети равномерно и постепенно восстанавливается к 5—7-м сут. Эти дан­ные имеют место при закрытой травме груди при кровопотере до 15%.

По вышеуказанной закономерности в функции основной, доминирующей системы — легочно-диафрагмально-сердечно-сосудистой сформировано поня­тие ее функциональной единицы — сосудисто-нервного пучка (Пирогов Н.И., 1836—1854), показателем которого в гомеостазе является генетическая констан­та АД.

Артерии того или иного органа отличаются строением. Так, артерии черепа отличаются слабым развитием эластических элементов в средней и наружной оболочках. Внутренняя эластическая мембрана выражена отчетливо. Анало­гичные закономерности существуют в артериях головного мозга. В затылочной артерии сильно развиты пучки гладкомышечных клеток. В почечной, брыжееч­ной, селезеночной и венечной артериях пучки продольно расположенных глад­ких мышечных клеток хорошо выражены в наружной оболочке.

Вены, как и артерии, имеют ярко выраженные органные особенности строе­ния: у легочной и пупочной вен очень хорошо развит циркулярно-мышечный слой в средней оболочке. В воротной вене средняя оболочка состоит из двух слоев. В надпочечниках вены имеют продольно-мышечные пучки, особенно в устье, и образуют подушечки. Вены печени, подслизистой основы кишечни­ка, слизистой оболочки полости носа, вены полового члена и другие снабжены сфинктерами, регулирующими отток крови.

Строение сосудов непрерывно меняется в течение всей жизни человека и отражает общую закономерность, выраженную в стадиях формирования стрес­совой реакции. Развитие сосудов под влиянием функциональной нагрузки за­канчивается примерно к 30 годам. В наших исследованиях различных отделов сосудистой системы выявлена доминирующая роль перестройки средней обо­лочки — мышечной, где в онтогенезе доминирует спиралевидное направление мышечных волокон и фасцикулов, на границе которых располагаются сосуды сосудов. Вышеуказанная архитектоника в законченном формировании при со­кращении сосудов позволяет выполнять двойную задачу: спазм с одновремен­ным продвижением кроволимфотока.

В дальнейшем в стенках артерий происходит разрастание соединительной ткани, что ведет к их уплотнению.

В артериях эластического типа этот процесс выражен сильнее, чем в остальных артериях. В основном веществе внутренней и средней оболочек накапливаются сульфатированные гликозаминогликаны, с которыми связано волокнообразование. После 60—70 лет во внутренней оболочке всех артерий обнаруживаются очаговые утолщения коллагеновых волокон, в результате чего в крупных артери­ях внутренняя оболочка по размерам приближается к средней. В мелких и сред­них артериях внутренняя оболочка разрастается слабее. Внутренняя эластиче­ская мембрана с возрастом постепенно истончается и расщепляется. Мышечные клетки средней оболочки атрофируются. Эластические волокна подвергаются зернистому распаду и фрагментации, в то время как коллагеновые волокна раз­растаются. Одновременно с этим во внутренней и средней оболочках артерий у пожилых людей появляются известковые отложения, которые прогрессируют с возрастом. В наружной оболочке артерий у лиц старше 60—70 лет возникают продольно лежащие пучки гладких мышечных клеток.

Возрастные изменения в венах сходны с таковыми в артериях. Однако пере­стройка стенки вены человека происходит еще на первом году жизни. Так, к моменту рождения человека в средней оболочке стенок бедренной и подкожных вен нижних конечностей имеются лишь пучки циркулярно-ориентированных мышечных клеток. Только к моменту вставания на ноги (к концу первого года) и повышения дистального гидростатического давления развиваются продольные мышечные пучки. Просвет вены по отношению к просвету артерии у взрослых (2:1) больше, чем у детей (1:1). Расширение просвета вен обусловлено меньшей эластичностью стенки вен, возрастанием у взрослых кровяного давления.

Сосуды сосудов до возраста 50—60 лет, как правило, бывают умеренно спазмированны, после 65—70 лет просвет их расширяется.

Лимфатические сосуды многих органов у лиц старческого возраста характе­ризуются многочисленными мелкими варикозными вздутиями, выпячиваниями. Во внутренней оболочке стенок крупных лимфатических стволов и грудного протока у людей старше 35 лет увеличивается количество коллагеновых воло­кон. Этот процесс значительно прогрессирует к 60—70 годам. Одновременно количество мышечных клеток и эластических волокон уменьшается.

Кровеносные и особенно лимфатические сосуды значительно изменяются не только с возрастом, но и при функциональных перестройках органов, например в матке и яичниках в зависимости от овариально-менструального цикла и т.д.

По И.В. Давыдовскому (1969), «фактически нет ни одного патологического процесса, который не имел бы своего прототипа в физиологии».

При любой стрессовой реакции имеют место адаптационные неспецифиче­ские реакции, они могут играть большую роль и в возникновении патологиче­ских процессов. Эти компенсаторно-приспособительные реакции, как правило, развертываются на единой стереотипной материальной основе (Саркисов Д.С, 1987).

С помощью вазомоторных реакций человек легко приспосабливается к факто­рам внешней среды; но особые сочетания тех же реакций, их интенсивность, про­должительность, локализация определяют и такие болезни сердечно-сосудистой системы, как гипертония, атеросклероз, инфаркт миокарда, апоплексия.

Компенсаторно-приспособительные реакции в стадии резистентности, или стабилизации, при различных функциональных нагрузках реализуются через гипердинамические реакции, которые могут проявляться в патологии в виде суб- и декомпенсированных. В процессе жизни реакции в конечном итоге в фазе истощения, или старения, приобретают суб- и декомпенсированные формы. так, у женщин субкомпенсированная форма проявляется в инволюции овариально-менструального цикла, а у мужчин в половом бессилии, в основе чего апоптоз. Эти показатели объективны, так как являются основополагающими во взаимос­вязанном формировании систем, где, как мы указали ранее, репродуктивная функция является завершающей — совершенной. Вышеуказанная реакция в стрессовой ситуации позволяет через гипердинамическую реакцию — вазомо­торную разрешать все функциональные задачи различных органов и систем с органическими клетками — эпителиоцитами. В основе этой реакции, как было сказано ранее, имеет место изменение минутного объема циркулирующей кро­ви — централизация крови в органе или системе с одновременной реакцией микроциркуляции (эндотелиоцита). Реализация этого механизма осуществля­ется через взаимосвязанные реакции в отдельных морфофункциональных еди­ницах легочно-диафрагмально-сердечно-сосудистого комплекса — в сосудисто-нервных пучках.

Функция малого круга кроволимфообращения обеспечивает работу посто­янно действующей подсистемы — дыхательной. Она, в свою очередь, обеспе­чивает газовый обмен — оксигенацию, являющуюся основой обмена веществ. Органоспецифической клеткой, переносящей кислород (газ, рождающий жизнь), является эритроцит, он составляет основную клеточную популяцию внутренней среды — крови в за­крытой системе с другой органоспециической клеткой — эндотелиоцитом. Ко­личество эритроцитов постоянно, и в клинике с этим показателем связывается объем циркулирующей: крови и кровопотери, а по гематокриту можно судить об изменениях количества крови.

Гиповолемии различного генеза сопровождаются гипоксемией с последующей гипоксией органоспецифических клеток органов и систем.

В онтогенезе во внутриутробном развитии при возникновении гематотрофного развития в сформировавшейся доминирующей легочно-диафрагмально-сердечно-сосудистой системе с функциональными единицами сосудисто-нервными пуч­ками основной является артерия — кровеносный сосуд, переносящий оксигенированную кровь с метаболическими компонентами к органам и тканям с органоспецифической клеткой — эндотелиоцитом, который в своей функции является основой развития органоспецифических клеток органов и систем.

Кровеносные сосуды представляют собой замкнутую трубу. Первые крове­носные сосуды появляются в мезенхиме. Часть мезенхимы клеток на периферии кровяных островков теряет связь с клетками, расположенными в центральной части, и превращается в эндотелиальные клетки первичных кровеносных сосу­дов. Клетки островков дифференцируются и превращаются в клетки крови. Из мезенхимы клеток, окружающих сосуд, дифференцируются гладкие мышечные клетки и другие клетки сосудов. Во внутриутробном развитии сосуды зародыша начинают сообщаться с сосудами внезародышевых органов. Развитие стенок со­судов обусловлено циркуляцией крови и гемодинамическими условиями, кото­рые создаются в организме.

Внезародышевые сосуды образуют плаценту, которая устанавливает связь за­родыша с организмом матери. Плацента выполняет трофическую, экскреторную, эндокринную, защитную функции. В основе ее гемоплацентарный барьер. Он состоит из эндотелия сосудов, его базальной мембраны, окружающей этот сосуд рыхлой волокнистой соединительной ткани. Одной из важных функций гематоплацентарного барьера является обеспечение гомеостаза в системе мать — плод.

Пупочный канатик образуется в основном из мезенхимы. В его формиро­вании принимают также участие растущие по нему сосуды. Сформированный пупочный канатик — образование, в котором проходят две пупочные артерии и пупочная вена.

В пупочной вене, являющейся, по сути, артерией, нет лимфатических со­судов и вегетативных симпатических нервных волокон, а гемоплацентарный барьер — это капилляры синусоидного типа, через которые осуществляется проникновение воды, кислорода, кристаллоидных веществ, гормонов и других веществ.

Кровообращение в плаценте характеризует наилучшие условия обмена ве­ществ, так как обеспечивается высокий уровень оксигенации и поддерживается постоянство коллоидно-осмотического давления с достижением основных ме­таболических констант, обеспечивающих развитие плода. Кровяное давление в пупочной вене постоянно (30 мм рт.ст.), что обеспечивает постоянную гемоди­намику в капиллярах.

Вышеуказанные закономерности обосновывают клеточную трансформацию стволовых клеток в органоспецифические клетки органов и систем через функ­цию печени, в которой доминирующим является эндотелиоцит во взаимосвязи с эпителиоцитом.

По этой закономерности можно констатировать эмбриональную основу эндотелиоцита и эпителиоцита — гепатоцита.

Эпителиальные ткани (или эпителий) покрывают поверхности тела, слизистой и серозных оболочек, а также образуют большинство желез. Различают покров­ный и железистый эпителий. Покровный эпителий является пограничной тканью, которая отделяет внутреннюю среду от внешней. Он одновременно участвует в обмене веществ организма с окружающей средой и выделяет продукты обмена. Железистый эпителий осуществляет секреторную функцию, образует и выделяет специфические продукты и секреты, которые реализуются в различных процес­сах органоспецифических клеток. Эпителий развивается из всех зародышевых листков. В эмбриональных источниках различают эпителий экто-, мезо- и энтодермального происхождения. Эпителий участвует в построении многих органов. Эпителий представляет собой пласт клеток — эпителиоцитов, которые имеют неодинаковую форму и строение. Эпителий не содержит кровеносных сосудов. Питание эпителия осуществляется диффузно через базальную мембрану со сторо­ны предлежащей соединительной ткани с микроциркуляторным руслом.

В гистологии используется онтогенетическая классификация эпителия, в основе ее лежат особенности развития эпителия из тканевых зачатков. различа­ют эпидермальный (кожный), энтеродермальный (кишечный), целонефродермальный, эпендимоглиальный и ангиодермальный типы эпителия.

К ангиодермальному типу относят эндотелиальную выстилку кровеносных сосудов, имеющую мезенхимальное происхождение. По строению эпителий яв­ляется однослойным плоским. Он представлен в организме эндотелием и мезотелием. Эндотелий является органоспецифической клеткой закрытой домини­рующей системы — легочно-диафрагмально-сердечно-сосудистой. Он выстилает кровеносные и лимфатические сосуды, а также камеры сердца. Он представляет собой пласт плоских клеток — эндотелиоцитов, лежащих одним слоем на базальной мембране. Эндотелиоциты отличаются относительной бедностью органелл и присутствием в цитоплазме пиноцитозных веществ.

Ангиодермальный эпителий — эндотелий в морфофункциональных задачах в гистоструктуре констатируется отсутствием интерстициального пространства между эндотелием и эпителием в герминативных зонах, коже, эндокринных органах и др. Доказательством такой гистоархитектоники является сосудистая полоска внутреннего уха, аналогичная по гистоархитектонике мягкой оболочке мозга с нейроцитами, а также микроциркуляция в надпочечнике.

Эндотелий участвует в обмене газов (O2, CO2) и обеспечении метаболиче­скими компонентами крови и других тканей организма. При его повреждении возможно изменение кровотока в сосудах и образование в их просвете сгустков крови — тромбов.



Функции эндотелия и доминирующей, постоянно функционирующей си­стемы лежат в основе гомеостаза — минутного ОЦК в органах и системах и микроциркуляции — кровенаполнения с показателем АД 30 мм рт.ст., крово-, кроволикворо- и кроволимфообращения, которые реализуют оксигенацию, нейрогуморально-гормональную регуляцию, регенерацию (ово-, спер­матогенез), репаративно-пролиферативную регенерацию.

При обследовании больных клиницист определяет пульс, которому в литературе посвящено многочисленное количество работ; но патогенетическое обоснование отсутствует, а с позиции нашей концепции - соматического метаболического гомеостаза: кровенаполнение – ОЦК, АД (генетическую константу гомеостаза), частота-тахикардия - генерализованнная сосудистая реакция, регулируемая симпатической нервной системой (эрготропной) – основа закономерности «процесс ассимиляции превалирует над процессами диссимиляции»; температура - генерализованное выражение этой закономерности в большинстве случаев – симптом воспаления; урежение пульса - брадикардия – качественный показатель тонуса парасимпатической нервной системы (трофотропной). Пульс – показатель систолического давления – функция левого желудочка большого круга кроволимфообращения – дуги аорты с первичными сосудисто-нервными пучками доминирующей системы ЛДС: коронарными артериями - миокард, позвоночными – ЦНС, внутренние грудные с диафрагмальным нервом – диафрагма, общесонная артерия – полушария ЦНС; ротовая полость. В клинике это основа зрачкового и глоточного рефлексов.

Перечисленные параметры с позиции их клинико-морфофункционального анализа в отношении системогенеза патогенетически обосновывают функциональное состояние доминирующей системы с ее органоспецифической клеткой и функциональными единицами — сосудисто-нервными пучками,

Изложенная аксиома лежит в основе онтогенеза человека, а при патологиче­ских состояниях составляет основу патогенеза заболеваний и методов лечения, обосновывая селективную инфузионную терапию — селективным воздействием на эндотелиоцит — основную клетку метаболизма.

В реализации функциональных задач органов и систем в онто- и филоге­незе доминирующее место занимает эндотелий, ангиодермальный эпителий, решающий задачи покровного и железистого эпителия. благодаря реализации метаболических компонентов в органоспецифических клетках органов и систем эндотелий находится в совершенных условиях, поэтому он обладает высокой регенераторной способностью, растет со скоростью 1 мм в сутки и обладает стойкостью к изменению метаболических констант, в частности рH 7,36, что определяется по артериовенозной разнице. Но при интоксикациях, при генера­лизации инфекций (ревматические поражения сердца и сосудов), а также при генетических нарушениях (рассеянный склероз) эндотелий является основой патологии.

Морфофункциональная взаимосвязь функции, морфологии эндотелиоцита и гемодинамики выражены в сердце — в эндокарде, особенно на уровне кла­панов. Эндокард выстлан эндотелием, состоящим из полигональных клеток, лежащих на толстой базальной мембране, за ним следует толстый подэндотелиальный слой. Атриовентрикулярный клапан в левой половине двустворчатый, а в правой – трехстворчатый. Кровеносных сосудов створки клапанов не имеют. Строение створок клапанов неодинаково.

В артериях эластического типа — легочной артерии (АД 30 мм рт.ст.) и аорте (АД 120 мм рт.ст., скорость кровотока 0,5—1,3 м /с) эндотелий состоит из клеток, разных по форме и размерам на протяжении сосуда: они достигают 500 мкм в длину и 150 мкм в ширину.

Кровеносные капилляры — наиболее многочисленные и самые тонкие, имеют диаметр от 4,5 до 6—7 мкм; более широкие капилляры, диаметром 7—11 мкм, — в коже и слизистых оболочках; в кроветворных органах, печени и железах внутренней секреции они широкие, такие капилляры называются синусоидами, их диаметр 25 мкм и более. Ширина артериального отдела в среднем равна диа­метру эритроцита, а венозного несколько больше.

Эндотелиальный слой — вытянутые эндотелиоциты, достигают в длину 75— 175 мкм, а наиболее короткие — 5—8 мкм. Толщина эндотелиальных клеток неодинакова, в различных капиллярах она колеблется от 200 нм до 1—2 мкм на периферии и 3—5 мкм в околоядерных участках.

Тонкость стенок капилляров, огромная площадь их соприкосновения с тканя­ми (более 6 000 м2), медленный кровоток (0,5 мм/с), низкое кровяное давление (20—30 мм рт.ст.) обеспечивают наилучшие условия для обменных процессов.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   21




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница