Сборниках «Ренессанс-2008» и«Голос дальних гор»



Скачать 263.67 Kb.
страница1/6
Дата02.06.2019
Размер263.67 Kb.
#95908
ТипСборник
  1   2   3   4   5   6

Об авторе.
Ренжина Екатерина Сергеевна родилась в 1993 г. в Дальнегорске. Писать рассказы начала в 2002 г., стихи – чуть позже. С 2008 г. – постоянный участник литературного клуба «Ренессанс». Печаталась в газете «Вечерний Дальнегорск», сборниках «Ренессанс-2008» и «Голос дальних гор». В основном пишет в жанре приключенческого фэнтези.

Увлекается чтением книг, рукоделием (преимущественно вышивкой крестом), рок-музыкой, археологией, шахматами.

Утверждает, что создает свои произведения благодаря некоему внутреннему голосу, который появляется внутри нее в особые моменты – например, при плохой погоде, прослушивании любимой музыки или в печальном настроении.

Идея создания данной повести возникла на первом курсе обучения на историческом факультете ДВФУ и не без влияния одного из увлечений автора - археологии.

Автор выражает благодарность тем людям, которые послужили прототипами героев ее повести, и тем, кто помогал ей в процессе написания. Желаем приятного прочтения и надеемся, что это произведение понравится тем, кто его прочтет.

Altera terra.




Вступление.

«Здесь можно дать свободу мыслям,

Толкуя знаки на свой лад…»

Кипелов – Матричный бог.

Прежде чем начнется повествование, мне бы хотелось подробнее поведать о мире, в котором происходят события этой повести. Эта реальность совсем не похожа на те миры, что мы привыкли видеть в книгах других писателей-фантастов. В этом мире все события происходят наоборот. И имя ему – Альтер-земля.

Альтер-земля (лат. Altera terra) – параллельный мир, напоминающий Землю, плоской формы, с альтернативным ходом истории. Материки омываются единым океаном, у которого нет дна. Солнце здесь встает на западе и садится на востоке; лето сменяется весной, а зима – осенью. Стороны света тоже поменялись местами: на юге адский холод, зато на севере – беспощадный зной. Про восток и запад упоминалось выше. А вот время идет своим ходом, как на Земле (т.е. сейчас там тоже 2012 год, как и у нас, а за ним последует 2013, 2014 и т.д.). Кроме того, нужно упомянуть, что население Альтер-земли слушает исключительно тяжелую музыку, классику и саундтреки из фильмов. Другой музыки там просто нет.

К слову, многие исторические события на Альтер-земле смогли свершиться, а в нашей реальности их не было, и наоборот. Так, в нашем необычном мирке произошли следующие безумно важные события:


  • Динозавры уцелели, впрочем, как и мамонты;

  • Атлантида не канула в пучину бездонного океана – она существует и поныне, между Америкой и Евразией;

  • Существует противоположность Антарктиды – материк Арктида, что в северном полушарии;

  • Древняя Русь не приняла христианство, ее не терзали монголы, и она стала одним из самых крупных государств Евразии;

  • Америку открыли викинги, китайцы и полинезийцы, а завоевали тамплиеры, которые вывозили оттуда серебро; в 18 в. колонии в Новом свете не смогли побороть Англию => США не образовались;

  • Наполеон не умер в изгнании на острове Святой Елены – за него там умер двойник, а Наполеон спрятался;

  • «Титаник» не утонул;

  • Эрцгерцог Франц-Фердинанд не был убит, и Первой Мировой войны не состоялось;

  • Гитлер стал художником, и не развязал Вторую Мировую войну;

  • Элвис Пресли, Владимир Высоцкий и Виктор Цой живы;

  • «Курск» не утонул;

  • Корея не разделилась на Северную и Южную.

Это далеко не полный список событий, которые произошли в описываемом нами «неправильном» мирке. Еще стоит добавить, что Альтер-земля имеет связь с другими мирами (в том числе и потусторонними), которые соединены с ней коридорами в пространстве, а связь с этими мирами осуществляют дирижабли воздушных пиратов. Еще этот мирок просто кишит аномальными явлениями; мистические существа (типа йети и Лох-Несского чудища) обитают там в больших количествах, и даже скептики не могут этому помешать; городские легенды становятся явью (Кольская нефтяная скважина – это прямой путь в Ад; крокодилы обитают в канализации, и т.д.); ну, и конечно, каждый тринадцатый житель Альтер-земли обладает паранормальными способностями.

Об одной из жительниц этого мира с такими способностями, а также об ее приключениях и пойдет речь в этой книге.



Автор.
Глава 1. Улисса

«Одна, но против всех течений;

Быть вне закона – твой закон…»

Кипелов – Наваждение.

Девушка изо всех сил бежала по лесной тропе, спасаясь от зверя. Огромный волк скачками гнался за ней. Погоня продолжалась уже долго, и, кажется, становилось совершенно очевидно, кто выиграет в этой гонке со смертью.

В какой-то момент девушка упала, споткнувшись о корягу. Это и сгубило беглянку. Она не успела уйти. Волк настиг свою жертву и вонзил клыки в беззащитную плоть…

…Так могло бы произойти. Но вдруг девушка почувствовала, как ход событий начинает меняться у нее перед глазами; произошедшее будто прокручивалось обратно, как в фильме, который перематывают назад. Вот она бежит. Волк преследует ее. Погоня затянулась, и ноги порядком устали. А вот и злополучная коряга. Сейчас она споткнется, упадет, и все будет кончено.

Нет! Собрав последние силы, девушка перемахнула через поваленное дерево. Зверь бросился было за ней, но его внимание отвлек робкий зайчик, пробегавший мимо. Первая жертва была забыта, и серый хищник погнался за грызуном, который своим случайным появлением спас жизнь девушке.

Она с облегчением вздохнула и стерла рукой пот со лба.

- Неплохая выдалась пробежка, - с усмешкой сказала она самой себе. После чего двинулась куда-то дальше. В своем направлении.

Девушку звали Улисса. И она могла изменять силой мысли ход истории.
Улисса родилась в г.Дальнегорске Приморского края. Родителей своих она помнила смутно, ибо еще в раннем детстве они по неизвестным причинам отдали девочку на воспитание бабушке с дедушкой, которые жили, кажется, в Тульской области. Там Улисса прожила 10 лет. В течение этого времени она училась всем необходимым житейским премудростям, а бабушка контролировала каждый шаг внучки и пичкала ее заботой. С дедушкой в этом плане все было проще: он постоянно пропадал то в лесах, то в горах, куда мог спокойно уйти на несколько месяцев. Как-никак, он происходил из рода гномов, а значит, любовь к земле, камням и всякому такому была у него в крови. Неудивительно, что он избрал стезю геолога и собрал потрясающую коллекцию, которую бабушка сдала потом в музей.

Улисса росла не особо красивой. Невысокого ростика, склонная к полноте, с вечно грустным лицом и кривоватыми зубами, стриженная «под мальчика» - девочка считала себя гадким утенком. Хотя бабушка усиленно пыталась убедить ее в обратном. Именно из-за своей внешности Улисса боялась выходить на улицу, потому что в противном случае ее начинали дразнить. И тогда Улисса находила утешение в книгах.

Читать Улисса выучилась в 3 или 4 года. И с тех пор ее всегда и везде можно было увидеть с книжкой. Конечно, из-за чрезмерной страсти к чтению девочка довольно быстро – в 8 лет – загубила себе зрение. Но это не остановило ее. Книги заменили Улиссе детский сад, школу и друзей.

Помимо того, что Улисса любила читать, она еще обожала рукодельничать. Однако вязать она так и не научилась; фенечки из бисера у нее тоже не выходили. Тогда Улисса нашла выход в вышивке крестиком. Она готова была часами проводить за пяльцами. Бабушка не одобряла такой способ времяпрепровождения, и она частенько ворчала по этому поводу. Мол, у всех дети – как дети. По двору бегают, на велосипеде катаются, а Улисса сидит, как рак-отшельник, дома, с книжкой или с вышивкой. Улисса обычно пропускала это мимо ушей.

Конечно, Улисса увлекалась не только чтением и вышиванием. Ей нравилась игра в шахматы – дедушка научил; она любила готовить; девчонка обожала историю и мечтала стать археологом; а в 11 лет она начала слушать рок. Бабушка просто хваталась в ужасе за голову. Это безобразие! Такие увлечения недопустимы для маленького ребенка! Она же еще из ясельного возраста не вышла, какой рок, какие шахматы!

Однако Улисса прошла и через это, и, похоже, она не собиралась изменять своим принципам.

А в 12 лет Улисса сбежала от старичков, и пешком отправилась через полстраны в Дальнегорск, горя твердым желанием найти своих родителей и вернуться на законную родину, которую ей пришлось покинуть без ее собственного согласия. Она шла много дней и ночей, проделала немалый путь, преодолела множество препятствий… Но каково же было ее изумление и горе, когда она увидела по возвращении в город, что ее родители бесследно исчезли, а дом сгорел дотла! Улисса пришла в отчаянье. Попытки опросить соседей ни к чему не привели, ибо сами соседи тоже куда-то делись, а в их домах жили совершенно незнакомые люди. Это уже было что-то невразумительное. Но, так как все события происходят не в обычном мире, сером и скучном, а на Альтер-земле, то там такие вещи вполне возможны.

Именно тогда на сцену вышел орден странствующих археологов, которых в обычном мире именовали краеведами. Этим добрым, умным, простодушным людям стало жаль Улиссу, которая теперь была почти что сиротой. Орден разрешил Улиссе вступить в его ряды, и она с радостью согласилась.

Следующие 6 с половиной лет Улисса провела бок о бок со странствующими археологами. За эти годы она выучилась всему, что надлежит знать историку (и археологу иже с ним), восполнила некоторые пробелы в голове, научилась выживать, - словом, накопила массу боевого опыта, который мог сослужить ей хорошую службу в будущем. Улисса исходила пешком вместе с орденом все Приморье, и даже участвовала в раскопках. Увы и бах, она не успела пройти посвящение и стать истинным археологом (в силу того, что орден к тому времени развалился), так что это было мечтой всей ее жизни.

Именно тогда, в процессе обучения, у нашей героини открылся ее необычный дар – менять ход истории силой мысли. А дело было так.

Как-то раз, а может, как-то два или вовсе как-то три Улисса отправилась в лес – выполнять какое-то поручение магистра ордена – высокого пожилого мужчины в очках, лет шестидесяти. День выдался прохладный, но ясный; светило ясное солнце конца осени; август был не за горами, и это не могло не радовать. Улисса шла по берегу реки, что-то напевая себе под нос. Ничего не предвещало беды, как вдруг…

Как вдруг наша героиня ощутила острую боль в левой ноге, которая заставила ее рухнуть на колени. Девушка не смотрела под ноги, и не заметила, как наступила на гадюку, на что змея не преминула ответить смертоносным укусом.

Улисса поняла: старая ведьма с косой, именуемая в научной литературе Старина Смерть, уже ходит-бродит где-то рядом. Нужно было срочно что-то предпринять. Как назло, все ценные указания, как действовать в такой ситуации, напрочь выветрились из головы девушки. «Это конец!» - мелькнула мысль в голове Улиссы.

Вдруг что-то произошло. Ход событий словно бы замедлился. Зрение Улиссы затуманилось. А затем она наяву увидела, как то, что происходило в последние 10 минут, стало возвращаться обратно. Вот она падает; затем встает; ее кусает змея; она идет по берегу реки и не смотрит под ноги…

Но все изменилось. И вернулось назад во времени, незадолго до укуса. Улисса как ни в чем не бывало шагает вперед по камушкам, и… Она слышит злобное шипение. Змея! Еще чуть-чуть – и отравленное копье будет брошено. Но не сегодня. Улисса держится от гадюки, греющейся на солнышке, на почтительном расстоянии; пресмыкающееся яростно шипит, словно высказывая этим свое негодование девушке, которая осмелилась нарушить ее покой. Пусть возмущается сколько угодно, ухмыльнулась Улисса. Главное, что конфликта со смертельным исходом удалось избежать. И – что особенно важно – она открыла в себе редкий дар.

Выполнив поручение и вернувшись из леса, Улисса поведала магистру о происшествии на реке. Тот сначала немного удивился, а затем страшно обрадовался.

- Тебе очень повезло, - сказал он. – В минуту опасности ты смогла силой мысли повернуть ход истории. Такую особенность я встречаю среди людей впервые. Без исключений, - добавил он, взглянув на изумленное лицо девушки. - Используй этот дар с умом. И аккуратно, соблюдая меры предосторожности и пожарной безопасности – ибо им могут воспользоваться враги.

Улисса сделала после этого зарубку на носу. Мысленную. А вскоре орден распался, и наша героиня продолжила свои странствия сама. В собственном направлении, действуя по своему сценарию.

К слову, за время учебы в ордене Улисса порядком выросла, похорошела и превратилась в довольно симпатичную девушку восемнадцати с гаком лет. Конечно, по росту она не смогла вымахать до 180 и выше, но и карликом ее нельзя было назвать. Все в меру. Темно-каштановые, чуть кудрявые волосы Улисса всегда заплетала в весьма противоречивые косы. Ее круглое, румяное лицо никогда не было накрашено; карие, с золотистой искрой глаза горели мрачным огнем. Поскольку Улисса так и не смогла изменить своей любви к тяжелой музыке, то и одевалась соответствующе: темные джинсы, тяжелые берцы, футболка с эмблемой какой-нибудь группы (в последнее время это были Король и Шут), часы с черепом, кулон в форме какого-то завитка (Улисса называла его Мистической Запятой) на веревочке на шее, цепи, и рюкзачок с Арией, увешанный многочисленными пестрыми брелоками и значками, за плечами. А необычным дополнением была прикрепленная к поясу булатная сабля, которой Улисса владела с поразительной ловкостью.

И так она идет вперед по жизни. На лицо спокойная, но в душе яростная. Обычная девушка с виду, но с чернобыльскими тараканами в голове. Она не слушает ничьих советов и ни под чем не прогибается. И ей предстоит поменять ход ее истории и заварить самую невероятную кашу, которую придется расхлебывать еще куче народа.


Глава 2. «Мадам Жоржетт» и ее команда

«За чёрным рифом

Корабль – призрак,

Как ястреб в скалах,

Добычу ждёт.»

Абордаж – Корабль-призрак

Корпус мощного фрегата был наполовину занесен песками на дне высохшего когда-то моря. Казалось, что давным-давно его выбросила сюда буря, и с тех пор он находится здесь. Но, несмотря на этот эффект, было видно, что корабль обитаем: паруса аккуратно свернуты; на снастях периодически висит постиранное белье; борта (а также и название корабля: «Мадам Жоржетт») выкрашены свежей краской. Улиссе всегда хотелось побывать там и узнать, что делается на борту фрегата. И вот однажды случай представился.

…Летним ясным днем Улисса, вооружившись саблей и закрыв для конспирации лицо банданой, направилась окольными путями к «Мадам Жоржетт». К счастью, никто не встретился ей на пути и, соответственно, не стал задавать лишних вопросов.

Улисса кубарем скатилась по склону высохшего берега, осторожно перебралась через борт вкопанного в песок корабля и оказалась на палубе. Улисса, готовая к атаке, обнажила саблю, едва ступив на палубные доски ногами, закованными в мощные берцы.

Но вот парадокс: на палубе было пусто. Ни одна живая душа не встретила ее. Только тишина, которая нарушалась легким поскрипыванием качающихся снастей под дуновением ветерка.

«Очень интересно! – подумала Улисса. – Куда все подевались? Неужели корыто заброшено? Да нет, это бред. Я своими глазами видела, что здесь были люди. Значит, кто-то тут есть. Селезенкой чую, что это так».

Мысли материальны: за спиной девушки раздался звонкий хор из 5 голосов:

- А ну, стоять, дрожать, бояться!!!

Улисса осторожно обернулась. И увидела, что окружена группой парней, числом 5 штук. И все вооружены.

- Спокойно, ребята! Наша гостья никуда не спешит! – насмешливо заметил один из них, русоволосый парнишка примерно одного с Улиссой роста, в толстовке с эмблемой группы «Король и Шут» и с надписью «Будь как дома, путник…» (короче, как футболка у нашей авантюристки), вооруженный коротким мечом (один в правой руке, другой на поясе в ножнах) и боевыми когтями, надетыми на левую руку.

- Это хорошо. – Темноволосый, приземистый парень, чем-то напоминающий телосложением гнома, вооруженный протазаном и мощным ножом, сделал пару шагов по направлению к Улиссе. Та на всякий случай отпрянула на полметра.

- Спокойно, детка. Мы не кусаемся, - ехидно заметил третий, который был выше остальных своих напарников, с рыжеватыми волосами, собранными в хвост, и держал в руке длинный меч (предположительно, полутораручный).

Улисса решила отступить еще на один шаг, но почувствовала, как ей в спину упирается чье-то холодное лезвие. Краем глаза девушка увидела, что четвертый клиент, одного с первым оппонентом роста, только с темной, почти закрывающей глаза шевелюрой, воинственно сжимает в руках катана, словно собираясь нанизать на него Улиссу. Отступление пришлось прекратить.

«Гном» подошел к ней еще на один шаг.

- Очень интересно. И как же ты к нам попала? – поинтересовался он.

- Ногами, - язвительно отозвалась Улисса, довольная тем, что нижняя часть ее лица скрыта банданой (сказалась привычка всегда оставаться неузнанной).

- Допустим. – В игру включился клиент №5, обладатель темно-каштановых кудрей и великолепной двуручной секиры – такой дрова колоть грех. – Но… ты не могла быть так любезна открыть общественности свою мордашку? Так, на всякий пожарный.

- А если я не хочу? – презрительно спросила Улисса.

«Гном» пожал мощными плечами.

- Значит, будем драться.

Девушка приняла боевую стойку.

- Наконец-то. Надо было с этого и начинать, а не тратить время попусту.

Началось побоище. Улисса давно не практиковалась, тем более было непривычно сражаться против 5 парней, которые были гораздо сильнее ее. Но девушку сразу охватил боевой задор, когда «гном» предложил ей драться.

Сабля начала свою смертоносную пляску. Улисса отбила удар протазана, увернулась от целящегося ей в спину катана и атаковала «фаната» Кишат. Но тот с удивительной ловкостью отпрыгнул в сторону, уклоняясь от рубящего удара, и полоснул ее когтями по руке. Улисса яростно зарычала от боли: остались длинные глубокие порезы. Руку медленно стали заливать потоки крови. Оппоненты подумали было, что девушка после этого сдастся, и одна часть из них опустила оружие, а другая приготовилась к тому, чтобы взять дерзкую девчонку в плен.

Улисса только и ждала того, что ребята расслабятся. Боевые порезы не только не ослабили ее, но напротив, раззадорили. И тогда Улисса, как торнадо, налетела на них. Парни были озадачены тем, что в такой хрупкой и нескладной с виду девушке оказалось столько ярости берсерка. Под ее саблю лучше было не соваться – изрубит в капусту и не заметит. Уже у кое-кого на лицах и на руках появились царапины – Улисса разошлась не на шутку, да и ребята не могли как следует подступиться к ней. Одного из оппонентов, парня с полуторным мечом, Улисса и вовсе сразила наповал (в буквальном смысле), врезав ему ударом кулака сзади, когда он подкрался со спины.

Но вот один из парней ловким ударом двуручной секиры выбил из рук девушки оружие. Удар был такой силы, что Улисса чуть не вывернула запястье, а сабля отлетела на добрых пару-тройку метров. Казалось, еще чуть-чуть – и юная авантюристка будет схвачена.

Улисса не собиралась сдаваться. Краем глаза увидев, куда отлетел ее клинок и прикинув, как лучше его схватить, девушка сделала в его направлении несколько кувырков-сальто. Есть! Она у цели. Сейчас она им покажет.

Но только Улисса схватила саблю, как ей даже не дали вскочить с места и ринуться в бой. Шею девушки защекотали лезвия ножа, катана и трех мечей. Парни быстро раскусили противницу, и теперь она была в их власти.

- Сдавайся, детка, - хладнокровно объявил «гном». – Тебе никуда не деться.

- Да, и открой личико, будь так любезна, - вежливо попросил рыжеволосый парень с мечом. Удивительно, что он еще оставался вежлив, ибо Улисса ударом кулака ощутимо врезала ему по носу. До крови.

- Да пожалуйста. – Улисса бросила саблю на палубу, резко встала и сдернула с лица импровизированную маску.

Ребята в изумлении и восхищении затаили дыхание, залюбовавшись побежденной воительницей. Даже сейчас, когда она стояла перед ними поверженная и обезоруженная, она не потеряла своего лица и взирала на противников с удивительным хладнокровием и спокойствием. Хотя темно-каштановые, чуть кудрявые волосы перепутались, лицо раскраснелось от борьбы, на скуле виднелась пара царапин – след от удара катана – а по располосованной правой руке тонкими аккуратными струйками стекала кровь, Улисса все равно оставалась собой.

- А ты ничего, - хмыкнул любитель КиШей, - при удачном освещении, попутном ветре и парочке экстази.

Улисса пропустила шуточку мимо ушей.

- Так… не знаю, как тебя там, - засуетился «гном», - но ты – наша пленная. На законных основаниях. Ибо вторглась на нашу территорию. Мы, Николай Второй – то есть, тьфу, наша команда странствующих археологов – берем тебя в плен для выяснения дальнейших обстоятельств.

- Не вопрос, - хмыкнула Улисса. – В плен, так в плен. Возражать не буду. Ибо вижу, что это бессмысленно.

***


У Улиссы отобрали саблю и под почетным конвоем повели с палубы по ступенькам вниз. Длинная лестница уводила куда-то в недра корабля.

Девушка не имела понятия, куда ее ведут. Те, кто пленил ее, на контакт выходить отказывались. Шедшие сзади рыжий парень с мечом и фанат КиШей тихо шептались о чем-то, но, прислушавшись, Улисса смогла уловить что-то про затопленные трюмы, разлившийся подземный источник и археологическую лабораторию. Все веселей и веселей становится.

Чем дальше они спускались, тем больше Улисса поражалась необычности корабля. Казалось, что судно имело великое число отделов, отсеков и этажей, на которых при большом желании можно было разместить приличное количество людей. Словно прочитав мысли девушки, «гном» произнес:

- Ничего необычного. Простенькая формула пятого измерения позволила создать из старого фрегата вполне сносное убежище для шайки странствующих археологов.

- Что ж, неплохо, - одобрительно кивнула Улисса. – Для странствующих археологов вы продвинутые ребята.

«Гном» усмехнулся и пробормотал:

- Да, мы такие. Но мы об этом никогда не предупреждаем. Правило первое кодекса странствующего археолога.

Лестница закончилась, и Улиссу повели вправо по коридору, который заканчивался массивной железной дверью. «Гном» отворил ее ключом, который висел у него на запястье на цепочке рядом с милой бисерной фенечкой, и девушку втолкнули в темную комнату, предварительно освободив от пут. Дверь захлопнулась.

- Посидишь тут, - раздался голос «гнома» - Только ничего не трогай.

Девушка хотела обидеться за такое обхождение с собой и за то, что ее бросили одну во мраке. Вдруг, будто в ответ на ее мысли, вспыхнул свет. Улисса мельком огляделась и присвистнула от изумления. Похоже, ее запихнули в археологическую лабораторию.

Это было большое светлое помещение с 2 большими окнами, заставленное в основном полками и стеллажами, на которых в рабочем беспорядке располагались находки. В большинстве своем это были осколки керамики. Имели место также кости и камни.

Один большой стеллаж делил лабораторию на две части. В одной из них стоял побитый молью, но довольно уютный и удобный диванчик, застеленный лоскутным пледом. В другой, в окружении полок и шкафчиков располагался стол, заваленный пакетами с находками, которые ждали того момента, когда их отмоют и отсортируют. На стене висела археологическая карта Альтер-земли.

Улисса пришла в невероятный восторг от лаборатории. Все вызывало у девушки интерес - и склеенные горшочки, и каменная тяжелая ступа, и гладкий металлический наконечник копья, и даже крысиный череп из какой-то пещеры. Кроме того, интерес Улиссы был в каком-то роде профессиональным: ведь девушка была историком и неформальным археологом (т.е. не прошедшим посвящение и не зафиксированным в официальных списках). Но пока «братьев по оружию» ей встретить не доводилось (кроме того самого ордена). Так что появилась надежда, что эту ситуацию можно будет исправить в лучшую сторону.

Через полчаса после того, как Улиссу заперли в лаборатории, раздался скрежет ключа в замке. Девушка прикинула, что лучше соблюдать конспирацию и не палиться, и поэтому села на край дивана, положив руки на колени.

Дверь с тихим скрипом отворилась, и вошел… один из тех, с кем она дралась на палубе - темноволосый молчун с катана. Однако сейчас меча у него не было, а за плечом на тонком ремешке у парня болтался черный рюкзачок.

Улисса мигом подскочила, чтобы при необходимости дать отпор, если это будет нужно. Однако надобность отпала, когда молчун подал голос. Голос у него в принципе был тихий, но приятный, несмотря на то, что парнишка немного не выговаривал букву «Р»:

- Спокойно, тебя убивать не будут. Меня только прислали, чтобы заштопать тебе руку.

Улисса совсем забыла про порезы. Кровь уже не текла, но боль осталась. Девушку даже удивило это сносное обращение с ней: убивать не стали; прислали доморощенного доктора Пилюлькина на помощь; может, еще произойдет чудо, и ее возьмут в команду к ним? Этого Улисса хотела больше всего на свете.

Тем временем парнишка принялся действовать. Он вынул из рюкзачка необходимые вещи, осторожно промыл порезы теплой водой, обработал кожу спиртом, то же самое проделал с иглой и шелковыми нитками, и приступил к штопке. Конечно, мало приятного, когда вживую накладывают швы. Вернее, приятного здесь ничего нет. Но молчун знал свое дело: девушка почти не чувствовала боли.

Попутно Улисса краем глаза рассматривала своего спасителя поневоле. Внешность в целом приличная. Одного с ней роста. Немного худоват – видимо, в детстве мало кормили. Темная шевелюра достает до шеи; длинная челка полностью закрывает лоб, брови и вплотную подходит к глазам. Аккуратные черты лица. В левом ухе – серьга, даже две. На подбородке – тонкий намек на растительность. Одет неброско: синие джинсы без особых примет, черно-белые кеды, простая рубашка в черно-голубую клеточку (правда, на пару-тройку размеров больше обычного, поэтому рукава были закатаны выше локтя). На тонкой шее – цепочка с кельтским крестом.

За все время штопки парень не произнес почти ни слова. Молчание угнетало Улиссу, и наконец она решилась.

- Ты врач? – спросила она.

Парень поднял на нее глаза, на мгновение отвлекшись. Только сейчас Улисса смогла разглядеть его глаза. Поначалу холодные и серые, они вызывали в ней опасения, как и обладатель сих очей. Но вот парнишка улыбнулся, и в его глазах заплясали веселые чертики.

- Да, что-то в этом роде, - застенчиво отозвался тот и продолжил работу. – Но в основном я странствующий археолог. Как и другие.

Мало-помалу они разговорились, и Улисса узнала, что ее собеседника зовут Серж. Он, равно как и остальная четверка, принадлежал к отряду странствующих археологов (но они действовали отдельно от ордена; сами себя они в основном называли «братья-славяне»), который возглавляет Ал Алыч Защитник – самый выдающийся копатель Альтер-земли.

- Он у нас типа Индианы Джонса, - пояснил Серж. – Но еще у нас есть Куаррест. Но это не его настоящее имя, а что-то вроде…

- Творческого псевдонима? – подсказала девушка.

- Во-во, - воодушевился ее собеседник. - Так мы его и зовем. Потому что истинное имя уже все забыли.

- А он на какой должности? – поинтересовалась юная авантюристка.

- Старший помощник Ал Алыча, - был ответ.

Попутно девушка выяснила имена остальных. Русоволосый любитель Кишат – Антон; «гном» - Слава; рыжеволосый парень с отрешенным взглядом – Никита (который по совместительству был охотником на всякую нечисть); воинственный чувак с секирой – Андрей.

- Только мы не знаем твоего имени, - закончил Серж.

Юная воительница вздохнула.

- Думаю, теперь это не секрет, ибо скрывать бесполезно. В целом и в общем, меня зовут Улисса.

Серж пожал ей руку, попутно мысленно удивившись, что у хрупкой и нескладной девушки могло быть столь мощное рукопожатие.

- Красивое имя, - с одобрением заметил Серж.

На скулах Улиссы показался едва заметный румянец смущения.

Штопать порезы Серж уже закончил. Улисса с удовольствием отметила, что рука была почти как новенькая, невзирая на то, что двигать конечностью было немного больно. Но Серж с пеной у рта заверил девушку, что все заживет в кратчайшие сроки, и вскоре она снова будет владеть рукой, как прежде.

***

Вскоре после этого Улисса и Серж вышли из лаборатории (предположения девушки о том, куда ее запихнули, оказались верны), и снова пустились петлять по лабиринтам лестниц и коридоров. Через какое-то время Серж привел Улиссу к большой резной деревянной двери.



- Наша кают-компания, - с уважением сказал парень. – Нам сюда.

- Зачем? – осторожно спросила Улисса. Она еще не знала, что ее ждет, и эта неизвестность пугала ее.

- Ал Алыч и Куаррест ждут тебя, - пояснил Серж, и трижды постучал в дверь.

Тяжелая, мощная дубовая дверь, окованная железом, бесшумно отворилась. Улисса осторожно и даже с опаской шагнула к ней. А Серж куда-то исчез.

«Подставил меня!» - с негодованием подумала по этому поводу девушка. – «Ладно, не волнуйся. Они тебя не съедят». И с этими мыслями Улисса вошла в кают-компанию.

Внутреннее убранство каюты одновременно напоминало и вышеупомянутую археологическую лабораторию, и кабинет путешественника. Она сочетала в себе как и некую строгость, так и своеобразный уют. Стены были обшиты панелями из светло-коричневого орехового дерева, а потолок зачем-то обклеили веселенькими обоями в цветочек. Пол покрывал пушистый ковер нежно-персикового цвета. В стене напротив двери располагалось большое, засиженное мухами окно (которое, наверное, не мыли уже много лет), задрапированное красивыми бежевыми бархатными занавесками. С потолка свешивалась старинная бронзовая люстра в пятьдесят свечей.

Мебели в комнате было не то чтобы много, но ровно столько, сколько надо: стол, заваленный книгами и газетами, благоухающими пылью и плесенью; ободранный, весь в заплатках и с торчащими во все стороны пружинами диван, на котором без проблем могли бы уместиться человек десять; большой стеллаж, уставленный различными археологическими находками, безделушками и пр.; несколько колченогих стульев, у которых был такой вид, будто бы на них посидели слоны. На столе стояли ноутбук и старинный чугунный утюг, который, возможно, использовали как пресс-папье. На стене висела древняя карта Альтер-земли. В углу рядом со столом стояло чучело медведя с подносом в лапах. На подносе – с ума сойти! – лежал человеческий череп. Рядом с черепом лежала бирочка, на коей было указано, что это – череп Йорика.

За столом на одном из шатких стульчиков сидел человек; напротив него, сидя вполоборота к двери, - другой.

Номер раз оказался мужчиной лет 45, не меньше, ростом под 2 метра (правда, рост очень скрадывал стол) и довольно мощного телосложения. В его темно-каштановых волосах серебрилась седина; круглое, широкое и румяное лицо обросло бородой. Лицо выглядело усталым, но взгляд голубых глаз, чистых, как сентябрьское небо и скрывавшихся за стеклами очков, был удивительно ясен. Кисти рук, которые выглядывали из рукавов клетчатой рубашки, - все в царапинах, и грубоваты; ногти обкусаны. «Номер первый» помимо рубашки был облачен в джинсы и кроссовки без особых примет. На запястье правой руки – простенькие часы с потертым ремешком.

В этом человеке скрывалась какая-то черта, которая несла в себе доброжелательное расположение к нему. Возможно, в его медвежьей фигуре было нечто такое, что говорило: «Не надо меня бояться. Обращайся, и я обязательно помогу, чем смогу. И чем не смогу, тоже помогу».

В общем, «номер первый» понравился Улиссе. В отличие от «номера второго». Который был лет на 20 младше своего коллеги, на полторы головы ниже и в 2 раза тоньше. «Номер второй» оказался интересным брюнетом, чьи волосы опускались до плеч и были чернее самой ночи. Его глаза тоже оказались голубыми, но в них сквозил какой-то потусторонний холод, от которого перехватывало дыхание и мороз пробирал по коже. Эффект усиливался еще и по той причине, что «номер второй» не прятал свои ясные очи за очками. У это товарища явно были замашки металлиста: мощные, грубые ботинки, темные джинсы, пара-тройка шипастых браслетов на руках, перевернутый крест, висевший на шее на цепочке, да футболка с эмблемой блэк-металлической группы Burzum.

«Номер второй» таил в себе какую-то угрозу и не вызывал доверия. Улисса чуяла спинным мозгом, что с ним у нее будут большие неприятности.

Именно в таком облике перед нами предстали соответственно Ал Алыч и Куаррест. Посмотрим, чем закончится знакомство с ними Улиссы…

***


Мужчины сидели за столом, о чем-то тихо беседуя между собой, и не заметили, как в кают-компанию вошла девушка. Мало того, они даже не обратили внимания на тихий скрип двери.

- Опять сквозняк, - ворчливо заметил Ал Алыч. – Надо сказать, чтоб закрыли иллюминаторы и задраили все люки. Надвигается буря.

- Да, буря, - кивнул Куаррест.

- А если опять порывом ветра повалит грот-мачту, это будет нехорошо, - продолжил в том же духе Ал Алыч, обращаясь скорее к самому себе, нежели к собеседнику.

- Да, нехорошо, - согласился Куаррест.

Ал Алыч подозрительно посмотрел на своего помощника.

- Что это ты поддакиваешь все время, братец? – спросил он.

- Я просто с вами соглашаюсь, мой капитан, - как ни в чем не бывало ответил тот.

В эту же минуту Улисса робко кашлянула. Археологи повернули головы в ее сторону.

- Простите… можно? – осторожно обратилась к ним девушка. Вся ее смелость куда-то делась, и сейчас она чувствовала себя абсолютно беззащитной. Улиссе казалось, что сейчас ее будут бить.

Ал Алыч тяжело встал из-за стола, и, опираясь на трость, прохромал на середину каюты. Куаррест тоже встал, но он остался стоять на месте, рядом со стулом.

- Ну что ж, - с добродушной усмешкой сказал Ал Алыч, окинув оценивающим взглядом маленькую фигурку нашей героини, - прошу пожаловать на борт «Мадам Жоржетт». Я – капитан этого… кгхм, судна; мое имя Ал Алыч Защитник .Защитником меня прозвали потому, что я спасаю и защищаю юных дарований, которые желают быть археологами…

- И вы – самый крутой странствующий археолог Альтер-земли? – не удержавшись, спросила Улисса. Ей хотелось проверить – правду сказал ей Серж или нет.

- Ну, в общем-то, да, вы правы, - отозвался Ал Алыч как ни в чем не бывало, хотя по его физиономии было видно, что он польщен. – А это, - он указал рукой на Куарреста, - мой старший помощник. Его прозвище Куаррест.

- Прошу любить и жаловаться, - с кривой ухмылкой отозвался тот.

- Ну, а вы, барышня? – с иронией и даже с каким-то интересом спросил капитан, глядя на Улиссу. – Каким ветром перемен вас занесло на мой корабль?

Девушка начала осторожно рассказывать. Сначала она поведала о себе, затем о приключениях в команде со странствующими археологами, а потом упомянула и о своем даре, и об огромном желании стать истинным археологом (пусть даже и странствующим).

История Улиссы растрогала Ал Алыча, и он, не долго думая, объявил, что принимает девушку в отряд.

- Но, капитан, - забеспокоился Куаррест. – Это же противоречит нашим инструкциям! Мы не принимаем в команду людей без испытательного срока. Кроме того, брать женщину на корабль – это не очень хорошая идея… - Старший помощник многозначительно подмигнул начальству.

Ал Алыч задумался, а Улисса расстроилась и одновременно разозлилась. Он же лишает ее единственного шанса реализовать давнюю мечту! И эти чертовы приметы. Проклятье!

Однако судьба благоволила девушке: капитан поразмыслил и объявил:

- Инструкции не для нас, старпом Куаррест. Один раз в жизни мы можем сделать исключение.

- Зачем? – заупрямился тот. – А вдруг она – шпион черных археологов? Если это так, то мы пропали.

Капитан вздохнул:

- Спорить с вами, старпом, я не буду, поэтому сразу перейду к оскорблениям. Шучу, - улыбнулся Ал Алыч, заметив, как вытянулось лицо Улиссы. – Нет, эта девочка не может быть шпионкой. Я ей верю. Кроме того, - теперь Ал Алыч подмигнул своему подчиненному, - наш корабль лишен возможности ходить по волнам, так что риск беды снижается как минимум вдвое.

Куаррест в ответ лишь раздраженно фыркнул и вышел из каюты. Капитан вздохнул.

- Прошу прощения. Мой помощник… несколько вспыльчив. И мне стыдно перед другими, когда он так себя ведет.

Улисса успокоила Ал Алыча, уверив, что ничего страшного тут нет. Капитан определил каюту для новоявленного члена команды, показал ей, где что находится, и предложил как-нибудь после ужина зайти к нему в каюту на чашку горячего шоколада.

- Если будет желание, приходите, - говорил ей Ал Алыч, - я расскажу вам нашу историю. Могу показать нашу библиотеку. У нас есть кое-какие раритетные экземпляры, они вас заинтересуют…

Улисса пообещала прийти, и вскоре направилась в свою каюту – обустраиваться.

***

Прошла неделя. За это время девушка изучила весь корабль вдоль и поперек, а заодно познакомилась поближе с его обитателями: Ал Алычем, Куаррестом и братьями-славянами. О некоторых из них - Антоне, Никите, Славе и Андрее - мы поведаем вам поподробнее.



Антон был самым невысоким в команде странствующих археологов. Более того, он был даже ниже Улиссы, правда, ненамного – всего лишь на 2-3 сантиметра. Правда, Антону и это казалось перебором, и иногда он ощутимо страдал от одной только мысли, что ему пришлось родиться коротышкой. Зная его слабость, никто из ребят не напоминал ему о ней.

А в целом Антон был симпатичным с точки зрения странствующего археолога. Его тонкие, даже в чем-то изящные черты лица имели право называться приятными. Особенно на физиономии этого героя выделялись нос с небольшой горбинкой и огромные серо-голубые глаза, которые всегда искрились насмешкой над этим миром (впрочем, как и его жизнерадостная ухмылка), невзирая на погоду и прочие жизненные неурядицы. Как уже упоминалось выше, Антон был обладателем темно-русой шевелюры, хотя Улиссе его волосы поначалу казались чуточку рыжеватыми. Как и Серж, Антон носил в одном ухе серьгу. Только с оговорочкой по Фрейду: не в левом ухе, а в правом. И, как мы говорили, Антон в каком-то роде являлся двойником Улиссы. А все благодаря толстовке с эмблемой Кишат и надписью «Будь, как дома, путник…» (точно такие же эмблема и надпись были у Улиссы). Как наш герой ни подкатывал свои джинсы, они неизменно висели на нем мешком. По непонятным причинам. На поясе у него красовались 2 коротких парных меча, которыми Антон владел весьма ловко. В ближнем бою он использовал боевые когти, которые оказывались неприятной киндер-неожиданностью для врагов. Улиссе тоже довелось их испытать на своей шкуре.

В противовес Антону Никита являлся самым высоким из всей компании. Впрочем, как и самым тощим – в этот раз являя контраст Славе. Как помнит читатель, свою рыжеватую, умеренно длинную шевелюру Никита собирал в хвост, что было в каком-то роде необычно и выделяло его из общей кучки братьев-славян. Одевался этот герой просто: темно-коричневая футболка с рисунком в виде скелета рыбы-удильщика, темно-синие джинсы, да черные берцы, которые всегда были вычищены до зеркального блеска. Украшения Никита не любил, и поэтому он обходился только часами на запястье левой руки. Но что это были за часы! Помимо того, что они выполняли свое основное предназначение – показывали время – в них еще были встроены секундомер, таймер, термометр, будильник, фонарик и даже радар. Эти чудо-часы Никита получил в подарок от Ал Алыча (на охоте парень спас драгоценное начальство от лап оборотня), и с тех пор очень дорожил ими.

Оружие у этого героя было хоть и незамысловатым, но внушительным. С собой Никита всегда носил полутораручный меч немалых габаритов, и весьма ловко орудовал им в бою.

Наверное, мы малость погорячились, когда сказали, что Слава по фигуре напоминал гнома. Нет, он просто был довольно крепкого телосложения и невысокого роста. Темно-каштановые волосы топорщились на его голове очень злым ежиком, несмотря на то, что Слава пытался бороться с ними посредством расчески. Обычно в этой войне проигрывала расческа. Также стоит добавить, что Слава был вторым человеком в команде (после Ал Алыча), кто носил очки.

Одевался этот герой просто, грамотно, красиво: джинсы, кроссовки и футболка с эмблемой группы «Тролль гнет ель» сочетались с черным пиджаком со множеством карманов. На правом запястье Слава всегда носил ключ от археологической лаборатории на цепочке, которая соседствовала с милой бисерной фенечкой - подарком колдуна - хиппи-вудуиста, который был проездом в этих местах. На поясе у Славы всегда висел большой нож, который можно даже с уважением величать тесаком, а в дополнение к нему он великолепно владел протазаном.

Андрей также был шатеном, как и Слава. На этом их сходство заканчивалось. Ибо шевелюра Андрея эффектно опускалась до шеи темными кудрями. Вечно насупленные брови и мрачные зеленые глаза придавали ему вид обиженного на весь мир мыслителя. Обычно он был одет в красно-черную клетчатую рубашку, джинсы и весьма противоречивого вида кеды с очень веселенькими шнурками – с черепочками. Украшений Андрей избегал, но серьгу в ухе носил.

Как уже упоминалось, этот герой носил при себе мощную двуручную секиру, которой впору было только рубить головы, а не колоть дрова.

- Пропал в тебе великий лесоруб, - говорил порой Андрею Ал Алыч с грустной улыбкой.

Кроме того, Андрей был единственным из всех братьев-славян, кто хорошо знал местность вокруг корабля – как-никак, он родился и вырос здесь.

Об остальных персонажах мы говорили выше, и описывать их повторно не будем.

Вот такая разношерстная компания обитала на борту «Мадам Жоржетт».

Улисса постепенно нашла с парнями общий язык. Больше всего она сдружилась с Сержем. Тот иногда давал ей читать свои рассказы, обсуждал что-нибудь интересное, и вставал в пару с ней во время тренировок с оружием. Кроме того, Улисса и Серж обнаружили, что в свое время читали одни и те же книги.

К Антону девушка относилась добродушно-иронически. Поначалу они нашли общий язык в одной теме - нездоровый интерес к творчеству группы «Король и Шут». Но потом переключились на другие, не менее интересные вещи.

Труднее всего было пойти на контакт с Никитой и Андреем. Из-за их немногословности. Да и со Славой они не особо общались. В основном по той простой причине, что Слава чересчур любил подшучивать над Улиссой, но не все его шуточки были безобидными, что выводило порой девушку из себя.

Больше всего хлопот доставлял Куаррест. С ним всегда приходилось быть настороже. Ибо его злой и острый язык ранил очень глубоко. Порой из-за одного язвительного замечания старшего помощника Улисса могла молчать по несколько часов кряду. И, что самое неясное, - невозможно было найти этому ни одного достойного объяснения.

Вот, к примеру, одна такая ситуация, произошедшая в один летний вечер.

После ужина все расположились на палубе. Солнце село на востоке, и по всему небу расползлось кровавым пятном зарево заката. Ал Алыч и Куаррест были на капитанском мостике, все остальные – неподалеку от них. Улисса как ни в чем не бывало общалась с парнями. В этот вечер даже в таких закоренелых молчунах, как Никита и Андрей, пробудилась словоохотливость, и они тоже включились в беседу. Сначала разговоры шли на какие-то нейтральные темы. Потом Улисса, Антон и Никита устроили небольшое состязание по остроумию, в котором победила девушка. Все много смеялись. Было весело, как никогда. Как вдруг…

Куаррест неожиданно спустился с капитанского мостика и подошел к ребятам.

- Куарри! – оживился Слава. – Присоединяйся к нам!

- В другой раз, - уклончиво отозвался тот.

А затем Куаррест наклонился к уху Улиссы и тихо сказал ей:

- Если ты сейчас же не заткнешься, то заболеешь.

- Чем?! – девушка пришла в ужас.

- Переломом челюсти и черепно-мозговой травмой.

После чего старпом ушел, оставив девушку в неведении.

- По-моему, он меня ненавидит, - призналась она потом Ал Алычу.

- Ерунда, не расстраивайся, - утешил Улиссу капитан. – Он всегда придирается к новичкам. Не бери в голову.

***

Тем же вечером из рассказа Ал Алыча Улисса за чашкой горячего шоколада узнала, что компания воинственных странствующих археологов бродит по Альтер-земле уже 5 или 6 лет. Как и любые уважающие себя археологи, они, конечно, ищут древние памятники, а также редкие и необыкновенные вещи. Не только потому, что жаждут славы или стремятся к новым открытиям. Просто в этих людях была потребность все время что-то искать, и при этом искать что-нибудь необычное.



Поначалу (еще 2 года назад) отряд насчитывал 11 человек. До того, как к археологам попала Улисса, в команде еще были: мрачная неформалка – полуметаллист-полупанк - Катя (которая по совместительству была летописцем команды), двое жизнерадостных парней с Севера – никогда не унывающий весельчак и рифмоплет Егор по прозвищу Граф и неуклюжий добродушный наивный гигант Степа, а также немногословный южанин Матвей. Вместе с пятеркой братьев-славян, Ал Алычем и Куаррестом эти ребята составляли команду странствующих археологов; ей, к слову, с легкой руки Егора, было придумано название «Недобитые романтики» (вернее, его позаимствовали у одной песни Пикника). В основном они занимались тем, что искали приключения и разрушенные древности на Альтер-земле, а их постоянным местом жительства был этот корабль на дне давно высохшего моря (который, кстати, сначала назывался «Поручик Иванов», но потом его переименовали в «Мадам Жоржетт»). Жилось им легко и привольно, и эти свободные от постулатов, обязательств и стереотипов люди не почти не ведали невзгод. Разве что им приходилось бороться с теми, кто не мог терпеть их компанию – «черными археологами» - сообществом темных магов, которые занимались раскопками и поисками артефактов, с помощью коих можно было бы устроить на Альтер-земле маленький апокалипсис.

- Наша война длится постоянно, - вздыхал Ал Алыч, раскуривая по ходу дела трубку, - эти сволочи имеют большой авторитет в центральной области Альтер-земли, и они вешают властям на ушки макаронные изделия, что мы такие-сякие, и житья от нас нет. Но «черным» верят, и теперь мы приговорены к смерти за цензурную брань, циничное очковтирательство, отказ есть брюссельскую капусту, нелегальные раскопки артефактов, заговор от сглаза, укрывательство одеялом, нанесение тяжелых визитов, публичные оскорбления лиц, у которых нет лиц, распространение куриной слепоты, введение в ступор и замешательство, похищение пельменей, уложенных непосредственно в карман пиджака, и т.д.

Что было самое печальное – что отряду никто не мог помочь. А полтора года назад произошла страшная трагедия, из-за которой Ал Алыч лишился почти половины своего отряда.

Как-то раз, а может, как-то два, а может, и вовсе как-то три отряд занесло на юг. Начинался сезон больших снегопадов, и Ал Алыч боялся завязнуть здесь надолго. Кроме того, невдалеке раскинулась одна из баз «черных археологов», а перспектива попасться на глаза своим злейшим врагам народ никак не устраивала. Но, к счастью, «под рукой» оказался порт дирижаблей, где капитан одного из судов согласился за умеренную плату (всего за 9 часов, хотя обычный рейс длился не менее 15 часов) подвезти отряд до их «дома». Как помнил Ал Алыч, дирижабль, на котором они собрались лететь, назывался «Дезертир». Но сейчас для Защитника это не имело никакого значения. Он проклинал тот миг, когда он и его команда поднялись на борт дирижабля! Потому что этот перелет пережили только он, Куоррест и братья-славяне. Остальные нашли свою могилу в ледяных водах бездонного океана.

Все пошло наперекосяк с самого начала. Поднявшаяся снежная буря затрудняла перелет. «Дезертир» стало выносить в открытый океан. Полет длился уже без малого сутки. Основной запас топлива был на исходе. Мокрый снег так облепил оболочку, что «Дезертир» летел почти над водой, и сброшенный балласт не мог исправить ситуацию. Специальные вентиляторы для очистки снега, прикрепленные на оболочку, сломались от перегрузки. В кабине дирижабля было чертовски холодно, но никто не жаловался. Даже Катя. Кроме того, разразился шторм. Гребни волн почти доставали до дна кабины.

Ал Алыч уже жалел, что согласился на эту авантюру. «Надо было переждать снегопады, и доехать до дома на санях!» - в отчаянии думал он.

Внезапно его невеселые мысли прервал вопль капитана:

- Команданте, радар показывает, что справа на борту в нашем направлении движется какой-то объект!

Ал Алыч посмотрел на экран радара. Действительно, нечто огромное приближалось к дирижаблю.

- Что говорят биолокаторы? – спросил Защитник. – Этот объект живой?

- Истинно так, - подтвердил кэп. И вдруг в его голосе все услышали панический ужас: - Это хищник. Древняя, злая, голодная акула. Машина для убийства длиной в двадцать метров и весом в полсотни тонн, с пятнадцатисантиметровыми зубами, готовая крушить все подряд и жрать все, что движется…

Все похолодели как изнутри, так и снаружи. Народ понял, что их преследует сам кархародон мегалодон – чудовищная реликтовая акула, чудом сохранившаяся с незапамятных времен и обитавшая на больших глубинах Океана, Не Имевшего Дна. Но что заставило эту тварь выбраться наружу с ее обжитой территории, оставалось загадкой.

Становилось ясно одно – «Дезертир» и все, кто находился на его борту, в большой опасности. Все было против людей – шторм, снег и мегалодон грозили уничтожить их всех. Срочно нужна была идея. Но идеи под рукой не оказалось, и поэтому люди решили бороться за жизнь до конца.

На «Дезертире» нашлись баллоны с особой жидкой смесью, которую можно было использовать как альтернативный источник топлива. Количество баллонов составляло около 10-15 штук, поэтому теплилась надежда, что можно было долететь до суши. Главный механик сумел починить половину снегоочистных вентиляторов, которые возобновили свою работу. Снегопад слегка утих.

- Держитесь, ребята! – зычно в один голос крикнули капитан и Ал Алыч. – Надежда есть, мы не умрем.

Народ дружно запел: «Врагу не сдается наш гордый «Дезертир», а дирижабль взял курс на сушу (благо, компас не испортился), и потихоньку полетел. И даже – что удивительно! – мегалодон вроде как прекратил погоню и скрылся в свинцовых волнах, решив, что ему надоело гоняться за «Дезертиром».

Прошло несколько часов. Где-то вдали показались смутные намеки на сушу. Все страшно обрадовались, ибо чувствовали, что скоро они будут спасены.

Но все не так на этот раз…

Вдруг страшный удар потряс корпус дирижабля. Все, кто находился в кабине, не смогли устоять на своих двоих и попадали на пол. Шторм не ослабевал, и одна из особо мощных волн окатила воздушное корыто с ног до головы. Вода вывела из строя вентиляторы и один из двигателей. «Дезертир» начал снижаться к воде.

К счастью, обошлось без паники. Кэп и его команда вместе с Ал Алычем и археологами действовали быстро и слаженно. Осмотрели навигационную систему – пока все работало без сбоев. Были приготовлены спасательные аппараты, похожие на бочки с прозрачными стенками, из пуленепробиваемых материалов.

Но главный кошмар был впереди.

Из воды вынырнула гигантская страшная тупоносая морда. Мегалодон вернулся! Похоже, он почуял близость человеческой плоти и уже был готов разнести вдребезги дирижабль и съесть всех, кто в нем находился. Ископаемая акула развернулась и нанесла «Дезертиру» второй удар, который оказался смертельным.

Воздушное корыто медленно опустилось на воду. Беснующиеся волны докончили начатое мегалодоном адское дело. Кабину разбило вдребезги. Обшивку оболочки разнесло в клочья. Снасти порвались, как гнилые нитки. Зрелище было самое плачевное.

Еще плачевнее оказалось то, что 3 из 5 спасательных аппаратов погибли, будучи раскромсанными зубами адского хищника. Надеяться на то, что все выживут, особенно в бушующем море зимней ночью, да еще в компании с вечно голодной гигантской древней акулой, рассчитывать не приходилось.

Капитан и часть команды лишились жизни во время 2-го удара. Еще часть нашла свою смерть в бушующих волнах от переохлаждения. Увы, с ними погибла и Катя: она не умела плавать. Егор пытался ее спасти, но девушка утонула прежде, чем он до нее доплыл. А потом… тело Кати и последняя часть команды навеки остались в чудовищной пасти мегалодона…

Братья-славяне, Ал Алыч, Куаррест и все остальные видели, как погибают их друзья. Они уже ничем не могли им помочь. Сказать, что это было ужасно – значило ничего не сказать. Тем более, что опасность стать ужином акулы-психопатки оставалась, и надо было что-то делать. К счастью, спасательные аппараты держались на плаву. В один из них смогли залезть Егор, Степа и Матвей. В другой – остальные археологи. Аппараты начали медленно двигаться к суше, тем более, что моторы вроде были в порядке. Останки того, что еще пару дней назад носило гордое звание дирижабля и звучного имени «Дезертир», кануло в пучины бездонного равнодушного океана, с готовностью принявшего еще одну жертву.

Но, видимо, все в тот день было против отчаянных искателей приключений. Первый аппарат так и не добрался до суши, в отличие от второго. Как считал Ал Алыч, из-за шторма ребята могли отстать от основной части команды. Или же они все-таки стали жертвой жестокого мегалодона… Отряду пришлось смириться с тем, что его часть погибла.

…Спустя несколько дней археологи вернулись в порт дирижаблей, откуда смогли долететь до дома. Но ясное осознание того, что случилось, пришло к ним только через пару недель после возвращения.

Их друзья погибли. Молодые, талантливые, замечательные, подающие большие надежды люди – трое хороших парней и одна славная девушка. И все из-за того, что ему Ал Алычу Защитнику, не терпелось попасть домой, ибо он испугался пыток в застенках «черных археологов»!

- Теперь я виню себя за эту трагедию, - признался девушке команданте, - я не могу спокойно спать: мне постоянно снится одна и та же кошмарная ночь, и я вижу их испуганные лица. Я слышу их крики: они зовут на помощь; им страшно; они просят, чтобы я защитил их. Но я не оправдал свое звание Защитника. Мне за это ужасно стыдно. И это вызывает особую боль. Тем более, когда осознаешь, что ничего не можешь вернуть назад…

Улиссе было очень жаль старого археолога. Не каждому дано пережить такое – гибель своих друзей. Эта душевная рана мучила команданте с невероятной силой, и не было никаких средств, чтобы залечить ее…

Но так казалось лишь на первый взгляд. Ибо, когда Улисса выходила из каюты, в ее голове зародился дьявольский план.




Скачать 263.67 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2023
обратиться к администрации

    Главная страница