Сборник статей участников IV международной научной конференции 5-26 апреля 2008 года Челябинск Том Челябинск 2008



страница26/49
Дата09.05.2018
Размер9.13 Mb.
ТипСборник статей
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   49

Список литературы

1. Голикова, Т.А. Этнопсихолингвистическое исследование языкового сознания (На материале алтайско-русского ассоциативного эксперимента) [Текст] / Т.А. Голикова. – М.: Инст-т языкознания РАН, 2005. – 322 с.



  1. Колшанский, Г.В. Паралингвистика [Текст] / Г.В Колшанский. – М.: Наука, 1974. – 80 с.

  2. Корнилов, О.А. Языковые картины мира как производные национальных менталитетов. – 2-е изд., испр. и доп. [Текст] / О.А Корнилов. – М.: ЧеРо, 2003. – 349 с.

  3. Красных, В.В. Основы психолингвистики и теории коммуникации [Текст] / В.В Красных. – М.: Гнозис, 2001. – 270 с.

  4. Леонтьев, А.А. Языкознание и психология [Текст] / А.А Леонтьев. – М.: Наука, 1966. – 80 с.

  5. Одинцова, М.П. Критическая реплика по поводу попытки А.Вежбицкой построить этнопсихологический портрет русского человека по данным русского языка [Текст] / М.П Одинцова // Язык. Человек. Картина мира: лингвоантропологические и философские очерки (на материале русского языка). – ч.1. – Омск: Омск. гос. ун-т, 2000 – С. 79-81.

  6. Попкова, Е.А. Психолингвистические особенности языкового сознания билингвов (на материале русско-английского учебного билингвизма) [Текст] / Е.А. Попкова: Автореф. дис. канд.филол.н.: 10.02.19 / Инст-т языкознания РАН. – М., 2002. – 17 с.

  7. Постовалова, В.И. Существует ли языковая картина мира? [Текст] / В.И.Постовалова // Язык как коммуникативная деятельность человека: Сб. научн. тр. МГПИИЯ. – Вып. 284. – М.: МГПИИЯ, 1987. – С.67-72.

  8. Харченко, Е.В. Модели речевого поведения в профессиональном общении [Текст]: Монография / Е.В.Харченко – Челябинск: ЮУрГУ, 2003. – 336 с.

Р.Р.Саньярова

Уфа, Россия

К проблеме языковой картины мира башкир.

Концепт “КЈҐел” и его вербализация
в трилогии З.Биишевой “К свету”

Как известно, когнитивная лингвистика ставит целью анализ концептуализации и категоризации накопленного человеком и человечеством опыта, описание способов концептуальной организации знаний и способов их вербализации в системе языка. В языке отражается реальная действительность, окружающая человека, условия жизни народа, особенности его мышления и восприятия реальности. Сложное переплетение и взаимообусловленность языка и культуры предопределяют универсальный и в то же время специфический характер восприятия действительности носителями разных языков.

В языковой картине мира этнический менталитет актуализируется в ключевых концептах, изучение которых позволяет заглянуть в сердцевину национальной культуры. Язык как важнейший компонент культуры непосредственно выражает этнические особенности восприятия действительности и склад мышления. “Можно считать лексическую единицу некоторого языка “ключевой”, если она может служить своего рода ключом к пониманию каких-то важных особенностей культуры народа, пользующегося данным языком” [Шмелев 2002: 11]. Разумеется, речь не может идти о постижении всей национальной культуры во всем ее многообразии, однако можно говорить о каких-то существенных моделях и паттернах, встроенных в национальную культуру и воспринимаемых носителями национального языка как нечто естественное, само собой разумеющееся. По этой причине такие представления практически не становятся предметом рефлексии в естественных условиях языковой коммуникации рядовыми носителями языка. А. Д. Шмелев указывает, что эти представления находят отражение в семантике языковых единиц, так что, овладевая значениями слов, носитель языка одновременно привыкает к ним, а будучи свойственными всем носителям языка, они оказываются определяющими для особенностей культуры, пользующейся этим языком [Шмелев 2002: 12]. Существенные особенности языка и культуры раскрываются при сопоставительном анализе с фактами другого языка и культуры. Для человека, находящегося в рамках одной культуры и языка, свой привычный способ восприятия и категоризации мира представляется единственно реальным, единственно возможным и адекватным действительности.

Выявление и описание лингвоспецифичных концептов, которые в одно и то же время отражают и формируют образ мышления народа, продолжает оставаться актуальной задачей лингвокультурологии.

Для обозначения внутреннего, духовного мира человека в башкирском языке существует лексема – кЈҐел. Эта лексема не имеет религиозного содержания, она не связана с телесной жизненностью, с поддержанием жизнедеятельности организма. Этот концепт, безусловно, относится к области безэквивалентной лексики и может быть переведен на другие языки достаточно условно как душа или сердце.

То, что происходит в кЈҐел, скрыто от посторонних глаз: Кеше кЈҐеле – ќарफ़ы тњн. Чужая душа – темная ночь. ТњшњнмљџўеҐ кеше кЈҐеленљ…

КЈҐел также выступает как источник человеческих чувств, переживаний, именно там зарождаются, возникают самые разнообразные чувства: Бара-тора љкренлљп ялќын ўЈрелљ, ваќ, ќыЎыл ќуЎЎар ш襚, кесерљйљ, ахыр бер-бер артлы, ўуҐћы тапќыр айырата ныќ яќтырып балќып китљлљр Ўљ, ЕмештеҐ кЈҐелендљ бњткњўњЎ ўаћыш уятып, ўЈнљлљр…

С этим словом связаны также интуиция, предчувствие, рационально необъяснимое постижение сущности чего-либо: кЈҐел менљн ўиЎеЈ – чувствовать или предчувствовать душой. Улар ошо баЎарЎа уќ ўиҐљ ниндљйЎер бер яуызлыќ эшлљргљ йыйыналар, бућай. КЈҐелем шулай ўиЎенљ.

То, что кЈҐел – сфера эмоций, разнообразных чувств, настроения, представляют производные слова. КЈҐелле – веселый, радостный, кЈҐелўеЎ – невеселый, скучный, тоскливый. Сљрбиямал хатта он илљгљндљ лљ, оЎон бармаќтарын илљктеҐ ситенљ тыпырЎатып, ниндљйЎер кЈҐелле бер књй сыћарып ўућа кеЈек. КЈҐеллерљк уй уйлау телљге барып сыќманы. Бына башта сей утындар ќабынып китљ алмай аќўыу боџ сыћарып, кЈҐелўеЎ быџќып яталар. Эти прилагательные – дериваты от кЈҐел отличаются большой частотностью употребления в речи и широкой сочетаемостью.

Эта лексема часто прямо характеризует настроение человека. КЈтљренке кЈҐел – приподнятое настроение. Следовательно, здесь представлено вертикальное измерение, где серединное положение соотносится со спокойствием, положительные эмоции связаны с движением вверх, отрицательные – вниз. ЕмештеҐ кЈҐеле кЈтљренке. Улар, балалар ўымаќ сљмлљнеп, арыћансы…кЈҐелдљре кЈтљрелеп киткљнсе, књлњшљ-ќыуыша ќар бљрештелљр.



Как видно, из приведенных примеров, лексема кЈҐел условно может быть переведена на русский язык как душа или сердце, однако такой способ перевода не отражает своеобразия и многомерности башкирского слова, которое среди концептов, характеризующих внутреннее состояние человека, занимает особое место, совмещая в себе эмоциональный и рациональный уровни внутреннего мира человека, интегрируя сферу сознательного и бессознательного, интуитивного. Анализ фразеологизмов с компонентом кЈҐел дополняет и конкретизирует эту картину. Следует отметить, что лексема кЈҐел чрезвычайно активно используется в речи, что свидетельствует об исключительной важности этого слова в башкирской языковой картине мира. Это также подтверждается огромным количеством устойчивых выражений с компонентом кЈҐел.

КЈҐел асыу – получать наслаждение, радость, поднимать настроение (от видов природы, произведений искусства или во время застолий, каких-либо развлечений).

КЈҐел аЎыћы – духовная пища.

КЈҐел бармай – душа не принимает.

КЈҐел ќайтыу – разочароваться, охладеть к кому или чему-либо.

КЈҐел биЎеЈ – перестать быть привлекательным, охладеть к чему-либо, перестать любить кого-либо или что-либо.

КЈҐел ўыуыныу – охладеть, охлаждение души к чему-либо.

КЈҐел ўЈрелеЈ – погуснуть, охлаждение души от чего-либо.

КЈҐел булыу – удовлетвориться чем-либо.

КЈҐел тар – о тех, кто не любит людей, плохо уживается с ними.

КЈҐел бушатыу – избавиться от тяжести на душе.

КЈҐел ћазабы – мучение, душевные мучения, душевные страдания.

КЈҐелгљ килеЈ – вспомнить, представить.

КЈҐелгљ ут ўалыу – сильно переживать

КЈҐелгљ яра ўалыу - нанести кому-либо тяжелую обиду.

КЈҐелдљ ўаќлау – хранить, сохранить что-либо в душе, помнить о чем-либо.

КЈҐелдљн китмљЈ – сохраниться в памяти.

КЈҐелдљн уќыу – читать наизусть, по памяти.

КЈҐелен билљп алыу – завоевать чье-либо расположение.

КЈҐелен йыћыу – отклонить чье-либо положительное предложение, отвергуть кого-либо.

КЈҐелен ўындырыу – обидеть, оскорбить кого-либо.

КЈҐелен таш итеЈ – тяжело оскорбить, обидеть кого-либо.

КЈҐелен табыу – (об)радовать, развлечь кого-либо, поднять настроение кому-либо.

КЈҐелеҐде киҐ тот – 1. Не падай духом, не теряй надежды. 2. О возможности того, что может быть еще хуже.

КЈҐел йондоЎо – объект глубокого почитания, поклонения, идеал, муза.

КЈҐел йомшау, йомшарыу – поддавшись чувству, впечатлению, сделаться более мягким, милосердным.

КЈҐел ќылдары – струны души.

КЈҐел кЈге – духовный мир человека, горизонт его мечтаний и устремлений, идеалов.

КЈҐел кЈЎе – очи души, способность понимать, проникнуть в суть чего-либо, не ограничиваясь внешним впечатлением.

КЈҐел кЈЎе ўуќыр булыу – внутренняя слепота, оставаться невежественным.

КЈҐел нескљреЈ – расчувствоваться.

Таким образом, кЈҐел – это особая сущность в человеке. Это то, что может быть, а может и не быть, отсутствовать (кЈҐел булыу / булмау, кЈҐеле бар, кЈҐеле юќ). Ћљр књн, ўис юћанда бер генљ тапќыр булўа ла, ИштућандыҐ юлында осрап, мњхљббљт тулы шаян ќараштарын ућа тњбљп, йылмайып Јтмљўљ, уныҐ кЈҐеле булмай.

Итак, в соответствии с обыденной языковой картиной мира, кЈҐел – это не только чисто нематериальное, духовное образование, это совмещение вполне материальных, даже физических параметров и характеристик нематериальных, идеальных, духовных.

С одной стороны, кЈҐел может быть описан как некий внутренний топос, как внутреннее пространство человека, пространство внутреннего мира, на что прямо указывает сочетаемость этого слова: кЈҐел может быть пустым (кЈҐел бушлыћы), широким или узким (киҐ, тар), что отражает широту души. КиҐ кЈҐелле ярлы бисљ булўаҐ, мин ўине йљнемдљн артыќ кЈреп яратырмын…

Его можно открывать (кЈҐел асыу / асылыу, кЈҐел ќапќаўын асыу). Ошо бер ќатлы шаяртыуы менљн ул да был кескљй, етем ќыЎЎы љЎ генљ булўа ла йыуатырћа, књлдњрњргљ, кЈҐелен асырћа телљй ине, шикелле.

У него есть своего рода центр и периферия (кЈҐел тЈрендљ, кЈҐел тЈренљн). Его внутренний объем может быть наполнен (кЈҐел тулыу, кЈҐел тулып ташыу – чувства переполняют душу), опустошен (кЈҐел бушатыу – облегчить душу, выговориться). Это пространство может быть чем-либо занято (кЈҐелгљ кереп ултырыу – запало в сердце), туда можно что-либо привнести извне (кЈҐелгљ ут ўалыу – душа горит) или извлечено оттуда (кЈҐелдљн сыћарыу, кЈҐелдљн алып ташлау – из сердца вон). Оно способно впитывать в себя что-либо извне (кЈҐелгљ ўеҐдереЈ). Там может что-либо храниться (кЈҐелдљ ўаќлау, кЈҐелдљ кер ўаќлау). К нему можно что-либо прикрепить (кЈҐелгљ беркетеЈ). КЈҐел непосредственно связан с эмоциональным миром человека (кЈҐелгљ шик тњшњЈ – засомневаться). Ул ўњйгљнен кЈҐел тЈрендљ ўљр ваќыт ўаќлап ќала алды. УныҐ ќайтыуы ўљм ошо ўЈЎЎљрен ысќындырыуы Таибљ љбейЎеҐ кЈҐеленљ ут ўалды. НљфисљнеҐ был ўЈЎЎљре ЕмештеҐ кЈҐелендљ Емергљ ќарата билдљўеЎ шикте књсљйтте…

Кроме того, слово кЈҐел в языке может иметь и некоторые другие физические характеристики. КЈҐел может быть окрашен (ќара, аќ), быть чистым или грязным (саф кЈҐелле, бысраќ кЈҐелле). КЈҐел может быть затвердеть (кЈҐеле ќатќан), размягчиться (кЈҐел йомшау), растаять (кЈҐел иреЈ). КЈҐел может иметь разную температуру (кЈҐелгљ йылы инеЈ – в душе потеплело, кЈҐел ўыуыныу – охладеть). КЈҐел может быть окрылен (кЈҐел ќанатланыу). Тик йомшаќ кЈҐелле Йљнеш кенљ тЈЎмљне, ўылыуын да, ЈЎен дљ йљллљп, иланы ла иланы. БоЎоќ кЈҐелле ќомўоЎ байбисљ булћансы… Хатта был исемдеҐ ЈЎ кЈҐелендљ ниндљйЎер билдљўеЎ йылылыќ, таныш булмаћан ќыуаныс менљн Јрелеп Јџеп барћанын да тойоп ќуя.

Именно в кЈҐел сосредоточены характерные свойства, присущие человеку – воодушевление, темперамент. В башкирском языке этот концепт не используется для обозначения человека в целом. Для башкирского народа, для которого внешнее проявление чувств часто воспринимается как что-то негативное и существен призыв к выдержке, скромности, умеренности в выражении чувств, концепт кЈҐел чрезвычайно важен как некий скрытый резервуар чувств и переживаний, часто не обнаруживаемых для постороннего взгляда.



Список литературы

1. Биишева, З. Кљмўетелгљндљр [Текст]. - Ѓфњ: Башќортостан китап нљшриљте, 1975.

2. Биишева, З. Оло Эйек буйында [Текст]. - Ѓфњ: Башќортостан китап нљшриљте, 1976.

3. Биишева, З. Емеш [Текст]. - Ѓфњ: Башќортостан китап нљшриљте, 1977.

4. Замалетдинов, Р.Р. Внутренний и внешний мир носителей татарской культуры через призму языка [Текст] / Р.Р. Замалетдинов. – Казань: изд-во Казанского ун-та, 2003.

5. Ураќсин, З.Љ. Башќорт теленеҐ фразеологик ўЈЎлеге [Текст]. - Ѓфњ: Китап, 1986.

6. Шмелев, А.Д. Русская языковая модель мира: материалы к словарю [Текст] / А.Д. Шмелев. – М.: Языки славянской культуры, 2002.

К.В. Сборошенко

Челябинск, Россия

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ МЕТАФОР И КОНЦЕПТОВ

В РУССКОМ И ИТАЛЬЯНСКОМ ПОЭТИЧЕСКОМ ТЕКСТЕ
Поэзия всегда строилась на оригинальном сочетании выразительных средств, которые в своей сумме призваны способствовать передаче основной авторской идеи. Поэт видит мир под нестандартным углом зрения. То, что рядовой носитель языка склонен классифицировать как обычное явление повседневной жизни, литературный деятель зачастую преподносит читателю в таком виде, что последний иногда чувствует себя безоружным перед арсеналом авторских метафор и в недоумении задает себе вопрос, о чем, собственно, говорится в данном стихотворении и для какой цели на первый взгляд ничем не примечательные вещи изображаются с использованием «заумных» стилистических средств.

Вместе с тем, поэтический текст, как и любой другой, направлен в первую очередь на передачу информации об окружающем мире и внутреннем мире самого поэта. Автор видит жизнь во всех ее подробностях; самое незначительное явление способно привлечь его внимание; бытие понимается как чередование форм, переход из одного состояния в другое, качественно новое. Это отражается во взаимодействии метафорических и концептуальных единиц. Вслед за специалистами Ю.С. Степановым, Н.Д. Арутюновой, Дж. Лакоффом, М. Минским, О.Н. Лагутой, В.М. Никитиным, Р.М. Фрумкиной и др. мы понимаем метафору как одну из основных универсалий человеческого мышления и сознания, основанную на жизненном и ассоциативном опыте ее носителя и творца и предполагающую образное отождествление зачастую разнородных предметов или явлений (например, «душа герани» в стихотворении современной итальянской поэтессы Антонеллы Анедды). В свою очередь, концепт мы определяем как ассоциативно-смысловое образование, способное эволюционировать на протяжении истории, представленное в достижениях культуры и характеризующееся целым рядом своих языковых реализаций.

Вслед за специалистом А. Вежбицкой мы полагаем, что существуют некоторые базисные концепты, «задающие тон» всему творчеству литератора и одновременно являющиеся своеобразными ментально-смысловыми центрами языка вообще. Их число варьируется в зависимости от взглядов конкретных ученых; однако, ясно, что подобные единицы реально существуют. В качестве примера можно привести такие неотъемлемые для поэтического творчества концепты, как «судьба», «жизнь», «смерть», «любовь», «красота», «природа», «вечность», «родина», «вера» и др.

О соотношении метафоры и концепта написано множество работ. Дж. Лакофф и М. Джонсон характеризуют метафору как звено в процессе построения концептуальных единиц, своего рода «связку между двумя понятиями» («спор – это война», «язык – это структура») [Lakoff, Johnson 1980: http://theliterarylink.com/metaphors.html]. По мнению Е. О. Опариной и В.Н. Телия, метафоры также способны участвовать в формировании абстрактного концептуального значения [Опарина 1980: 65 – 67; Телия 1988: 173 - 204], то есть концептуализироваться. В то же время, Р. Гиббс в своей статье «Why many concepts are metaphorical» говорит о метафоре как о инструменте, помогающем осознать абстрактные концепты [Gibbs 1996: 309].

Действительно, метафоры конкретизируют концепт, репрезентируя его в поэтическом произведении посредством образных формул и таким образом делая его доступным для нашего восприятия. Совокупность данных формул зачастую может быть сведена к единой обобщающей единице; этой единицей и будет концепт. Во многих случаях он находит свое выражение в заглавии стихотворения (например, «Любовь»). В остальных случаях он выражен лишь имплицитно, и реципиенту приходится «достраивать» его, используя многочисленные метафорические репрезентации. Подобным образом реконструируется концепт во многих произведениях стихотворной классики XX века и особенно в современных сочинениях. Так, в следующем стихотворении Б. Пастернака концепт «красота» в его разновидности «красота природы» вербализуется через метафоры, образно описывающие летний вечер в саду (они выделены курсивом):

Как бронзовой золой жаровень,

Жуками сыплет сонный сад.

Со мной, с моей свечою вровень



Миры расцветшие висят.

И, как в неслыханную веру,



Я в эту ночь перехожу,

Где тополь обветшало-серый



Завесил лунную межу,

Где пруд как явленная тайна,



Где шепчет яблони прибой,

Где сад висит постройкой свайной

И держит небо пред собой.

1912


Концепт, таким образом, предстает перед нами в качестве цепи сложных метафорических ассоциаций, которые также могут являться его репрезентациями. В этом плане мы солидарны с точкой зрения специалистов И.А. Тарасовой и И.С. Болотновой, в своих работах убедительно доказывающих важность ассоциативного слоя. И.С. Болотнова, например, утверждает, что в образной репрезентации художественного концепта могут участвовать «не только слова, но и лексические микроструктуры «по верти­кали» (текстовые парадигмы), и «горизонтали» (лексические структуры высказы­ваний и блоков высказываний) а также лексическая мак­роструктура целого текста [Сибирский филологический журнал 2003: 200].

Данную мысль можно применить и к метафорам. Здесь речь будет идти о метафорической макроструктуре текста. Метафоры способны не только репрезентировать концепт, но и, охватывая всю структуру стихотворения, вырастать до уровня концептуальной единицы, обнаруживая с ней структурную связь. На наш взгляд, это возможно во многом именно благодаря сходной структуре рассматриваемых языковых явлений, то есть:

1) и метафоры, и концепты основаны на образных ассоциациях;

2) обе единицы предполагают образное замещение предмета/явления другим предметом/явлением (группой предметов/явлений). Концепт способен «замещать в процессе мысли множество предметов одного рода» [Аскольдов 1997: 267 - 280]. Метафора же замещает синонимичное ей слово (словосочетание), используя отождествление двух подчас совершенно разнородных понятий: «яблони прибой» - шум яблоневых листьев; «сонный сад» - тишина в саду, «свайная постройка» – сад.

Способность метафоры к концептуальному развертыванию ярко прослеживается в творчестве многих поэтов. Классический пример – образ Мадонны Лауры (Ф. Петрарка), одновременно являющийся и метафорой (любимая женщина для поэта – Мадонна), и эквивалентом концепта «красота» (Мадонна Лаура как воплощение красоты). Более поздним примером может служить военно-патриотическое стихотворение итальянского поэта Умберто Сабы «15 с площади Лоретто», где метафора «древо крови», многократно варьируясь и взаимодействуя с другими образными элементами, вырастает до уровня основного тематического концепта – «смерть» («смерть – это древо крови»):

ПЯТНАДЦАТЬ С ПЛОЩАДИ ЛОРЕТТО

Эспозито, Фиорани, Фогоньоло, кто вы?

Квазирачи, Сончино, Принчипато, кто вы?

Вертемари, Гаспарини, Тьемоло, дель Ричи, кто вы?

Кто вы?


Кто вы, имена или тени?

Кто вы, истертые слова надгробий?

Галамберти, Бравьи и Ранья,

Мостродоменико и Полетти, кто вы?



Вы листья крови на древе крови.

О, кровь, драгоценная кровь наша,

которая, упав на землю,

землю не загрязняет.

О, красная кровь,



что из черной земли рождает

новые жизни для скудной земли сраженья.

О, кровь. Кровь пятнадцати павших.

В телах ваших,

В глубинах ранений ваших

Зияет бездна нашего униженья.

И дерево машет во мраке кровью.

(перевод И. Бродского)

Пересечение метафорического и концептуального смыслов – это одна из составляющих фундамента поэтического творчества. Умелым дозированием этих смыслов во многом объясняется динамизм стихотворения, удачность поэтического образа в целом.

Список литературы


  1. Арутюнова, Н.Д. Дискурс [Текст] / Н.Д. Арутюнова // Лингвистический энциклопедический словарь. – М., 1990.

  2. Аскольдов, С.А. Концепт и слово [Текст] / С.А. Аскольдов // Русская словесность: Антология / Под ред. В.Н. Нерознака. – М.: Academia, 1997. – С. 267 – 280.

  3. Бродский, И. Бог сохраняет все [Текст] / И. Бродский. – М.:Миф, 1992.

  4. Вежбицкая, А. Понимание культур через посредство ключевых слов [Текст] / А. Вежбицкая. – М, 2001.

  5. Gibbs, R. Why many concepts are metaphorical? [Текст] / Cognition. – 1996 - №62 – p.309.

  6. Квятковский, А.П. Поэтический словарь [Текст] / А.П. Квятковский. – М., 1966.

  7. Лагута, О.Н. Лингвометафорология: основные подходы [Электронный ресурс] / http://www.russian.slavica.org/article323.html, свободный

  8. Лакофф, Дж., Джонсон, М. Метафоры, которыми мы живем [Текст] / М., Теория метафоры, 1990; [Электронный ресурс] / http://theliterarylink.com/metaphors.html, свободный

  9. Опарина, Е. О. Концептуальная метафора [Текст] / Метафоры в языке и тексте. – М.: Наука, 1988. С. 65 – 77.

  10. Пастернак, Б.Л. Стихотворения и поэмы [Текст] / Б.Л. Пастернак. – М.: Художественная литература, 1990.

  11. Телия, В. Н. Метафоризация и ее роль в создании языковой картины мира [Текст] / В.Н. Телия // Роль человеческого фактора в языке, 1988. С. 173 – 204.

  12. Фрумкина, Р.М. Концептуальный анализ с точки зрения лингвиста и психолога [Текст] / Научно-техническая информация, 1992. Серия 2, №3, 3 – 29.

И. А. Семина

Москва, Россия

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ИМЕН КОНЦЕПТА «ЧЕЛОВЕК»
В СОВРЕМЕННОМ ФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКЕ

Универсальный концепт «Человек» имеет во французском языке широкое номинативное пространство, что свидетельствует о важности этого концепта для национальной картины мира.

Имена этого концепта, представленные существительными и местоимениями, были распределены В. Г. Гаком по следующим типам номинации Человека: имя собственное; гиперонимическая номинация: человек, лицо, персона; демографическая номинация (возраст, пол, профессия, происхождение, национальность): старик, девочка, слесарь, парижанин, француз; функциональная номинация, указывающая на связь лица с выполняемым или претерпеваемым им действием: читатель, раненый; относительная номинация, показывающая соотнесенность родственную, профессиональную и др. данного лица с другим: брат, пациент; оценочная номинация: молодец, негодяй, этот осел; местоименная номинация: местоимения личные, указательные, относительные [Гак 1999: 73–80].

Нашей целью является определение специфики наименования концепта «Человек» широкозначными существительными современного французского языка, которые объединяются В. Г. Гаком в гиперонимический тип номинации.

Действительно, во французском языке существует целый ряд таких существительных широкой семантики. Среди них французские словари синонимов отмечают, прежде всего, такие лексемы, как homme m, personne f, individu m, humain m, être (humain) m, créature f, personnage m, mortel m, quidam m, particulier m, gens m pl. Представляется, однако, неправомерным относить широкозначные существительные к гиперонимам, поскольку первые, на наш взгляд, имеют гораздо более обобщенный и менее конкретный, чем гиперонимы, характер.

Так, в примерах человек – рабочий – слесарь, токарь, фрезеровщик; человек – родственник – отец, сын, брат широкозначным существительным является лексема человек, гиперонимами рабочий (демографическая номинация), родственник (относительная номинация), гипонимами – слесарь, токарь, фрезеровщик; отец, сын, брат. Другими словами, имена широкой семантики объективируют самые общие признаки концепта «Человек» – «предметность», «одушевленность», «лицо», «род», «счисляемость». В отличие от гиперонимов и гипонимов их семантика неразложима на дифференциальные признаки.

Ряд толковых словарей современного французского языка называет в качестве синонимов широкозначных существительных – имен концепта «Человек», такие лексемы, как âme f, exprit m, corps m, nature f, tête f. Это многозначные единицы, особенность которых состоит в том, что каждая из них, обозначая в своем основном значении определенную часть человеческого естества –«душу», «дух», «тело», «натуру», «голову» – способно в одном или нескольких своих ЛСВ служить именем концепта «Человек», употребляясь при этом, как правило, в переносном смысле.

Так, лексема âme f «душа» обозначает понятие философско-теологическое: это бесплотное тело духа, нематериальная оболочка, вмещающая дух (В. И. Даль). В обыденном понимании душа – внутренний психологический мир человека, его сознание (С. И. Ожегов).

В одной из своих ЛСВ лексема âme f синонимична широкозначному существительному Homme m «Человек»: La rue était morte, sans une âme » (Aymé). В этом значении слово âme f участвует в словосочетании âme qui vive «ни одной живой души»: «On n’apercevait âme qui vive dans la plaine un peu nue et désolée qui s’étendait alentour » [Loti] и может обозначать равно как мужчину, так и женщину или ребенка.

В некоторых других ЛСВ âme f может выступать не как синоним широкозначного имени концепта Человек, а как синоним имени частного значения данного концепта, реализуя при этом: 1) значение habitant житель (« C’est un bourg de 900 âmes »); 2) instigateur, animateur организатор, душа какого-л. предприятия/организации: « Il était l’âme de la conjuration », а также l'âme du parti, du complot; « Napoléon, l’âme des coups de foudre, des concentrations dhommes et de feux préparées dans le secrets » [Valéry].

При обозначении Человека данная лексема части употребляется с эпитетами, характеризующими человека с положительной или отрицательной стороны: une âme faible, sans volonté, basse, noire, perverse, sale, servile, vile (« La fatalité, c’est l’excuse des âmes sans volonté » [R. Rolland] ; « Nous avons cru que la virtuosité des âmes basses pouvait aider au triomphe des causes nobles » [St-Exupéry]); с точки зрения его умственных и моральных способностей: « Il est un modèle d’énergie, d’imagination, de volonté, une grande âme pourvue dun intellect prodigieusement net » [Valéry].

Многозначная лексема esprit m обозначает во французском языке ум, рассудок; остроумие; сознание; психическую способность; начало, определяющее поведение, действия; внутреннюю моральную силу, а также дух как высшую искру Божества, ум, волю, стремление к Небесному. В переносном значении это существительное может обозначать Homme m «Человека», gens m pl «людей». При этом чаще всего оно сопровождается эпитетами, конкретизирующими обозначаемое существительным понятие: un esprit audacieux, factieux, noble, généreux, optimiste, pessimiste, romanesque, blasé и т. д.: « Les esprits faibles et légers ont ceci de commun avec les rois qu’ils ne sont jamais resposables » [Maurois].

Полисемантичные лексемы corps m и te f обозначают Человека, как правило, в составе некоторых устойчивых словосочетаний, представляющих собой не широкозначные имена концепта Человека, а имена этого концепта частного значения, такие, как garde de corps m «телохранитель» или un drôle de corps « странный тип, оригинал». Последнее обычно употребляется в разговорном французском языке.

Словосочетания с лексемой te f характеризуют человека с точки зрения а) его поведения, характера: te fêlée «сумасброд », te chaude, forte tête «своенравный, недисциплинированный человек»; mauvaise tête «вздорный человек, смутьян»; б) его умственных способностей: te éventée, tête de girouette, tête de linotte «бестолковый человек»; grosse tête «умный человек, “голова”»; в) его внешнего вида: une tête sympathique «симпатичный человек»; une sale tête «отвратительная физиономия» и употребляются в разговорном французском языке. Также лексема te f, выступая в качестве имени концепта «Человек», может употребляться в таких сочетаниях, как te couronnée «коронованная особа», а также как вдохновитель какого-либо дела (personne qui conçoit et dirige): «Sire, j’en suis la tête, il n’en est que le bras » [Corneille].

Существительное nature f в переносном значении указывает на Человека с точки зрения его сущностных психических свойств, характера и даже иногда с точки зрения его физических способностей: petite nature = personne faible physiquement ou moralement «хлюпик». Лексема объективирует, в частности, такой признак концепта «Человек», как «указание на лицо женского или мужского пола»: cest une nature ; il, elle a une forte personnalité. Выступая в сочетании с эпитетами, лексема характеризует человека как обладающего многочисленными талантами (une riche nature «богатая натура, способный человек»); как сильную личность (une nature violente); как беззаботного человека (une nature insouciante).

Таким образом номинативное пространство концепта «Человек» включает наряду с широкозначными существительными типа homme m, personne f, individu m и др. и существительными частного значения ouvrier m, tourneur m, parent m, frère m и т. д. такие существительные, как âme f, esprit m, corps m, nature f, tête f, которые являются именами данного концепта будучи употребленными в переносном смысле. Часто в одном или нескольких своих ЛСВ они могут являться синонимам широкозначных имен концепта «Человек», или синонимами имен этого концепта частного значения. Лексемы âme f, corps m, esprit m, nature f, tête f могут объективировать признаки концепта «Человек», употребляясь изолированно, а также в составе свободных или несвободных словосочетаний.


Каталог: konfer
konfer -> Цель исследования: Установить влияние профилактических мер на рефракционный и аккомодационный аппараты глаза у учащихся 10 классов Сибирского лицея. Задачи исследования
konfer -> Литературная мода и литературные модели в западноевропейской и американских литературах
konfer -> Методическая разработка учебно-практической конференции «Современные аспекты аллергологии» для специальности «Сестринское дело»
konfer -> Интерактивная деятельность на уроках истории и обществознания
konfer -> Мастер – класс «Приемы саморегуляции как способ формулирования регулятивных удд на уроках физической культуры»
konfer -> Окружающая среда это мы с вами!
konfer -> Научно-исследовательская работа «Память персонального компьютера»
konfer -> Дыхательная гимнастика
konfer -> Аддитивные технологии «За» и


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   49


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница