Работая практическим врачом, совмещал



страница15/21
Дата09.08.2019
Размер2.17 Mb.
#127072
ТипДиплом
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   21

В вышеуказанной закономерности имеет место фундаментальное положение ангионеврологии, т.е. раздражение и двигательные реакции реализуются через функцию вегетативной нервной системы — общую сонную артерию с ее вет­вями — наружной и внутренней сонной, где париетовисцеральные рефлексы изменяют условия гемодинамики и микроциркуляции, как правило, сопровож­дающиеся изменением АД. Известно, что при повышении АД до 140 мм рт.ст. в ЦНС сохраняется реализация всех метаболических компонентов, а свыше 160 мм рт.ст. — изменяется гемодинамика, микроциркуляция, как правило, в общей сонной артерии и ее ветвях с изменением оксигенации (при метаболизме ЦНС потребляется 20% от общего объема потребляемого кислорода). Гемодина­мика в аналогичных условиях, как правило, сохраняется в системе позвоночных артерий и коронарных.

Доминирующие условия изменения гемодинамики в системе общей сонной артерии и ее ветвей объясняются функцией, в первую очередь, зрительного анализатора, так как он является основой развития ЦНС. 80% информации человек воспринимает через зрительный анализатор и ротовую полость, которая является основой формирования респираторного тракта с особой чувствительно­стью в языке — вкусовым анализатором, а в истинных голосовых связках — с выраженной чувствительностью (основа голосообразования).

Поскольку функция определяет анатомию, то в дисфункции происходит на­рушение органов и систем, в основе которого неадекватное раздражение органоспецифических клеток (эпителия) с их иннервацией, с нарушением микро­циркуляции и гемодинамики.

В краниальном отделе, где четыре артерии и две вены, вышеуказанные усло­вия констатируются по нарушению функции органов и систем лицевого отдела с изменением гемодинамики, особенно в стрессовых реакциях в системе общей сонной артерии и ее ветвей. Поэтому микро- и макроангиопатии, как правило, доминируют и имеют место в системе глазной, средней мозговой артерий, си­фона внутренней сонной артерии, бифуркации общей сонной артерии и в ме­стах отхождения общей сонной артерии от аорты. Этот факт обоснован нами в клинико-морфофункциональном анализе глаукомы, инсульта и др. (И.А. Ибатуллин, 2010).

Генетической константой гомеостаза является АД, которое в стрессовых ре­акциях — как физиологических, так и патологических — проявляется цент­рализацией кровотока в системе дуги аорты и ее ветвей, а в дисфункции с воз­никновением турбулентного кровотока имеет место изменение структуры эндо­телия с параллельным изменением всех слоев артерий, что в клинике прояв­ляется склерозом, атеросклерозом, артериолосклерозом, атероматозом (микро-, макроангиопатиями). Поэтому изменение АД выше 30 мм рт.ст. указывает на адаптационную перестройку артериальной системы с возникновением зон дис­функций и дизонтогенеза, которые лежат в основе геронтологических процессов и патологических состояний.

Клиническим подтверждением изложенных положений являются факты морфофункциональных связей, проявляющихся в патофизиологии лицевого отдела человека, где количество сосудисто-нервных пучков и их особенности выраже­ны в качественной реактивности.

Кожно-мышечный лоскут переднего отдела имеет свой сосудисто-нервный пу­чок — лицевую артерию со своим вегетативным симпатическим сплетением, кото­рое образует выраженное артериальное капиллярное русло кожи с перестройкой в области слизистой оболочки губ, где имеются сплетения подслизистого слоя. Поэтому при травмах, как правило, наблюдается капиллярное кровотечение. Кожа лица имеет особую иннервацию: ветви тройничного нерва — чувствитель­ные, имеют собственные артерии, двигательным нервом является отдельный ли­цевой нерв со своей артерией, поэтому гиперваскуляризация приводит к выра­женной реактивности: смене дермографизма, потоотделению, слезотечению, а в патологии — отеку Квинке. Состояние лицевого отдела является объективным показателем нарушения гомеостаза при различных стрессовых ситуациях.

Объем циркулирующей крови, условия микроциркуляции и нейрогормонально-гуморальная регуляция определяют особенности строения эпидермиса (самый тонкий) и дермы с выраженной функцией в ней потовых, сальных желез и во­лосяных луковиц.

Все вышесказанное предопределяет скорость регенерации эпителия — 5 дней, заживление ран и реакцию при нарушении гомеостаза — диатезы, отеки век при почечной недостаточности, изменение эпидермиса — утолщение при раздраже­нии (бритье), особенности течения гнойно-воспалительных процессов — сикоз, постоянно рецидивирующие фолликулиты в области усов, бороды (встречается исключительно у мужчин, часто на фоне снижения функций половых желез), фурункулез с проявлением септических состояний.

Сосудисто-вегетативные реакции, лежащие в основе стресса и адаптационной перестройки, проявляются на лице дегенеративно-дистрофическими признака­ми, возникающими в результате нарушения обмена веществ, выражающимися в изменении тургора — морщинах, артериосклеротических изменениях сосудов в области крыльев носа. Микроциркуляторные нарушения ведут к нарушению ре­генерации, которую можно констатировать, особенно у мужчин, по росту волос и их выпадению, появлению седины. Данные процессы выражены в участках перехода кожи в слизистую. Механизм микроциркуляции — кроволимфообращения с нарушением иммунологической реактивности при фурункуле верхней губы в 20% случаев приводит к сепсису с высокими цифрами летальности. Вышеуказанный процесс отражает общее состояние организма.

Вышеприведенные факты основываются на нарушении микроциркуляции, приводящем к возникновению зон дисфункции; раздражение обосновывает, в частности, и возникновение онкологических процессов — рака нижней губы, бо­лее чем в 90% случаев этот вид рака отмечен у мужчин в возрасте старше 50 лет. Поражение ограничивается красной каймой нижней губы, но при росте опухо­ли она распространяется на слизистую оболочку, угол рта, слизистую оболочку щеки или кожу. По гистологической структуре в 95% случаев это плоскоклеточ­ный рак — ороговевающий или неороговевающий (Петерсон Б.Е., 1976).

В онкогенезе данного процесса имеет место раздражение, альтерация, наруше­ние микроциркуляции: атеросклероз и облитерация капилляров, возникновение локальной зоны дисфункции с нарушением процессов регенерации, возникнове­ние зон дизонтогенеза. данная закономерность имеет место в молочной железе.

Следует сказать, что в микроциркуляторном русле лицевого отдела и головы могут быть врожденные нарушения развития капиллярного русла, проявляю­щиеся капиллярными ангиомами — родимыми пятнами. Единое доминирующее симпатическое вегетативное сплетение дуги аорты с отходящими от нее первичными сосудисто-нервными пучками (венечными артериями — к сердцу, общими сонными — к голове, подключичными артерия­ми — к верхним конечностям) имеет в основном магистральный тип кровоснаб­жения. И в конечных ветвях у места перехода артериол в капилляры анастомозы практически отсутствуют: в артерии пальцев, нисходящих ветвях венечных арте­рий, особенно в верхушке левого желудочка, в слуховой артерии — ветви позво­ночной, сопровождающейся одноименным нервом, в конечных ветвях передних и средних мозговых, а также в глазничных артериях — артериях сетчатки и лоб­ной, идущей в кожно-мышечный лоскут головы к высшей точке, где капиллярное русло заканчивается и обеспечивает в основном трофику кожи, так как в этом участке мышца отсутствует, а кожа прилежит к сухожильной пластинке. Воло­сяной покров этого участка отражает регенераторные процессы через состояние микроциркуляции, регулируемое единым сплетением как для сердца, так и для сосудов, отходящих от вышеуказанных артериальных стволов.

Через длительные стрессовые реакции основной, постоянно функционирующей системы и ее гипердинамическую реакцию в виде вегетососудистого невроза осу­ществляется централизация кровотока. Через расширение, ведущее к гиперваскуляризации (в ее основе изменение микроциркуляции), осуществляется реализация функций всех органоспецифических клеток жизненно важных органов и систем, в первую очередь в краниальном отделе, но в париетовисцеральных связях с возник­новением патологических состояний парадоксальные сосудистые реакции смещают массу крови в жизненно важные органы с анемизацией кожи (в ней циркулирует больше 1 л крови). Эти реакции, изменяя обмен в эндотелиоцитах — в первую очередь за счет гипоксии и изменения обмена веществ, сопровождаются спазмом сосудов кожи, структур ЦНС и ее производных (зрительный и слуховой анали­заторы), зубов (эмаль есть производное эктодермы). В этих условиях возникают дегенеративно-дистрофические процессы, в первую очередь в гиперваскулизированных функционально активных структурах — сердце — левой коронарной ар­терии, общей сонной в месте деления внутренней сонной артерии с ее ветвями и в ветвях наружной сонной артерии, в частности в лицевой и артериях зубов.

В клинике это проявляется при стрессовых реакциях побледнением или покрас­нением кожи лица, слезотечением, потоотделением, а объективным критерием в оценке состояния гомеостаза и вышеуказанных реакций в сочетании с изменением микроциркуляции является универсальная артериальная зрачковая реакция.

В настоящее время данные процессы также прослежены в ходе исследования микроциркуляторного русла бульбарной конъюнктивы при различных заболе­ваниях.

В клинике сочетание зрачковой реакции с вазомоторной в конечных ветвях глазной артерии при гипоксии проявляется потоотделением в области лба, рас­ширением зрачка, изменением частоты пульса, дыхания и показателя АД, т.е. вышеуказанные симптомы сочетаются с функциональными показателями со­стояния легочно-диафрагмально-сердечно-сосудистого комплекса. Поэтому при хронических нарушениях микроциркуляции, обусловленных артериосклерозом, имеет место сочетание ИБС с облысением в высшей точке темени; установлен факт, что у лысых инфаркт бывает втрое чаще; дегенеративно-дистрофические процессы в челюстно-лицевом аппарате (заболевание зубов и остеопороз ниж­ней челюсти) удваивают риск сердечно-сосудистого заболевания.

Вышеуказанная закономерность также имеет место в большинстве случаев в левой верхней конечности, в ладонном апоневрозе, в дегенеративно-дистрофическом процессе – дьюпетреновской контрактуре.

При детерминации генетической специфической четко определяется, что в основном сердечно-сосудистые заболевания в виде декомпенсированных форм проявляются у лиц мужского пола. Генотипом XY обусловлена выраженность генетической физиологической гипердинамической реакции, когда вегетонев­розы в виде транзиторной гипертонии являются нормологическим состоянием, лежащим в основе полового акта и других функциональных состояний, но они создают предпосылку для возникновения гипертонической болезни — эссенциальной гипертонии с одновременным поражением артериального отдела сосуди­стой системы — ангиосклероза с нарушением микроциркуляции. Данные тонкие механизмы коррелируют с частотой онкологических процессов, чаще встречаю­щихся у мужчин, в основе этого — вторичный иммунодефицит.

Детерминация структурно-функциональной локализации. Функ­ция определяет анатомию. Анализ морфофункциональной зависимости раз­вития сосудистой системы, обусловленной в первую очередь метаболиче­ской потребностью органов и тканей, объясняет формирование центрального сосудисто-нервного пучка, основой которого является аорта, и первичных сосудисто-нервных пучков, определяющих функцию органов. Раздражение эндотелиоцита — органоспецифической клетки этой системы — гемолимфодинамикой постоянно и в реализации метаболических констант может меняться через минутный объем циркулирующей крови в органах и системах и условия микроциркуляции.

Для совершенства регуляторных механизмов метаболизма одновременно раз­вивается вегетативный отдел нервной системы — симпатическое нервное во­локно с различными рецепторами (механо-, хемо-, барорецепторы и др.). Эта единая морфофункциональная взаимосвязь, в развитии которой важную роль играет ангиодермальный эпителий, лежит в основе гомеостаза, обеспечивает нормологические гипердинамические реакции, которые в дисфункции в стрессовых реакциях являются основой патологических процессов как функциональной, так и органической природы, а в последующем при нарушении эндотелия про­исходят последовательные изменения других органоспецифических клеток — производных эпителия, в том числе составных элементов стенок сосудов — кро­веносных и лимфатических с одновременным нарушением функции эндотелия капилляров стенок сосудов (vasa vasorum).

Данные изменения констатируются в клинике через склероз, атеросклероз, атероматоз, а в функциональных единицах эта закономерность выражена в артериолосклерозе. Аналогичные процессы имеют место в дренирующей системе в виде флеболимфангиосклероза.

Аналогичная закономерность имеет место в адаптационной перестройке функ­циональных единиц — сосудисто-нервных пучков — артерий и артериол при доминирующем развитии и сохранении функции органоспецифической клетки основной системы — эндотелиоцита, функция которого в онтогенезе предопре­деляет развитие органоспецифических клеток органов и систем.

Раздражение эндотелия обусловливает постоянный контролируемый про­цесс регенерации, но изменение условий гемодинамики с отклонением метабо­лических констант в ходе регенерации эндотелия приводит к патологическим процессам в определенных участках, где имеет место изменение турбулентного кровотока, а при возрастной адаптационной перестройке — строгая локальность поражения артериального отдела сосудистой системы атеросклерозом.

Он локализован в аорте, венечных артериях, устье левой позвоночной арте­рии, общей сонной артерии и месте ее разделения, артериях головного мозга, в почечных артериях — больше слева, в артериях нижней конечности — в бед­ренной и подколенной. Сопоставление локализации данных процессов с локализацией злокачествен­ных опухолей доказывает, что в участках раздражения и альтерации, как пра­вило, имеют место патологические процессы, только в онкогенезе имеется по­вреждение генного аппарата — органоспецифических клеток — эпителиоцитов. В эндотелиоцитах данный процесс отсутствует, поэтому локальность патологии проявляется атеросклерозом.

В практической медицине существует специальность сердечно-сосудистая хирургия, что в настоящее время не соответствует фундаментальному положе­нию системогенеза, где нами сформировано понятие доминирующей, постоянно функционирующей легочно-диафрагмально-сердечно-сосудистой с постоянны­ми функциональными единицами — сосудисто-нервными пучками. Сердце есть производное артерии, поэтому это единая эмбриональная структура, и пато­логия сердца отражает аналогичные процессы в артериях. Следовательно, без учета этого невозможно правильно выбрать методы комплексного лечения.

Вторая половина прошлого века ознаменовалась появлением в медицине но­вых технологий, развитие хирургии пошло по двум направлениям — кардио- и ангиохирургия. В настоящее время ангиохирургия — одна из перспективных и динамично развивающихся областей хирургии. потребность в ангиохирургической помощи составляет около 1 000 операций на 1 млн населения.

Основная направленность хирургических вмешательств: брахиоцефальные артерии, артерии нижних конечностей, из них аортобедренный и бедренно-подколенный сегменты, аневризмы брюшной аорты.

Социально значимой проблемой сосудистой хирургии является лечение за­болеваний экстракраниальных артерий головного мозга. В структуре смертности от сердечно-сосудистых заболеваний цереброваскулярные болезни составляют 35,3%, уступая только ишемической болезни сердца (50—55%). В США ежегодно регистрируется 700 000 случаев мозгового инсульта, или в среднем 160 инсультов на 100 000 населения, причем в 6—7-й декаде жизни этот показатель увеличива­ется до 286, а после 75 лет — до 1 786 на 100 000 населения. Для России сред­ний показатель в 2005 г. составлял 345, ежегодно фиксируется 450 000 случаев инсульта. Доказано, что в 40—45% случаев причиной ишемического инсульта яв­ляются заболевания экстракраниальных артерий головного мозга (сонных и по­звоночный артерий) (Покровский А.В., 2004, 2008; Бокерия Л.А. и др., 2007).

Этиологическим фактором в 85% случаев выступает атеросклероз. Еще 7—9% приходится на патологические деформации сонных артерий (извитости, пет­леобразования). Другие причины (неспецифический аортоартериит, фиброзно-мышечная дисплазия, радиационные стенозы, экстравазальная компрессия, травмы, спонтанное расслоение) составляют в сумме не более 6—7%.

Первая операция при стенозе внутренней сонной артерии (эндартерэктомия) выполнена в 1954 г. Научным обоснованием операции являлось восстановление анатомического просвета для увеличения объемного кровотока. В настоящее время в патогенезе нарушенного кровообращения головного мозга основную роль играет артериальная эмболия с поверхностной артериальной бляшкой, и операция расценивается как профилактика ишемического инсульта.

Данная операция не только решает проблему восстановления кровотока, но также предупреждает вазомоторные реакции в пораженном сосуде, так как последний имеет особую рецепторную зону на оксигенацию головного мозга, регуля­цию гемодинамики и предупреждает эмболизацию сосудов ЦНС. Доказательством этого является вагосимпатическая блокада, вызывающая гиперемию. По выше­указанной концепции, каротидная эндартерэктомия предотвращает инсульт. Большую группу составляют окклюзирующие заболевания периферических артерий. В 2007 г. в России произведено 6 945 операций на аортобедренном и 7 635 — на бедренно-подколенном сегменте (включая эндоваскулярные процеду­ры), причем прирост по сравнению с 2006 г. составил 32,4% (Покровский А.В., 2008). Состояние этой категории больных отличает критическая ишемия конеч­ностей и перемежающаяся хромота. С позиций клинической анатомии в основе этого процесса атеросклероз, артериолоатеросклероз — субкомпенсированный с симптомами перемежающейся хромоты и декомпенсированный — с критической ишемией конечностей. Стадии определяют выбор метода лечения.

Перемежающаяся хромота (субкомпенсированная форма) — классический симптом хронической артериальной недостаточности нижних конечностей. Она проявляется в виде периодически повторяющегося дискомфорта (боли) в мышцах, возникающих при физической нагрузке (ходьбе) и проходящих пос­ле непродолжительного отдыха. На стадии перемежающейся хромоты непосред­ственной угрозы состоянию конечности нет, поэтому показания для хирурги­ческого лечения рассматриваются, в первую очередь, как средство повышения качества жизни пациента. Распространенность перемежающейся хромоты среди населения составляет 2—3% (Кошкин В.М., 1999).

Клинико-морфофункциональный анализ позволяет выявить сегментарное по­ражение основного сосудисто-нервного пучка — общей подвздошной артерии и ее ветвей — внутренней подвздошной артерии [артериального сосуда с вазомо­торными реакциями в физиологии и функции органов малого таза, составляющими репродуктивного процесса (полового), в основе которого сосудистые реакции, кровотечение — овариально-менструальный цикл и копулятивный акт — эрек­ция полового члена, оргазм с физиологическим гипертоническим кризом], а так­же второй ветви наружной подвздошной артерии — основного артериального ствола — артерий нижних конечностей. В этих сосудисто-нервных пучках име­ют место сочетанные сосудистые реакции, регулируемые единым вегетативным нервным сплетением — подчревным с одновременной гиперемией и анемией, функцей органов малого таза и нижних конечностей, а также со сменяемыми реакциями, поэтому симптом перемежающейся хромоты есть вазомоторная ре­акция в относительно постоянно функционирующих артериях нижних конеч­ностей бедренной, подколенной и артериях стопы. В клинике это, как правило, сочетается с импотенцией.

Эти вазомоторные реакции при своей неадекватности с нарушением метабо­лизма, оксигенации проявляются в спазме артерий и артериол с явлениями субкомпенсированных форм артериолосклероза. по данной закономерности повто­ряется клиника стенокардии напряжения, когда метаболические константы, а именно оксигенации, в функции миокарда не обеспечиваются ОЦК и функцией левой коронарной артерии, так как левый желудочек есть основа функции боль­шого круга кроволимфообращения и в нем выражена общая закономерность атеросклероза с явлениями артериолосклероза в отдельных артериях.

Критические ситуации при функциональном напряжении в нижних конеч­ностях проявляются их ишемией — судорогами. Пример тому — интенсивные сменяющиеся нагрузки в спорте.

Вышеуказанные закономерности патогенетически обосновывают комплекс­ную терапию перемежающейся хромоты в целях профилактики критической ишемии конечностей.

Термин «критическая ишемия нижних конечностей» (КИНК) был введен в 1982г. для принципиального выделения групп пациентов с болями покоя, язвами и дистальными неврозами тканей конечности. Хирургическое лечение этой группы больных в стадии декомпенсации нарушения кроволимфообращения определяется неблагоприятным прогнозом естественного течения заболевания. Первичная ампутация выполняется 25% больных этой категории, летальность среди них 10—40%, в 50% случаев выполняется реваскуляризация, в 25% — консервативное лечение. Через год 25% больных умирает, 30% после ампутации конечности остаются в живых, у 20% сохраняется КИНК и только у 25% боль­ных КИНК купируется в результате консервативной терапии. После ампута­ций в США только 32—42% больных способны использовать протезы, могут передвигаться за пределами дома только 21—29%, трехлетняя выживаемость составляет 55%. российские данные еще пессимистичнее — 68% больных после ампутации погибают в течение 2 лет (Степанов Н.Г., 2004).

Декомпенсированная форма атеросклероза, как правило, возникает в зонах дисфункции и дизонтогенеза. Такими наиболее выраженными зонами являются дуга аорты с первичными артериальными сосудами (здесь частота аневризмы доходит до 25%) и участок брюшной аорты ниже левых почечных артерий с поражением левой полуокружности аорты (как правило, встречается больше чем в 60% случаев), где от нее отходят левые почечные, нижние брыжеечные, а также поясничные артерии. Гемодинамика в этих артериях отличается от гемо­динамики в правой почечной артерии: длина правой больше левой на величину диаметра нижней полой вены, угол отхождения острый, нет артерий, аналогич­ных верхней брыжеечной, правый полуконтур аорты имеет добавочную стенку, так как нижняя полая вена тесно связана с адвентицией аорты и имеет единое влагалище сосудисто-нервного пучка.

При вазомоторных реакциях в брюшном участке аорты возникают зоны дис­функций с поражением левых почечных артерий и участков аорты, где, по данным патолого-анатомических исследований, атеросклероз одновременно по­ражает левые поясничные артерии и место их отхождения от аорты по задней фиксированной части с переходом на левый полуконтур. Это также нами кон­статировано при изучении синтопии аорты с вегетативными нервными сплете­ниями и нижней полой вены.

Следует отметить, что в адвентиции брюшного участка аорты от XII грудного до II поясничного позвонка образуется 4-й слой аорты за счет симпатических нервных волокон, образующих здесь вегетативные сплетения: чревное, верхнее брыжеечное, почечное и надпочечниковое, поэтому в клинике и в патологиче­ской анатомии нет описания аневризмы этого участка аорты.

Синтопия аорты и ее первичные сосудисто-нервные пучки с нарушенными условиями гемодинамики в артериях лежат в основе атеросклероза. При декомпенсированных формах аневризм их локализация у лиц мужского пола (как правило, старше 60 лет) — ниже устья левой почечной артерии, поражается левый полуконтур аорты, а в клинике они симулируют опухоли забрюшинного пространства. Грудной участок аорты поражается этой патологией в 10% слу­чаев.

Детерминация причинно-следственная — адаптационная перестройка легочно-диафрагмально-сердечно-сосудистой системы с ее функциональными единицами — сосудисто-нервными пучками, показателем функции которых яв­ляется изменение АД основа склероза и артериолосклероза. в этой законо­мерности имеет место клинико-морфофункциональное обоснование изменения метаболического гомеостаза, в основе которого функция сердца, прямой арте­рии — аорты и ее первичных сосудисто-нервных пучков. В адаптационной перестройке сосудисто-нервных пучков, как правило, име­ют место вазомоторные реакции — изменение АД, определяющее функцию ор­ганов, их органоспецифических клеток и систем, поэтому в онтогенезе измене­ние АД происходит по своим закономерностям.

В онтогенезе, по теории Г. Селье, выделяется три фазы: тревоги, раздраже­ния, истощения. В первой фазе, соответствующей предпубертатному возрасту, имеет место формирование органов и систем с доминирующей реализацией в двух безусловных рефлексах — оборонительном и пищевом. В этих услови­ях имеют место постоянные условия гемодинамики в доминирующей системе и ЖКТ с совершенным механизмом в нейрогуморально-гормональной регуляции этих систем через функцию эндокринной системы и ЦНС.

Процессы развиваются по аксиоме: «процессы ассимиляции превалируют над процессами диссимиляции». Это обеспечивается постоянными условиями гемодинамики — АД и совершенными условиями микроциркуляции — крово-, кроволикворо- и кроволимфообращения.

Переход фазы тревоги в фазу стабилизации в онтогенезе выражен формиро­ванием репродуктивного рефлекса с перестройкой органов и систем — мочевая система трансформируется в моче-половую, а совершенная нейрогормональная регуляция завершается формированием и функцией яичника и яичка, т.е. ре­продуктивный рефлекс, как правило, формируется на основе законченных со­вершенных безусловных рефлексов — оборонительного и пищевого.

По вышеуказанной закономерности формируется стрессовая реакция в ре­продуктивном рефлексе у женщин: овариально-менструальный цикл — дози­рованное кровотечение, сосудисто-мезенхимальная реакция с профилактикой повышения АД — гипертонии (при кровотечении нет повышения АД).

У мужчин — копулятивный акт, оргазм, выражающийся в кровенаполнении генитальных органов с выраженным нейрогормональным и белковым стрессом, как правило, сочетающимся с гипердинамической реакцией — физиологическим гипертоническим кризом с повышением АД до 180—200 мм рт.ст., тахикардией, тахипноэ.

Вышеуказанная закономерность — основа генетической физиологии мужчин как в реализации безусловного рефлекса — репродуктивного, так и при выпол­нении различных функциональных нагрузок. По этой закономерности также происходит морфофункциональная перестройка основной системы с ее функ­циональными единицами — сосудисто-нервными пучками в сочетании с измене­нием АД, она лежит в основе изменения минутного ОЦК в органах и системах, как правило, сочетающегося с централизацией кровотока в сосудах краниаль­ного отдела, мочеполовой системы с одновременной относительной анемизацией в ЖКТ.

Аналогичная гипердинамическая реакция имеет место также в женском ге­нотипе, но изменения АД и гемодинамики в сосудисто-нервных пучках менее выражены. Она является основой морфофункциональной адаптационной пере­стройки, диагностируемой при органической патологии (атеросклероз, артериолосклероз), констатируемой в основных первичных сосудисто-нервных пучках дуги аорты, первичных артериях брюшного участка аорты — селезеночной, по­чечной и ветвях общей подвздошной артерии.

По литературным данным, частота сочетанных атеросклеротических пора­жений коронарных, почечных, брахиоцефальных артерий, артерий нижних ко­нечностей достигает 90%. Эта закономерность — основа нарушений функций и органической патологии — органов-мишеней.

Установлено, что у больных ИБС пожилого возраста мультифокальные по­ражения коронарных артерий, систолическая артериальная гипертензия, ко­лебание диастолического давления, клиренс креатинина (входит в состав фосфокреатина – запасного энергетического вещества в клетках мышц и мозга) являются признаками атеросклеротического стеноза почечных артерий (Шарафеев А.З., 2009).

Вышеназванная закономерность указывает на зоны дисфункции и дизонтогенеза в сосудисто-нервных пучках, где, как правило, в регуляции гомеостаза имеют место выраженные сосудистые реакции — в устьях первичных сосудов и артериолах — капиллярах с функцией органоспецифических клеток в сердце — эндотелиоцитах, кардиомиоцитах, в почках — гломерулах, эндотелиоцитах и подоцитах и др.

Основой гипертонической болезни, эссенциальной гипертонии, болезни по­вышенного АД является физиологический гипертонический криз — стрессовая реакция с доминирующим проявлением в геноме мужчины (XY), сформировав­шийся в репродуктивном процессе — копулятивном акте, оргазме.

Аналогичная закономерная реакция с выраженной формой повышенного АД имеет место в женском геноме (XX) в постклимактерическом периоде, так как отсутствует дозированное кровотечение, являющееся своего рода профилакти­кой повышения АД.

Клиническим признаком заболевания является длительное стойкое повыше­ние АД, минимального и максимального, оно определяется следующими циф­рами: в норме минимальное АД 60 мм рт.ст., максимальное 110—120 мм рт.ст., а при гипертонической болезни эти цифры повышаются: минимальное до 100— 120 мм рт.ст., максимальное до 170—250 мм рт.ст. и выше.

Изменение АД лежит в основе любой стрессовой реакции, но может прояв­ляться в изменении его в функции отдельных сосудисто-нервных пучков при выполнении органоспецифических задач: в ЖКТ — во взаимоотношении эндотелиоцита и эпителиоцита; в ЦНС — во взаимоотношении эндотелиоцита и нейроцита и др.

Стойкое повышение АД, как правило, имеет место при органической форме патологии, в частности в 4% случаев при атеросклеротическом поражении левой почечной артерии (гломерулонефриты, коарктация аорты, опухоли мозгового слоя надпочечников) и при дисфункции в нейрогормональной регуляции в кли­мактерическом периоде.

Стрессовая реакция, проявляющаяся гипертонически кризом, вызывается дисфункцией в нейрогормональной регуляции с изменением сосудистого тонуса, выраженного в спазме артерий и артериол. Примером дисфункции вегетативной нервной системы является гипертоническая болезнь у жителей блокадного Ле­нинграда в годы Великой Отечественной войны. В этих условиях имело место сочетание алиментарной дистрофии с отсутствием метаболического синдрома с гиперхолестеринемией, но с выраженной патологией в декомпенсированных формах в виде инфарктов и инсультов и других нарушений.

Появление гипертонической болезни определяет нарушение перифериче­ского кровообращения в артериальном отделе сосудистой системы. Патолого-анатомические данные свидетельствуют, что спазм в артериолах приводит к структурным изменениям, это явление наиболее хорошо изучено при поражении сосудов почек. Оно закономерно также в отношении изменений каротидного синуса, надпочечника и других участков. Патологическая анатомия при гипер­тонической болезни отличается большим разнообразием, в развитии болезни различают три стадии: функциональную, стадию морфологических изменений в артериолах и артериях, стадию вторичных морфологических изменений в орга­нах на почве сосудистых нарушений. В функциональной стадии заболевания имеет место, как правило, изменение минутного ОЦК в сосудисто-нервных пучках и условий кровотока с раздраже­нием основной органоспецифической клетки — эндотелиоцита, эффекторов — метаболических компонентов, реализующих функцию эпителиоцита.

В онтогенезе — совокупности последовательных морфологических и био­химических преобразований организма от его зарождения до конца жизни — адаптационная перестройка в стрессовых нормологических реакциях в стадии становления формирует физиологический гипертонический криз, основой кото­рого является копулятивный акт, который, как правило, сопровождается повы­шением АД и изменением нейрогормональной регуляции.

Кульминацией формирования половой функции является половое взаимо­действие (физиологический гипертонический криз), которое выражается в ор­газме с выраженной гипердинамической реакцией (с последующим положитель­ным разрешением): пульс достигает 118 уд/мин, дыхание до 40, АД — 200 мм рт.ст., при этом расходуется от 150 до 300 калорий. В основе этого также имеет место белковый стресс — 1 млн сперматозоидов и гормональный сдвиг с увели­чением андрогенов в 2 раза от исходной величины.

По морфофункциональной закономерности имеет место аксиома в отноше­нии сформировавшегося в онтогенезе гомеостаза: изменение минутного ОЦК и микроциркуляции, гиперемия генитального аппарата, полового члена, который увеличивается в 2 раза. Морфофункциональной основой этого являются две артерии и одна вена, которая имеет свой сфинктер для регуляции оттока крови. Кровенаполнение яичек происходит по закономерности функции надпочечника: функция диафрагмы через частоту и глубину сокращения регулирует гормонообразование и их выделение. Аналогичный закономерный процесс имеет место в функции мышц живота и нижних конечностей в сочетании с кровенаполнением яичек.

Артериальная гиперемия капилляров — синусоидов реализуется в функции чувствительного и двигательного нервного аппарата, который в раздражении разрешается в физиологической гипертонии в совершенной реакции репродук­тивного рефлекса.

Аналогичная морфофункциональная закономерность на ранних этапах он­тогенеза через раздражение — кровенаполнение, изменение микроциркуляции с реакцией специфических анализаторов — вкусового и чувствительного имеет место при формировании безусловного рефлекса — пищевого через функцию языка.

Данная реакция сформирована в фазе стабилизации стрессовой реакции, яв­ляется основой физиологических гипердинамических реакций при выполнении различных функциональных локальных (в отдельных сосудисто-нервных пучках органов и систем) или генерализованных задач с централизацией кровотока и реакцией основной системы. Показателем последней является реакция большого круга кровообращения с изменением функции, структуры сердца и артерий.

Изменение АД в сосудисто-нервных пучках — основа функции и развития органов, определяет закономерности локальных процессов. Физиологический гипертонический криз в стрессовой реакции в онтогенезе имеет место в фазе ста­билизации, в основе его формирование безусловного рефлекса — репродуктив­ного, происходит трансформация мочевой системы в моче-половую. В форми­ровании репродуктивного рефлекса участвуют сосудисто-нервные пучки ЖКТ, мочеполовой системы, т.е. первичные сосудисто-нервные пучки брюшного от­дела аорты. Формирование названной сосудистой реакции осуществляется функцией трех вегетативных симпатических сплетений: чревного, верхнебрыжеечного и подчревного с пролонгированным эффектом сосудистых реакций и метаболиче­ского гомеостаза в нейрогормонально-гуморальной регуляции через эндокрин­ную систему (надпочечники, яичники, яички).

Адекватные физиологические корригированные сосудистые реакции со­провождаются изменением местного АД, связанного с центральным — сис­темным, и при развитии и функции генитального аппарата имеют место функ­ции артерии яичника, яичка и генитального аппарата. Эти физиологические процессы, как правило, сочетаются с сосудистыми реакциями в ЖКТ и ниж­них конечностях. Основа — тонус симпатической нервной системы — эрготропной, которая едина в регуляции первичных сосудисто-нервных пучков брюшного участка аорты с участием трофотропного отдела ВНС — парасим­патической.

Доминирующие вазомоторные реакции в артериях имеют место в ЖКТ, где пять артерий и два вегетативных сплетения. Их сосудистая реакция, как пра­вило, сопровождается изменением АД и ОЦК в отдельных артериях: в чревном стволе, верхней и нижней брыжеечных артериях.

При генерализованном эффекте — спазме имеет место повышение АД с изме­нением ОЦК. Вегетативные сплетения через раздражение стимулируют домини­рующую функцию ЖКТ, которая, как правило, сочетается с вазомоторными ре­акциями в мочеполовой системе, что в нормальной физиологии сопровождается актами мочеиспускания и дефекации. Доказательством этой регуляции является доминанта кульминации репродуктивного рефлекса, при реализации которого отсутствует функция двух безусловных рефлексов — оборонительного и пище­вого с их реакциями.

Следует особо подчеркнуть, что реакции первичных сосудисто-нервных пуч­ков сочетанны и тонко регулируемы, поэтому в реализации репродуктивного рефлекса с выраженной вазомоторной реакцией имеет место спазм в чревном стволе и верхней брыжеечной артерии с включением артериовенозных шунтов в ЖКТ, с централизацией кровотока в печени и доминирующей системе, т.е. этот процесс локализован в участке брюшной аорты до уровня почечных ар­терий, а ниже их, т.е. в яичниковых и яичковых, во внутренней и наружной подвздошных артериях, зависит от регуляторных механизмов кровенаполнения и гиперемии. В этом физиологическом процессе доминируют чревное и верхнее брыжеечное сплетения с сочетанной реакцией — вазодилатацией, регулируемой подчревным симпатическим сплетением и его ветвями для генитального аппа­рата.

При формировании и реализации репродуктивного рефлекса в онтогене­зе имеется прямая зависимость в сочетанных реакциях — доминирующей в сосудисто-нервных пучках дуги аорты, брюшного участка аорты от XII до II поясничного позвонка, почечных артерий и брюшного участка аорты с арте­риями яичника и яичка с ветвями подвздошных артерий, из которых основной является внутренняя подвздошная артерия — основа развития генитального аппарата и его функции с отдельным сложным вегетативным сплетением в со­четании симпатического и парасимпатического и сосудисто-нервными пучками, регулирующими функцию генитального аппарата и наружных половых органов, раздражение которых имеет свою особую реактивность.

Брюшной участок аорты с первичными сосудисто-нервными пучками и их функции в безусловных рефлексах — пищевом и репродуктивном являются морфофункциональной основой адаптационной перестройки артерий: ЖКТ и мочеполовой системы в нормальной физиологии, а в дисфункции — основой артериолосклероза и атеросклероза. В названных сосудисто-нервных пучках ва­зомоторные реакции, как правило, проявляются изменением АД. Установлено, что в начальной фазе пищеварения в раздражении языка в течение 20—25 мин. имеет место умеренное повышение АД. Выражен этот процесс в гипертензии и, как правило, при рвотном рефлексе.

Вазомоторные реакции в двух взаимосвязанных системах — ЖКТ и мо­чеполовой, как правило, имеют место при нарушении мочеиспускания и акта дефекации у лиц пожилого возраста с явлениями атеросклероза. В онтогенезе в фазе стабилизации — стрессовой реакции это постоянно действующие сосу­дистые реакции, являющиеся предпосылкой для дисфункции и дизонтогенеза в первичных сосудисто-нервных пучках ЖКТ и мочеполовой системы.

Предпосылкой для дизонтогенетических процессов в брюшном участке аорты в онтогенезе является неадекватное развитие поясничного отдела позвоночника по отношению к грудному. Эта закономерность в онтогенезе предопределяет, как правило, органическую патологию позвоночника в виде недоразвития тел позвонков, незаращения дужек и сколиоз — дизонтогенетический процесс с по­лиорганной недостаточностью.

Это, как правило, сочетается с частичной перестройкой архитектоники брюш­ного участка аорты, в частности с редукцией средней крестцовой артерии, кото­рая является основой кровоснабжения хвоста у животных. При сравнительной оценке кровоснабжения поясничных и грудных позвонков межреберными и по­ясничными артериями до уровня III позвонка, а от места разделения брюшного участка аорты на уровне IV поясничного позвонка, ниже IV поясничной арте­рии до уровня крестцово-подвздошного сочленения, где общая подвздошная артерия разделяется на внутренюю и наружную подвздошные, выявляется от­носительная деваскуляризация поясничных, так как нет париетальных ветвей для поясничных и верхних крестцовых позвонков. В клинике это проявляется дизонтогенетическими процессами в позвонках и крестцово-подвздошном соч­ленении, а в стадии истощении (атеросклероза) — поясничным остеохондрозом нижних позвонков.

Асимметрия строения сосудистой системы — со смещением аорты влево и с большим количеством артериальных сосудов, отходящих от аорты влево (левые желудочная, селезеночная, верхняя и нижняя брыжеечные). Смещение аорты влево предопределяет архитектонику подвздошных артерий: правая на 1 см длиннее левой и от места разделения общей подвздошной артерии расходятся под острым углом. У мужчин справа угол равен 60°, а у женщин в связи с ши­риной большого таза 68—70°. В месте деления аорты перестраивается структура стенки сосудов — образуется мышечный слой — сфинктерный аппарат в устьях вторичных артерий.

Архитектоника брюшного участка аорты и перестройка стенки артерий в он­тогенезе в стадии истощения через вазомоторные реакции определяют формиро­вание зоны атеросклеротических изменений в бифуркации аорты.

Вышеуказанные закономерности подтверждаются также асимметрией строе­ния симпатической нервной системы, где количество симпатических ганглиев и постганглионарных нервных волокон слева больше, чем справа. Последние располагаются в адвентиции артерий и регулируют их вазомоторные реакции, что в клинике констатируется по физиологии — гиперемии левой желудочной и селезеночной артерий (печеночно-селезеночный синдром). Эта вазомоторная реакция в нижней брыжеечной артерии при акте дефекации, как правило, со­четается с реакцией в левой почке и генитальном аппарате, так как она осущест­вляется единым вегетативным нервным сплетением — симпатическим, чревным, верхним брыжеечным и их производными — подчревным и тазовым.

Эта реакция в дисфункции является основой дизонтогенеза — артериолосклероза, атеросклероза селезеночной артерии, левой почечной, левых поясничных артерий, бифуркации аорты, в местах деления общих подвздошных артерий, а в декомпенсации — в аневризме брюшной аорты ниже левой почечной артерии с поражением ее левого полуконтура.

Вазомоторные реакции, проявляющиеся спазмом в селезеночной артерии, диагностируются при селективной ангиографии, спазм разрешается введени­ем сосудистых препаратов и анестетиков. Декомпенсированная форма сосу­дистой реакции констатируется в клинике в виде геморрагического панкреа­тита.

В реализации пищевого рефлекса, как правило, имеют место регионарные изменения гемодинамики в отдельных сосудисто-нервных пучках с доминирую­щей реакцией в чревном стволе, в магистральной селезеночной артерии, так как в ней нет окольных путей нормализации кровотока, как это имеет место в анастомозах артерий по малой и большой кривизне желудка и головке подже­лудочной железы.

Показатели АД во внутристеночных сосудах малой кривизны близки к сис­темному (105 — систолическое, 76 — диастолическое, 20 — венозное, мм рт.ст.), в области тела желудка (соответственно 113±6; 83±5; 20±3). Выраженная гипертензия, высокие показатели давления в большинстве участков желудка установ­лены при раке желудка.

Выраженные изменения гемодинамики при функции селезеночной артерии с повышением АД создают условия турбулентного кровотока в устье селезеночной артерии и в местах отхождения вторичных артерий к поджелудочной железе, где углы их прямые. В этих условиях имеет место раздражение эндотелия и его повреждение с нарушением всех слоев артерий (атеро-, артериолосклероз), кон­статируемые в клинике по макро- и микроангиопатиям, а в декомпенсации — дизонтогенезе диагностируются аневризмы артерий с их разрывами.

Вазомоторные реакции селезеночной артерии в онтогенезе обосновывают за­кономерность изменения ее архитектоники и поражение атеро- и артериолосклерозом, что выявляется по ее структуре у новорожденных: она прямолинейна, вторичные артерии ее, проникая в тело и хвост поджелудочной железы, форми­руют положение и форму, повторяющие архитектонику артерии.

С выполнением сложных функциональных задач поджелудочной железы и селезенки — инкреторной, экскреторной функций регионарные гипертонии из­меняют ангиоархитектонику: артерия становится извитой, принимает S-образную форму, эти изменения влекут за собой изменения структуры и формы подже­лудочной железы. Артериальный сосуд и его функциональные структуры рас­полагаются интраперитонеально. В этой закономерности имеется предпосылка для поражения в виде микроангиопатий с такой патологией, как вторичный диабет и атрофические изменения в селезенке с нарушением гемопоэза (тромбоцитопения).

В основе функции органов и систем — изменение минутного ОЦК и микро­циркуляции, реализуемое через функцию артерий и артериол, формирующих диастолическое давление — показатель гомеостаза, поэтому отдельные артерии осуществляют постоянную регуляцию в ЖКТ. Такой артерией является печеночная, в которой атеросклеротических изменений нет, поэтому при циррозе печени в клинике нет указаний на артериальную ишемию, в печени как органе-мишени отсутствует гипертония. В ней нет выраженных вазомоторных реакций и нарушения метаболического гомеостаза по оксигенации и нейрогормональной регуляции гепатоцита.

Печень в онтогенезе отличают совершенные показатели соматогенного и ме­таболического гомеостаза, и основные изменения в органоспецифических клет­ках — гепатоцитах наступают при изменениях оксигенации и портального кроволимфообращения.

Единой взаимосвязью этих процессов является париетовисцеральная реак­ция фасциально-мышечного каркаса брюшной стенки, поясничной области и позвоночника, так как иннервационные механизмы чувствительной иннервации едины с иннервацией органов брюшной полости и малого таза. Реактивность по вышеуказанным закономерностям особо выражена в области промежности и наружных половых органов, в прямой кишке. Причиной внутриполостного раздражения органов является изменение тонуса передней брюшной стенки с повышением всегда положительного внутрибрюшного давления.

В основе морфофункционального формирования пищевого и репродуктивно­го рефлексов имеют место совершенные вазомоторные реакции брюшного участ­ка аорты с ее первичными сосудисто-нервными пучками. В ходе этих процес­сов формируются физиологическая гипердинамическая реакция, копулятивный акт (оргазм) с закономерностью повышения АД. Повышение АД от 130/85 мм рт.ст. (артериальная гипертензия I стадии) до 160/95 мм рт.ст., как правило, не вызывает органических изменений в сердечно-сосудистой системе. При повы­шении АД более 160/95 мм рт.ст. в сочетании с изменениями органов-мишеней (сердце, почки, головной мозг, сосуды глазного дна) констатируется отсутствие нарушений их функций, но в стадии дизонтогенеза, как правило, наблюдается поражение органов-мишеней с нарушением их функции.

ВОЗ приведены 10 главных факторов риска смерти, и первое место среди них занимает высокое АД — в 35% случаев.

Среди больных с впервые выявленной артериальной гипертензией 95% из них страдают гипертонической болезнью, 4% — почечной артериальной гипертензией, у 1% больных артериальная гипертензия вызвана другими причинами.

В клинике вазомоторные реакции в сосудисто-нервных пучках брюшной аор­ты, как правило, проявляются при продолжительном воздействии раздражите­лей спазмом артериол, и повышение АД принимает стойкий характер. Мышеч­ный тонус артериол усиливается, что сопровождается гипертрофией мышечного слоя артерий и артериол. Эта сочетанная реакция усиливает работу левого серд­ца, поэтому в дисфункции отмечается гипертрофия левого желудочка сердца, т.е. в функциональной стадии, или в стадии стабилизации, выявляются измене­ния сердечно-сосудистой системы. Продолжительность функциональной стадии колеблется от нескольких месяцев до нескольких лет.

Нарушения метаболических процессов в органах и тканях проявляют­ся неврологической семиотикой, в основе которой ишемические нарушения в фасциально-мышечном каркасе и позвоночнике в сочетании (10% случаев), как правило, с висцеральным нарушением функции органов. Морфологически это выявляется в 70% случаев остеохондрозом с поражением, как правило, пояснич­ного отдела позвоночника, а в фасциально-мышечном каркасе — ограничением подвижности в позвоночно-двигательном сегменте. Следует отметить, что у больных мужчин в характеристике половой функции неврологическая семиотика и фасциально-мышечный синдром исчезают, так как вазомоторные реакции в сосудисто-нервных пучках нормализируют трофику органоспецифических кле­ток органов и систем с восстановлением метаболического гомеостаза.

При артериальной гипертензии с поражением органов-мишеней доминирую­щими являются первичные сосудисто-нервные пучки брюшной аорты: левая по­чечная, селезеночная, левые поясничные артерии. Следует особо подчеркнуть, что атеросклероз не поражает печеночную артерию.

Атеросклеротическое поражение правой почечной артерии проявляется в субкомпенсированной форме (фибромускулярная дисплазия), что обусловле­но архитектоникой (острый угол отхождения) и длиной артерии. Эти морфофункциональные предпосылки предопределяют лучшие условия гемодинамики с предупреждением образования зон дисфункций и дизонтогенеза.

Асимметрия строения сосудистой системы с выраженной сосудистой реакци­ей и особенностью архитектоники (прямые углы отхождения артерий — левой почечной, селезеночной и поясничных) в гемодинамике вызывают раздражение устьев этих артерий и артериол, приводящее к спазму и изменению гемодина­мики.

По данным патологоанатомического исследования, вслед за спазмом в артериолах происходят структурные изменения в брюшном участке аорты, особенно страдают сосуды почек; ишемия почек ведет к появлению в крови прессорных веществ, что повышает АД; наблюдаются гиперплазия мозгового слоя надпочеч­ников, атрофические изменения в каротидном синусе.

Гипертоническая болезнь почти всегда сочетается с атеросклерозом. Выделя­ется четыре клинико-анатомические формы гипертонии: сердечная, почечная, церебральная и смешанная. Так, установлено, что верхняя брыжеечная артерия поражается атеросклерозом в 12% случаев, а у лиц с повышенным АД — в 30%; почечная артерия поражается в 12% случаев, а у лиц с повышенным АД — в 45%. В основе этого имеют место гемодинамические механические влияния при гипертонической болезни, которые являются факторами, усиливающими атеросклероз.

Доминирующее поражение почечных артерий, в частности левой, которая является, по статистике, основой возникновения вазоренальной гипертонии в 4% случаев, обусловлено тем, что сосудистые реакции в раздражении как в артериолах, так и устье левой почечной артерии вызваны формированием в фазе тревоги в раннем онтогенезе относительной почечной недостаточности. Почки у новорожденных недоразвиты, и функция их предопределена в раннем онтогене­зе гормональной регуляцией, селективным воздействием гормона надпочечника альдостерона в синергизме с другими гормонами, а в последующем формирова­нием ВНС — симпатической с вазомоторными реакциями.

Эта закономерность проявляется в метаболическом гомеостазе гидрофильностью тканей в постпубертатном возрасте, учащенным мочеиспусканием, а в последующем через формирование симпатической нервной системы и вегетатив­ных реакций — сосудистых в гломерулярном аппарате. Функциональный по­казатель АД 55 мм рт.ст. лежит в основе функции гломерулярного аппарата — транскапиллярного фильтрата, образования первичной мочи. Эта вазомоторная реакция — константа функции мочевыделительной системы. В раннем онто­генезе она постоянна, но в фазе раздражения с формированием безусловных рефлексов — оборонительного и пищевого она меняется, так как в этой сосуди­стой реакции происходит трансформация мочевой системы в мочеполовую, а в последней имеет место выраженная вазомоторная реакция с физиологическим гипертоническим кризом. По этой закономерности в почечной паренхиме воз­никает изменение гемодинамики в устье артерии, где формируется мышечный слой с выраженной контрактильностью, а также изменяется АД в гломерулах, в корковом слое, где артериальная гемодинамика, как правило, сочетается с высокой оксигенацией артериол и капилляров для выполнения двойных задач эндотелиоцита — основы кроволимфообращения и эпителиоцита — подоцита.

Особенности микроциркуляции в почечной паренхиме четко подразделяют функцию почечных артерий по особенностям кровоснабжения коркового слоя и мозгового, в котором выражены процессы кроволимфообращения с функцией дренирующих систем — вен и лимфатических сосудов, но доминирующим в этих процессах является корковый слой с артериальной, изменяющейся гемоди­намикой, с изменяющимся системным АД и постоянным АД в гломерулах.

К врожденным порокам развития почечных артерий относятся фибромускулярная дисплазия, аневризмы почечных артерий, патологическая извитость или коленообразный ход артерии, перекрут почечной ножки, гипоплазия, атрезия, сдавление ножки диафрагмы и т.д. Приобретенными формами поражений по­чечных артерий являются атеросклеротический стеноз (или окклюзия), неспеци­фический аортоартериит, нефроптоз с органическим стенозом почечной арте­рии, посттравматические аортовенозные соустья, экстравазальные компрессии, эмболии и тромбозы.

Среди поражений почечных артерий в клинической практике на долю ате­росклероза, фибромускулярной дисплазии и неспецифического аортоартериита приходится 81—99%. При атеросклерозе обычно поражаются артерии эластиче­ского и мышечно-эластического типа, т.е. артерии крупного и среднего диамет­ра; значительно реже вовлекаются в процесс мелкие артерии мышечного типа. Завершающая фаза атеросклероза — атерокальциноз, который характеризует­ся отложением в фиброзные бляшки солей кальция, т.е. их обызвествлением. Бляшки приобретают каменистую плотность, стенки сосудов в месте петрифи­кации резко деформируются.

Известно, что почки и надпочечники эмбрионально едины; в минуту почки получают до 1 200 мл крови. Давление в корковом веществе почки — в приво­дящих сосудах гломерулы равно 55 мм рт.ст., а в капиллярах мозгового слоя — 15 мм рт.ст. В почках у человека за 120—150 мин. фильтруется первичной мочи в количестве, равном количеству всей внеклеточной жидкости организма (Кравчинский Б.Д., 1963).

В клинике выявляется четкая зависимость этих процессов при падении АД до 80 мм рт.ст., экскреторная функция почек резко снижается, возникает олигурия. Это обусловлено включением артериовенозных шунтов, нормализацией по­вышенного АД в гломерулярном аппарате и снижением экскреторной функции гломерул. Этот механизм вазомоторных реакций нарушается при дисфункции, заложенной в копулятивном акте, где перестройка сосудистых реакций в ЖКТ с анемией обеспечивает выраженную гиперемию в генитальном аппарате.

Данный механизм регулируется, как мы уже указывали, спазмом почечных артерий и гиперемией артерий генитального аппарата. Эта сочетанная триггерная реакция, повторяющаяся при изменении АД, способствует ухудшению микроциркуляции в гломерулярном аппарате с нарушением функции артери­ол и капилляров с последующим поражением коркового слоя с картиной нефросклероза — вторично сморщенной почки, в клинике диагностируемой по уменьшению расстояния между полюсами, равного 8 см. Доминирующим в этом процессе является нарушение функции артерий, микроциркуляции.

При гипертонии с дисфункцией артериол это ведет к формированию стойкой гипертонии почечного генеза. При этом артериолосклероз почечных артерий будет, как правило, проявляться в субкомпенсированной форме, но основное поражение — нарушение микроциркуляции с изменением метаболических кон­стант, оксигенации и нейрогормональной регуляции, так как в этих условиях прекращается действие альдостерона на извитые канальцы.

Следует подчеркнуть, что эти процессы имеют место в обеих почечных артериях, но гипертонические кризы — как физиологические, так и пато­логические, лежащие в основе гипертонической болезни, вызывают турбу­лентный кровоток в устье почечных артерий вследствие особенности гемо­динамики в левой: угол отхождения прямой и длина артерии меньше, чем правой. Создаются условия для турбулентного кровотока с раздражением и поражением эндотелия начального участка артерий. В этих условиях имеют место выраженные явления атеросклероза с формированием атероматозных бляшек. Эти закономерные вазомоторные реакции также имеют место и в левых поясничных артериях. Слева архитектоника и функция почечной ар­терии (левой), нижней брыжеечной соответствуют селезеночной. В этих трех артериях имеет место магистральный тип кровоснабжения, поэтому создается предпосылка для возникновения зон дисфункций, как на уровне артериаль­ных стволов, так и артериол, поэтому артериолосклероз и атеросклероз по­ражают наиболее функциональные магистральные артерии — селезеночную и левую почечную.

В вазомоторных реакциях в брюшном участке аорты имеет место формиро­вание безусловного рефлекса — репродуктивного, в основе которого физио­логический гипертонический криз, выраженный у мужчин повышением АД до 200 мм рт.ст.

Аналогичные реакции имеют место и у женщин, но с отсутствием резкого повышения АД, так как у них имеет место дозированное кровотечение — триггерный овариально-менструальный цикл, формирующий совершенную вазомо­торную реакцию в яичниковых артериях.

Вышеуказанная закономерность определяет большую частоту гипертониче­ской болезни у мужчин по сравнению с женщинами, и в частности декомпенсированные окклюзирующие поражения почечных артерий у мужчин и у женщин: у мужчин — в 57% случаев, а у женщин — в 43%. Причинами стенозов явля­ются атеросклеротические поражения почечных артерий, фибромускулярная дисплазия и аортоартериит. Атеросклеротический стеноз почечной артерии был причиной реноваскулярной гипертензии у 66% мужчин и 34% женщин; односторонний процесс диагностирован в 87% случаев, двусторонний — в 13%.

Вазомоторные реакции, ведущие к патологии левой почечной артерии и ее артериол с поражением левой почки, обоснованы особенностью венозной ге­модинамики в левой почке. В левую почечную вену впадают центральная вена надпочечника и семенная. При флебогипертонии в семенной вене в левом яичке происходит изменение венозной гемодинамики с нарушением метаболического гомеостаза в сперматогенном эпителии, который выполняет двойную задачу — по андрогенной функции и сперматогенезу. Нормализации этой функции, как правило, осуществляется через увеличение ОЦК и микроциркуляции, поэтому в норме у любого мужчины левое яичко, как правило, располагается ниже право­го, и при возникновении нарушения венозной гемодинамики флебогипертония вызывает изменение гемодинамики, как в почечной артерии, так и в левой яичниковой, поэтому венозный пейсмекер в устье семенной вены тесно связан с венозной гемодинамикой в почке.

Флебогипертония вызывает вазомоторную реакцию, как в почке, так и в яич­ке с включением артериовенозных шунтов. В почке это артериовенозные шунты между ветвями прямых почечных артерий и венулами мозгового слоя почки, а в яичке — артериовенозные шунты на уровне сперматогенного эпителия с повышением давления в венах, ведущим к ликвидации флебогипертонии. При аномалии развития или вариантной анатомии центральной вены левого над­почечника и левой семенной имеет место выраженная форма декомпенсации венозного оттока, в клинике констатируемая по варикозному расширению вен семенного канатика, длительное нарушение микроциркуляции в функции яичка проявляется эндокринопатией.

По вышеуказанной закономерности изменение венозной гемодинамики соче­тается с изменением гемодинамики почки в яичке, так как вегетативные сплете­ния почечных артерий с венозными сосудами обеспечивают единую сосудистую реакцию с реакцией микроциркуляции и централизации кровотока для улучше­ния венозной гемодинамики в дренирующих системах почек и яичек, но пуско­вым механизмом в этих вазомоторных реакциях является сосудисто-нервный пучок левой почечной артерии. Эта закономерная доминирующая вазомоторная реакция в левой почечной артерии является предпосылкой для микро- и макроангиопатий в почечных артериях и артериях яичка.

При изучении вариантной анатомии левой почечной вены нами обосновано возникновение варикоза вен левого яичка в 14% случаев, когда устье левой центральной вены надпочечника соответствует месту впадения или устью левой семенной вены. Это подтверждается клиническими данными (Ибатуллин И.А. и др., 1986, 1991).

Функции сердца осуществляются двумя коронарными артериями, образую­щими первые первичные сосудисто-нервные пучки, отходящие от аорты. Вто­рыми артериальными сосудами являются внутренние грудные артерии, которые с диафрагмальными нервами регулируют вторую по значимости мышцу челове­ка — диафрагму. Вышеуказанные артериальные сосуды вместе с венами, лим­фатическими сосудами и нервами определяют функцию доминирующей систе­мы, а именно сердца и диафрагмы. Эти мышечные образования являются посто­янно функциональными. Морфофункциональный анализ выявляет их значение: масса крови, поступающей в аорту, перфузируется в эти сосуды и тем самым постоянно поддерживает функциональную активность большого и малого круга кроволимфообращения.

Задачи этих систем в филогенезе и онтогенезе сосудистой системы нашли отражение в архитектонике сосудов — они имеют магистральный, совершенный тип строения; в устьях артерий отсутствует мышечный слой — повторяется гистоструктура аорты с ее эластическим каркасом, поэтому нет условий для вазомоторных реакций. Анализ структуры артерий выявляет, что они лежат в створках клапана, зияют, тогда как все артерии в периферической части всегда спазмированны и в их просвете крови, как правило, нет. Особенностью отхождения артерий и их длины является рациональность; первая масса крови при систоле желудочка и нормальной функции клапанов аорты поступает в сосуды сердца и этим самым поддерживает гомеостаз в виде массы циркули­рующей крови. Следует отметить, что длина коронарных артерий по сравнению с длиной артерий, обеспечивающих кровоснабжение диафрагмы, спинного и продолговатого мозга и других, — наименьшая, поэтому благодаря эффекту распределения, условиям кровотока и анатомическому строению коронарные артерии соответствуют совершенному типу строения – кровенаполнение - ОЦК.

Функциональная активность коронарных артерий в условиях стрессовых си­туаций неодинакова. В пренатальном периоде условия кровотока одинаковы, так как периферическое сопротивление минимальное и систолическое давление равно давлению в артериолах (70—60 мм рт.ст.). Толщина мышечного слоя правого желудочка равна толщине мышечного слоя левого желудочка. В постнатальном периоде с ликвидацией гипоксии включаются в функцию малый и большой круг кроволимфообращения. Включение условий микроциркуляции, особенно большого круга кроволимфообращения, ведет к изменению условий микроциркуляции в органах и системах через функцию первичных сосудисто-нервных пучков (особенно в ЖКТ). Эти периферические вазомоторные реакции лежат в основе периферического сопротивления, динамического, изменяющего и формирующего первичную генетическую константу — артериальное давление с одновременной стимуляцией левого желудочка для перфузии массы крови.

Названные процессы способствуют формированию и повышению систоличе­ского давления. Их морфофункциональные взаимосвязи и предопределяют в постнатальном периоде постепенную гипертрофию левого желудочка; в стадии сформировавшегося сердечно-сосудистого комплекса, в стадии стабилизации ги­пердинамической реакции (по Г. Селье) толщина стенки левого желудочка по отношению к правому увеличивается в 2 раза и в показателях физиологического развития для выполнения функциональных задач их величины соотносятся как 2:1, т.е. толщина стенки левого желудочка в 2 раза больше, чем правого.

Вышеуказанный морфологический показатель определяет систолическое дав­ление в аорте и легочной артерии, оно в аорте в 4 раза выше, чем в легочной артерии (до 30 мм рт.ст.). Поскольку функция определяет анатомию, АД явля­ется раздражителем и фактором, определяющим строение стенки артериальных сосудов, отходящих от левого и правого желудочка, т.е. артериальное давление в аорте становится причиной функциональной перестройки стенки аорты, ко­торая в 2 раза толще стенки легочного артериального ствола. Изменяющиеся гемодинамические условия при функциональных напряжениях в большом кру­ге кроволимфообращения обосновывают адаптационную перестройку артерий и предпосылки для возрастных изменений в виде склероза, а при повреждени­ях — возникновение участков атеросклеротических повреждений, как правило, одновременно сопровождающееся нарушением микроциркуляции, ведущим к неполноценности органоспецифических клеток.

Условия изменения гемодинамики в постнатальном периоде определяют фор­мирование безусловных рефлексов, т.е. являются доминирующим фактором морфофункциональных взаимосвязей. В стрессовых реакциях, выраженных гиперди­намической реакцией, возникают условия альтерации сосудисто-нервных пучков большого круга кровообращения, в первую очередь в сосудах с интенсивными условиями кровотока и возможностью их изменения. Одним из артериальных сосудов, в которых возникают эти условия, является левая коронарная артерия. Данная артерия по общей закономерности перестраивается и имеет участок смены эластического каркаса на мышечный. С появлением мышечного волокна, полу­чающего питание из артериальных сосудов, отходящих от коронарных артерий, создаются предпосылки для гипоксии; артериальные сосуды кровоснабжают так­же начальный участок аорты и все оболочки сердца, кроме эндокарда.

Сравнительный морфофункциональный анализ показывает, что функция левожелудочковой артерии — спазм — имеет более выраженный характер и в соответствии с функцией левого желудочка эта артерия претерпевает мор­фологические изменения. Диаметр и толщина стенки артерии в сравнении с правой коронарной больше, что подтверждает общую закономерность: функция определяет анатомию. Левая коронарная артерия ложится в венечную борозду, отдает две ветви — более тонкую переднюю межжелудочковую и более крупную левую огибающую. Следует особо выделить первую артериальную ветвь, кото­рая является как бы продолжением левой коронарной артерии. Она спускается по передней межжелудочковой борозде к верхушке сердца, где анастомозирует с ветвью правой венечной артерии. Вторая, продолжая ствол левой венечной ар­терии, огибает по венечной борозде сердце с левой стороны, образуя венечный круг, или артериальное кольцо, — коронарную гемодинамику, которую выделя­ют в третий круг кровообращения, от которого магистрально отходят артерии с доминирующим функционально активным сосудом — нисходящей ветвью левой коронарной артерии, у которой анастомозов в компенсации кровообращения практически нет.

Условия гемоциркуляции в левой коронарной артерии в месте разделения общего ствола на два артериальных неодинаковы, так как в этом участке имеет место зона дисфункции и дизонтогенеза: эластический слой артерий перестраи­вается в мышечный, и углы отхождения создают возможность турбулентного кровотока с раздражением эндотелия, его перестройки и атеросклеротических изменений. Это первый участок в левой коронарной артерии в виде locus mi-noris rezistentiae (слабое место), но наиболее слабым местом в поражении ле­вой коронарной артерии является ее нисходящая ветвь, так как она является как бы продолжением кровотока из устья коронарной артерии в направлении кровотока сверху вниз в противоположность кровотоку, обусловленному со­кращением левого желудочка, т.е. снизу вверх. При этом данная артерия ле­жит на границе желудочков и в верхней трети, где сократительная способность желудочков менее выражена, она фиксированна, а ниже, в области мышечного слоя, переходящего в верхушку, она обладает подвижностью, возможностью из­менения положения, обусловленными сокращением желудочков. В этом участке от нее отходят вторичные артериальные ветви, поэтому возникает морфофункциональная предпосылка в систоле желудочка для изменения прямолинейного положения артерии — смещения влево с возникновением угла. Гемодинамические условия при сочетании со стрессовыми механизмами создают предпосылки для возникновения альтерации эндотелия этого участка артерии и нарушения микроциркуляции в vasa vasorum в стенке артерии. При этом двойной меха­низм раздражения и относительной деваскуляризации в мышечном слое артерий обеспечивает локальное атеросклеротическое поражение стенки артерии в на­правлении сверху вниз на границе средней и нижней трети. Но при этом следует иметь в виду, что проходимость артерий в дистальной части сохраняется, осо­бенно при наличии анастомозов.

При повышении АД левый желудочек сердца усиливает свою работу в связи с увеличением периферического диастолического давления. При этом удлиняет­ся выносящий тракт крови, идущий от верхушки по передней стенке желудочка и передней части перегородки до аортальных клапанов.

Сочетание изменения гемодинамики в левой коронарной артерии с особенно­стью функции левого желудочка в клинике позволяет констатировать, что при выраженном атеросклеротическом поражении нисходящей артерии имеет место инфаркт миокарда с локализацией чаще всего в области верхушки, передней и боковой стенок левого желудочка и передних отделов межжелудочковой перегородки. Это подтверждается клиникой, течением инфаркта миокарда и данными патологоанатомических исследований.

В правой коронарной артерии нет таких морфофункциональных предпосы­лок, поэтому нарушение проходимости правой коронарной артерии и ее ветвей в клинике встречается редко.

Доминирующее значение функций органоспецифических клеток органов и систем определяют эндотелиоциты, которые обеспечивают метаболические про­цессы через капиллярное русло органов и систем. Каждый капилляр, особен­но в сердце, соприкасается с мышечным волокном, к которому прилежат два капилляра. Данная закономерность обеспечивает высокий уровень метаболи­ческих процессов по трем вторичным константам метаболизма (газовый, кристаллоидный, коллоидный), предупреждая повреждение генов эндотелиоцитов и кардиомиоцитов. Вышеуказанные гематолимфатические взаимоотношения через объем циркулирующей крови, который, как было сказано, в гипердина­мических реакциях возрастает в 5 раз, обеспечивают функцию кардиомиоцита в стрессовых реакциях, проявляются тахикардией, тахипноэ, а в ЭКГ — вы­раженной левограммой. Изменения этих показателей в первую очередь зависят от степени оксигенации тканей, в субкомпенсации с проявлением декомпенса­ции — метаболическом ацидозе — на ЭКГ могут проявляться экстрасистолией. В этих условиях метаболические нарушения будут являться первичными, и вы­раженность их лежит в основе ИБС. Данные закономерности прослеживаются в клинике и патологоанатомических данных острой сердечно-сосудистой недо­статочности. При экспериментальном изучении этого вопроса нами выявлено, что отек эндотелия с интерстициальным отеком миокарда приводит к снижению количества капилляров в миокарде на 20—25% от исходной величины. Анализ изменений внутренней среды демонстрирует изменение стенки капилляров, их количества и функционального состояния мышц — кардиомиоцитов в зависи­мости от степени оксигенации тканей.

Данная закономерность в нарушении метаболизма кардиомиоцита может иметь доминирующее значение при различных видах интоксикации, в частно­сти алкогольной, так как при распределении объема циркулирующей крови в системе степень интоксикации будет выраженной в первую очередь в сердце, печени. При этом меньшее проявление токсемии будет иметь место в капилля­ре — в эндотелиоците, но большее — в сердце — в кардиомиоците. Поэтому дистрофические изменения будут определяться в миокарде с доминирующим их проявлением в левом желудочке по закону перехода количества в качество с клинической картиной левосторонней сердечно-сосудистой недостаточности, ИБС-синдрома, но в основе которого имеет место миокардиопатия, а не нару­шение функции коронарных артерий.

Микроциркуляторные процессы, лежащие в основе трофики при токсемиях, в первую очередь воздействуют на органоспецифические клетки, выполняющие функцию, — кардиомиоцит с параллельным поражением капилляра. Поэтому до­минирующими в длительных интоксикациях будут дегенеративно-дистрофические изменения в мышце сердца с одновременным относительно выраженным пораже­нием эндотелиоцита, но проходимость капилляров будет сохранена.

Постоянство гемодинамики в малом круге кровоообращения вызывает из­менения мелких разветвлений легочной артерии, но в общем констатируется, что сосуды легкого при гипертонической болезни вовлекаются в патологический процесс мало. Изменения имеют место при нарушении кровообращения в связи с недостаточностью работы сердца.

Изменения аорты, артерий крупного и мелкого диаметра специфическим проявлением при гипертонической болезни не обладают. Наблюдается выра­женная картина атеросклероза. Гипертоническая болезнь почти всегда сочетает­ся с атеросклерозом, в основе которого имеет место изменение метаболического гомеостаза с нарушением функции органов и систем.

В генезе поражения артериального отдела большого круга кроволимфообращения имеет место дисфункция различных отделов вегетативной нервной системы с доминантным проявлением симпатической нервной системы — эрготропной в сочетании с нарушением нейрогормональной регуляции с дизонтогенетическим процессом - артериоло-, атеросклерозом, как правило, начи­нающимся в фазе стабилизации, а в фазе истощения имеющим выраженные генерализованные проявления. Эмбриональной морфофункциональной основой является ангиодермальный эпителий — основа органоспецифической клетки доминирующей системы — эндотелиоцита, а в системогенезе — сосудисто-нервного пучка.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   21




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница