С. А. Батечко а. М. Ледзевиров


ДИАГНОСТИКА НЕДОСТАТОЧНОСТИ КОЛЛАГЕНА И СОЕДИНИТЕЛЬНОЙ ТКАНИ



страница11/35
Дата09.05.2018
Размер4 Mb.
ТипКнига
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   35

4.2. ДИАГНОСТИКА НЕДОСТАТОЧНОСТИ КОЛЛАГЕНА И СОЕДИНИТЕЛЬНОЙ ТКАНИ


1. Диагностика остеопороза (недостаточности коллагена и соединительной ткани кости) с помощью рентгеновского аппарата. Денситометрия.

Рентгеновские методы, как известно, являются одними из наиболее доступных и распространенных в клинической практике в диагнозах травм костей и в целом при исследовании костной ткани. Однако, при помощи рентгеновских лучей можно выявить появление костной остеопатии лишь при потерях почти 30% костной массы. Поэтому, при помощи данного метода прекрасно распознаются поздние симптомы остеопороза – деформации позвонков или переломов длинных костей, но, к сожалению, довольно плохо распознается остеопороз в ранней стадии. Значительно лучшим методом измерения костной ткани является денситометрия. Она заключается в измерении минерального компонента кости, каким является кальций. Для исследования минеральной твердости костной ткани используется одно- или двухэнергетический фотонный денситометр. Он позволяет исследовать две области – позвоночника и шейки тазобедренной кости. Это один из наиболее тонких методов обнаружения остеопороза.

Денситометрия просто необходима для подтверждения диагноза остеопороза, для оценки риска переломов, так же как и для контроля адекватности предпринятых методов лечения. Однако, этот метод не очень оправдывает себя, когда возникает необходимость незамедлительной оценки эффектов предпринятой терапии или незамедлительной оценки возможного прогресса заболевания. Дело в том, что этот метод показывает изменения твердости костной ткани, которые происходили на протяжении года и более. Наибольшее значение в дифференциальной диагностике заболеваний скелета метаболического характера имеет оценка уровня больных гормонов, в особенности эффективно исследование гормонов щитовидной железы, половых, стероидных, гонадотропных, а также витамина D, принимающего участие в регуляции обмена кальция вместе с гормоном щитовидной железы. Впрочем, определение концентрации кальция и фосфора, а также общей активности щелочной фосфатазы в сыворотке крови используется для оценки общего состояния больного и имеет значение вспомогательное, но не диагностическое.
2. Биологические маркеры метаболизма соединительной ткани.

а) Маркеры формирования соединительной ткани.

- Остеокальцин – основной неколлагеновый белок костного матрикса, состоящий из 49 аминокислотных остатков, синтезированных в остеобластах. Этот протеин, наряду с коллагеном, принимает участие в процессах минерализации. Его концентрация в крови значительно возрастает при некоторых заболеваниях, например, при болезни Паже, при гиперфункции щитовидной железы.

- Костный энзим щелочной фосфатазы, исследования которого принципиально повышают точность диагностики при заболеваниях скелета и печени.

- Проколлагеновые пептиды N и С – то есть конечные пептиды коллагена типа I (соответственно PINP и PICP). Это этапные продукты в процессе биосинтеза коллагена. Они появляются в момент зачатия формирования коллагеновой спирали. Существенным является то, что, как оказывается, оба типа этих пептидов N и C циркулируют в сыворотке крови как отдельные цепочки, что дает возможность легко исследовать их при помощи простого метода иммунологического анализа энзимов.



б) Маркеры резорбции (впитывания) костной ткани.

Основным биохимическим показателем, используемым в клинической диагностической практике в характере критерия резорбции костной ткани, является гидроксипролин мочи. Дело в том, что низкая специфичность гидроксипролина наблюдается в связи с его распространением практически во всех типах соединительной ткани. Мы уже описывали весьма нетипичный способ появления этой аминокислоты в коллагене. Следует лишь напомнить, что гидроксипролин является великолепным показателем в исследованиях содержания коллагена в основной массе белков. В качестве своеобразной аминокислоты, выступающей практически только в коллагене, она благодаря измерениям ее количества позволяет определить количество коллагена. Например, количество коллагена, растворенного в гидрате.

По отношению к костной ткани следует осознавать, что 90% ее протеинов и 30% ее массы – это коллаген.

Возвращаясь, однако, к диагностике следует сказать, что наблюдались случаи, когда исследуемый должен был временно находится на безбелковой диете, что требовало поиска более нетипичных маркеров. Также и тогда можно использовать процесс диссимиляции коллагена, столь характерный для процессов резорбции костной ткани. Стабильность коллагенового матрикса обеспечена взаимосвязями между молекулами (тройными хелисами). Они создаются между некоторыми аминокислотами, входящими в цепочку полипептидного коллагена. Ввиду существования в этих связях пиридиновых колец перекрестные соединения коллагена получили названия пиридинолина и дезоксипиридинолина.

Пиридиновые соединения выступают только в коллагене, что придает этому белку очередную черту исключительности. Они характерны для коллагенов, которые в конце процесса входят в состав «твердой» соединительной ткани – хрящей, костей, зубов. Их нет в коллагене мягких тканей, кожи, глазного яблока и т.п. Благодаря этому, в исследованиях они легко отличаются от гидроксипролина. Костная ткань является основным источником пиридинолина биологических жидкостей организма. Таким образом, определенный уровень пиридинолина в моче всегда является авторитетным показателем процесса деструкции коллагена в костях, независимо от того, был ли это распад физиологический или патологический. Это является сигналом, чрезвычайно важным для раннего диагностирования остеопороза.

Коллаген в своих процессах распада оказывается также бесценным поставщиком маркеров в диагностике заболеваний суставов. Говоря кратко: в моче взрослого человека соотношение выводимого пиридинолина к дезоксипиридинолину должно составлять около 4:1. Увеличение свыше 22% наличия второго очень много говорит для диагностики болезни суставов.


4.3. Новый подход и новые возможности лечения заболеваний соединительной ткани.


Интеграционный, базовый подход к попыткам биокоррекции патологий соединительной ткани характеризуется тремя чертами:

- индивидуальной заменой продуктов питания для поддержания кислотно-щелочного баланса крови, в зависимости от фазы суточного цикла,

- универсальными схемами питания, которые поддерживают правильное функционирование соединительной ткани в сочетании с самыми актуальными диетическими рекомендациями, но оставляя основной упор на заботу о кондиции природного органического коллагена,

- комплексным решением вопроса о правильном ведении аминокислотного хозяйства, ни на минуту не забывая о витаминах, микро- и макроэлементах.

Вот уникальное исследование.

Мы констатировали, что анаболические и катаболические процессы не происходят в человеческом организме «тогда, когда нам хочется», что эти процессы имеют определенный фазовый цикл, определенный суточный ритм.

У человека в «основной» фазе суточного цикла (примерно между 12.00 и 21.00) происходит распад органических субстанций, а в остальное время, то есть в «кислотной» фазе цикла, происходят процессы создания в организме этих субстанций. Давайте вспомним, что распад продуктов обмена материи, это катаболизм, а процесс синтеза, в результате которого возникают новые клетки и ткани – это анаболизм.

Роль соединительной ткани заключается в том, чтобы уравновесить в физиологических границах нормы оба эти процессы – анаболизма и катаболизма (иначе говоря: окисление и щелочение).

Как показывает в своих исследованиях У.К.Эйдем, больные с преимущественным анаболическими процессами должны избегать продуктов, действующих анаболично (кофе, сливки, алкоголь, шоколад и др.). И напротив, пациенты с преимущественно катаболическими состояниями должны ограничивать продукты катаболические (мясо, яичница, некоторые жиры, клюква и др.). Автор пишет: «нет 100%-го соотношения между показателями катаболизма и анаболизма и понятиями «кислый» и «щелочной».

У.К.Эйдем представляет, однако, список продуктов питания и других субстанций, рекомендованных Е.Ревичем в его лечебных схемах. Подчеркиваем, что список этот годится лишь для оценки продуктов в их естественном состоянии.



КАТАБОЛИЧЕСКИЕ АНАБОЛИЧЕСКИЕ

  1. Продукты питания

Мясо Молочные продукты

Орехи Фрукты

Хлеб Сахар

Каши Зеленые овощи

Яичница Соевый соус

Твердые сыры Творог

Вишни Шоколад

Клюква Алкоголь

Макароны Кофе и черный чай

Квашеная капуста Масло

Сардины Мед

Тунец Свежая пресноводная рыба

Жир лосося, скумбрии Мороженое, сливки

Жир из печени трески Овощи

Подсолнечное и кукурузное масло Оливковое масло


  1. Витамины, минералы и микроэлементы

A, B6, B12 B1, B2, ниацин,

Селен Пантотеиновая и фолиевая кислоты

Магний E, K

Кальций Рутений (рутин)

Барий Цинк

Стронций Натрий

Марганец Литий

Кобальт Калий

Медь Хром

Серебро Железо

Кремний Никель

Свинец Висмут, бор

Сера Фтор, хлор
3. Гормоны.
Тестостерон Кортизол

Адреналин Диэтилстилбестрол

Прогестерон Дезоксикортикостерон

Инсулин


4. Лечебные и подобные им вещества.

Аспирин Кодеин

Наперстянка Кокаин

Атропин Морфин

Хинин Кофеин

Стрептомицин

Сульфатиазол

Хлороформ


5. Иные лечебные методы.

Хирургические операции Химиотерапия

Лазерная терапия (некоторыми препаратами)

Химиотерапия (некоторыми препаратами)

Существует несколько тестов, предложенных Е.Ревичем, направленных на диагностирование нежелательного перевеса анаболической и катаболической активности.

Например, при нарушении обмена веществ, после того как был выпит кофе со сливками и съеден аппетитный «божественный завтрак» временное самочувствие может быть лучшим или худшим. Должно быть лучшим. Если, однако, оно ухудшается, значит, реакция организма вызвана именно нарушением анаболизма.

Для понимания характера метаболизма соединительной ткани можно применить лакмусовую бумажку, которая послужит нам для определения кислотности мочи. С утра, если речь идет о норме, моча должна быть щелочной. По мере приближения вечера она постепенно становится кислой. Кислотность мочи можно измерять в 6.00, 12.00, 17.00, 21.00. Среднее значение pH мочи - 6,2. Утром показатель нормы должен быть выше 6,2. Вечером – ниже 6,2.

Эти показатели характеризуют, прежде всего, межклеточный метаболизм. Внутриклеточные анаболические и катаболические процессы характеризуют концентрацию калия в крови или кальция в моче. Однако, это уже требует лабораторных исследований.

Предлагаемая нами интеграционная схема биокоррекции опирается в основном на исследованиях, представленных в этой работе.

Чтобы достичь удовлетворительного и долговременного лечебного эффекта, мы должны нормализировать метаболизм и, в результате, кондицию, прочность, эластичность, гидрофильность и другие качества соединительной ткани. Мы должны оздоровить наш собственный органический коллаген и тогда весь наш организм станет здоровее. С биологической точки зрения, мы будем делать это, действуя посредством:

- периферического, околоклеточного окружения таких клеток, как: фибробласты, лимфоциты, эритроциты, тромбоциты, а также гелевые и волокнистые структуры,

- отрывочных, саморегулирующихся звеньев соединительной ткани (эндокринных периферических, парасимпатических нервных сплетений),

- центра саморегуляции соединительной ткани (гипофиза, подкорковых реакций).

Очень важна стимуляция капиллярного кровообращения, обращения лимфы и межклеточного транспорта посредством биокоррекции. Это предохраняет от мукополисахаридоза, подагры, остеохондроза и других изменений. Важно также предупреждение всевозможных патологических синтезов белков, то есть в основном тех, которым сопутствует создание антигенов, а в особенности тогда, когда сопротивляемость организма нарушена и является низкой. Таким образом, предупреждается возникновение коллагеноза, злокачественных гранулем, а также превращения «обычных» воспалительных состояний в состояния хронические. Это предохраняет также от многих злокачественных опухолей.

Понимаемая таким образом биокоррекция, вероятно, достижима на пути применения строгой многомесячной особой диеты. В клинической практике, однако, это было бы очень трудным. Достаточно бегло проанализировать представленную выше таблицу Эйдема, чтобы осознать насколько невероятную дисциплину надо проявить, чтобы привести организм к биокоррекции, путем подбора питательных составляющих и приема их в строго определенное время. Это значительно легче сделать при помощи изолированных и конденсированных составляющих.

Ввиду этого мы использовали аминокислотную терапию, применяемую с употреблением аминокислотно-растительно-витаминного препарата КОЛВИТА, содержащего лиофилизованный гидрат рыбьего трополколлагена, экстракт морских водорослей и витамин Е. Этот препарат производится в Польше и распространяется как пищевая добавка и нутрикосметик, биокорректор синтеза коллагена типов I и III в коже с потенциалом возможностей поддерживающей терапии, неописанной ввиду проблем юридического характера.

Этот выбор, разумеется, не был случайным. Мы уже ранее были знакомы с рыбьим коллагеном в форме гидрата и предписывали его пероральный прием, что порождало противоречия хотя бы лишь потому, что в Европейском Союзе этот препарат зарегистрирован исключительно как косметический гель для наружного применения.

Применяемая нами взвешенная аминокислотная терапия заключалась в ограничении проникновения в пищевод крупночастичного высокорядного протеина, особенно больших количеств белка животного происхождения, и постепенной переориентации больного на фито-аминокислотно-минерально-витаминные смеси.

Мы уже давно наблюдали, что вышеупомянутые ограничения являются правильным подходом к лечению больных, настолько «слабых», что у них не было достаточных функциональных резервов в пищеварительных органах (пониженная кислотность, повышенная кислотность, дисбактериоз, хроническая энзопатия: желудочная, печеночная, кишечная). Таким же образом мы наблюдали рискованность частого злоупотребления сохранившимися резервами организма при применении фармакологического лечения. Рискованность, прежде всего, в контексте перегрузки соединительной ткани и так уже плохо функционирующих органов и той же самой соединительной ткани, за кондицию которой идет основная борьба.

Мы поступаем так:

В зависимости от вариантов наиболее беспокоящих синдромов, в процессе биокоррекции нарушений соединительной ткани и нашего органического коллагена мы берем на себя выполнение следующих задач:

- очищение соединительной ткани (диета, сорбенты, лимфодренаж, детоксиканты, антиокислители),

- стимулирование (или подавление) отдельных или комплексных механизмов регуляции метаболизма соединительной ткани (корковых, отрывочных, эндокринных и стволовых),

- насыщение соединительной ткани недостающими компонентами аминокислот, минералов и витаминов,

- коррекция функции соединительной ткани и основных адаптогенных сфер – кожи, слизистых, легких и других.

Продвигаясь дальше по мере достижения определенных этапов, мы также беремся (при условии соблюдения больным полной дисциплины) провести эффективную биокоррекцию ассиметрии функции и метаболизма коры головного мозга и мозговых структур (в основном окрестностей гипофиза). И все это вместе с возвращением симпатического и присимпатического равновесия, а также полноценного обмена соединительной ткани со всеми субстанциями при соблюдении необходимых норм.

Мы беремся также (условно, в зависимости от деталей диагноза) остановить развитие гипертонии, действуя не симптоматически, а непосредственно на причины ее возникновения и развития.

Все это мы проводим, не нарушая границ «физиологического стресса», и таким образом даем 100% гарантию отсутствия каких-либо побочных явлений. Мы действуем без применения фармакологической химии, без применения каких-либо субстанций, иных, чем натуральные составные части нашего питания, которые – и это самое большее, что мы делаем – мы иногда подаем в количествах, больших, чем в ежедневном питании.

Мы все знаем, что гипертония лишь в качестве главной причины атеросклероза – уже Величайший Убийца современности. Его армии – инфаркты, инсульты, эмболии, тромбозы – убивают больше людей, чем злокачественные опухоли, эпидемии, несчастные случаи и современные войны.

В борьбе с гипертонией с недавнего времени применяется, к счастью, также образовательные или превентивные мероприятия, диетология и реабилитация. Однако, применяемое в кабинетах медиков всего мира конкретное лечение мы оцениваем, глядя сквозь призму представленной схемы биокоррекции, - как симптоматическое (лечение проявлений болезни).

Обычно оно направлено на временное понижение давления крови в артериях. Однако, «обречение» пациента на более или менее частое (и не дающее гарантии) применение лекарств, понижающих давление, трудно определить иначе, как лечение симптомов, ибо оно не нормализирует морфологической основы болезни – изменений в сосудах и околососудистых тканях. Тем временем, это именно сосуды и их окружение – неотъемлемая часть соединительной ткани, которая выполняет работу, отвечающую за правильное кровяное давление. Работу, добавим, подчиненную таким законам, как: правильное аминокислотное хозяйство, регулирование морфологии, обмена коллагена и т.п.

Факт зависимости огромного числа симптомов заболевания от состояния соединительной ткани отвечает также на трудный для современной медицины вопрос: почему гипертония с тяжелым течением столь трудно поддается традиционному лечению?

Мы считаем: это происходит потому, что вообще не предпринимается никаких шагов в направлении ускорения обмена коллагена в артериях, не стимулируется «рост» внутрисосудистой гелиево-волокнистой опоры, которая препятствовала бы расширению вен, в то время как спортсмены, которые суплементируются свободными аминокислотами «раздувают» эту структуру неслыханным образом, что позволяет в короткое время расширить сосуды и приводит к значительному увеличению количества крови, проходящей через систему кровообращения и увеличению общего количества крови в организме. Мы в целом считаем, что современная клиническая наука начисто «забыла», как важен коллаген.

Поэтому исходный пункт нашего метода биокоррекции не только в лечении гипертонии, но также и основы многих других болезней человека: не симптомы, а морфология.

Разница принципиальна. Морфология сосудов (вспомним – это 100% производных соединительной ткани) в современной традиционной концепции лечения фактически вообще не принимается во внимание. А ведь сосуды - это идеальный полигон, экспозиция как на ладони метаболизма организма. Впрочем, можно привести пример еще проще. Существует в организме одно такое место, где наиболее таинственный из белков – коллаген – можно увидеть… Речь идет о радужной оболочке глаза (насыщенной сосудами), которую мы легко можем наблюдать лучше всего в освещенном и увеличивающем зеркале. Радужную оболочку можно наблюдать, таким образом, поскольку она находится сразу за прозрачной роговой оболочкой. Поверхность радужной оболочки сконструирована типичным для соединительной ткани образом, то есть, прежде всего, из белков, три четверти которых это коллагеновые волокна. Если радужная оболочка имеет однородную поверхность, которой она обязана плотной густой коллагеновой структуре, то почти всегда ее обладатель здоров как бык и может рассчитывать на еще долгую, здоровую жизнь. Таким образом, заглядывая в радужную оболочку, мы отправили из кабинета за несколько минут не одного ипохондрика.

И наоборот, поверхность радужной оболочки, которая выглядит, как бы дырявой, и позволяет увидеть пучки тонких сплетенных между собой волокон, создающих впечатление мелкой сетки – почти всегда диагностируется как генетически разреженный или плохо заменяемый коллаген. Плохо заменяемый в результате издавна мучающей организм (и быть может еще пока безсимптомной в «традиционном» смысле) болезни, начало которой – это нарушение пространства соединительной ткани, а может быть даже процесс коллагеногенеза.

Сосуды являются «зеркалом», показывающим медику в очень простом исследовании состояние собственного природного коллагена в организме, то есть соединительной ткани или, говоря иначе, большинства органов. Почему же мы в своей ежедневной медицинской практике не пользуемся этими простыми возможностями? Есть только один честный ответ: так редко от нас требуется ранний диагноз, даже поставленный весьма общо и часто без возможностей конкретного соотнесения к описанному комплексу, что мы «забываем» о непосредственной связи морфологии сосудов с болезненным состоянием, даже тогда, когда это помогло бы нам в диагнозе и лечении. А слышал ли кто-нибудь о профилактическом лечении преждевременных нарушений коллагенового обмена? Вероятно, к сожалению, никто. А жаль. Сотни миллионов людей, причем в любом возрасте отсрочило бы на много лет первый серьезный визит в кабинет врача.

Мы не одиноки в этих взглядах. Последнее время все больше обращается внимания на парафармакологические и фитологические средства, на витамины, микро- и макроэлементы, аминокислоты, зачастую ценные терапевтические препараты, вынужденные прятаться под вывеской пищевых добавок из-за тотальной агрессии больших фармацевтических корпораций.

Это чаще всего продукты, находящиеся «на границе» здорового конденсированного питания и естественных лекарственных средств. Будучи препаратами натуральными, они действуют в границах «физиологического стресса», то есть очень «мягко» на огромный резервуар соединительной ткани, и зачастую могут эффективно заменить несущую всевозможные риски «фармакологическую химию». Это особенно существенно при биокоррекции одного из самых важных участков соединительной ткани. Мы имеем в виду «путь жизни» - пищевод и его влияние на эффективность всевозможных терапевтических методов, основанных на «потреблении» лекарств. О его соединительной ткани, его белковом и, прежде всего, энзимном хозяйстве.

Любое вмешательство в систему пищеварения при помощи химических соединений, которые нарушают его работу так, что даже меняют его защитный барьер, посев бактерий и тому подобное, понижает также качество питания и несет с собой риск необратимых изменений. Более или менее опасных, как например те, которые регулируют всасывание дисперсийных жиров, отравляющих печень и засоряющих сосуды, что в свою очередь приводит к раннему атеросклерозу, ранним инфарктам, инсультам и сотням болезней, считающихся менее серьезными.

Как же часто нарушения в сфере пищевода попросту «не позволяют лечить» в результате неусваиваемости лекарств организмом. Как же часто нарушения системы пищеварения, которые ослабляют сопротивляемость и реологию организма, биохимию белков и в особенности биосинтез коллагена – являются причиной перехода болезни в хроническое состояние, фиаско терапии либо даже развития очередных производных заболеваний.

Помня, что мы лечим «глотанием», к схеме комплексной биокоррекции мы относим также функциональные продукты питания, содержащие аминокислоты, микроэлементы, витамины и пробиотики.

Самую высокую оценку мы можем поставить здесь применяемому нами в качестве «флагманского корабля», ведущему в схеме биокоррекции – питательному комплексу КОЛВИТА. Аминокислоты, возникающие в процессе распада рыбьего коллагена, в естественных условиях, в организме «донора» определяли метаболизм этого белка.

Рыбий коллаген получают непосредственно из рыбьих кож на трехрядном этапе его развития. Благодаря этому становится возможным связывание им воды и, в результате, сведение его к форме гидрата (насыщение водой). В этом случае коллаген приобретает форму естественного геля и сохраняет ее до тех пор, пока тройные хелисы удерживают свои связи. Это зависит от асептичности сосуда и температуры хранения, которая для коллагеновых гелей самого высокого качества не может превышать 26о С. С превышением этой температуры гидрат коллагена, обычно, подвергается денатурации в результате разрушения межспиральных связей. Он переходит в жидкое состояние, становясь статистически хаотичным собранием пептидов и свободных аминокислот с редко повторяющейся схемой распада. Денатурированный коллаген еще некоторое время (обычно несколько десятков часов) сохраняет все свои дермокосметические качества, включая биологическую активность и способность проникать сквозь эпидермис. Наложенный на поверхность кожи, он так же подвергается немедленной деспирализации под влиянием температуры человеческого тела (около 37 о С). Содержащийся в денатурированном состоянии более двух суток, он начинает постепенно подвергаться процессу коагуляции. Охлажденный, он может вернуться к гелеобразной стадии, но уже только в качестве «аминокислотного супа». В спирали он снова не формируется.

Сам факт возможности практически неограниченного по времени «биосуществования» полностью изолированных трехспиральных структур коллагена вне организма «донора» является мировой биохимической сенсацией с еще недостаточным резонансом. В свою очередь факт, что растворенный в воде тропоколлаген, находящийся почти в чистой форме, может быть готовым, законченным и необыкновенно эффективным трансдермальным дермокосметическим препаратом – это мировая сенсация в фармацевтике и косметологии. Тоже еще недооцененная.

Нас, врачей и исследователей коллагенового белка, польский рыбий коллаген интересует гораздо больше не как средство замедления появления морщин на коже, а как источник свободных аминокислот с необыкновенно высокой усвояемостью организмом и невероятно высоким NNU ( Net Nitrogen Utilization) – 97%, а после лиофилизации – почти 100%.

С 2005 г. мы тестировали эффекты употребления рыбьего коллагена в форме гидрата. Первые, еще осторожные терапевтические выводы, которые послужили основой для данной работы, датируются периодом, когда мы еще не располагали капсулами КОЛВИТЫ, а лишь… косметическим гелем. Его состав: вода, коллаген, эластин, молочная кислота – ничем не мешал экспериментальному пероральному применению этого геля.

Оказалось, что в соответствии с нашими ожиданиями, этот гель, принимаемый внутрь, почти немедленно поправляет морфологию соединительной ткани. Мы выдвинули следующую рабочую гипотезу:

Так как коллагеновые волокна определяют не только качество межклеточного геля (внутриклеточных строительных лесов организма) соединительной ткани, например ее запасы воды, но также и выносливость тканей, направление тканевых потоков, то есть питание и очищение тканей, передачу в ядро клетки наследственной энергетической нервной информации – точно так же, возможно, наши аминокислоты, которые мы «одолжили» у рыбы, «зарекомендуют» себя в качестве эффективного средства, увеличивающего прочность, эластичность и другие функции волокон и межклеточного геля.

Мы - врачи, научные исследователи, авторы многочисленных научных трудов, являемся серьезными людьми и отдаем себе отчет в несколько фантастическом характере этой гипотезы, а потому по-прежнему относимся к ней как бы полушутя. А упоминаем мы об этом в данной работе, чтобы сделать эту книгу хотя бы на один момент более легкой для чтения, а также из чувства обыкновенной человеческой строптивости. Ибо когда-нибудь, несомненно, каким-либо иным способом будут научно объяснены такие феномены, как то, что рыбий коллаген, применяемый наружно, эффективно стимулирует фибробласты человека к репродукции его собственного натурального коллагена. Или что тот же самый коллаген, принятый перорально, оказывал терапевтическое воздействие более эффективно, чем химические лекарственные препараты, в том числе в тех многочисленных случаях, где традиционная терапия оказывалась бессильна. Причем мы говорим здесь не о маловажных заболеваниях, а о таких как:

- «старые» шрамы,

- люмбаго и грыжа позвоночного диска

- дегенеративные заболевания суставов

- ревматическое воспаление суставов

- многочисленные воспалительные состояния кожи

- ожоги (включая II B степень)

- чешуйчатый лишай

- катаракта

- хронический конъюнктивит

- грыжи


- дивертикулез кишечника

- геморрой

- варикозное расширение вен и тромбофлебит

- эмфизема легких

- цирроз печени

- сахарный диабет

- воспаление надкостницы

Количество случаев эффективной терапии практически исключает эффект плацебо. В 2007 году мы начали экспериментально применять пришедший на смену пероральному приему гидрата коллагена аминокислотно-альго-витаминный комплекс КОЛВИТА, основанный в белковой части на лиофилизате рыбьего тропоколлагена.

С первых же испытаний мы наблюдали хорошие лечебные эффекты при патологиях кожи и слизистых (пищевод, мочеполовая система, различные кожные заболевания). Мы наблюдали также объективный эффект укрепления связок внутренних органов (почки, печень, кишечник, матка, желудок), а также диафрагмы, костей, суставов и мозговых оболочек.

КОЛВИТА является синергичным1 комплексом. Соединение в нем антиокислителя (витамина Е) и экстракта морских водорослей с широким спектром воздействия позволило повысить эффект влияния коллагеновых аминокислот.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   35


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница