Сборник статей участников IV международной научной конференции 5-26 апреля 2008 года Челябинск Том Челябинск 2008



страница20/49
Дата09.05.2018
Размер9.13 Mb.
ТипСборник статей
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   49

Список литературы


  1. Дуличенко, А. Д. Интер­лин­гвис­тика [Текст] / А. Д. Дуличенко // Актуальные проблемы современной интерлингвистики: Учён. за­п. ТартуГУ. – Вып. 613. – Сер. Inter­linguistica Tar­tu­­en­sis. – Вып. 1. – Тарту, 1982. – С. 69–93.

  2. Дуличенко, А. Д. Интерлин­гви­сти­ка, ее значение и вклад в развитие общелингвистической теории [Текст] / А. Д. Дуличенко // Тезисы докладов конференции по интерлингвистике «Плановые языки: итоги и перспективы» (г. Тарту, 22–24 сентября 1987 г.). — Тарту: Тарту ГУ, 1988. — С. 35–40.

  3. Кузнецов, С. Н. Основные понятия и тер­мины интер­лин­гви­стики [Текст] / С. Н. Кузнецов. – М.: Изд-во Ун-та дружбы на­родов, 1982.

  4. Мельников, А. С. Лингвокультурологические аспекты плановых между­на­родных языков (на фоне этнических языков) [Текст] / А. С. Мельников ; под ред. проф. А. Д. Дули­чен­ко. – Ростов-н/Д: Изд-во РГПУ, 2004.

  5. Мельников, А. С. Естественный – искусственный: не запутываем ли вместо прояснения? К вопросу о терминах [Текст] / А. С. Мельников // Актуальные вопросы фи­ло­логии и методики пре­по­давания иностранных язы­ков: Межвуз. сб. науч. ст. – Ч. 2. – Рос­тов н/Д: Изд-во РИНЯЗа, 2005. – С. 221–228.

  6. Nova plena ilustrita vortaro de Esperanto [Text] / Ĉefred. G. Waringhien. – Paris: SAT, 2002.

  7. K. Kalocsay, G. Waringhien. Plena analiza gra­ma­tiko de Esperanto [Text]. 5-a eld. – Rotterdam: UEA, 1985.

  8. C. Piron. Psikologiaj reagoj al E-o [Text] // Nova esperanta krestomatio. Red. W. Auld. – Rotterdam: UEA, 1991. – P. 326–335.

А.Х. Мерзлякова

Ижевск, Россия

О НЕКОТОРЫХ ФРАНЦУЗСКИХ ТЕРМИНАХ

МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ
Люди в обществе могут идентифицироваться по различным критериям: по полу, возрасту, физическим характеристикам, сексуальности (гетеросексуальность и гомосексуальность), по личностным характеристикам, увлечениям, уровню жизни, образованию, верованиям и другим критериям. Эти различия составляют основу культурной дифференциации, как между отдельными индивидами, так и между народами. Одной из важнейших задач, стоящих перед человечеством, состоит в решении сложной проблемы: как преодолеть эти и другие (в частности, культурные) различия, чтобы создать условия для выживания и процветания человечества.

Мы живем в противоречивом мире. С одной стороны, кажется, происходит всеобщая интеграция: благодаря современным информационным и техническим средствам мы можем получить быстрый доступ к любым данным, общаться с людьми, находящимися на другой части планеты. Однако подобная легкость контактов ставит перед нами проблемы взаимоотношения между людьми, относящимися к разным культурам. Даже будучи представителями одной культуры, мы не всегда можем найти взаимопонимание.

Обучение межкультурному взаимодействию является процессом социального образования. Чтобы общество стало действительно поликультурным, каждая социальная группа должна жить в условиях равноправия, какая бы не была ее культура, ее обычаи и происхождение.

Одним из важнейших элементов, составляющих основу межкультурного взаимодействия, является культура. Существует огромное количество определений термина «культура», но в межкультурной коммуникации он обозначает «ценности и поведенческие системы, которые позволяют группам людей дать смысл миру, который их окружает » [Raimon Panikkar]. ЮНЕСКО дает следующее определение этому слову: «культура, в широком смысле, рассматривается как совокупность различительных черт, духовных и материальных, интеллектуальных и эмоциональных, которые характеризуют общество или социальную группу. Она включает в себя, кроме искусства и литературы, образ жизни, основные права человека, систему ценностей, традиции и верования» [Déclaration de Mexico]. Во французском языке слово culture означает, прежде всего, совокупность базовых знаний индивида (la culture individuelle), которая входит в la culture collective, представляющую собой интеллектуальную и материальную ценность французского народа и являющейся основой для национальной идентификации.

Культура – сложное понятие, некоторые из аспектов которого видны с первого взгляда, другие нуждаются в более глубоком изучении. Различия между культурами отражают те усилия, которые каждое общество прилагает для того, чтобы выжить в окружающей действительности. Под окружающей действительностью подразумеваются: а) географические условия, б) социальный контекст (другие группы людей, с которыми данное общество находится в контакте и обмене), в) предшествующая «метафизика», т.е. поиск смысла жизни предшествующими поколениями данного общества. Даже в рамках одной культуры есть люди, не отвечающие всей совокупности принятых данным обществом норм, они идентифицируются как носители субкультуры, и часто общество проявляет нетерпимое отношение к ним (инвалиды, гомосексуалисты, сектанты и т.д.).

В современном французском языке существует два термина для характеристики поликультурных обществ: sociétés multiculturelles (мультинациональные общества) и sociétés interculturelles (межкультурные общества), которые, несмотря на некоторое сходство, не являются синонимами. Sociétés multiculturelles обозначает разные культуры и группы, национальные, этнические и религиозные, существующие на одной территории, но не обязательно контактирующие между собой. Это общество, в котором непохожесть часто воспринимается негативно и составляет основное оправдание дискриминации. К меньшинству могут относиться терпимо (так называемая пассивная толерантность), но не принимают и не воспринимают положительно. Закон против дискриминации не применяется одинаково для всех.

Термин Sociétés interculturelles используется, когда разные культуры и группы, национальные, этнические и религиозные, проживающие на одной территории, находятся в постоянном взаимодействии, происходят процессы обмена и взаимного признания их образа жизни и их ценностей. В этом случае говорят об активной толерантности и о существовании равноправных отношений, когда все имеют одинаковую значимость для общества: нет людей ни высших, ни низших, ни лучших, ни худших.

Необходимо также отметить существование еще одного термина l'interculture (его наиболее распространенным вариантом является l’interculturel) который не имеет однословного эквивалента в русском языке и может переводиться как «межкультурное взаимодействие». Этот термин обозначает сложный процесс взаимодействия людей, принадлежащих к разным культурам, вынужденных искать общие точки соприкосновения не только внутри своих культур, но и внешних культурных данных. Подобное взаимодействие позволяет им преодолеть ту культурную разницу, которая препятствует коммуникации, и создать новое культурное пространство, новый культурный код. Таким образом, речь идет не об установлении «моста» между культурами, а скорее о смешении культур.

Термин le multiculturalisme понимается по-разному. С одной стороны, он означает сосуществование ряда культур (этнических, религиозных, и т.д.) или многообразие культур в одной стране. С другой, он употребляется для обозначения разных политических движений. Антидискриминационных (целью которых является обеспечение равного социального статуса для членов разных культур), идентифицирующих (стремящихся создать благоприятные условия для самовыражения культур), а также движений, желающих сохранить специфический статус для членов того или иного сообщества. Кроме того, термин неоднозначно толкуется в разных странах. Так, во Франции он приобретает нюанс «позитивной дискриминации», который можно охарактеризовать стремлением к «республиканскому равноправию» и признанием на государственном уровне существования дискриминации в этой стране. В Канаде понятие мультикультурализма приобретает позитивный смысл, поскольку в там считается, что разнообразные культуры национальных меньшинств способствует обогащению общей культуры страны.

Следует также упомянуть несколько терминов, связанных с межкультурным посредничеством. La médiation interculturelle (межкультурное посредничество) означает формирование добрососедских связей, способности жить в сообществе у людей, принадлежащих к разным культурам и живущих на одной, либо граничащих друг с другом территориях. В отечественной лингвистике термин «межкультурное посредничество» нередко используется как синоним слову «перевод», что значительно сужает его значение. La médiation transnationale можно также перевести как межкультурное посредничество, однако термин означает «правила социального взаимодействия между людьми, принадлежащими к разным культурам, но не проживающих на одной территории».

Формирование общественных правил предполагает формирование соответствующих компетенций. La compétence interculturelle – способность к успешной коммуникации с людьми разных культурных сообществ. Эта компетенция может быть врожденной, а может развиваться в ходе воспитания и обучения. Основой успешной межкультурной коммуникации является la sensibilité interculturelle – способность приспосабливаться к другой культурной модели, способность выйти за пределы своего круга отношений и принять разнообразие культур.

Являясь частью культуры своего общества, человек не может судить «объективно» о другой культуре, поскольку воспринимает ее сквозь призму своего языка и тех ценностей, которые ему привило данное общество. Невозможно установить иерархию культур, абсолютизировать и делать всеобщими ценности собственной культуры. Можно лишь говорить об инвариантах, присущих всему человечеству, таких как, вера, любовь, способность к абстрактному мышлению, к членораздельной речи, и другие. Однако каждая культура интерпретирует эти инварианты по-своему.



Список литературы

1. Raimon Panikkar "Cultures et dialogue interculturel", 2004. http://www.alliance21.org/caravan/fr/

2. Déclaration de Mexico sur les politiques culturelles. Conférence mondiale sur les politiques culturelles, Mexico City, 26 juillet - 6 août 1982

Е.В. Мигалова

Ульяновск, Россия

СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ТРАДИЦИОННЫХ ФОРМУЛ

НАРОДНОЙ СКАЗКИ В ФУНКЦИОНАЛЬНО-ЭКВИВАЛЕНТНЫХ

ПОДСИСТЕМАХ АНГЛИЙСКОГО И РУССКОГО ЯЗЫКОВ
Фольклор является «стержнем народной культуры, сосредоточением всего самого ценного и лучшего, что в ней есть, её представительным типом» [Кравчненко 2005: 298], и сказка – как один из самых распространённых, практически универсальных жанров – уже давно служит неиссякаемым источником богатейшего материала для разысканий философов, историков, филологов, культурных антропологов, семиотиков и других специалистов гуманитарного профиля. Теснейшая связь между изучением языка фольклора и культуры не подлежит сомнению. «Язык – передатчик, носитель культуры, он передаёт сокровища национальной культуры, хранящейся в нём, из поколения в поколение.» [Пропп 1984: 6]. Общеизвестно, что наиболее значимой характеристикой языка фольклора является традиционность. «Раз сказанное метко и обрисованное удачно и наглядно не переделывается, а как будто застывает в этой форме и постоянно повторяется там, где это признано необходимым по ходу сказочного действия» [Пропп 1984: 25] В сказках эта особенность находит выражение в первую очередь в использовании многочисленных и разнообразных традиционных формул. Закономерен вопрос о национальной специфике традиционных формул народной сказки как факторов культуры разных народов, причём именно универсальность фольклорной сказки как жанра составляет то общее, на фоне которого особенно наглядно могут предстать национально обусловленные различия в мировосприятии, если таковые имеют место. В таком аспекте мы сделали попытку описать и последовательно сопоставить формулы английской и русской народной сказок. С чисто лингвистической точки зрения понятие традиционной формулы в соответствии с комплексом её выделения охватывает явления всех уровней языка – от одного слова до целых предложений и даже абзацев, согласно И.А. Резвовой [Резвова 2006: 18]. Остановимся подробнее на некоторых традиционных средствах английских и русских народных сказок и сопоставим их.

Сказочные герои, события и персонажи получают и в английских, и в русских сказках стабильные, постоянные эпитеты, что способствует созданию однородности и предсказуемости содержания фольклорного текста. Исключительным достоянием русской сказочной традиции, однако, являются развёрнутые постоянные эпитеты, представляющие собой поэтические формулы, такие, как «по колено в серебре, по грудь в золоте, во лбу светел месяц, по бокам часты звёзды»; «Баба-яга, костяная нога, нос в потолок врос»; «стоит избушка на курьей ножке на веретенной пятке» и т.д. Зато для английских сказок характерен приём накопления простых эпитетов – прилагательных, также используемый для усиления впечатления при описании, например : «beautiful, shiny, yellow, golden egg»; «the dreadful, terrible, horrible beasts». За различием в подходах просматривается и существенная разница в менталитете: безудержная образность мышления и богатство фантазии русского человека, с одной стороны, и сдержанность, даже некоторая одномерность, демонстрируемые англичанами, не позволяющими себе даже под воздействием эмоций слишком сильно отклоняться от действительности – с другой.



Большая конкретность мышления и «реальность» образов проявляются в английских сказках и в выборе формульных сравнений. Так, с помощью сравнений обычно достаточно подробно описывается внешность, при этом красота героини английских сказок вполне реальная, «земная»: «eyes as green as grass», «lips like cherries»,«cheeks red as June roses». Героиня же русских сказок обладает красотой несказанной: она «краснее солнца, яснее месяца», «очи…подобны райскому свету». Повторы в русских и английских сказках, их виды и функции во многом совпадают, что объясняется общей природой устного народного творчества: «Долго ли, коротко ли, близко ли, далеко ли, подъезжают они к одному дворцу»; «Низко ли, высоко ли, близко ли, далеко ли, приходит к мостику»; «And they flew over land and they flew over sea, until at last in the far distance they saw a castle»; «Over deserts and plains they flew, over forests and hills, until they came to the palace of the King of All the Birds». С помощью повтора строится композиция кумулятивных сказок, таких как «Лиса-плачея», «Ледяная и лубяная хатка», «Колобок», «The Old Woman and Her Pig», «Johnny –Cake» и др.

Обрамляющие (начальные и заключительные) и медиальные формулы английских и русских народных сказок принадлежат к важнейшим конституирующим признакам данного фольклорного жанра и, таким образом, могут считаться прецедентными фактами культуры. Наряду с неопределённо – абстрактными зачинами в английских сказках нередки и указания на вполне определённое время действия с упоминанием исторических и полулегендарных личностей: «in the days of the great King Arthur…», «in the reign of King John»; использованием частных категорий замка, графства, города (in Bamborough Castle; in Norway; near Thirsk, in Yorkshire), тогда как в начальных формулах русских сказок фигурируют лишь самые широкие понятия страны, государства, королевства (в некотором царстве, в некотором государстве). Основная функция заключительных формул в обеих традициях - указать на счастливое завершение повествования. Однако в русских сказках заключительные формулы многочисленны и разнообразны, и кроме констатации конечного благополучия героев они также особо акцентируют момент окончания рассказывания сказки, вознаграждают сказочника: «На дворе у них была лужа, а в ней - щука, а в щуке-то огонец, этой сказочке конец»; «…и живут себе, хлеб жуют, решетом воду носят, а лаптем добро возят». Заключительные же формулы английских сказок представлены лишь одним типом, констатирующим конечное благополучие героев с непременным использованием слов «happy , happily , happiness» : «…and they lived happily all the days», «…and they lived there happily ever after», «…and lived happy ever afterwards». В русских сказках внутрисюжетные медиальные формулы, подчёркивающие основные свойства и функции изображаемых персонажей в сюжетном действии, очень разнообразны придают сказке яркий характер, например: «Скачет конь выше лесу стоячего, ниже облака ходячего, горы, реки и озёра меж ног пропускает, поля – луга хвостом устилает»; «Поднималася сильная буря – гром гремит, земля дрожит, дремучий лес долу преклоняется – летит трёхглавый змей». Что касается переходных (пространственно – временных) медиальных формул, то в их использовании наблюдается очевидное сходство двух традиций, связанное с одинаковыми сюжетными положениями сказок и продиктованное необходимостью выполнения формулами эквивалентных функций. Однако и здесь проявляется ярко различие в менталитете двух народов. Для русского человека главная черта сказочного времени и пространства – нереальность, что находит своё выражение в абстрактно – неопределённых пространственно – временных формулах (низко ли, высоко ли, близко ли, далеко ли; долго ли, коротко ли, скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается). В английских же сказках длительность пути героя, удалённость царства, куда он держит путь, передаются формулами, в которых прямо говорится, что герой путешествовал долго и быстро ,подробно описывается местность, через которую пролегает дорога, с ориентацией по частям света и со всеми деталями разнообразных специфически английских ландшафтов, например: «Off they went, thundering thorough woods and valleys, until at length they came within reach of the country»; «…passing through groves, woods, and valleys, till at length she saw…».

В результате исследования выяснилось, что в русской сказке эмоционально окрашенных, в том числе ритмизованных и рифмованных, начальных и заключительных присказок, разнообразных медиальных формул, как внутрисюжетных, так и переходных, содержащих в себе нечто необычайное и заманчиво-интересное для слушателей, подчеркивание «иномирности» и нереальности сказочного повествования ещё раз подтверждает вывод о любви русского народа к чудесному, к уходу от действительности. Английские же формулы, являющиеся в основном более реалистичными, свидетельствуют о стремлении оставаться, насколько возможно, в рамках понятного и «земного». В целом в русских сказках, по сравнению с английскими, формулы разнообразнее. Это особенно относится к экспрессивным рифмованным формулам, распространенность которых свидетельствует о богатстве фантазии и поэтичности мировосприятия народа. Заметим, что в русской сказочной традиции жанровые границы строже и многие формулы, характерные для сказки, в других фольклорных жанрах не используются. Сопоставительное изучение традиционных формул в разных национальных традициях кроме теоретического имеет ещё и важное прикладное значение для практики перевода. В частности, перевод сказок не может ограничиваться только отысканием языковых средств, адекватно передающих содержание оригинала. Задача сохранения фольклорного звучания текста предполагает знание традиционных формул, характерных как для исходного, так и для переводящего языков. Приведённый материал подтверждает продуктивность комплексного сопоставительного изучения функционально эквивалентных подсистем двух языков (в нашем случае фольклора) как основы для адекватного перевода произведений, язык которых принадлежит к соответствующей подсистеме. Так, грамотный в лингвистическом и культурологическом отношениях переводчик народных сказок должен опираться на знание функционально-эквивалентных формул, выявленных в ходе предшествовавшего переводу анализа. Такой метод, кроме того, даёт возможность устанавливать различия и совпадения, характерные для культур двух народов, судить о степени проницаемости и устойчивости одной культуры по отношению к другой.



Список литературы

  1. Пропп, В.Я. Русская сказка [Текст] / В.Я. Пропп. – Л.: Освобождение, 1984. – 116с.

  2. Культурология [Текст]: энциклопедия / сост. и науч. ред. А.И. Кравченко; отв. Ред. М.И. Осмутова. – М.: Логос, 2005. – 762с.

  3. Резвова, И.А. Структурный анализ сказочного фонда русской литературы [Текст] / И.А. Резвова. – М.: Сартс-пресс, 2006. – 246с.

Л.Ш. Мигранова

Стерлитамак, Россия

«МЫСЛЬ СЕМЕЙНАЯ» В ИНДИВИДУАЛЬНОЙ (ТОЛСТОВСКОЙ)
ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЕ МИРА

Искусство имеет свою систему знаков, при помощи которых оно записывает жизнь и записывает опыт человечества.

Оно отражает жизнь, познанную трудом человечества, и человек, призванный в искусство, пережив то, что называется вдохновением, отрывается часто от обычного, потому что он от своего обычая уходит к обычаям человечества, пользуясь его опытом, перерешает свою жизнь.

К числу основных категорий лингвокультурологии относится понятие «картина мира» – целостная совокупность образов действительности в коллективном сознании [Карасик 2004:88]. В структуре языковой картины мира выделяются концептуальная, национальная и индивидуальная картины мира. Опыт отдельного человека, индивида, его знания о мире составляют индивидуальную картину мира; она включена в структуру национальной картины мира и, в свою очередь, содержит основные элементы концептуальной картины мира. Языковая картина мира объективно отражает восприятие мира носителями данной культуры, но человеческое отражение не является механическим, оно носит творческий (и поэтому в известной мере субъективный) характер.

Как методологическая основа научных исследований изоморфизм языка и культуры позволяет анализировать язык через культуру и культуру через язык, а также через совокупность фактов, принадлежащих языку, видеть прескрипции и установки культуры. Отсюда и используемый нами метод лингвокультурной интерпретации: через анализ единиц языка проникнуть в систему смыслов, отражающих культурную специфику менталитета народа. Трудно не согласится с Ю.М. Лотманом, который считает культуру «наследственной памятью коллектива», живущей лишь в диалоге с другими культурами.

В данной статье мы проанализируем индивидуальную (толстовскую) языковую картину мира – целостный, глобальный образ мира, являющийся результатом всей его духовной активности, возникающий в ходе контактов писателя с миром и представлений о нем, результат переработки информации о среде и человеке в его взаимодействии с другим человеком.

Роман «Анна Каренина» был задуман и написан в переломную эпоху, в 1873 -78 гг., когда русская жизнь преображалась на глазах. И Л.Н.Толстой, как художник и человек был неотделим от этой драматической эпохи, которая и отразилась в его романе очень рельефно и отчетливо.

Писатель ясно видел и сознавал глубокие перемены в характерах, идеалах и образе жизни своих современников. Он стремился понять нравственный и исторический смысл этих перемен. Роман «Анна Каренина» одновременно и семейный, и психологический, и философский, и социальный.

В произведении спаянность общего (исторического) и частного (индивидуально-психологического) в рамках «концепции эпохи» проявляется особенно отчетливо.

«Все смешалось в доме … [Толстой 2000:5] – формула, которой начинается роман, лаконична и многозначна. Она представляет собой ядро романа и охватывает и общие закономерности народной жизни, и частные обстоятельства семейного быта.

Следует обратиться к словарям для выяснения значения слова «дом» (словари В.И. Даля, С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой). Из словарей мы узнаем, что понятие «дома» очень емкое – это и семейство, и хозяйство, и поколение, и род. В индивидуальной (толстовской) языковой картине мира все герои объединены и взаимодействую, живут и переживают под общим «домом». Под понятием «дом» подразумевается светское общество и крестьянский мир и быт, город и деревня. Соответственно дом – это внутренне, обжитое человеческое пространство мира, это весь мир. Значит, все смешалось во всем «мире».

Еще в самом начале романа гр. Нордстон накинулась на Левина со словами «Опять вы приехали в наш развратный Вавилон …» [Толстой 2000:53]. Выясним значение слова «Вавилон» по словарю Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. Мы узнаем, что Вавилон – это древний город, славившийся богатством и пышностью жилищ, разнообразной промышленностью. Вавилон – синоним огромного международного торжища, где смешались языки, обычаи, нравы и где царят золото и порок. Толстой показывает нам больное, духовно омертвевшее общество, охваченное безумием, где правят миром разврат, злословие … Вспомним эпизод, когда Вронский сопровождал иностранного принца, желавшего вкусить «русские удовольствия: рысаки, блины, медвежьи охоты, тройки, цыгане, кутежи с битьем посуды, французские актрисы, балетная танцовщица, шампанское с белою печатью» [Толстой 2000:355].

В романе складывается цельная картина «современного Рима» эпохи упадка: скачки, упоминание о Сафо, афинские вечера, подражание эллинам.

Из выше сказанного можно сделать заключение о том, что писатель словом-символом «Вавилон» выражает свое отношение к капиталистической урбанизации, начавшейся в России, особенно в Москве, в начале 1870-х гг., в то же время подчеркивает важность и древность Москвы (намекая на многовековые корни).

По традиции, старинные дворянские родовые связи хранились и поддерживались в Москве. Московский старинный быт по-прежнему привлекателен для Толстого Л.Н. Вспомним эпизод признания в любви Левина Кити, когда в своем доме Облонский устраивает званый обед. Также важными являются сцены сватовства и венчания. Свадьбе – важному событию для «мысли семейной», которую Толстой назвал любимой мыслью в «Анне Карениной», отведено центральное место.

Под высоким церковным куполом, куда собралась вся Москва, заявляет о себе соборность, стремление людей к единению. Идеал Толстого – единение людей – присутствует в каждой строке его романа, чувства одного человека не остаются только в нем, но влияют на окружающих, отражаются на них.

Мысль семейная перетекает в мысль об исторической преемственности, о семье как представительнице рода. Тут же приходит на память родовое начало – «дома Левиных и Щербацких» …

Под понятием «дом» подразумевается особая человеческая общность, это не только узы кровного родства, но преемственность духовная, историческая, связь поколений.

Для Вронского же понятие «семьи» – «чуждое, враждебное, смешное; он не любил семейной жизни». Поэтому он «наказан»: с Анной семьи у него не получилось, дочери он не может дать своей фамилии, а значит, он не может иметь продолжения рода – и шире дома. Вронский в романе вечный странник, человек без корней. «Звезда-полынь» из Апокалипсиса, которая упала на источник и отравила воды - это его звезда.

Выражению «семейной мысли» наиболее полно служат образы героинь романа. И здесь сближение с А.С. Пушкиным неизбежно: в «Евгении Онегине» говорилось о «преданьях русского семейства. Роман назван именем главной героини, в центре произведения такой характер, в котором «отразился век». В истории жизни Анны «семейная мысль» романа нашла свое отрицательное выражение. Писатель изобразил те условия жизни своей героини, при наличии которых семья не может существовать.

Думается, что Анну Каренину следует рассматривать с трех позиций – жена, мать, женщина, т.к. все эти позиции фокусируются вокруг понятия «дом». В контексте сказанного, наиболее актуально обращение к мифологическим и архетипическим коннотациям: притче о грешнице (Мария Египетская), мифу (кетскому) о кукушке, архетипу Матери (по К. Юнгу).

Образ Анны как жены противопоставлен Кити, как матери – Долли, как женщины – «подругам» Бетси Тверской, Лизе Меркаловой, Сафо Штольц. И, в отличие от своей предшественницы Татьяны Лариной, она не стала ни хранительницей домашнего очага, ни заботливой матерью, не осталась верной супружескому долгу. Характер героини – символ своего времени.

По словам Азаровой Н.И., наиболее полным выражением мятущегося времени стал сам Л.Толстой. В подтверждение своих мыслей она приводит слова Э.Г. Бабаева: «… в «Анне Карениной» личность автора является воплощением современной темы не в меньшей степени, чем все исторические факты – реалии, рассеянные по страницам романа, вместе взятые» [Азарова 1999:186].



Каталог: konfer
konfer -> Цель исследования: Установить влияние профилактических мер на рефракционный и аккомодационный аппараты глаза у учащихся 10 классов Сибирского лицея. Задачи исследования
konfer -> Литературная мода и литературные модели в западноевропейской и американских литературах
konfer -> Методическая разработка учебно-практической конференции «Современные аспекты аллергологии» для специальности «Сестринское дело»
konfer -> Интерактивная деятельность на уроках истории и обществознания
konfer -> Мастер – класс «Приемы саморегуляции как способ формулирования регулятивных удд на уроках физической культуры»
konfer -> Окружающая среда это мы с вами!
konfer -> Научно-исследовательская работа «Память персонального компьютера»
konfer -> Дыхательная гимнастика
konfer -> Аддитивные технологии «За» и


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   49


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница