Разработка индивидуального психофизиологического подхода



страница7/14
Дата28.11.2017
Размер2.47 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   14

Примечание: Номера ПТУ – условные.

Приведенный материал показывает, что почти все подростки знакомы с алкогольными и табачными изделиями. Известно, что дети отказываются от приема внутрь невкусных веществ, в том числе лекарственных. Алкогольные напитки не только имеют плохой вкус, но и вызывают отрицательные, а иногда очень тяжелые, реакции. Алкоголичка И.Ц. в аутоанамнезе сообщила о следующем. Первый раз выпила в 15 лет по настоянию взрослых полбутылки ликера, это вызвало рвоту и потерю сознания. С этого случая появилось отвращение к спиртному. Через несколько лет в торжественных случаях выпивала немного (до 50 мл) вина, однако и за такую дозу расплачивалась очень плохим самочувствием (тошнота, сильная головная боль, учащенное сердцебиение и др.).В 28 лет стала приучать себя к водке, однако достаточно было выпить около 100 мл, как начинались сильные боли в желудке, рвота, головная боль; неоднократно приходилось вызывать неотложную помощь. Сначала рвота и плохое самочувствие появлялись после приема 100 мл водки, потом 250 мл, а через некоторое время ее не вызывали и 750 мл.

Факты многолетнего отказа от приема алкоголя под влиянием первых резко отрицательных реакций на него не исключение. Как видно из материалов приложения, С.Б. после пробы спирта, что произошло в 14 лет, не мог разговаривать дней семь, не трогал спиртные напитки года четыре. В 19 лет начал понемногу выпивать, однажды перепил, очень плохо себя почувствовал, в результате около года не переносил даже запах этанола. Позже изредка употреблял спиртное, затем чаще, через несколько лет превратился в алкоголика.

Мой бывший пациент А.Кротов в статье «Прозрение» писал о том, что впервые выпил в 23 года на своей свадьбе, от двух рюмок «куда-то поплыл»… очнулся утром с сильной головной болью, вид бутылок и закусок на столе вызвал «такое отвращение, что дал себе клятву не пить вообще». Очередной раз выпил лет через десять, когда товарищи по работе потребовали совместно «обмыть» премию за рационализаторское предложение. И теперь после второй рюмки потерял сознание, потом была рвота и плохое самочувствие. Над Кротовым посмеивались, особенно соседка, которая иронизировала: «Какой же ты мужчина, если тебя после рюмки домой на руках приносят». Автор начал доказывать, что является мужчиной и может пить, он пишет: «... то за день рождения выпью, то за получку, то еще за что-либо. Меня рвет, а я пью, меня рвет, – а я пью». О последствиях такого «самозакаливания» алкоголем можно узнать из прилагаемого текста выступления А.И.Кротова, написанного для противоалкогольной конференции.

Самоистязание спиртными напитками, которое провели И.Ц., С.Б. и А.И.Кротов, вполне можно признать актом безумия и, если бы они это проделывали с помощью другой отравляющей жидкости, их непременно отправили бы в психиатрическую больницу. Мои пациенты вступили в борьбу с инстинктом самосохранения, дерзнули переделать сложнейший безусловный рефлекс, вызываемый спиртными напитками. Они вышли победителями: подавили безусловный рефлекс, подорвали защиту организма от ядов, попадающих в пищеварительную систему, превратили отравляющую жидкость в продукт питания. Пьяниц и алкоголиков считают безвольными, учитывая приведенные, факты, о большим основанием их можно причислить к волевым. Парадоксальное явление: люди, добровольно подвергающие себя путем приема алкоголя значительным физическим страданиям, обычно не переносят подчас несравненно меньшие болевые раздражения, например, процедуры взятия крови, инъецирование лекарств, лечение, зубов. Высокий, крепкого телосложения доцент Н.С., истязавший себя спиртным в период приобщения к нему и во время запоев, в стоматологический кабинет ходил только в сопровождении старенького отца, но и в его присутствии иногда терял сознание.

Факты подобного рода позволяет объяснить концепция питейной запрограммированности. Она, как отмечено выше, включает в себя настроенность или установку на употребление алкогольных, напитков и питейное убеждение. Алкогольная установка – программа отношения человека к алкогольным напиткам (что пить? сколько? в какой обстановке? и т.п.). Содержанке установки с течением времени обычно изменяется. Ее суть – решение употреблять спиртное. Питейное убеждение – уверенность в том, что алкоголепитие представляет собой нормальное, естественное и даже необходимое в нашей жизни занятие. Суть его состоит в оправдании этого занятия. Именно оно как бы принуждает человека пить спиртное, угощать им других, добровольно заниматься алкогольной пропагандой и агитацией. Широкое распространение умеренного алкоголепотребления, пьянства и алкоголизма объясняется активностью обладателей питейных убеждений, которые в своих книгах, брошюрах, статьях, лекциях, кинофильмах и т.п. явно или замаскированно пропагандируют ничем неоправданное и противоестественное занятие.

Каждый пьющий в том или ином объеме играет роль питейного программиста, т.е. распространителя проалкоголъных измышлений и питейного агитатора. Это легко понять, если иметь в виду особенности убежденных людей – они пропагандируют свои взгляды, усиленно навязывают их другим. Среди питейных программистов имеются «новаторы», которые выдумывают новые абсурдные проалкогольные суждения. Например, В.К.Смирнов утверждает: «...опьянение используется в качестве средства управления своим психическим состоянием или психическим состоянием другого человека». Опьянение не может быть средством управления психическим состоянием, поскольку само есть состояние, к тому же патологическое. «Открытие» сделал В.Никитин, додумавшийся до пищевого употребления спиртных напитков, якобы являющегося безопасным в социальном плане. Давно известно, что спиртные напитки не являются пищевым продуктом, всякое их употребление не питает организм, а приводит к отравлению его, оно социально опасно – может быть причиной хулиганских выходок и преступлений.

Питейная запрограммированность формируется на основе ложной проалкогольной информации, она искажает сознание человека, мышление и деятельность. На этот счет имеется очень много фактов, приведем некоторые. Г.М.Блинов и Б.Л.Данюшевский пишут: «... миллионы людей видят в вине великолепный дар природы, к тому же не лишенный определенного человеческого содержания». Вино не дар природы, а вреднейший искусственный продукт, даром природы являются виноград, фрукты и т.п.

Г.Сунягин весьма своеобразно отреагировал на известные партийно-правительственные постановления «О мерах по дальнейшему усилению борьбы против пьянства и алкоголизма» (1972), он написал грубо проалкогольную заметку, в которой объявил вино даром природы и доказывал необходимость «приобщать наше юношество к культуре еды и питья». Б.Д.Овчинников присоединился к следующему заявлению Сунягина: обращаясь к молодежи с призывом «не пей», мы фальшивим; для предупреждения алкоголизма нужна пропаганда культуры питья. Полное непонимание вопроса! Именно, пропаганда культурного питья – явная фальшь, обман, искажение сознания читателей. Пьянство и алкоголизм – закономерное следствие культурного питья. Это аксиома.

Е.Лосото поучает молодежь, читающую «Комсомольскую правду»: самое реальное направление в борьбе с пьянством и алкоголизмом – учить молодежь культурному отношению к вину; призывы к отказу от спиртного принимают смехотворный характер, «некоторые договорились до того, что и шампанское объявили ядом?!» Поразительный примитивизм! Призывы к нормальной, естественной и здоровой жизни, по Е.Лосото, смехотворны, а проповедь поповской идеи питья «в меру», которая принесла неисчислимые беды человечеству, – правомерна. Крепость шампанского более 10°, поэтому нельзя отрицать его значительной токсичности.

Яркий пример глубокого искажения сознания и мышления питейной запрограммированностью приводит С.Шолохов. Родители выпускников школы, организовавшие для них, учителей и для себя коллективную пьянку, просили редакцию газеты поблагодарить «директора Клавдию Алексеевну за то, что она не чуждалась выпить с нами и ходатайствовать перед Министерством народного образования, чтобы вынесли выговор тем учителям, которые не остались на выпускном вечере». Иначе говоря, родители осудили дисциплинированных учителей, которые не захотели осквернять стены школы коллективной попойкой и вовлечением в нее своих питомцев. Сами же они вместе с директором совершили два правонарушения: пьянствовали в школе, угощали спиртным несовершеннолетних.

Умеренники убеждены в том, что занимают «золотую середину», поэтому отрицательно относятся к алкоголикам и к трезвенникам. О том, насколько питейная запрограммированность лишила их ясности сознания, свидетельствуют ярлыки, которыми они наделяют трезвенников: «аскеты», «антисоветчики», «диссиденты», «максималисты», «сектанты», «экстремисты» и др. Между тем трезвенники, особенно сознательные, – лучшая, наиболее дисциплинированная, трудоспособная, патриотически настроенная часть общества. Умеренники презирают алкоголиков, помимо прочего, за утрату способности решать вопрос «пить или не пить». Но сами они пьют также по принуждению, хотя и менее значительному. Чтобы убедиться в этом, достаточно получить ответы на такие вопросы: I) Какова цель употребления Вами спиртных напитков? 2) Что хорошее приносит это занятие лично Вам, вашей семье и нашей Родине? 3) Сможете ли Вы провести у себя очередной прием гостей без алкоголя? 4) Способны ли сами не выпить, будучи за пиршеским столом? 5) Был ли случай, когда Вы отказались принять участие в торжества со спиртным, организованном на работе?

Питейная запрограммированность делает человека верующим, но не в фантастические небесные силы, а в фантастические свойства алкогольных напитков. Они борются за свою нелепую веру, распространяют ее, обманывают народ, используя для этого трибуны лекториев, экраны телевизоров и кино, страницы газет и т.п. Если оценивать подобную деятельность не с позиции концепции питейной запрограммированности, то трудно не признать ее враждебной, вредительской. Алкоголепийцы распространяют свою веру не только с помощью слова, но нередко и дела. Некоторые из них «в единоборстве» с трезвенниками не останавливаются перед клеветой, угрозами, должностными карами, выливаниями спиртного за шиворот, избиениями. Например, меня с товарищами по Клубу благоразумия, который помогал алкоголикам (1971-1973 гг.), оклеветал бывший главный нарколог города В.П.Беляев. Он всячески вредил нашей деятельности: участвовал в подготовке уголовного по содержанию анонимного письма, для его «проверки» и дискредитации клуба и меня создал комиссию, тайно от нас провел собрание наркологов и психиатров, на которой поносил меня и «Временный устав клуба благоразумия», объявленный им шизофреническим бредом, создал комиссию (И.В.Бокий и др.) с задачей поставить мне психиатрический диагноз... Позже Беляев и некоторые его подчиненные распространяли слух, будто «очень авторитетная комиссия» установила, что Шичко психически больной человек, что ему запрещено заниматься алкогольной проблемой. Беляев внес значительный вклад в ликвидацию двух клубов благоразумия, в подготовку роспуска нашей Противоалкогольной народной дружины, помешал нам организовать клуб трезвенников в ЛТП г.Пушкина, хотя его руководство и пациенты просили нас об этом... В.П.Беляев причинил вред Ленинграду, поскольку с 1972 г. мешал развертыванию нами широкой противоалкогольной работы.

В декабре 1981 г. на противоалкогольной конференции в Дзержинске пьющие представители Оргбюро четко продемонстрировали свое враждебное отношение к трезвенникам. Например, В.Г.Морткович подверг оскорбительной критике горячего патриота и выдающегося ученого акад. АМН Ф.Г.Углова, его серьезное занятие алкогольной проблемой назвал хобби, а обоснование целесообразности введения «сухого закона» – экстремизмом. В частном разговоре он объявил активных трезвенников диссидентами.

На той же конференции я сделал доклад на тему: «Методы проведения трезвенной работы на промышленном предприятии», реферат которого прилагается; председательствовавший В.К.Смирнов перебивал меня, в одном случае справился о необходимом дополнительном времени, хотя я в нем не нуждался. Подобная строгость проявлялась к трезвенникам, активнейшему проповеднику умеренного питья Б.В.Левину председатель удвоил время на доклад и пребывал в покое по истечении его, позволил единомышленнику полностью выговориться. Мой метод дезалкоголизмии вызвал своеобразную реакцию Смирнова: он «авторитетно заявил», «как представитель Облздравотдела», что Шичко не имеет права пользоваться своим методом без разрешения на то Министерства здравоохранения.

Приведенные факты показывают, что вспыхнувшая в XIX в. борьба между защитниками умеренного питья (модератистами) и воздержанниками (абстинентистами) продолжается, причем проповедники умеренности не гнушаются недостойными способами, они всячески мешают установлению трезвости. Делать это и пользоваться недозволенными методами заставляет их питейная запрограммированность. Она же повинна в том, что у входа в зал заседаний продавалось пиво, и некоторые борцы с пьянством наслаждались им, забыв о том, что принимают алкоголь в рабочее время и на рабочем месте. Питейная запрограммированность в сочетании с поглощением спиртного серьезно искажает мировоззрение и поступки людей.

Питейные программисты духовно калечат нашу молодежь, идеологически принуждают ее употреблять спиртные напитки, что делает их жизнь неполноценной. В.И.Ленин учил: «Развитие сознания масс остается, как всегда, базой и главным содержанием всей нашей работы». Пропагандисты умеренного и культурного питья затемняют сознание масс, препятствуют его всестороннему развитию. У этих людей настолько сужено сознание, что они не знают или игнорируют простые истины: I) «Умеренное или культурное питье – единственная реальная почва, на которой вырастают пьянство и алкоголизм». 2) «Чтобы учить других, нужны не дилетантские, а научные знания». 3) «Для эффективной борьбы со злом, необходимо самому не творить его». 4) «Пьющий борец с пьянством такая же карикатура, как верующий в бога борец с религией».

Принято считать, что опасность развития алкоголизма начинается с перехода от умеренного питья к пьянству. Это ненаучное понимание вопроса. Алкоголизмия начинается с момента появления в голове человека проалкогольной мысли или с момента попадания в организм первой порции алкоголя. То и другое представляют собой первый шаг по пути алкоголизмии, каждая новая проалкогольная мысль, каждое новое, с доверием воспринятое проалкогольное сообщение, каждая новая порция спиртного приближают человека к алкоголизму. Как правило, советские дети рано становятся на путь алкоголизмии, отдельные из них успевают пройти его до наступления совершеннолетия. Обычно сначала происходит питейное программирование. Положительные мысли об алкоголе появляются под влиянием наблюдения сцен выпивок в жизни, на экранах телевизоров и кино, устных и письменных повествований о спиртных напитках и их, якобы благотворном, действии на организм. Опубликовано много сообщений о том, как происходит питейное программирование детей и реализация программы в играх. Большой интерес представляет статья В.Т. «О детских «невинных» играх и о виновных родителях», в которой описывается наблюдение за игрой детей в «пьянку». Автор пишет: «До мельчайших подробностей воспроизводится картина пьянства. После первой рюмки начинается оживленный разговор, чем дальше, тем шумнее. Дело даже доходит до «ссоры» и «драки», или «напьются пьяные» и ходят в обнимку по улице, шатаясь и дебоширя. А за это их матери из окон похваливают...»

Алкоголик Н.С. так описал в аутоанамнезе ход программирования: «В нашем доме всегда собиралось много гостей на праздники и по случаю других событий, бывало до 30 человек. Я, будучи дошкольником, наблюдал такие сцены: приходят люди, выпивают и становятся шумными, веселыми добрыми; хвалили нас, ласкали, угощали конфетами. Эти сборища взрослых я с раннего детства привык считать радостным, веселым и приятным событием. Правда, за стол меня не сажали...

Частые пиршества дома заставили меня считать попойки нормальным, естественным и привлекательным занятием, и сам я в 15 лет впервые сильно напился во время встречи праздника с одноклассниками. Пил ликер, потерял сознание, была сильная рвота. Через несколько часов пришел в себя и ребята меня отвели домой...

Некоторые родители активно питейно программируют своих детей и приобщают их к спиртному. В I980 г. инженер Н.У. с восторгом рассказала мне о прозорливости своей подруги, которая сначала преподавала своим детям теорию алкоголепотребления, а потом стала обучать их культурному питью вина. Образованная и пьющая мать усвоила рекомендации питейных программистов, в том числе писательницы, матери и бывшей учительницы Н.Долининой, которая так поучает читателей: «Пока ребенок маленький, ему наливают лимонад. Пятнадцатилетнему можно предложить рюмку вина, станет постарше – и водки. Важно научить его соблюдать меру. Воспитать – а это достигается только родительским примером...» Писательница по сути провоцирует родителей на противоправные действия: доведение несовершеннолетних до состояния опьянения – уголовное деяние. Моя собеседница с самодовольством заявила, что уже начала готовиться к обучению культурному питью своего мальчика. Примечательно, что сама Н.У. страдала из-за алкоголизма брата. В результате беседы и ознакомления с некоторыми моими публикациями, рукописями, она не только отказалась от дикой затеи, но сама стала трезвенницей, проводит противоалкогольную работу в семье, просветила «прозорливую» подругу.

А.Осенин описал метод питейного программирования и приучения к спиртному А.С.Ивановым дочери Нины: «Обучение проходило следующим образом. Когда Нина была поменьше и вино вызывало у нее отвращение, папа за каждый выпитый стаканчик давал дочке рубль. Иногда два. По молодости лет Нина поддавалась искушению легко. И вот, вместо того, чтобы стать, нет, не эфемерным созданием, а просто нормальным человеком, молодая девушка стала пьяницей.

Папой Ивановым руководила довольно своеобразная логика. «Вино, – говорил он дочери, – полезно. Оно от всякой хвори враз излечит. Мамаша моего папаши, твоего дедушки, очень вино уважала и прожила восемьдесят лет. Твой дедушка прожил шестьдесят, но помер не от вина, а от больного сердца. Собака, –продолжал папа, – не пьет, потому, что она собака. А мы – люди. Чувствуешь?! Девчонки твои знакомые выпивают? Выпивают! Парни знакомые выпиваю? Выпивают! Не будешь выпивать – никто тебя замуж не возьмет!».

Мы, взрослые, лишаем молодежь свободы в решении вопроса «пить или не пить?» Наше питейное психологическое программирование принуждает ее приобщаться к спиртному, даже если это причиняет страдания. Нужно вооружать школьников научными знаниями по алкогольной проблеме с тем, чтобы предоставить им возможность сознательно сделать выбор. К сожалению, у нас пока не проводится серьезное противоалкогольное воспитание в школе, а в повседневной жизни делается нечто противоположное. Правильно пишет П.И.Шамарин: «Пропаганда пьянства ведется настойчиво и эффективно. Пути такой агитации и пропаганды многообразны, доходчивы, часто носят массовый характер». Для алкогольной пропаганды используются такие мощные по массовости и эмоциональному воздействию каналы, как театр, кино, телевидение. «Так с раннего подросткового возраста люди приучаются к выпивкам. Привычка к выпивке рано или поздно перерастает в систематическое пьянство, а от пьянства к алкоголизму только один шаг».

Отсутствие у детей элементарных научных сведений по этой проблеме является причиной усвоения ими питейной программы. У многих учеников рано появляется алкогольная установка.

В сборнике об особенностях алкоголизации молодежи под редакцией Ю.П.Лисицына отмечено, что активная выработка алкогольной установки начинается у мальчиков с 9, а у девочек – с 10-11I лет. В одном из обследований заявили о намерении употреблять в дальнейшем спиртное 7,1 % мальчиков и 2,3 % девочек в возрасте 9-10 лет, 23 % юношей и 18,2 % девушек. Важно подчеркнуть, что половина мальчиков и треть девочек уже были знакомы со спиртным. Мои обследования учеников показали примерно такие же результаты. Среди первоклассников единицы заявил о том, что в дальнейшем будут употреблять спиртные напитки и табачные изделия, с возрастом частота таких высказываний увеличивалась. Например, среди восьмиклассников (41 человек в возрасте 14-15 лет) 1/3 имела курительную, ¼ – питейную установки. После проведения противоалкогольных и противокурительных занятий многие дети изменили свои решения.

Скорость продвижения человека по пути алкоголизма зависит от алкоголизмийности, частоты употребления спиртного, его качества и дозировок, от закусок и от компаний. Алкоголизмийность – степень подверженности алкоголизму – слагается из следующих компонентов: восприимчивости к питейному программированию, вырабатываемости привычки к спиртному и потребности в нем. Восприимчивость зависит от вникаемости и убеждаемости. Дети, из-за недостаточного развития сознания обладают повышенной убеждаемостью, поэтому они легче программируются. Скорость выработки привычки и потребности зависит от возраста, пола, состояния здоровья, заболеваний. Например, люди перенесшие сотрясение мозга приобретают потребность в алкоголе во много раз быстрее.

В заключение хочется особо подчеркнуть следующее. Психологическая питейная запрограммированность – это такое неблагоприятное функциональное изменение мозга под влиянием воздействий микросоциальной среды, искусства, средств массовой информации, которое принуждает человека периодически прибегать к алкоголю. Попрание запрограммированным противоалкогольного законодательства, навязывание другим спиртного, распространение неверных сведений об алкоголе и о последствиях его употребления – закономерная реализация питейной программы.
6.2. Психическая и физическая зависимость
Понятия «психическая зависимость» и «физическая зависимость» введены для характеристики химических веществ, к которым развивается привязанность. В докладе исследовательской группы ВОЗ так раскрыто содержание этих понятий:

«Психическая зависимость была описана как состояние, при котором лекарственное средство вызывает «чувство удовлетворенности и психическое настроение, которое требует периодического или постоянного введения этого средства, для того чтобы достичь удовольствия или избежать дискомфорта. Физическая зависимость – это «состояние адаптации, которое проявляется в интенсивных физических расстройствах, когда введение этого средства прекращается... Эти расстройства, т.е. синдромы абстиненции, состоят из специфических симптомов и признаков психического и физического свойства, которые характерны для действия каждого вида наркотика».

Известные специалисты в области наркологии А.А.Портнов и И.Н.Пятницкая дали следующие определения рассматриваемым понятиям: «Под психической зависимостью подразумевается симптом психического (в отличии от физического) влечения и в широком смысле – потребность больного в изменении алкоголем своего психического состояния». «Под физической зависимостью подразумевается зависимость физического состояния пациента от действия алкоголя, дискомфорт в отсутствии наркотика. При этой мы отвечаем физическое, подобное голоду и жажде, характера влечения, стремление к наркотику как к средству достижения физического комфорта, как средству, нормализирующему функциональное состояние больного».

Отдельные наркологи высказывали предположение, что питейная запрограммированность входит в состав понятия «психическая и физическая зависимость». Грубая ошибка, понятия совершенно разные. Психологическая питейная запрограммированность может формироваться задолго до первого приема спиртных напитков, а психическая и физическая зависимости появляются только в процессе их употребления. Думается, что последний соответствуют привычка к алкоголю и потребность в нем.


6.3. Привычка к спиртным напиткам
Привычка – это, согласно учению о высшей нервной деятельности, стереотип. И.П.Павлов писал: «Постоянно повторяющиеся и в определённом следовании перед животным внешние явления создают в полушариях определённую, так сказать, стереотипную деятельность. Всякое новое явление, или даже и старые, но в новой связи, нарушая этим стереотип, вызывают торможение, как и в наших опытах с изменением порядка условных раздражителей».

Спиртные напитки обычно употребляют по случаю различных торжеств. Подготовка к ним и участие в них представляет собой комплекс последовательных раздражений, действий и реакций. Многократное совпадение их во времени и по порядку приводит к выработке стереотипа или привычки. Выключение важных компонентов его вызывает отрицательные эмоции, переживания. Именно в связи с этим расстраиваются гости, привыкшие к совместным выпивкам при встрече, если не видят на столе спиртные напитки. Происходит, по И.П.Павлову, сшибка: гости заранее настроились на выпивку, а она не состоялась. Не случайно, по данным печати, некоторые отказываются бывать у таких хозяев. Есть два варианта профилактики «бунта» любителей спиртного – 1) при первых встречах выставление для них небольшого количества спиртных напитков и 2) психологическая подготовка гостей к трезвой встрече.

Отрицательные последствия игнорирования привычки четверть века назад я испытал не себе, когда находился в рядах алкоголепийц. Наметил провести октябрьские праздники за подготовкой статьи. 7 ноября к вечеру стало ухудшаться настроение, падала работоспособность и тем больше, чем ближе подходили стрелки часов к 19.30 – времени обычного начала застолий. Позже стала грызть совесть в связи с нарушением обычая, в голове сидела мысль: «Сейчас все люди отмечают важнейший революционный праздник веселым застольем, а я превратил его в будний день, игнорирую советский обычай – не ознаменовал Октябрь приемом спиртного». Вот как изуродовала мое сознание питейная запрограммированность! Влечения к спиртному не было, я не получал удовольствия ни от вкуса алкогольных напитков, ни от опьянения. За игнорирование был наказан психологическим страданием и угрызением совести. В то время я был холост, питье в одиночестве не привлекало меня, а идти к кому-либо из многочисленных друзей считал неприличным, поскольку под благовидным предлогом отклонил их предпраздничные приглашения. В 21 час отправился в ресторан, выпил в кругу незнакомый людей немного коньяка, этим успокоил свою «гражданскую совесть». Конечно, продолжать работу над статьей не смог, поскольку не только коньяк, но и стакан пива всегда резко снижал мою интеллектуальную работоспособность. Интересно этот факт сопоставить со следующим.

В 1975 г., когда я имел приличный стаж сознательного трезвенника, меня пригласили в Центральный военно-морской музей на встречу с боевыми товарищами, которую организовал генерал-полковник В.А.Греков. Мы, военные моряки, во время Великого волжского сражения поддерживали его, наземно блокированную противником, группировку. Я почти не сомневался в том, что будет дружеская попойка, поэтому искал вариант отказа, не оскорбляющий чувства пьющих. Меня ожидала двойная радость – личная встреча с товарищами через 33 года, деловая, теплая обстановка без горячительных напитков. Мы поделились воспоминаниями, осмотрели основные экспонаты музея, сфотографировались, побывали на «Авроре», расписались в журнале почетных гостей. Трезвая встреча принесла большую радость, а будь я, как прежде питейно запрограммированным, расстроился бы, подобно моему товарищу по канонерской лодке, который во время возвращения домой с возмущением сказал: «Я удивлен жадности человека: генерал-полковник, занимает высокий пост, значит, имеет большие деньги, и пожалел какую-то десятку на коньяк. Так с боевыми друзьями не встречаются». Я успокоил капитана I ранга, доказал, что встреча прошла отлично.

Данные факты показывают зависимость от сознания привычек и отношения к обычаям.

Мы переоцениваем силу дурных привычек и обычаев, порой смотрим на них, как на нечто роковое. Мне неоднократно удавалось переубеждать людей, которые не стыдились устраивать на работе попойки по случаю каких-либо личных событий, что запрещено законом, но считали чуть ли не преступлением не напоить сослуживцев. Мой опыт показывает, что можно одной грамотной беседой освободить человека от алкогольной привычки и от привязанности к обычаю.

В последние годы наблюдается отрадное явление – рост числа мероприятий, проводимых трезво, в том числе вечеров встреч, банкетов, свадеб. Одну из первых таких свадеб провел комсомольский работник А.Маюров, причем в ресторане, одну из последних организовал у себя на даче по случаю бракосочетания сына академик АМН Ф.Г.Углов. На этих торжествах было очень много гостей, весело и приятно провели время, все остались довольны.

В процессе потребления спиртных напитков формируется не только привычка, но привыкание к ним и потребность в них. Привыкание проявляется в повышении толерантности к алкоголю. Это общая закономерность, которая наблюдается в связи с многократным воздействием веществ, отличающихся токсичностью (героин, морфий, табак и т.п.). А.Туров уверяет, что происходит быстрое привыкание организма к пчелиному яду: при ежедневных укусах 1-20 пчел через 2-3 недели боль отмечается только в момент вхождения жала, а «через три минуты ни боли, ни опухоли, ни отека». Нарколог Р.Васильев сообщил об алкоголике, который в сутки выпивал до 25 л вина, у меня были пациенты, поглощавшие ежедневно 2 л водки.

С прекращением приема яда привычка и привыкание угасают. Снижение толерантности четко наблюдается у курильщиков: достаточно сделать перерыв в несколько часов, чтобы табачный дым начал вызывать неприятный вкус, головокружение, слабость и т.д.

Нарушение питейного стереотипа не вызывает болезненного состояния, оно наблюдается при неудовлетворения потребности в алкоголе.


6.4. Потребность в алкоголе
Потребность – основной специфический признак алкоголика, резко отличающий его от других алкоголепийц. Относительно потребности существуют самые разнообразные мнения, общим почти для всех авторов является переоценка её значения в патогенезе алкоголизма.

Наблюдается тенденция рассматривать потребность в этаноле, как свойство организма частично или полностью врожденное. Все еще имеются сторонники гипотезы наследственной передачи пристрастия к этанолу, причем одни прямо говорят об этом, другие косвенно – доказывают будто животные добровольно и охотно поглощают опьяняющие растения или жидкости. Например, имеются публикации о «пьянстве» слонов, о предпочтении крысами раствора спирта воде чистой или подслащенной и т.д. Высшие животные, как показывают литературные и собственные данные, отличаются осторожностью в приеме новых видов пищи и жидкостей. Они не имеют генетического механизма для дифференцирования съедобного от опасного, не случайно в зоопарках сосуществуют в одной клетке хищники и чих жертвы, а на пастбищах дрессированные волки исполняют роль пастуха. Мне приходилось обезьяну и молодых крыс приучать к сливкам, тыквенным семечкам и некоторым другим продуктам.

И.Д.Боенко и М.М.Чирков показали, что собаки никогда не приближались к раствору спирта, даже будучи обезвоженными. В опытах Б.М.Гузикова белые крысы выраженно предпочитали 20 % раствор глюкозы 10% раствору этанола. Можно разными физиологическими приемами принудить животное употреблять резко неприятные вещества. В моих опытах, проведенных по методу ситуационных условных рефлексов П.С.Купалова, собаки самостоятельно пили концентрированные растворы хинина. Приучение производилось так: спонтанное питье воды сопровождалось включением метронома и бесшумной кормушки из которой животное получало пищевое подкрепление. В последующих опытах в миску наливались все более горькие растворы хинина. Эти опыты примечательны тем, что показывают большие возможности приучения животных к потреблению веществ, обладающих неприятными вкусовыми качествами. Подобно тому, как я производил приучение собак к раствору хинина, в жизни происходит приучение людей к спиртным напиткам. Прием алкоголя сопровождается закусыванием, причем, как правило, приятной пищей. Закуска играет важную роль в приучении людей к алкогольным напиткам: 1) останавливает неприятное вкусовое последействие напитка, 2) смешиваясь с ним в желудке, замедляет его абсорбцию и 3) содействует смягчению отрицательных безусловно-рефлекторных реакций.

У людей, отличающихся хорошей вникаемостью, извращение естественных защитных реакций на прием алкоголя может происходить под влиянием психологических воздействий и самовнушений. Такая возможность легко обнаруживается на людях, желающих привыкнуть к курению. Конкретный факт. Дипломантка Л.Т. решила, подобно муку, стать курильщицей. Табачный дым вызывал у нее бурные защитные реакции. Через две минуты после очередного самоистязания дымом я провел короткое внушение, в результате испытуемая начала с большим удовольствием вдыхать дым полной грудью. Затем я уговорил Л.Т. согласиться на новый сеанс с целью восстановить и усилить прежние реакции. Теперь не только курение, но втягивание дыма в рот вызывало бурные реакции. В дополнение к этому провел сеанс противокурительного убеждения.

Спиртные напитки действуют на организм экзогенно и эндогенно. Экзогенное действие выражается в раздражении зрительных, обонятельных, тактильных, температурных и вкусовых рецепторов, а также рецепторов пищевода, желудка и кишечника. Эндогенное влияние происходит с момента проникновения алкоголя в кровь, причем он начинает оказывать прямое и косвенное (через нервную систему) влияние на разные органы и системы, особенно велико воздействие на мозг. Простая процедура приема алкоголя вызывает чрезвычайно большие изменения в организме, выработку многих условных рефлексов.

Трудно понять, где и как происходит формирование потребности? Наблюдается тенденция решающую роль отводить каким-то особым химическим веществам. И.А.Сытинский, например, считает, что пристрастие к спиртному имеет патологическую основу, связанную с изменением обмена веществ. В.И.Григорьев с соавторами отводят большую роль в патогенезе алкоголизма «защитно-токсическому сывороточному фактору алкоголизма». По их данным, сыворотка крови алкоголиков вызывала у трезвых явления интоксикации, внешне напоминавшие симптомы абстиненции, а у пьяных – отрезвление.

Есть основание считать, что решающая роль в формировании потребности в спиртном принадлежит головному мозгу, главным образом коре больших полушарий. Известно, что патологическая потребность вырабатывается не только вследствие приема алкоголя и наркотиков, но и под влиянием многих лекарственных веществ. Мне удалось наблюдать ее при длительном использовании в качестве подкрепления подслащенного клюквенного сока. Четкая картина наличия потребности в клюквенном соке наблюдалась у трех испытуемых. Рассмотрим один случай.

У испытуемого А.Ч. проводилась выработка сложного условного рефлекса на слова «красный свет»; всего произведено 115 сочетаний этого раздражителя с подслащенным клюквенным соком. Условный рефлекс не удалось угасить обычным приемом, о причинах хорошо рассказал сам А.Ч. Приводим его показания.

«Я как-то привык к тому, что на слова «красный свет» всегда дается клюквенный сок, так что невольно ожидал его даже после вашего заявления, что слова «красный свет» будут даваться без сока. Я сознавал бесполезность этого ожидания тем не менее ничего не мог поделать, сок ожидал» (6 февраля).

«На слова «красный свет» я ожидал клюквенный рок. К соку я так привык, как алкоголик привыкает к водке» (8 февраля).

«На слова «красный свет» как-то жду клюквенный сок, хотя и знаю, что он не будет дан, потому что третий день не даете его. На эти слова идет слюна. Я сомневался в том, что не будете давать экстракт, думал: «А может быть и будет по ошибке дан сок». На слова «красный свет» как-то всплывает представление о вкусе клюквенного сока, я чувствую этот приятный вкус, и слюна невольно идет. После того как Вы отделили трубку подачи сока от слюнной воронки, стало совершенно ясно, что он даваться не будет, и я перестал ждать его; слюноотделение и глотание прекратились. Слова «красный свет» стали совершенно безразличными, я почувствовал себя спокойней» (10 февраля).

«До тех пор, пока не была трубка подачи сока в рот присоединена к воронке, к словам «красный свет» относился безразлично и сок не ждал. Когда же Вы присоединили трубку подачи сока к слюнной воронке, у меня как-то изменилось состояние, я начал на «красный свет» ждать сок. Уж очень он мне нравится!» (11 февраля).

Очень хорошо заметил А.Ч.: «К соку я так привык, как алкоголик привыкает к водке». Состояние испытуемых несколько напоминало абстиненцию алкоголика: сильное влечение к соку, повышенная раздражительность в связи с неполучением его, некоторая агрессивность, просьбы дать попробовать, отсасывание сока из системы подачи его, невзирая на запрет, после опыта назойливые просьбы угостить... Мальчик А.И., после окончания первого опыта по угашению слюнного условного рефлекса, наблюдал за промыванием мною системы подачи сока. Как только я поставил на подоконник сосуд, в который поступала смесь воды с остатками сока, он схватил его и начал пить. Отнять не удалось. Влечение испытуемых к клюквенному соку трудно не признать потребностью. Кстати, она и у меня была. Во время войны мы, офицеры, обычно в кают-компании корабля пили чай с клюквенным экстрактом. Я к нему так привык, что во время пребывания на носилках после ранения в этой не кают-компании попросил дать с собой в госпиталь чай с экстрактом. Остальное, в том числе и деньги, брать не хотел. Нелишне обратить внимание на следующий факт. Испытуемый А.Ч. в период угашения слюнного рефлекса успокаивался в случаях отсоединения трубки подачи сока от слюнной капсулы, через которую он вводился в ротовую полость. Нечто подобное наблюдается и у алкоголиков: уверенность в отсутствии возможности добыть спиртное затормаживает потребность, а у некоторых прерывает запой. Намечено эксперименты с клюквенным соком возобновить с тем, чтобы попытаться собрать дополнительный материал к пониманию физиологического механизма потребности в спиртном.

Думается, что некоторый свет на этот особо трудный вопрос проливают эксперименты с вызыванием условно-рефлекторного опьянения. Их суть. Исследователь говорит испытуемому о приеме им определенных доз алкоголя или о воздержании от него. В другом варианте испытуемому предлагается представить, что он пьет спиртное. (См. протоколы наблюдений над Т.Н. и В.К.).


Протокол

наблюдения над Т.Н. от 18 марта 1977 г.

(Т.Н. – инженер, спиртные напитки употребляет редко, имеет среднюю вникаемость)



время

Задание испытуемому,

его реакции и показания

Продолж.

представления, сек.

Скорость двигат. Реакции, мсек.

13.45

13.47


13.50

13.51


13.53

13.55


13.57

13.58
14.00

14.02

14.04


14.06

14.07

14.08

14.10


14.12

14.13


14.17

14.18
14.20

14.22


- Во всех случаях в ответ на включение электрической лампочки с наибольшей скоростью надавливать правым большим пальцем на кнопку, которую следует так держать…
Десять замеров скорости реакции
- Представьте, что Вы находитесь в «Нектаре» и выпиваете первую порцию, т.е. 10 мл коньяка
Десять замеров скорости реакции
- Я в воображении взяла рюмку с десятью граммами коньяка, согрела, как нам рекомендовали, потом стала пить. Запах показался неприятным, а вкус не чувствовала. Стало немного стучать в висках. Это было и в «Нектаре», не допила воображаемый коньяк.
Десять замеров скорости реакции.
- Настроение стало лучше, появилась большая сосредоточенность, работать было легче.
- Представьте, что выпиваете вторые 10 г коньяка, как вчера в "Нектаре". Пожалуйста, выпейте все полностью.
Десять замеров скорости реакции.
— Согрела рюмку с коньяком и почти полностью выпила. Самочувствие изменилось, но не очень. Немного кружится голова, слабо стучит в правом виске. Будь я дома, легла бы в постель... Захотелось спать, настроение стало похуже.

Десять замеров скорости реакции.


- Самочувствие несколько лучше, немного поднялось настроение.

- Представьте, что сегодня никакие спиртные напитки не принимали.


Десять замеров скорости реакции.
— Самочувствие хорошее, настроение лучше (улыбается, смеется. - Г.Ш.).

Спать не хочется, сонливости нет, если бы находилась дома, то читала бы. Реагировала быстрее, охотно работала.

- Что и когда выпили в последний раз?

— Сухое вино выпила в марта, грамм 50, а до этого 25 января.


- Подумайте о том, что давно не пили коньяк.
Десять замеров скорости реакции.
— Ровное настроение, выше бодрость, работать хорошо, голос мой стал бойче.
- Подумайте о том, что стали убежденной трезвенницей, что никакие спиртные напитки никогда употреблять не будете.

Десять замеров скорости реакции.


— Подумала, что сделалась трезвенницей и мне стало приятно, работала быстрее, сосредоточенность поднялась, увеличилась бодрость. Я теперь серьезно задумаюсь над вопросом о том, есть ли смысл в дальнейшем употреблять мне спиртные напитки. Хотя и пила я мало, но, думаю, лучше быть трезвенницей.

25

65



30

20

20



280

425

271


613

417


274

278


272

Примечания:

  1. Испытуемая посетила дегустационный зал "Нектар" 17 марта 1977 г.

  2. Дегустатор рассказывал о разных марках коньяка, а затем просил взять очередную порцию, согреть ее и выпить. Каждая порция равнялась 10 мл.

Протокол


наблюдения над В.К. от 5 декабря 1981 г.

(В.К. – студент, спиртные напитки употребляет редко, имеет хорошую вникаемость)





время

Задания испытуемому,

его реакция и показания

Сила сжатия

динамометра,

кг

15.07

15.09

15.16
15.17
15.18
15.19
15.20

15.21

15.22

15.24


15.26

15.28


15.29

15.30

15.31
15.32
15.33

15.35


15.36
15.38

15.39


15.40

15.41
15.43


15.44

15.45

15.46


15.48

15.50


15.52

15.54

15.56
15.59
16.00



Обучение правилам пользования динамометром
Выявление исходной силы сжатия динамометра путем подсчета средней арифметической трех замеров.
-Внимательно слушайте меня.
-Вы выпили рюмку водки.
—Чувствую некоторое возбуждение.
—Усиливается концентрация.
- Внимательно слушайте меня... Вы выпили дополнительно полстакана водки.
— Кружится голова, во всем организме ощущается пульсация крови, начал плохо соображать.
— У меня поднялась тошнота, кружится голова, кровь пошла к голове, в висках стук, тяжелеет голова, неприятное состояние.
— Становится лучше, начинаю ощущать, что Я есть Я.(Смеется. - Г.Ш.). Не думал, что от простых слов мог впасть в угнетенное состояние.
- Настройтесь на хорошее восприятие моего голоса.
- Вы пьете стакан водки, причем непрерывно и без закуски... (У испытуемого появилась гримаса отвращения, двигает руками, сказал: «Очень противно»).
— Ощущение, будто плыву, тошнота, вялость, заложило уши (Испытуемый стал тихо и с. затруднениями говорить, опустил голову).
В.К. делает глотательное движения, заявил, что выросла сила, жалуется на плохое самочувствие.

— Сила, кажется, стала больше. Меня тошнит, тяжесть в голове, чувствуются неприятные пульсации в затылке… у меня гастрит (Вздыхает, опустил голову, потом откинул ее на спинку стула).


— Тянет ко сну, болит голова. (Глаза закрыты, вздыхает).
— Все качается, расплывчато. Стало лучше, но в голове нехорошо.
— Плохое самочувствие постепенно проходит, но имеется тошнотворное состояние (рвота никогда в жизни не была), неприятное состояние (Вздыхает. - Г.Ш.). Вялость в теле, в голове шум.
— Начала деревенеть голова, плохо внутри. Колющая боль в сердце.
— Сила стала немного больше. Дает знать о себе гастрит, точечная боль в желудке.
— Сосредоточьтесь на моем голосе.

— Мне трудно.

- Вы сегодня ни капли алкоголя не приняли.
— Сейчас лучше становится, прихожу в себя. Боль головы и желудка проходят, голова свежеет, будто душ принимаю... Слетело розовое пятно, которое было перед глазами, становится лучше.
- Самочувствие стало хорошим даже лучше, чем было перед началом опыта, мозг оживился.
В.К. сообщил о том, что последний раз он выпил несколько граммов ликера полтора месяца назад.
- Настройтесь, пожалуйста, на мой голос... В течение последних полутора месяцев Вы не выпили ни капли спиртного.
— Самочувствие хорошев, после слов о полутора месяцах показалось вроде что-то прошло. Через голову и мне стало очень хорошо.
— Самочувствие хорошее, все неприятное прошло.
— Рука уже устала, подъем хорошего самочувствия пошел на спад.
— Настройтесь на хорошее восприятие моего голоса... Вы стали сознательным трезвенником, навсегда сознательно отказываетесь от спиртного.
— Очень хорошее самочувствие, самое лучшее в сравнении с тем, что сегодня было, высокое настроение, появилась уверенность в себе, голова стала ясной, легкость чувствуется в теле, ничто не беспокоит, настроение радостное. Все великолепно! (Испытуемый смеется. - Г.Ш.)

— Устала рука.


— Состояние приподнятое, хорошее, голова ясная.

35
36


35
38
40

38

36



36

38

40



44
42
38

33

34


33

36

34



40

38

38



42

38

38


37

Протоколы наблюдения интересны тем, что показывают возможность с помощью слова воспроизводить большой комплекс реакций (опьянение, сонливость и др.), появляющиеся в ответ на прием спиртного. Не исключено, что у некоторых алкоголиков таким путем в период ремиссии можно стимулировать потребность и запой. Один подобный случай я наблюдал при изучении условно-рефлекторного опьянения. Испытуемым был алкоголик, отличавшийся хорошей вникаемостью. Представление им акта приема водки, вызвало рвоту, после чего он категорически отказался пить в воображении. Через несколько часов у него появилось сильное влечение к спиртному, он не смог, удержаться, появились признаки запоя. На следующий день я прервал его развитие. Не исключено, что у некоторых алкоголиков в части случаев вспыхивает потребность при воздействии условных раздражителей.

Есть основания думать; у алкоголиков вырабатываются условные рефлексы на ситуацию и на время. Например, А.И.Кротов с приходом на завод начинал поиск возможности выпить (см. приложение), а И.Ц. пьянствовала только дома. Пенсионерка М.К. устраивала себе ежедневные пиршества в полночь. Возможно стабильная периодичность запоев, объясняется выработкой рефлекса на время. Протоколы наблюдений над Т.Н. и В.К. показывают как плохо влияют на испытуемых «питейные» словесные воздействия и как хорошо – «трезвенные». Сходные результаты получены и при использовании информации о курении и отказе от него.

«Корковый центр потребности в алкоголе» имеет общие черты с условным рефлексом, образованном на «приятном» вкусовом подкреплении: 1) формируются в онтогенезе, 2) прерывание подкрепления вызывает отрицательные эмоции, 3) стойкое его прекращение приводит к угасанию, 4) с возобновлением подкрепления быстро исчезает угасательное торможение, 5) не поддаются полной ликвидации.

Углубленное физиологическое рассмотрение потребности в алкоголе затруднено недостатком фактического материала. В дальнейшем намечается провести специальные исследования с преимущественным использованием методов гипноза и внушений. Для более широкого понимания механизма потребности будут использованы данные других наук, причем в первую очередь биохимии.
6.5. Алкоголизмия и алкоголизм
Алкоголизмия, как отмечено выше, начинается с момента появления в голове человека проалкогольной мысли или со времени попадания в организм первой порции алкоголя. Каждая новая проалкогольная мысль, каждая новая порция спиртного все дальше его ведут по пути алкоголизмии к финишу – алкоголизму. Проалкогольные мысли, сведения, взгляды производят питейное программирование, а употребление спиртного формирует привычку, к алкоголю и потребность в нем. С появлением потребности алкоголизмия заканчивается – пьющий становится алкоголиком.

К сожалению, до сих пор у нас нет четкого представления об основных признаках алкоголизма, поэтому отсутствует и научное определение соответствующего понятия. Многие к таким признакам относят патологические изменения во внутренних органах, что совершенно неправильно. Так, В.А.Сорокин в методических рекомендациях «О вреде алкоголя для человека», предназначенных для лекторов, пишет: «К алкоголикам относят лиц, испытывающих болезненное влечение к алкоголю, лиц, у которых вследствие длительного злоупотребления спиртными напитками появляются психические расстройства и различные изменения внутренних органов». Патологию внутренних органов можно рассматривать как осложнения пьянства, но не как обязательный признак алкоголика.

Все еще нет единого мнения по вопросу о принадлежности алкоголизма к заболеваниям. Большинство специалистов положительно решает данный вопрос, однако немало имеется инакодумающих. Например, 16-19 декабря 1975 г. в Ленинградском университете прошла конференция под названием «Механизмы нервной деятельности», посвященная 100-летию со дня рождения А.А.Ухтомского. Большой интерес слушателей привлек доклад Н.Н.Тимофеева «Механизмы доминанты и некоторые вопросы психиатрии». Докладчик обоснованно отверг признание алкоголизма болезнью, он говорил: «Болезнь – понятие клинико-анатомическое. Алкоголизм, с нашей точки зрения – форма аномального, деформированного, часто антисоциального поведения. Алкоголики – это лица с нарушением социально-психологического гомеостаза». Генерал закончил свой доклад прогрессивным и гуманным заявлением: «Становление алкоголиков определяется условиями среды. Они способствуют деформации личности и возникновению алкогольных потребностей и влечений.

Выступая против существующего в клинике и обществе понимания «лечения» алкоголиков, я поступаю так только потому, что общепринятые повсюду одинаковые методы терапии доказали их слишком малую эффективность, они не могут разрушить доминанту, определяющую алкогольное поведение, а это главное.

Я ратую за настоящую помощь им, так как разделяю взгляды Ухтомского, что человек должен быть хозяином своих доминант.

В основу помощи алкоголикам я ставлю – науку о воспитании взрослого человека, которой уделяется сейчас так много внимания, вопросам культуры поведения». Свежий по новизне, убедительный по аргументации доклад психиатра Н.Н.Тимофеева был с большим вниманием заслушан, поддержан и одобрен.

Признание алкоголизма болезнью вызывает серьезные противоречия. Если алкоголик признан больным, то ему надлежит предоставить все права и привилегии больного: на время приступа заболевания (запой) освобождать от работы, оплачивать период нетрудоспособности, не наказывать за выпивки на работе и прогулы, поскольку это закономерные следствия заболевания и т.п. Если алкоголик поражен болезнью, и у него наблюдается утрата контроля, буйство, амнезия, то за совершенные им преступления нельзя усиливать наказание.

Мне кажется, что целесообразно алкоголизм считать пограничным страданием, располагающемся на стыке нескольких наук, в том числе наркологии, физиологии и экологии. Врачи могут отнести алкоголизм к пограничным или условным заболеванием, для других специалистов он будет психологическим расстройством. Правильно заметил Н.Н.Тимофеев в упомянутом докладе: замена слова «лечение» словом «помощь» расширит возможности борьбы с алкоголизмом. Я давно использую термин дезалкоголизмия, которым обозначаю всякое избавление от алкоголизма. В 1975 г. во время нашей беседы Н.Н.Тимофеев одобрил этот терцин и классификацию методов, дезалкоголизмии, предложенную мною.

Концепция психологической запрограммированности позволила найти более научные определения понятий «алкоголизм» и «алкоголик».

Алкоголизм – психологическое расстройство, основными признаками которого являются питейная запрограммированность, потребность в спиртном и поглощение его.

Алкоголик – питейно запрограммированный обладатель потребности в спиртном и потребитель его.

Н.Н.Тимофеев одним из первых обратил внимание на роль доминанты в патогенезе алкоголизма. Алкогольная доминантна полном виде проявляется после сформирования, можно думать в больших полушариях мозга, потребности в алкоголе. В нейронах, являющихся материальным субстратом её, периодически возникает очаг возбуждения, который субъективно воспринимается как алкогольная жажда. Если не погасить её приемом спиртного, доминанта усиливается, затем подчиняет себе почти полностью организм, направляя его на поиски отравы.

Доминанта, как правило, внезапно вспыхивает после первых порций спиртного, в связи с чем алкоголику очень трудно произвольно прекратить самоотравление. Такая реакция отнюдь не является специфическим признаком алкоголика. Она скорее закономерность, но проявляющаяся в иных вариантах. Известно, что голодный не может прервать еду, мучимый жаждой – поглощение воды, читатель интересной книги – оторваться от неё и т.п.
7. Классификация людей

в зависимости от их отношения к алкогольным напиткам
Роль классификации трудно переоценить, от ее объективности зависит успех противоалкогольной работы. Наше сегодняшнее бессилие в деле радикального решения алкогольной проблемы частично объясняется использованием неудачных классификаций. Предложено их очень много, причем распространенными критериями деления людей на группы являются частота употребления спиртных напитков и их дозы. Существуют значительные различия в проведении разграничительных линий между группами, что можно объяснить разным отношением самих авторов классификации к «зелью». Например, весьма неравнодушный к нему врач-психиатр Г.Блинов считает нормой для здорового взрослого человека 100-150 г водки, либо 200-300 г крепкого вина, либо 300-400 г сухого вина. Эти цифры автор вывел «эмпирически из своих житейских наблюдений», он уверяет, что воздержание от превышения их позволит сохранить «свежесть» и приятную достаточную «остроту» опьянения в течение длительного времени». Трезвенник, доктор медицинских наук психиатр-нарколог Г.М.Энтин к умеренному питью относит употребление только сухих виноградных вин или пива не чаще раза в месяц без вызывания опьянения; годовая норма – до 0,5 л абсолютного алкоголя. Превышение этой дозы автор считает пьянством.

Имеются классификации, разработанные на основе оригинальных критериев. Например, А.В.Мольков использовал принцип классовости, он выделил следующие «формы потребления» спиртного: 1) пролетарскую, 2) крестьянскую, 3) буржуазную, 4) деклассированную и 5) детскую.

Самая старая и все еще распространенная классификация разделила людей на три группы: трезвенников, умеренно пьющих и пьяниц или злоупотребляющих спиртным. Например, в самой новой книге по алкогольной проблеме «Как предупредить алкоголизм» ее автор В.А.Рязанцев пишет: «В зависимости от того, как люди относятся к спиртным напиткам, их можно разделить на 3 группы: непьющие, пьющие эпизодически, то есть умеренно, и злоупотребляющие алкоголем». Имеется много более сложных классификаций. Рассмотрим три.

Ю.П.Лисицын и Н.Я.Копыт разделили людей на три группы, а последнюю из них на три подгруппы:



  1. Потребляющие алкогольные напитки редко и непьющие.

  2. Потребляющие алкогольные напитки умеренно (не чаще раза в неделю до 200 г крепких напитков или до 400-500 г вина).

  3. Злоупотребляющие алкоголем:

а) без признаков алкоголизма (пьяницы),

б) с начальными признаками алкоголизма и

в) с выраженными признаками алкоголизма.

И.А.Сытинский предложил такое же деление людей.

Нельзя согласиться с отнесением к одной группе пьяниц и алкоголиков, тем более – непьющих и редко потребляющих спиртное, однако речь идет об этом ниже.

Недавно произошло крупное событие – впервые издано «Учебное пособие по наркологии» для учащихся медицинских училищ, написанное Э.А.Бабаяном и М.Х.Гонопольским. В этом учебном пособии предложена более совершенная классификация, население разделено на пять групп:



  1. Не употребляющие спиртное.

  2. Экспериментаторы, употребляющие спиртное с целью дегустации, для определения эффекта воздействия и т.п.

  3. Потребители, принимают спиртное эпизодически, регулярно или по определенной схеме.

  4. Лица, злоупотребляющие спиртными напитками.

  5. Хронические алкоголики.

В сборнике ВОЗ (1978) опубликована статья Р.Рума, в которой для анализа пьянства предложено такое подразделение населения:

«А. Воздерживающиеся и пьющие очень редко .

Б. Пьющие редко и минимально – реже 1 раза в неделю и не более 5 рюмок (порций) одномоментно.

В. Пьющие редко и максимально – реже 1 раза в неделю и больше 5 рюмок (порций) по меньшей мере эпизодически.

Г. Пьющие часто и минимально – по меньшей мере 1 раз в неделю и не больше 5 рюмок (порций) одномоментно.

Д. Пьющие часто и максимально – по меньшей мере 1 раз в неделю и больше 5 рюмок (порций) по крайней мере эпизодически».

Концепция питейной запрограммированности открыла возможность для разработки научной классификации людей. Ее первый вариант появился пять лет назад, а окончательный, представленный в виде таблицы 7.6, – только в отчетный период. Причина?
Таблица 7.6

Классификация людей

в зависимости от их отношения к алкогольный напиткам
Общая классификация


Питейная

запрограммированность

Отношение к спиртным напиткам


Не употребляются

Употребляются

Отсутствует

Трезвенники

Принужденники

Имеется

воздержанники

алкоголепийцы


Каталог: upload -> iblock -> 692
iblock -> Перечень работ и услуг по содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме
iblock -> Часы-смартфон
iblock -> Руководство пользователя для телефона Apple iPhone 6
iblock -> Руководство по эксплуатации Методика калибровки Технические характеристики. Минимальный радиус кривизны поверхностей контролируемых изделий, 6мм
iblock -> Технические требования
iblock -> Технологические карты
iblock -> Оптимизация процесса восстановления измененных и уничтоженных маркировочных обозначений на блоках двигателей транспортных средств
iblock -> Инструкция по эксплуатации Температурный gsm извещатель Grinson T7 Благодарим Вас за выбор температурного gsm извещателя Grinson T7
692 -> Идентификация опасных производственных объектов


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   14


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница