Сборник статей участников IV международной научной конференции 5-26 апреля 2008 года Челябинск Том Челябинск 2008



страница7/49
Дата09.05.2018
Размер9.13 Mb.
ТипСборник статей
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   49

Список литературы

  1. Изард, К. Эмоции человека [Текст] / К. Изард; пер. с англ. – М., Изд-во Моск. ун-та, 1980. – 440с.

  2. Люшер, М. Сигналы личности [Текст] / М. Люшер. – Воронеж, 1993. – 160 с.

  3. Симонов, П.В. Мозговые механизмы эмоций [Текст] / П.В. Симонов; Журн. высш. нервн. деят. – 1997. – т.47, вып.2. – С.320-328

  4. Стилистический энциклопедический словарь русского языка [Текст] /под ред. М.Н.Кожиной; члены редколлегии: Е.А.Баженова, М.П.Котюрова, А.П.Сковородников. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Флинта: Наука, 2006. – 696с.

  5. Шаховский, В.И. Языковая личность в эмоциональной коммуникатив­ной ситуации [Текст] / В.И. Шаховский // Язык и эмоции: личностные смыслы и доминанты в речевой деятельности. Сб.науч.трудов/ ВГПУ. Волгоград: Издательство ЦОП «Центр», 2004. - 248с.

  6. Эткинд, А.М. Цветовой тест отношений и его применение в исследовании больных неврозами [Текст] / А.М. Эткинд // Социально-психологические исследования в психоневрологии. – Л., 1980. – С. 110-114.

Е.Э. Гампер

Магнитогорск, Россия

ОТРАЖЕНИЕ НАИВНОЙ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЫ МИРА

В РЕКЛАМНЫХ ТЕКСТАХ
В данной статье предпринимается попытка доказать отражение наивной картины мира в рекламных текстах. Объектом исследования являются англоязычные рекламные тексты, ориентированные на женщин.

Понятие наивной картины мира впервые появилось в лингвистике и связывается с понятием языковой картины мира. Ю.Д. Апресян предлагает следующее определение наивной картины мира: наивная картина мира – «то представление о мире, которое характерно для среднего интеллигентного носителя языка и основано на донаучных общих понятиях, предоставленных в его распоряжение языком» [Апресян 1995: 57]. Данное определение позволяет нам сделать вывод о тесной связи языка и наивной картины мира. Наивная картина мира, как и любая другая, находит свое отражение в языке, ведь с незапамятных времен «человек репродуцирует свои представления о природе и вещах в словах и их эквивалентах» [Маковский 1992: 36]. Для наивной картины мира язык является единственным средством фиксации и отражения. Именно поэтому в рамках нашего исследования мы отождествляем языковую и наивную картины мира.

Е.В. Урысон интерпретирует наивную картину мира как отражение обиходных представлений о мире. Таким образом, язык отражает наши самые житейские представления о том или ином объекте (ситуации) [Урысон 2003: 11]. Именно в наивной картине мира формируются и проявляются представления и образы, характерные для массового сознания, стереотипного и мифологичного по своей сути [Притчин 2002: 150]. Таким образом, мы считаем, что именно мифологичность и стереотипность являются одними из факторов, формирующих массовое сознание, а значит и наивную картину мира.

Реклама также представляет собой один из способов формирования и манипуляции массовым сознанием, отражая все процессы, происходящие в обществе. Реклама создает общность жизненных стандартов, а также привычки и потребности отдельного индивида. Для оптимального функционирования реклама использует знания из различных сфер науки и культуры: мифологии, социологии, литературы, экономики, психологии, маркетинга и т.д.

Использование в рекламных текстах стереотипов, манипулятивных технологий, мифологических и архетипических образов – все это влияет на мнение потребителя, убеждает в необходимости приобретения того или иного товара, создает неповторимые образы в сознании покупателя. Все перечисленные методы воздействия на сознание индивида и общества характерны также для массовой культуры. Массовая культура, воздействуя на массовое сознание, ориентирована на потребительские вкусы и инстинкты, обладает манипулятивными свойствами. Массовая культура осуществляет стандартизацию и стереотипизацию духовной деятельности человека.

Говоря о стереотипах в рекламных текстах, следует отметить, что тексты женской рекламы являются наиболее яркими примерами функционирования гендерных стереотипов. Именно в рекламе создается устоявшийся стереотипный образ женщины, несмотря на значительно изменяющуюся ее роль в современном мире.

Женская аудитория в качестве наиболее вероятных покупателей рекламируемых товаров является основной мишенью рекламы и подвергается наибольшему рекламному воздействию. Женщины выступают в роли, основных адресатов рекламной продукции, и группы, возможно наиболее подверженной влиянию рекламы. Реклама преподносит своей женской аудитории множество образов, акцентирующих внимание адресата главным образом на гендере и сексуальности [Максимова 2004: 250].

Наиболее распространенными являются рекламные тексты, уделяющие внимание значимости женской привлекательности для достижения профессионального успеха. В результате этого популярными женскими образами в рекламе являются персонажи, представляющие собой воплощение успеха, богатства, молодости, стройности и красоты [там же].

Однако, в связи с изменяющимися социальными нормами и представлениями, меняются и установки стереотипов. Следует признать, что, стереотипы общественного сознания обладают весьма подвижной внутренней структурой, которая способна мгновенно реагировать даже на незначительные изменения окружающей среды, самого человека или культуры, созданной в результате их взаимодействия. Именно поэтому, не смотря на то, что гендерные технологии манипулирования потребителем кажутся самыми простыми, следует учитывать, что отношение в обществе к гендерным ролям мужчины и женщины меняется, а также проявляется тенденция к соблюдению гендерной корректности в рекламе.

Использование в рекламных текстах мифологических сюжетов, архетипов и мифологем, также способствует эффективному воздействию на потребителя, создает в сознании неповторимые образы, надолго остающиеся в памяти. Как упоминалось выше, именно реклама оказывает огромное влияние на формирование массового сознания сегодня. Реклама не просто одна из сфер проявления современной мифологии, а также фактор, способствующий усилению ее роли. Именно в рекламе мифологическое сознание находит наибольшее отражение [Притчин 2002: 150].

Значения основных мифологических представлений и образов сопоставимы с древнейшими ощущениями человека, с его ориентацией в природной среде и в сообществе себе подобных, с его "базовыми" эмоциями (радость, удивление, гнев, страх, голод, сексуальное влечение и пр.), с психологическими универсалиями и архетипами общественного сознания. Так и реклама широко эксплуатирует чувства любви, надежды, силы, традиции самосохранения, стремления к домашнему очагу.

В основе мифологического знания лежат определенные архетипы. К. Юнг установил тесную связь архетипа с мифологией. Архетипы и мифологемы живут в нашем языковом сознании и создают основу наивной языковой картины мира и всегда «держат» наше языковое сознание в зоне психолого-эмоционального воздействия, а современный наивный языкопользователь неосознанно продолжает жить прежними мифологическими представлениями и понятиями [Красавский 2001: 338, 368].

Можно выделить несколько мифологем, активно применяющихся при организации рекламного текста для женщин и создания рекламного образа, такие как мифологемы дома, матери, богини, потерянного рая и т.д. Реклама создает образ нереальной женщины – женщины-фантома, женщины-мечты со всеми составляющими этого мифа: красотой, изысканными манерами, дорогой атрибутикой – одеждой, парфюмом, машинами, интерьером, поклонниками [Костина 2003: 72].

Особо значима для рекламы магия. В подтексте либо в тексте любого рекламного произведения содержится обращение к магии, поскольку надежда прийти к ожидаемым результатам кратчайшим путем живет в каждом человеке, и магия всегда будет подогревать эту надежду. Поэтому товарам зачастую приписываются магические свойства, и нередко для придания рекламируемому товару большей загадочности и убедительности в его чудодейственных средствах, сообщение содержит замечательную историю или легенду о том, как появилось это замечательное средство.

Таким образом, современная реклама содержит в себе наиболее важные и существенные характеристики мифа. Мифологическая реклама переводит процесс коммуникации в область абстрактных понятий, выражая общее, универсальное, архетипическое через конкретные образы, через знакомое, более простое и стереотипизированное.

Исходя из вышесказанного, мы можем сделать вывод о том, что современная реклама для женщин в достаточной мере стереотипна и мифологична, и это отражается в языке рекламных текстов. Обилие архетипов, мифологем и стереотипов делают язык рекламы выразительным, а саму рекламу запоминающейся. В тоже время эти когнитивные структуры в значительной мере участвуют в формировании наивной картины мира, которая является наиболее характерной для массового сознания.



Список литературы

  1. Апресян, Ю.Д. Избранные труды: Том 2. Интегральное описание языка и системаня лексикография [Текст] / Ю.Д. Апресян. – М.: Языки русской культуры, 1995. – 767с.

  2. Красавский, Н.А. Эмоциональные концепты в немецкой и русской лингвокультурах: Монография [Текст] / Н.А. Красавский. – Волгоград: Перемена, 2001. – 495с.

  3. Костина, А.В. Эстетика рекламы. [Текст]: Учебное пособие. / А.В. Костина. - М.: ООО «Вершина», 2003. – 304 с.

  4. Маковский, М.М. Картина мира и миры образов [Текст] / М.М. Маковский // Вопросы языкознания. - 1992. - №6. – С. 36-53

  5. Максимова, О.Б. Гендерное измерение в современном социально-коммуникативном дискурсе: роль рекламы. [Текст] / О.Б. Максимова // Вестник РУДН, серия Социология. - 2004. - № 6-7. - С. 246-254

  6. Притчин, А.Н., Теременко Б.С. Миф и реклама. [Текст] / А.Н. Притчин, Б.С. Теременко // Общественные науки и современность. - 2002. - № 3.

  7. Урысон, Е.В. Проблемы исследования языковой картины мира: Аналогия в семантике [Текст] / Е.В. Урысон // Российская академия наук. Институт русского языка им. В.В. Виноградова. – М.: Языки славянской культуры. - 2003. – 224 с.

Н.Ф. Герман

Челябинск, Россия

ТРАНСФОРМАЦИЯ ЛИНГВОКУЛЬТУРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ
И КАРТИНЫ МИРА В УСЛОВИЯХ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ

В процессе социализации и инкультурации в родной культуре коммуникант формирует определенные культурно-языковые и коммуникативно-деятельностные ценности, знания, установки и поведенческие реакции, формируя частично сознательно, частично неосознанно, свою лингвокультурную идентичность.

Л.И. Гришаева понимает под культурной идентичностью «идентичность, устанавливаемую на основании распознавания субъектом познания и коммуникации признаков, условно закрепленных в своей/чужой культуре/субкультуре за этой культурой/субкультурой [Гришаева 2007: 131].

Л.И. Гришаева подчеркивает, что структура идентичности организуется по принципу «ядро-периферия». В ядро входят признаки, «константные для коллективного носителя идентичности и остающиеся таковыми на протяжении нескольких поколений коллективного субъекта» [Гришаева 2007: 139], а к периферии относятся признаки переменные и обеспечивающие когнитивную и коммуникативную гибкость коллективного и индивидуального субъекта [Гришаева 2007: 141].

Предлагаемая модель структуры идентичности позволяет объяснить реально наблюдаемую трансформацию лингвокультурной идентичности языковой личности в условиях межкультурной коммуникации, при которой личность, с одной стороны, сохраняет свою лингвокультурную идентичность на протяжении длительного промежутка времени а, с другой стороны, изменяется, приобретает новые качества.

Лингвокультурная идентичность имеет ряд функций, одна из них -задавать параметры культурно специфической картины мира и эксплицировать необходимые сведения с помощью языка. На этой основе субъект может распознать своего/чужого в своем/чужом пространстве.

Внутри собственной культуры личность находится в состоянии равновесия: образ мира соответствует системе используемых культурно-языковых значений. При изменении окружения и столкновении с чужой лингвокультурой равновесие нарушается, вызывая состояние стресса. Возникает необходимость адаптации к системе новых значений, личность восстанавливает внутреннее равновесие через поиск соответствия образа мира изменившемуся окружению и определение собственной роли в видоизмененном коммуникативном контексте [Леонтович 2005: 211-216].

Чужое культурно-языковое пространство оказывается сферой действия двух противоположных процессов: конвергенции, обеспечивающей вхождение личности в новый социум, и дивергенции, с помощью которой индивидуум пытается подчеркнуть свою лингвокультурную идентичность. Конвергентная тенденция заставляет личность искать эффективные формы коммуникации с носителями иной культуры. При этом происходит модификация ряда параметров, необходимых для успешной коммуникативной деятельности языковой личности: когнитивных стратегий; языковой картины мира; идеосферы и тезауруса; вербальных и невербальных средств кодирования передаваемой информации; характера самоидентификации; поведенческой парадигмы; ценностных ориентаций; коммуникативных стратегий [Леонтович 2005: 218].

Одной из главнейших задач коммуникативно-когнитивного анализа дискурса, т.е. использования языка в конкретных коммуникативных условиях, является изучение дискурсивной деятельности человека. Эта деятельность представляет собой «отражение формами языка национальной картины мира, а используемые в процессе коммуникации языковые формы рассматриваются как средство реализации системы культурно обусловленных значений, отражающих разделяемые членами социума знания, пресуппозиции, оценки (values) и ценностные ориентации» [Цурикова 2000: 115-116].

Самое важное условие для успешной межкультурной коммуникации – перцептивная готовность к восприятию различий и расширению картины мира при столкновении коммуниканта с явлениями, ему не знакомыми или отличными от его предшествующего опыта.

Картина мира как «целостный образ мира, складывающийся в голове человека в процессе познавательной деятельности» включает в себя гетерогенные (то есть разнородные, имеющие разную природу), гетерохронные (то есть познаваемые в разный отрезок времени), гетеросубстратные (то есть имеющие разную когнитивную основу) сведения о мире» [Гришаева, Попова 2003: 25].

Концептуальная картина мира как совокупность определенным образом организованных концептов значительно шире и богаче языковой картины мира, поскольку сведения о мире кодируются не только вербально, но и невербально, однако, при необходимости все сведения о мире могут быть эксплицированы с помощью языка. Языковая картина, таким образом, представляет собой совокупность механизмов вербализации сведений о мире [Кубрякова 2003: 32], хранимых в картине мира [Гришаева, Попова 2003: 33].

Пользуясь языком как системой ориентиров, коммуникант определяет собственное место в этом мире. Языковая картина является проводником и контекстом коммуникации личности с окружающей действительностью, основа личностной самоидентификации [Леонтович 2005: 126].

Е.С. Кубрякова отмечает, что составными элементами картины мира являются концепты, образы, представления, известные схемы действия и поведения, некие идеальные сущности, не всегда связанные напрямую с вербальным кодом [Кубрякова 1988: 141].

Языковая картина мира включает универсальные черты, общие для всего человечества, черты культурно-специфические – «некоторую культурную «сердцевину», единую для всех членов социальной группы или общности, а также индивидуальные черты, присущие определенной личности [Леонтович 2005: 121]. Характер картины мира коммуниканта зависит от того, каким образом в ней уравновешиваются универсальный, культурно-специфический и личностный компоненты.

Фрагменты картины мира, интерпретируемые как общие для всех представителей определенной лингвокультуры, составляют «прототипическую часть» картины мира [Гришаева, Попова 2003: 30], которая становится когнитивной основой для построения более или менее успешного взаимодействия между коммуникантами в тех или иных дискурсивных условиях. Благодаря общности прототипического в картине мира у коммуникантов возникает «единое смысловое поле, в пределах которого осуществляется смысловое движение» [Кубрякова 2003: 32].

Для адекватной межкультурной коммуникации необходимо соответствие картин мира коммуникантов. Перемещение в новое культурно-языковое пространство требует поиска новой идентичности, корректировки картины мира, сложившейся в своей культуре, и приведения ее в соответствие с изменившимися условиями.

Период привыкания к чужой лингвокультуре, когда коммуникант обнаруживает, что старый языковой опыт не вполне применим к новым условиям, а новая языковая картина мира еще не вполне сложилась, психологически труден для индивида и вызывает состояние стресса. «Когда два языка вступают в контакт и как бы соперничают в одном индивиде», утверждает Б. Дадье, «это означает, в сущности, что в контакт и конфликт приходят два видения мира (…). Здесь есть все основания полагать, что переход от одного языка к другому может вызвать в мышлении глубокие потрясения» [цит. по: Леонтович 2005: 143].

В качестве ориентиров, позволяющих индивиду «не заблудиться» в новом культурно-языковом пространстве, выступают универсальные явления – то общее, что объединяет взаимодействующие культуры.

По мере освоения нового культурно-языкового пространства элементы картины мира приобретают более четкие очертания. При этом происходит не подмена одной картины мира другой, а совмещение родной и вновь осваиваемой картин мира и расширение горизонтов сознания. Возникновение качественного нового образа окружающей действительности знаменует собой трансформацию языковой картины мира коммуниканта [Леонтович 2005: 144] и параллельно трансформацию лингвокультурной идентичности.

Сознательный подход к культурным различиям становится силой, которая ведет личность от состояния непонимания или даже враждебности по отношению к новой культуре к ее приятию и почти полному пониманию. Готовность к трансформации идентичности создает условия для расшифровки культурной информации, закодированной в коммуникативных сигналах, делает возможным психологическую совместимость с носителями иной культуры, дает способность понять и принять их ценности.

Трансформация может, с одной стороны, выражаться в постепенной утрате самобытных национально-культурных черт языковой личности и слепом подражании чужой культуре, с другой стороны – в поэтапном формировании межкультурной личности с различным уровнем культурно-языковой и коммуникативной компетенции: от монокультурной стадии через маргинальность к бикультурной или поликультурной стадии. Выделение стадий, по мнению О.А. Леонтович, носит относительный характер, поскольку в современном мире практически невозможно замкнуться в рамках одной культуры, но и полная ассимиляция в неродной культуре вряд ли достижима [Леонтович 2005: 220].

Межкультурная трансформация не требует обязательного полного билингвизма. Значительно более важную роль играет когнитивная гибкость, осознание межкультурных различий и знакомство со способами их преодоления.



Список литературы

1. Взаимопонимание в диалоге культур: условия успешности [Текст]: в 2 ч./ под общ. ред. Л.И. Гришаевой, М.К. Поповой. – Ч. 2. – Воронеж: Ворон. гос. ун-т, 2004. – 316 с. ISBN 5-9273-0610-1

2. Гришаева, Л.И., Попова, М.К. Картина мира как проблема гуманитарных наук [Текст] // Картина мира и способы ее репрезентации: научные доклады конференции «Национальные картины мира: язык, литература, культура, образование» / ред. Л.И. Гришаева, М.К. Попова, – Воронеж: Ворон. гос. ун-т, 2003. – с.13-35. ISBN 5-9273-0566-0

3. Кубрякова, Е.С. Сознание человека и его связь с языком и языковой картиной мира [Текст] / Е.С. Кубрякова // Филология и культура / Ред. Болдырев Н.Н. – Тамбов: ТГУ, 2003. – С. 32-34

4. Леонтович, О.А. Русские и американцы: парадоксы межкультурного общения: монография [Текст] / О.А. Леонтович. – М.: Гнозис, 2005. – 352 с. ISBN 5-7333-0165-1

5. Постовалова, В.И. Картина мира в жизнедеятельности человека [Текст]/ В.И. Постовалова // Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира. – М.: Наука, 1988. – с. 8 – 69.

6. Цурикова, Л.В. Проблемы изучения дискурса в современной лингвистике. / Л.В. Цурикова. // Традиционные проблемы языкознания в свете новых парадигм знания / Ред. Е.С. Кубрякова, Н.Н. Болдырев, Е.М. Позднякова. – Материалы круглого стола. – М.: ИЯ РАН, 2000. – С. 110-117.

И.В. Гостева

Миасс, Россия

КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ РУССКОЙ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЫ МИРА

И РЕЛИГИОЗНАЯ ФИЛОСОФИЯ
В последние десятилетия возрождается традиционная русская культура, неразрывно связанная с православной христианской верой. Религия, вера на протяжении многих столетий играли, безусловно, очень важную роль в жизни русского общества, в становлении и развитии русского языка, менталитета и духовной культуры России, а «духовная культура есть как бы первичное, глубинное основание всей культуры как процесса самосовершенствования личности…» [Шабатура, Тарасова 2003: 102]

В современной лингвистике язык понимается как культурно-исторический феномен, как знаковая система, с помощью которой фиксируется и передается из поколения в поколение опыт народа, его культурно-исторические традиции, знания и представления человека о мире. Несомненно, что через язык формируются национальные особенности мировоззрения и мировосприятия народа, его картина мира. По определению Е.С. Кубряковой, языковая картина мира – это «особое образование, постоянно участвующее в познании мира и дающее образцы интерпретации воспринимаемого» [Кубрякова 2004: 64] В языковой картине мира отражается концептуальная система сознания человека. Фрагменты этой картины – концепты. Поскольку в концептах оседают слои разных культурно-исторических эпох, мы считаем важным отметить роль русских религиозных философов в формировании многих духовно-нравственных концептов нашей культуры, находящихся в основании русской языковой картины мира.

Становление традиционной ветви русской философии в основном связано с христианизацией Руси. Принятие христианства открыло пути для проникновения на Русь патристической (святоотеческой) литературы (в основном греческой и византийской: творений Василия Великого, Григория Нисского, Иоанна Дамаскина и других богословов), чьи произведения были источником новых религиозных и нравственных понятий для русского человека, философских идей. Под влиянием христианской религии происходила концептуализация духовно-нравственного пространства в русской языковой картине мира.

В последнее время возрождение духовности, по нашему мнению, связано с возрождением религиозности. Культурная самобытность и религиозный фактор неразделимы. Церковь поддерживает и укрепляет самобытную духовность россиян. На наш взгляд, именно тысячелетняя религиозная христианская основа русской духовности и определяет во многом специфику русской национальной личности. Религиозное занимает настолько значительную позицию в человеческом мировоззрении, что это обязательно выражается в языке.

В 19 веке славянофильство и религиозное реформаторство породили русское богоискательство, или «духовный Ренессанс». Труды философов данного направления обогатили содержание многих духовно-нравственных концептов. В данной статье мы рассмотрим несколько философских понятий, отложившихся, на наш взгляд, в «слоях» базовых концептов русской культуры: вера, красота, патриотизм. Эти понятия достаточно четко выделяются в сочинениях тех мыслителей традиционного направления эпохи философского Ренессанса, трудами которых мы и пользовались в нашем исследовании: С.Н.Булгакова, И.А.Ильина, В.С.Соловьева, П.А.Флоренского.

Вера – «(филос.) означает признание чего-либо истинным с такою решительностью, которая превышает силу внешних фактических и формально-логических доказательств. Это не значит, что истины веры не подлежат никаким доказательствам, а значит только, что сила веры зависит от особого самостоятельного психического акта, не определяемого всецело эмпирическими и логическими основаниями». Как видим, В.Соловьев не толкует данное слово, а дает его определение, причем строго разграничивает веру, уверенность и доверие, которые в нефилософских словарях идут рука об руку. Мыслитель рассматривает основы данного понятия с философской,и психологической позиций, он абстрагируется от конкретной веры (конфессии) и говорит о вере как о некоем акте, процессе [Соловьев 1997: 4]

В своем программном труде «Свет Невечерний» С.Булгаков раскрывает свое понимание религиозной веры. В основе всякой религиозной веры, пишет он, «лежит пережитая в личном опыте встреча с Божеством…те, которые однажды узрели Бога в сердце своем, обладают совершенным знанием о религии, знают ее сущность…Религия зарождается в переживании Бога» [Ьулгаков 2001: 96-97]. Характеризуя религиозную веру, Булгаков останавливается на богослужении, культе, которое «есть живая догматикаи нет религии без культа» [Булгаков 2001: 112-113]

В своем труде «Путь духовного обновления» И.Ильин также определяет и осмысливает некоторые концептуальные слова с позиций традиционно-русской духовной культуры. Вера, по Ильину, «выражает …склонность души видеть в чем-то жизненно-главное и руководящее и прилепляться к нему своим доверием и преклонением» [Ильин 1994: 85]

Павел Флоренский определяет слово красота в его традиционно-православном понимании. Аскетика создает не доброго человека, а «прекрасного» и отличительная особенность святых подвижников – вовсе не их доброта, которая бывает и у плотских людей, даже у весьма грешных, а красота духовная,… дебелому и плотскому человеку никак не доступная» [Флоренский 1990: 148]. Как в связи с этим не вспомнить пророческие слова Ф.М. Достоевского: «Красота спасет мир», где, по нашему мнению, речь идет прежде всего о красоте внутреннего мира человека.



Каталог: konfer
konfer -> Цель исследования: Установить влияние профилактических мер на рефракционный и аккомодационный аппараты глаза у учащихся 10 классов Сибирского лицея. Задачи исследования
konfer -> Литературная мода и литературные модели в западноевропейской и американских литературах
konfer -> Методическая разработка учебно-практической конференции «Современные аспекты аллергологии» для специальности «Сестринское дело»
konfer -> Интерактивная деятельность на уроках истории и обществознания
konfer -> Мастер – класс «Приемы саморегуляции как способ формулирования регулятивных удд на уроках физической культуры»
konfer -> Окружающая среда это мы с вами!
konfer -> Научно-исследовательская работа «Память персонального компьютера»
konfer -> Дыхательная гимнастика
konfer -> Аддитивные технологии «За» и


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   49


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница