С. Е. Метелев Современный терроризм и методы антитеррористической деятельности


Глава 3. Международный терроризм и антитерроризм



страница10/23
Дата09.08.2019
Размер2.01 Mb.
#128374
ТипМонография
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   23

Глава 3. Международный терроризм и антитерроризм




3.1. Международный терроризм, его виды и формы

Терроризм сегодня стал опаснейшим глобальным явлением, дестабилизирующим безопасность многих стран и целых регионов, препятствующим нормальному развитию международных отношений. Растет уровень финансовых возможностей и технической оснащенности террористических группировок. В условиях нарастающей глобализации, стирающей границы между государствами для движения финансовых и информационных потоков, для миграции населения, все более проявляется транснациональный характер деятельности террористов. Во многом такая ситуация объясняется тем, что мировое сообщество после окончания «холодной войны» так и не смогло пока выработать надежных механизмов совместного противодействия терроризму. В современных условиях отпор терроризму немыслим без претворения в жизнь принципа международного сотрудничества в борьбе с этим явлением и, прежде всего, обеспечения неотвратимости ответственности за содеянное. Эпицентр террористической активности в течение ряда лет смещается от стран Латинской Америки к Японии, ФРГ, Турции, Испании, Италии, США, Англии.

Ключевым фактором, способствующим выработке эффективных механизмов противодействия международному терроризму, является определение данного понятия, которое было бы адекватно реалиям и признавалось мировым сообществом. Данная проблема относится к числу тех, решение которых в настоящее время имеет исключительные практичные значение. Это в достаточной мере осознается международной общественностью, политическими деятелями, учеными, сотрудниками специальных служб и правоохранительных органов государств с весьма различным политическим и социально-экономическим устройством.

К настоящему времени не существует общепринятого понятия международного терроризма, хотя учеными-террологами, правительственными и неправительственными организациями было предложено более ста двадцати вариантов определений. При этом сложились различные подходы к его интерпретации. Так, А.Н. Трайнин - первый советский исследователь сущности, характера и места международных преступлений среди иных международных правонарушении,- не конкретизировал данное понятие, а ссылался на Конвенцию о предупреждении и пресечении терроризма 1937 года [2.190, с. 20]. Д.Б Левин характеризовал международный терроризм как «убийства дипломатических представителей и вообще политических деятелей иностранных государств в целях усиления международной напряженности и раздувания политических и военных конфликтов» [2.97, с.83]. И.И. Карпец считал, что «терроризм - это международная либо внутригосударственная, но имеющая международный (т.е. охватывающая два или более государств) характер организационная и иная деятельность, направленная на создание специальных организаций и групп для совершения убийств и покушения на убийство, нанесения тяжких телесных повреждений, применения и захвата людей в качестве заложников с целью получения выкупа, насильственного лишения человека свободы, сопряженного с надругательством над личностью, применением пыток, шантажа и т.д.; терроризм может сопровождаться разрушением и ограблением зданий, жилых помещений иных объектов» [2.73,с.64]. Н.Б. Крылов и Ю.А. Решетов указывают на то, что международный терроризм имеет несколько форм, и обращают внимание на те акты, которые совершаются лицами (группой), не находящимися в официальной связи с какими-либо государствами [2.91, с. 79-80].

Е.Г. Ляхов отмечает, что акт международного терроризма объективно направлен против определенных общечеловеческих ценностей, охраняемых уже не только национальным, но и международным правом [2.104, с.28]. Н.С. Беглова полагает, что международный терроризм - это не какой-то особый вид терроризма, а продолжение внутреннего терроризма, выход его за пределы границ того или иного государства [2.10, с.40]. В «Трактате по международному уголовному праву», вышедшем в 1973 году в США под общей редакцией профессоров М. Бассиони и В. Нанди, указывается на то, что терроризм является международным преступлением, которое угрожает человеческому спокойствию и безопасности, оскорбляет всеобщую совесть и наносит ущерб человеческому достоинству [2.260, Р.493]. Специалист из ЮАР Дж. Дугарда считает, что «международный терроризм - это насильственные акты, имеющие целью вызвать политические изменения, которые подрывают международные отношения и которые международное сообщество рассматривает как несовместимые с желаемыми нормами поведения [2.226]. В 1980-е годы появляется все больше характеристик международного терроризма как особого вида тайных военных действий [2.227, Р.27]. Вместе с тем отдельные ученые говорят о необходимости рассматривать терроризм как «конфликты малой интенсивности», так как расширяется сотрудничество между террористическими группами разных стран и координация преступных действий, приносящих значительный политический, социальный и экономический урон мировому сообществу [2.245, Р. 63,74].

ЦРУ США рассматривает международный терроризм как терроризм, осуществляемый при поддержке со стороны иностранного правительства или организации и/или направленный против иностранных граждан, организаций или правительства. Террористическую деятельность проводят группы, ставящие задачу ниспровергнуть определенный государственный строй, исправить национальную или групповую несправедливость или подорвать международный порядок как конечную цель своей деятельности [2.248]. В официальном документе конгресса США «Акте о борьбе с международным терроризмом» 1977 года, указывается, что международный терроризм включает любой противоправный акт, в результате которого наступила смерть, причинен физический ущерб любому лицу или насильственное лишение свободы любого лица, либо его результатом явилось насильственное разрушение собственности, или покушение или реальная угроза совершения любого такого акта; и все это в тех случаях, если акт, угроза или попытка такового происходит или имеет последствия вне территории государства, где преступник имеет гражданство; или вне пределов территории государства, против которого акт направлен; или на территории государства, против которого акт направлен, но предполагаемый преступник знает или должен знать, что лицо, против которого акт направлен, является иностранцем (для государства места совершения преступления), или на территории любого государства, когда совершение акта было поддержано из-за рубежа, независимо от гражданства предполагаемого преступника. Акт международного терроризма нацелен на причинение ущерба или угрозы интересам или направлен на получение уступок со стороны государства или международной организации; и он не является таковым, если совершается в ходе военных или приравненных к военным операциям, направленным главным образом против вооруженных сил или военных целей государства или регулярных вооруженных групп» [2.104, с.20-21].

Сложившиеся определения международного терроризма не дают полного и четкого представления о нем как о преступном деянии лица (группы лиц), специфическим образом затрагивающем межгосударственные отношения. Однако интерес представляют формулировки, относящие международный терроризм к категории международных преступлений и определяющие его субъект, объект и предмет: должностные лица государства, суверенитет государства, международные отношения и международный правопорядок, политические деятели, дипломаты и т.д. Многие исследователи отмечают особо опасный характер актов международного терроризма для межгосударственных отношений и международного правопорядка. Занимаясь проблемой международного терроризма, различные органы ООН сталкиваются с серьезными политико-правовыми вопросами при формулировании понятия этого явления. В рамках данной организации интенсивная разработка определения международного терроризма началась с 1972 года, с момента учреждения Генеральной Ассамблеей ООН специального комитета по международному терроризму. Но его деятельность не привела к выработке общеприемлемого определения этого преступления. Не достигла, этой цели и усиления Ассоциации международного права.

Неудачные попытки разработать приемлемые для всех государств определения международного терроризма привели к появлению различных мнений. Некоторые специалисты считают, что из-за отсутствия перспектив выработки общепринятого определения не следует стремиться к решению этой задачи; необходимо ограничиться договоренностью о совместной борьбе с конкретными лицами преступных деяний. Но многие исследователи признают, что эффективное всестороннее сотрудничество государств в этой области возможно лишь при условии договоренности в отношении развернутого определения терроризма. Данная точка зрения нашла отражение в резолюции Генеральной Ассамблеей ООН, в которой указывается на то, что эффективность борьбы против терроризма могла бы быть повышена путем выработки общепринятого определения международного терроризма [1.6.21].

Вместе с тем отсутствие общепринятого определения международного терроризма проводит к тому, что одни и те же насильственные акции могут оцениваться одними государствами как террористические, а другими как осуществляемая в соответствие с международным правом защита национального суверенитета. В связи с этим появляется так называемый «двойной стандарт», при которых оценка насильственных действий часто зависит от политических симпатий, религиозных убеждений или национальной принадлежности [2.10. с.36]. Поэтому «тот кто для одних террорист, для других – борец за свободу» [2.228].

В условиях «холодной войны» затруднялось сотрудничество правоохранительных органов и специальных служб различных государств в области борьбы с международным терроризмом. Вместе с тем в современных условиях возникают предпосылки, позволяющие решать данную проблему. Так, в позиции СССР, а затем и России по вопросу о соотношении национально-освободительной войны и международного терроризма произошли значительные изменения. Идеологические соображения о национально-освободительном движении как о союзнике мировой социалистической системы и одном из основных составляющих мирового революционного процесса не позволяли участвовать Советскому Союзу в акциях, направленных против представителей национально-освободительных движений, даже когда они совершали террористические акты.

Во второй половине 1980-х годов происходят заметные изменения в политическом мышлении руководства страны, при этом акцентируется внимание на важности деидеологизации межгосударственных отношениях, приоритете человеческих ценностей; выражается негативное отношение к актам международного терроризма, независимо от их целей и мотивов. Так, например, в итоговом документе Венской встречи 1989 года отмечается, что «государства-участники безоговорочно осуждают как преступные все акты, методы и практику терроризма, где бы и кем бы они не совершались терроризм не может быть оправдан ни при каких обстоятельствах» [1.6.12]. Такой подход начинают разделять и большинство отечественных ученых. Так, специалисты Института государства и права АН СССР, рассматривая данную проблему, указывают на то, что методы национально-освободительной войны не должны носить террористического характера [2.158, с.151].

В современных условиях важно отказаться от упрощенного представления о наличии прямой зависимости процессов развития международного сотрудничества в борьбе с терроризмом от отношения к национально-освободительному движению. Положения современного международного права, указывают на то, что поддержка национально-освободительного движения продолжает быть обязанностью каждого члена международного общества. Так, Декларация о принципах международного права, принятия Генеральной Ассамблеей ООН 24 октября 1970 года, указывает на право народов добиваться самоопределения, спрашивать и получать поддержку в соответствии с целями и принципами ООН.

Некоторые изменения в данном вопросе претерпевает и официальная позиция США, которая продолжительное время основывалась на обвинениях в международном терроризме национально-освободительных движений, а также поддерживающих их государств (в том числе и СССР). Так, в январе 1981 года госсекретарь США А. Хейг утверждал, что «явление, представляющее собой главную угрозу и главный источник озабоченности для всех свободных стран – это взрыв международного терроризма и связанные с этим случаи незаконного вмешательства – так называемые, национально-освободительный войны, которые ведут Советский Союз и его подставные лица» [1.6.19].

В конце XX в США перестали выдвигать подобные обвинения в адрес Советского Союза, а позднее России, и президенты обеих стран во время регулярных деловых встреч обсуждают вопросы противодействия международному терроризму, что отражалось в совместных соглашениях по данной проблеме. Однако, в отдельных случаях, Израиль и США продолжают отрицать разграничение понятий международного терроризма и национально-освободительной борьбы. Так, представитель США в Шестом комитете ООН отметил в ходе своего выступления, что «…не представляется ни необходимым, ни полезным обсуждать вопрос о национально-освободительных движениях.. .терроризм представляет настолько ужасное явление, что его использование нельзя считать приемлемым или оправданным в какой бы то ни было борьбе» [1.6.20 Р. 27].

Вопрос о разграничении национально-освободительной борьбы и международного терроризма в настоящее время приобретает важное значение. При его решении следует принимать во внимание то обстоятельство, что укрепление сотрудничества в борьбе с международным терроризмом не должно нарушать права наций на самоопределение и вооруженную борьбу против иностранной оккупации. Генеральная Ассамблея ООН указывает на недопустимость нанесения какого-либо ущерба национально-освободительной борьбе при разработке и реализации мер, направленных против международного терроризма. Это нашло подтверждение в резолюциях 42 и 44 сессий Генеральной Ассамблеи ООН по проблеме международного терроризма.

В настоящее время важным является и разграничение международного терроризма и насилия, совершаемого в ходе вооруженного конфликта. Возникающие при этом случаи захвата задолжников и другие подобные акты, как отмечает Л.А. Моджорян, целесообразно рассматривать как отступления от правил ведения военных действий. Они не должны ни при каких обстоятельствах оставаться безнаказанными, но их следует классифицировать не как акты международного терроризма, а как нарушение норм ведения войн [2.223]. Данной позиции придерживается целый ряд зарубежных ученых и государственных деятелей. Она нашла свое отражение и в подготовленном Интерполом «Руководстве по борьбе с международным терроризмом». В нем предусматривается участие этой организации в борьбе только с теми актами насилия, которые совершаются вне зон конфликтов и не являются актами военного характера [2.11, с.162-163]. Вместе с тем, как отмечают специалисты, критерия совершения акта в зоне конфликта или вне его явно не достаточно для разграничения понятий «международный терроризм» и «национально-освободительная борьба». Во-первых, само понятие «зона конфликта » не является юридическим, а значит, не носит правового характера. В географическом отношении «зона конфликта» не имеет, как правило, четких очерченных границ. Для того, чтобы квалифицировать акт насилия в качестве акта международного терроризма, помимо места совершения деяния, целесообразно учитывать в каждом случае его цели и непосредственные объекты. Исходя из этого, необходим дифференцированный подход к насильственным актам, совершаемым под флагом национально-освободительной борьбы. Можно выделить две категории подобного рода акций. Первая - организуемые и осуществляемые национально-освободительными движениями нападения на правительственные объекты колониальных режимов, представителей оккупационных властей, их карательные отряды ит.п. Все акции имеют целью защиту национального суверенитета. Они наносят реальный урон этим режимам и не встречают какой-либо отрицательной реакции со стороны международного общественного мнения. Вторую категорию составляют бессмысленные по жестокости акты в отношении ни в чем не повинных людей, совершаемые со стороны лиц, заявляющих о своей принадлежности к тому или иному национально-освободительному движению. Как правило, в результате этих действий какого-либо ущерба расистским и оккупационным режимам не наноситься, так как объектом посягательства являются частные лица, и национально-освободительная цель здесь только декларируется. В то же время такие акции встречают протест и осуждение со стороны международной общественности и по существу наносят ущерб делу национального освобождения. Многие лидеры национально-освободительных движений отрицательно относятся к террористическим актам. Но эти движения не являются однородными. Нередко отдельные группы, действующие самостоятельно совершают террористические акции, обосновывая громкими заявлениями об их соответствии целям национально-освободительного движения.

Международному терроризму свойственны все основные признаки терроризма, но он обладает и специфическими признаками – признаками международности, на основе которых разграничиваются международный и внутригосударственный терроризм. Разграничение международного и внутригосударственного терроризма является важным в научном и практическом плане. Борьба с международным терроризмом представляет собой с юридической точки зрения проблему международно-правовую, а борьба с террористическими актами внутригосударственного характера относится только к компетенции государств. Международные антитеррористические соглашения на акты внутригосударственного терроризма не распространяются. Так, в ст. 13, вступившей в силу 3 мая 1983 года, Международной конвенции о борьбе с захватом заложников предусмотрено, что она «не применяется в тех случаях, когда заложник и предполагаемый преступник являются гражданами одного государства и когда предполагаемый преступник находится на территории этого государства». Международный терроризм направлен против международного правопорядка, террористические акты внутригосударственного характера посягают на правопорядок только одного государства. Это относится к внутригосударственным террористическим актам единичного характера. При систематическом совершении в стране актов терроризма со значительными жертвами могут возникнуть международно – правовые последствия [2.13].

Разграничение по объекту посягательства носит общий характер и не является достаточным для деятельности работников правоохранительных органов, которым важно знать все признаки, позволяющие отличить террористические акты внутригосударственного и международного характера. Перечень этих признаков пока еще не включен ни в один из антитеррористических международно-правовых актов. Вместе с тем в правоохранительной практике такие признаки уже используются. Они содержатся в п.4.12 разработанного Интерполом Руководства по борьбе с международным терроризмом. В нем предлагается рассматривать акцию терроризма как международную, если:



  • цели, объявленные террористами, затрагивают несколько стран;

  • преступление начинается в одной стране, а заканчивается в другой;

  • средства преступной группы происходят из другой страны;

  • жертвами преступления являются граждане различных стран или участники мероприятий, проводимых международными организациями; нанесенный ущерб затрагивает несколько стран или международные организации [2.233].

Межамериканская комиссия по правам человека, рассматривая проблему

борьбы с терроризмом, первоначально выделила акты терроризма в политических и идеологических целях, однако в последующем отказалась от такой классификации. Выделение социального, политического и идеологического терроризма на основе только мотивов, которые бывают часто глубоко скрыты в умах людей, на практике представляется весьма затруднительным, хотя и может представлять определенный научный интерес.

Немецкие исследователи И. Фетчер и Х. Людвиг считают, что существует три типа современного терроризма [2.186, с.13]: 1) терроризм угнетенных этнических меньшинств (баски, корсиканцы, северные ирландцы, палестинцы и т.д.), стремящихся к культурной и политической автономии, так называемый «ирредентизм»; 2) терроризм освободительных движений в странах «третьего мира», например, партизанская война в странах Латинской Америки; 3) терроризм индивидов и групп, исходящих из политических мотивов и стремящихся изменить политический и социальный порядок в развитых капиталистических странах. Анализируя данную типологию, Ю.С. Горбунов отмечает, что все многообразие террористической деятельности сведено ее авторами к области оппозиционной борьбы, а сама классификация выполнена с нарушением правил деления объема понятия. Так, «терроризм индивидов и групп» при определенных условиях может быть частью «терроризма угнетенных этнических меньшинств», и наоборот [2.43, с.54].

Г. Дэникер предлагает выделять три типа терроризма: 1) международный – когда группы террористов, смешанные или единые по национальному составу, совершают террористические акты в третьей стране; 2) транснациональный – действия граждан одного государства против своих соотечественников, но на территории другого государства; 3) внутренний – действия граждан одного государства против своих соотечественников в рамках собственной территории. Рассматривая причины, мотивы и цели терроризма, автор называет четыре его разновидности: террор как реакция на угнетение, «добродетельный террор», рациональный и патологический терроризм. Первый, или так называемый «программный» терроризм, может быть избирательным или неизбирательным. При избирательном терроре объектом акции становятся репрезентативные фигуры, символизирующие тот режим или явление, против которых выступают террористы. При неизбирательном терроре акция направлена в основном на то, чтобы показать представителям враждебного режима или общества наличие сопротивления, внушить страх и неуверенность [2.57, с.76-80]. К спорным положениям данной типологии, можно отнести несколько искусственное разделение международного терроризма на собственно международный и транснациональный, а также выделение классификационного ряда видов по различным основаниям. Так, две первые разновидности вычленены по мотивам, а третья и четвертая - по способу проведения террористической акции. Характерно, что в классификации, предложенной Дэникером, одновременно выделяются тип, вид и подвид террористической деятельности [2.184, c. 35].

Анализируя террористическую деятельность В.В. Витюк выделяет два основных ее типа - государственный террор и оппозиционный терроризм [2.25]. Первый есть осуществляемое путем репрессии открытое насилие со стороны сил, опирающихся на мощь государственных институтов; второй выступает как насилие и устрашение, используемое объективно более слабыми антирежимными группировками. Специфическим промежуточным звеном между этими взаимосвязанными типами является заговорщический терроризм, представляющий собой форму государственного террора. Террористическая деятельность обоих типов может направляться как внутригосударственными, так и внешнеполитическими целями. В первом случае речь идет о терроризме внутреннем, во втором – о терроризме международном.

В.В. Витюк отмечает, что терроризм проявляется в трех основных нередко переплетающихся между собой направлениях. Первое направление – социальный терроризм, руководствующийся стремлением к утверждению или изменению (вплоть до его уничтожения) того или иного социально-политического строя. Второе – националистический терроризм, борющийся за ликвидацию господства одной нации над другой (или движимый этносепаратистскими идеями). Третье направление определяется как терроризм религиозный, связанный либо с борьбой приверженцев различных религий и сект друг с другом, либо со стремлением низвергнуть светскую власть. В соответствии с реально преследуемыми (или декларируемыми) политическими целями терроризм подразделяется на «правый» и «левый».

При рассмотрении определения понятия «терроризм» Е.Г.Ляхов и Л.А. Моджорян выделяют два вида терроризма: международный и национальный [2.104, 2.124]. Е.Г.Ляхов показывает, что «принципиальное различие между этими двумя видами терроризма заключается, главным образом, в их направленности. Международный терроризм преследует такие цели, как подрыв межгосударственных отношений, международного правопорядка, действия против государства, нации (народа), борющейся за свое освобождение и независимость, международных организаций как субъектов международно-правовых отношений».

Таким образом, на основе критерия субъекта преступления международный терроризм можно разделить на два вида: 1) террористическая деятельность, организуемая и осуществляемая государством; 2) террористическая деятельность, организуемая и осуществляемая лицами (организациями, группировками), действующими самостоятельно [2.184, с. 26-28]. В зависимости от целей, которые преследуют террористические формирования целесообразно второй вид международного терроризма подразделить на ряд подвидов:

1. Политический, либо социально-революционный, или идеологический терроризм. Члены групп, сформировавшихся на основе марксистской, монархической, анархической, фашистской и т.д. идеологий, ставят своей задачей достижение политических, социальных или экономических изменений внутри того или иного государства. Необходимо отметить, что этот терроризм может быть как ультраправым (неофашистские группировки в Европе, некоторые организации внутри Ку-клус-клана в США), так и ультралевым (организация «Аксьон директ» во Франции, «Красные бригады» в ФРГ).

2. Националистический (национальный), этнический и сепаратистский терроризм. В данном случае группы сформировались на платформе национализма и преследуют цели решения национального вопроса (борьба с дискриминацией той или иной нации за самоопределение, представление нации тех или иных прав, шовинистические цели). Раньше чаще употреблялся термин «национальный» применительно к группировкам, являющимся частью национально-освободительного движения. Сейчас, по мере того как все меньше остается стран, борющихся за национальное освобождение, но растет число сепаратистских движений в различных государствах, чаще употребляется термин «сепаратистский» или «этнический терроризм» для характеристики группировок, действующих внутри сепаратистских движений той или иной страны (подобные группировки есть, например, внутри сикхской общины в Индии, армянской общины в Турции, есть подобные группировки и во многих других странах).

3. Религиозный или фундаменталистский терроризм, когда группировки, исповедывающие ту или иную религию, пытаются если и не свергнуть, то во всяком случае вести борьбу против государства, где господствующей является иная религия или где господствует неортодоксальная разновидность той же религии (например, исламский джихад (Аль-Джихад аль-ислями).


  1. Криминальный терроризм, когда группировки, сформировавшиеся на основе какого-либо преступного бизнеса (наркобизнес, оружейный бизнес, контрабанда) преследуют цели создания наиболее выгодных условий для получения сверхприбыли.

5. Экологический терроризм. Наряду с движениями, борющимися за осуществление эффективной природоохранной политики («зеленые», «экологисты»), возникли и действуют группировки, выступающие вообще против научно-технического прогресса, борющиеся против загрязнения окружающей среды, убийства животных, строительства ядерных объектов террористическими методами.

Анализ исторических, политологических источников, а также принципов и норм современного международного права позволяет выделить следующие основные формы международного терроризма: 1) использование в террористических целях взрывных устройств; 2) вооруженное нападение с использованием огнестрельного оружия; 3) захват задолжников; 4) захват и угон морского судна, и иное преступное вмешательство в деятельность международного судоходства; 5) захват, угон воздушного судна и иное преступное вмешательство в деятельность международной гражданской авиации; 6) использование ядерных, химических, бактериологических компонентов и технологических особенностей объектов при совершении актов терроризма.

Выделение конкретных форм международного терроризма может способствовать приданию целенаправленного характера в борьбе с данным явлением. При этом создание новых норм, направленных против международного терроризма, должно учитывать особенности различных форм террористической деятельности.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   23




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница