Сергей дацюк


Нормативные онтологии и онтологизации: объектная, процессная и структурно-континуумная



страница22/27
Дата09.08.2019
Размер2.2 Mb.
#127692
ТипРеферат
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   27

Нормативные онтологии и онтологизации: объектная, процессная и структурно-континуумная



Нормативная онтология это одна из теорий-концептов в рамках существующей фундаментальной метаонтологии, которая позволяет отличить себя от других на основе того или иного концептуального онтологического представления. Нормативная онтологизация — способ выражения нормативной онтологии посредством символизации онтологических единиц и их схем сборки. В ТВ предлагаются три онтологических представления: объект, процесс, структурный континуум; три нормативные онтологии: теория апперцепции, теория процессов (теория контрафлексии) и теория структурных континуумов (теория пятиуровневого нормирования); три норматиные онтологизации на основе «АВ»-моделирования. То есть ТВ различает объектную, процессную и структурно-континуумную нормативные онтологии.

Наука основывается главным образом на объектной нормативной онтологии. Процессная онтология внедрена в науку незначительно: отчасти это связано с неспособностью науки совладать с феноменологическим анализом процесса сознания, отчасти этому препятствует отсутствие ясного и удобного способа онтологизации внутри феноменологического подхода (отсутствие методологически операбельного семиозиса). Структурно-континуумная онтология вообще не принадлежит науке. Условно говоря, построенная внутри структурно-континуумного нормирования теория суперструн в квантовой механике изначально не является научной в строгом смысле этого слова.


Объектная нормативная онтология.

В ТВ объектная нормативная онтология выражена через синтез кантовской и гуссерлевской теорий апперцепции посредством введения представления о технологическом процессе имманентной и концептуальной апперцепции.

В ТВ на уровне семиозиса произведено пошаговое выражение технологий имманентной и концептуальной апперцепции объекта. Технологический процесс вообще — это выраженный в семиозисе порядок приобретения некоторого качества или отношения как пошаговая технология.

Технологический процесс апперцепции — выписанная в 10 шагов технология апперцепции объекта посредством «АВ»-моделирования. Имманентная апперцепция и концептуальная апперцепция различаются технологически позициями, участвующими в апперцепции: чувственное восприятие или установление, сознание или концептуализация, а также — интенциональным отношением (типом референции), порождающим в имманентной апперцепции отношение истинности, а в концептуальной апперцепции — отношение адекватности.

В ходе изложения технологий мы показываем использование функционализации в базовой структуре реальности, типы и этапы референции, различия истинности и эмпирической адекватности, различие референтности и дистанционной референтности, различие структурности и трансструктурности. Технологические процессы апперцепции — основа объектной нормативной онтологии.



Технологический процесс имманентной апперцепции — процесс конструирования имманентного объекта при посредстве ава-модели (актуальность-виртуальность-актуальность) в конструкт-семиозисе и метасемиозисе. Технологический процесс концептуальной апперцепции — процесс конструирования концептуального объекта при посредстве вав-модели (виртуальность-актуальность-виртуальность) в конструкт-семиозисе и метасемиозисе.

Для онтологизации в ТВ используется конструкт-семиозис «АВ»-моделирования, где комбинаторно различаются актуальные и виртуальные позиции, референтности как дирекциональная (структурно-направленная) связь между ними, внутреннее связно-размерное содержание актуальных и виртуальных позиций с точки зрения контрафлексивно сопоставленного объектно-аспектного в актуальности и объектно-атрибутивного в виртуальности их содержания. Символизация «АВ»-моделей производится в открытом алфавите. Формализация «АВ»-моделей производится относительно той или иной теории или концепции. Всякая актуальная и виртуальная реальности могут быть функционализированы в соответствующей базовой структуре реальности: M (мысль — реальность мышления), S (высказывание — реальность речи-текста), A (акт — деятельностная реальность), N (номен — языковая реальность), T (термин — логическая реальность), F (феномен — эмпирическая реальность). Интерпретативная референтность (i) это перенесение содержания от актуальности к виртуальности, реализующая референтность (r) это перенесение содержания от виртуальности к актуальности, сущностная референтность (e) это интерпретативная и реализующая референтность одномоментно. Актуальная реальность заключается в квадратные скобки. Виртуальная реальность может не заключаться в скобки или заключаться в круглые скобки. Общий вид актуальной реальности — R, общий вид виртуальной реальности — V. [F]i(О(a1,a2,a3...)) — виртуальная реальность, релевантная к эмпирической актуальной реальности, с интерпретативной референтностью к ней, с виртуальным объектом O (эмпирическая виртуальная реальность) и его атрибутами a1, a2, a3, неполно выраженная, где «…» — обозначают незаконченность перечня атрибутов или модусов, неопределенность предметного предстояния, разомкнутость предмета вовне. — оператор виртуального следования.

При описании процессов апперцепции в «АВ»-моделях закрепляются в имманентной апперцепции за «актуальностью» — «чувственно воспринимаемое содержание», за виртуальностью — «сознание»; в концептуальной апперцепции: за «виртуальностью» — «концептуализация», за актуальностью — «устанавливаемое содержание» (в эксперименте или любом ином событии, позволяющем обнаруживать концептуально предположенное содержание).

Далее мы выразим в семиозисе и опишем технологические процессы имманентной и концептуальной апперцепций. Имманентная апперцепция будет выражаться нами через ава-модель (актуальность-виртуальность-актуальность: сознание—внешняя-реальность—сознание). Концептуальная апперцепция будет выражаться нами через вав-модель (виртуальность-актуальность-виртуальность: концептуализация—событийное-установление—концептуализация).



Технологические процессы имманентной и концептуальной апперцепций мы представим в виде таблицы, которая позволяет увидеть различия по каждому из десяти шагов или этапов.


N

Имманентная апперцепция

Концептуальная апперцепция

Стадии референтности

1

Трансцендентная апперцепция — структурирование всего потока сознания на актуальные и виртуальные структуры: [R1,R2,…](V1,V2,…)

Трансцендентная апперцепция — все, что согласуется с теорией и находится вне теоретизирования, является опытом, и потому актуальной структурой, а то, где происходит создание теории и изменение-порождение этой актуальности (позиция исследователя), оказывается виртуальным: (V1,V2,…)[R1,R2,…]

Обнаружение связей на онтологическом уровне различия: устойчивость в очевидности (актуальность) и изменение в инаковости (виртуальность) — онтологическая связь устойчивости-изменчивости.

2

Трансцендентное единство апперцепции — обнаружение релевантных ав-пар относительно суженной базовой структуры реальности: V={M, S, A}; R={M, S, A, T, N, F}; [R1=F](V1=M)[F](M) и, например, иной континуум [R2=A](V2=S)[A](S)

Трансцендентное единство апперцепции — обнаружение релевантных ва-пар относительно суженной базовой структуры реальности: V={T, N, F}; R={M, S, A, T, N, F}; (V1=T)[R1=F](T)[F] и, например, иной континуум (V2=N)[R2=A](N)[A])

Создание подобий между актуальными и виртуальными структурами через актуально-виртуальные пары — связь подобия через актуально-виртуальные пары: внутреннее отнесение подобия.

3

Континуум-апперцепция — выбор сознанием связанной пары актуальность-виртуальность, то есть континуума; например, выбирается континуум: [F](M); [A](S); …[F](M)


Континуум-апперцепция — выделение в поле дальнейшего внимания или дальнейшей работы концептуализированной теории связанной пары виртуальность-актуальность: например, выбирается континуум: (T)[F]; (N)[A]; …(T)[F]

Релевантный выбор актуально-виртуальной пары — внешнее отнесение.

4

Интенциональная апперцепция — создание дирекционально-интенционального референтного отношения между актуальной и виртуальной структурами: устанавливается интерпретативная референция [F](M) [F]i(M)

Интенциональная апперцепция — создание дирекционально-интенционального референтного отношения между виртуальной и актуальной структурами и превращение их тем самым в различные реальности: устанавливается реализующая референция: (T)[F](T)r[F]

Референтный выбор, дирекционально-интенциональное отнесение актуальности и виртуальности, различающаяся по типу, референция: интерпретативная, реализующая, сущностная.

5

Актуальный анализ — накопление событийного опыта с его аспектами в актуальной реальности: например, аспектирование в выбранной эмпирической реальности F[(a1,a2,a3...)]

Виртуальный анализ — накопление теоретических предположений в виде атрибутов в виртуальной реальности: например, атрибутирование в выбранной логической виртуальной реальности: T((a1,a2,a3...))

Содержательное отнесение к внешней реальности в апперцепции, то есть появление структурного содержания актуальности или виртуальности, которое еще не превращает референцию в референтность.

6

Виртуальный синтез — создание в виртуальной реальности набора разных произвольных целостностей из произвольного набора аспектов: например, создание двух виртуальных целостностей атрибутов (a1,a3) и (a2,a3) из набора аспектов (a1,a2,a3...), полученных на 5-ом шаге: F[(a1,a2,a3...)]iM((a1,a3); (a2,a3))

Актуальный синтез — создание в актуальной реальности набора разных произвольных целостностей из произвольного набора атрибутов: например, создание двух актуальных целостностей аспектов (a1,a3) и (a2,a3) из набора атрибутов (a1,a2,a3...), полученных на 5-ом шаге: T(a1,a2,a3...)rF[(a1,a3);(a2,a3)]

Соотнесение виртуальности и актуальности, где переход аспектного содержания в атрибутивное или атрибутивного в аспектное превращает референцию в референтность.

7

Виртуальное единство апперцепции — выделение для дальнейшего внимания или дальнейшей работы сознания из набора виртуальных целостностей аспектов некоторой одной как виртуального объекта в виртуальной реальности и атрибутирование виртуального объекта: например, создание виртуального объекта O с набором атрибутов (a'2,a'3): F[(a1,a2,a3...)]iM(O(a'2,a'3))

Актуальное единство апперцепции — выделение относительно набора атрибутов (полученных в атрибутировании на 5-ом шаге) для дальнейшего внимания или дальнейшего развития теории из набора актуальных целостностей аспектов (полученных на 6-ом шаге) некоторой одной как концептуального объекта (кообъекта) в актуальной реальности и аспектирование актуального объекта: например, создание актуального кообъекта O с набором аспектов (a'2,a'3): T(a1,a2,a3...)rF[(a1,a3);(a2,a3)] T(a1,a2,a3...)rF[(O(a'2,a'3)]

Содержательное соотнесение виртуальности (актуальности), то есть появление структурного содержания виртуальности (актуальности) как референтное действие актуальности (виртуальности) в виртуальности — появление виртуальной (актуальной) связности объекта.

8

Контрафлексивное структурное единство апперцепции — верификация, создание аспектно-атрибутивных пар: например, сужение аспектного ряда (a1,a2,a3...) на основании выделения сознанием части актуального содержания до (a2,a3): F[(a1,a2,a3...)]iM(O(a'2,a'3))r F[(a2,a3)]

Контрафлексивное структурное единство апперцепции через создание аспектно-атрибутивных пар — фальсификация, построение атрибутивного ряда концептуализации происходит не на основании первоначальной теории — (a1,a2,a3...), а на основании собственно эксперимента — (a2,a3): T(a1,a2,a3...)rF[O(a'2,a'3)]iT(a2,a3)

Процессное отношение, то есть сравнение и установление подобия между содержательной структурой актуальности и виртуальности в зависимости от типа референтности.

9

Актуально-объектное единство апперцепции — противопоставление этого виртуального объекта соответствующим аспектам актуального события и конструирование актуального объекта: например, актуального объекта O' с аспектами (a2,a3): F[(a1,a2,a3...)]iM(O(a'2,a'3))r F[O'(a2,a3)]

Виртуально-объектное единство апперцепции — создание виртуального объекта и противопоставление его актуализированному экспериментом кообъекту на основе концептуализированной теории: например, виртуального объекта O' с атрибутами (a2,a3): T(a1,a2,a3...)rF[O(a'2,a'3)]i T(O'(a2,a3))

Содержательное соотнесение актуальности (виртуальности), то есть появление структурного содержания актуальности (виртуальности) как референтное действие виртуальности (актуальности) в актуальности (виртуальности) — появление актуальной (виртуальной) связности объекта.

10

Трансцендентальное единство апперцепции — отвлечение по отношению к каждому выбранному аспекту актуального объекта соответствующего атрибута в виртуальной реальности и противопоставление соответственно: атрибутивного содержания виртуального объекта и аспектного содержания актуального объекта, появляется объективная реальность: F[(a1,a2,a3...)]i M(O(a'1,a'2,a'3...)r F[O'(a1,a2,a3...)]

Трансцендентальное единство апперцепции — отвлечение по отношению к каждому выбранному атрибуту концептуализированного виртуального объекта соответствующего аспекта в актуальной реальности эксперимента и противопоставление соответственно: атрибутивного содержания концептуализированного виртуального объекта и аспектного содержания актуализированного экспериментом кообъекта, появляется кообъективная реальность: например, T(a1,a2,a3...)rF[O(a'1,a'2,a'3...)]i T(O'(a1,a2,a3...))

Референтный перенос объектно-атрибутивного (объектно-аспектного) содержания подобия-неподобия в зависимости от интенциональной дирекции референции и появление референтного переноса (референтной транзитности).

Предложенное нами в ТВ представление о континуум-апперцепции позволяет сделать ряд теоретических шагов от кантовского, гуссерлевского, хайдеггеровского понимания и понимания СМД-методологии: 1) существуют предметы и объекты в шести реальностях базовой структуры реальности; 2) в зависимости от того, в какой апперцепции — имманентной или концептуальной — производится распределение данных интерпретации-концептуализации, мы получаем либо предметизацию, либо предметирование; либо объектификацию, либо объективирование; 3) предметизация или предметирование как технологический шаг (континуум-апперцепция) осуществляются до (раньше) объектификации и объективирования соответственно в имманентной и концептуальной апперцепциях; 4) объектификация и объективирование технологически строятся как контрафлексивные шаги апперцепции: в имманентной — «виртуальное единство апперцепции» (7-ой шаг) и «актуально-объектное единство апперцепции» (9-й шаг), в концептуальной — «актуальное единство апперцепции» (7-ой шаг) и «виртуально-объектное единство апперцепции» (9-й шаг).

Гуссерлевский подход можно изложить через ключевые шаги технологического процесса имманентной апперцепции — 1-ый (праимпрессия), 2-ой (предметность), 3-ий (ноэзис), 4-ый (интенциональность), различение ноэзиса на компонент ощущения (5-ый) и компонент смыслообразования (6-ой), 7-ой (ноэтический объект), 8-ой (ноэма), 9-ый (ноэматический объект), 10-ый (конституирование реальности).

Предметирование, как это видно из 2-го шага технологического процесса концептуальной апперцепции, предполагает сужение базовой структуры реальности. Тем не менее, оставшиеся три концептуальные структуры — язык, логика и опыт — получают расширение: кроме традиционного своего направления развития, они приобретают также и конструктивный. Таким образом, мы имеем также конструктивные: логику, язык и опыт (называемую нами «коэмпирическая реальность»). Поскольку эти теоретические направления еще только предстоит создать, мы пока воздержимся от более точного их описания. В данной работе мы рассматриваем конструктивную логику как виртуальную, конструктивный «язык» как допустимый контрафлексивный «язык» и коэмпирическую реальность как концептуально-технологическую компьютерным образом смоделированную виртуальную реальность, однако при этом мы не производим еще точного разграничения и установления их сущности, понимая, что это в значительной степени зависит от конвенционального признания самой ТВ.

Предметы оказываются зависимыми от типа апперцепции — предметы предметизации (имманентная апперцепция) и предметы предметирования (концептуальная апперцепция). Предметы различаются с точки зрения базовой структуры реальности как мысли, высказывания, действия, номены, феномены, термины. Предметы различаются в том или ином типе апперцепции как актуальные и виртуальные предметы, и это различие необходимо дополняется типом апперцепции, то есть актуальный предмет: либо имманентный, либо концептуальный; и виртуальный предмет: либо имманентный, либо концептуальный.

Если предмет суть способ нормирования содержания через реальность: базовую структуру реальности и различие актуальной и виртуальной реальностей, то предметность суть способ и направление оперирования содержанием в технологическом процессе апперцепции с точки зрения конструкт-семиозиса. В имманентной апперцепции — предметность восприятия или перцепции (имманентно-аспектная предметность), предметность предвосхищения или собственно апперцепции (имманентно-атрибутивная предметность) и трансцендентальная предметность предвосхищения и восприятия (объектифицированная предметность, предметность имманентного объекта, объектная предметность). В концептуальной апперцепции — предметность концептуализации или теории (концептуально-атрибутивная предметность), предметность установления или эксперимента (концептуально-аспектная предметность) и трансцендентальная предметность концептуализации и установления (объективированная предметность, предметность концептуального объекта, кообъектная предметность). Теперь предмет у нас дан независимо от объекта как способ нормирования через реальность содержания, которое независимо от этого допустимо к объектификации-объективированию. Только так сложно помысленное понимание предметов и предметностей позволяет избежать путаницы.

Объективирование, как это видно из описания 7-9 шага технологического процесса концептуальной апперцепции, предполагает создание контрафлексивной пары «актуальный-виртуальный объект» и порождает допустимость трансструктурных объектов. В ТВ мы рассматриваем трансструктурные объекты как допустимые сущности объективирования более подробно.

Тем самым мы ставим самый сильный со времени появления представления об объективности вопрос: объективность является результатом объектификации или объективирования (Кант или Шопенгауэр), то есть объект или объектная среда суть объектифицированные (результат объектификации) или объективированные (результат объективирования)? Ответ не является простым, поскольку такое различение так или иначе давно уже исподволь назревало: вспомните хотя бы требования перехода к устанавливающей теории Хайдеггера, критику науки Пуанкаре, подходы Деррида и различие объективации и реализации, естественных и искусственных объектов, включая представление о «кентавр-отбъектах»61 — в СМД-методологии. Отсюда мы можем сказать, что объективность не является больше адекватным представлением вне представлений о четком различении объектифицированного и объективированного в этой объективности. Более того, объект в технологическом процессе апперцепции не состоит из актуальной и виртуальной части, как это понимал Делез, а суть контрафлексивный актуально-виртуальный объект.

Конструкт-семиозис в ТВ суть не объектификация и не объективирование, он создается в онтологической позиции конструирования, которая дообъектна, но порождает иные концептуальные сущности — континуумы. В ТВ есть: структурные единицы — дирекция, связь и подобие; структурные элементы — объекты, аспекты и атрибуты, структурные акты — соединение-разъединение единиц и/или элементов. — которые мы в результате применения контрафлексивного метасемиозиса в процессе конструирования превращаем в онтологические образы конструкт-семиозиса — структурные континуумы. Так у нас возникают принципиально разные концептуализации — объектная кантовская концептуализация, процессная гуссерлевская концептуализация и структурно-континуумная концептуализация ТВ, фундаментально выражающая объектную и процессную.

Что нового предлагает Теория Виртуальности в связи с так понимаемой объектной нормативной онтологией? Поскольку создание объекта получило теперь пошаговое технологически-процессное выражение, у нас появляется возможность решить некоторые существующие в науке проблемы.

Во-первых, мы можем рассматривать технологические процессы имманентной и концептуальной апперцепций объектов с точки зрения преемственности по отношению к теории множеств, где указываются реальности создания объектов, различаются уровни атрибутов, объектов как совокупностей атрибутов и реальностей как совокупностей объектов, способ апперцепции (имманентная или концептуальная), типы референтности в процессе создания, которые позволяют избежать многих проблем и парадоксов.

Во-вторых, рассматривая модальность как восполнение прерванного или нарушенного процесса имманентной или концептуальной апперцепции, мы получаем описанные через конструкт-семиозис виды модальности (имманентная апперцепция) и комодальности (концептуальная апперцепция) — соответственно формальность, случайность, возможность, действительность и необходимость (модальность) и коформальность, кослучайность, ковозможность, кодействительность и конеобходимость (комодальность).

В-третьих, используя представления о концептуальной апперцепции, мы получаем возможность строить концептуальные объекты из разных уровней структуры, которые не встречаются в очевидности и не могут быть подтверждены никаким экспериментом, кроме как посредством компьютерного моделирования. Так возникает возможность через конструкт-семиозис теоретически работать с дирекциональной дистанцией и трансструктурной концептуализацией для сложных трансструктурных объектов.

В-четвертых, мы можем описывать в конструкт-семиозисе так называемые континуум-переходы или ревиртуализации, когда из некоторых свойств разных объектов создаются принципиально новые объекты.

Тем самым в так построенной объектной нормативной онтологии объекты приобретают конструктивный характер, а исследование таких объектов должно покидать пределы традиционной науки и становится принципиально новым — конструктивным исследованием концептуальных объектов.
Процессная нормативная онтология.

Подобно тому, как объектная нормативная онтология задается через теорию апперцепции Канта-Гуссерля или как «технологические процессы имманентной и концептуальной апперцепций» в Теории Виртуальности, процессная нормативная онтология задается через контрафлексию в контрафлексивной нормировке. Подобно тому, как объект — не вещь, так и процесс — не изменение. Процесс это нормированное в теории изменение.



Процесс — контрафлексивное единство изначально наличного и истолковываемого в теории или конструируемого теоретически и затем обнаруживаемого в эксперименте порядка изменений в линейной, нелинейной и, в частности, сетевой последовательности. Процессы различаются на: имманентные и концептуальные, которые должны быть функционализированы в том или ином неимманентном порядке изменений; объектные и референтные (позиционные), то есть реализованные на объектах или в последовательности некоторых структурных позиций и способах связи между ними. Имманентные объектные или позиционные процессы (процессуализация) — традиционное понимание процессов, последовательных в пространстве-времени, и концептуальные объектные или позиционные процессы (процессирование) — непоследовательные и вообще вне пространства-времени.

Теория контрафлексии и похожа, и отличается от теории апперцепции. Объект — трансцендентальное единство чистой и эмпирической апперцепции, а процесс суть контрафлексивное единство (сопоставление) теоретического виртуального и выражаемого теорией актуального процесса. Здесь мы рассматриваем контрафлексию не как способ многопроцессного мышления, а как теоретический подход. Контрафлексивно сопоставляются не процесс в мышлении и процесс во внешней мышлению реальности, а процесс в теории и процесс выражаемый (истолковываемый или конструируемый) теорией. Тем самым для постижения процесса нам необходима его дефеноменологизация. Это означает, что сознание в постижении процесса не должно являться ни средой, ни позицией, из которой ведется истолкование или конструирование процесса.

В отличие от феноменологического подхода «через сознание и время» теоретический контрафлексивный подход при использовании семиозиса «АВ»-моделирования позволяет нам рассматривать объектные и позиционные процессы как пространственно-временны́е, так и как непространственно-невременны́е. Контрафлексивное сопоставление процесса в теории и выражаемого теорией процесса через контрафлексивную нормировку дает нам сопряженный теоретически процесс62.

Давайте произведем контрафлексивную нормировку как конструктивное установление процесса: 1) установление онтологической конструктивной позиции; 2) в онтологическом конструктивном отнесении63 устанавливается одна позиция (изменения); 3) в онтологическом конструктивном отнесении устанавливается другая инопозиция к ней (теоретически выражаемые изменения или т-изменения); 4) в онтологической позиции устанавливается отношение между изменениями и т-изменениями — то есть устанавливается принцип упорядочивания изменений; 5) из онтологической позиции в реальности изменений производится смысловая рефлексия; 6) из онтологической позиции в реальности т-изменений производится смысловая инорефлексия; 7) из онтологической позиции изменения и т-изменения структурно сопоставляются через контрафлексию и получается контрафлексивное единство изменений и т-изменений как сопряженный теоретически процесс, относительно которого из смысловой рефлексии и инорефлексии мы получаем тип и наименование процесса.

Что же теперь есть у нас для выражения процессов, чего не было в предыдущих теориях? У нас есть онтологическая позиция конструирования, которая позволяет видеть процессы как безотносительные к их внешнему наблюдению, акту события и соответственно их структурной заданности ситуацией структурного предстояния. У нас есть различение: референтного или позиционного процесса структурного континуума из конструктивной позиции и любого объектного процесса из позиции истолкования. Так мы получаем представление о контрафлексивности позиционного процесса: разворачивание чередующихся актуально-виртуальных переходов структуры, которые позволяют фиксировать в конструкт-семиозисе отдельные фазы или состояния, актуальные и виртуальные позиции, содержания позиций и типы референтности не только последовательно в пространстве-времени (имманентный позиционный процесс), а в любом порядке, в том числе непоследовательно (концептуальный позиционный процесс). У нас есть представление о виртуальности, которое позволяет понять движение и процесс как актуально-виртуальный переход (позиционный процесс): переход актуальной устойчивости любой структуры к виртуальному ее движению-изменению.

Давайте произведем дирекциональное различие процессов: AiViA — сосредоточенный актуальный, ArVrA — рассредоточенный актуальный, AiVrA — сквозной актуально-негэнтропийный (имманентное усложнение), ArViA — сквозной актуально-энтропийный (имманентное упрощение, разрушение). ViAiV — рассредоточенный виртуальный, VrArV — сосредоточенный виртуальный, VrAiV — сквозной виртуально-негэнтропийный (концептуальное усложнение), ViArV — сквозной виртуально-энтропийный (концептуальное упрощение, разрушение). Двухпозиционные «АВ»-модели суть сокращенное выражение этих процессов. Многопозиционные «АВ»-модели суть комбинации этих процессов (включая распределенный).

В этом дирекциональном различии возникает направленная многопотоковая референтность. Таким образом, мы строим процессную нормативную онтологию, выражая позиционные процессы через дирекциональное различие и многопотоковую референтность.

Онтологическая позиция конструирования предполагает отношение ко всяким процессам как к многопотоковым и бесконечным, где лишь теоретическое усмотрение («структурное видение» структуры со структурно более сложной позиции) позволяет рассматривать их как конечные и однопотоковые. Таким образом процессы бывают бесконечные и конечные, многопотоковые и однопотоковые. Конечность и однопотоковость процесса связана с той или иной структурой усмотрения структуры процесса, относительно которой длительность и направленность потока структурных изменений связана с самим изменением структуры в иную структуру.

Структура теоретического усмотрения таким образом есть структура самого процесса. Изменение структуры в процессе, которое приводит к актуализации иной структуры, предполагает прекращение усмотрения этого процесса и началу иного усмотрения иного процесса. Структура в процессе ускользает из структуры усмотрения, если к этому приводит сам процесс. Такие процессы мы называем имманентными. С другой стороны, мы в ходе усмотрения длящегося процесса можем изменить само усмотрение, и это тоже приведет к преобразованию процесса, но уже концептуальному преобразованию самого усмотрения. Такие процесс мы называем концептуальными64.

Процессы различаются на объектные и позиционные. Особенно интересными являются позиционные процессы в процессной онтологии — как чисто дирекционально-структурные процессы, не функционализированные в пространстве-времени через объект или событие, которые только и допустимо выражать через контрафлексию и контрарефлексию. Не только апперцептивные процессы, которые являются феноменологически-апперцептивным усмотрением процессов через объект и событие, но и позиционные процессы различаются на: имманентные (процессуализация) и концептуальные (процессирование).

Что представляет собой процесс с апперцептивной точки зрения, то есть в объектной онтологии? Процесс в апперцепции объектов представляет собой фиксируемое через связные последовательности состояний изменение в пространстве и времени через целостность объекта. Как связаны апперцепция объектов и онтологизация процессов? Можем ли мы сказать, что какая-либо из них предшествует другой? Апперцепция объектов и онтологизация процессов являются зависимыми в смысле того, что всякий объектный процесс предполагает предварительную апперцепцию объекта. Однако с точки зрения концептуальной онтологизации позиционного процесса такой зависимости нет, и такая концептуальная онтологизация допустимо выступает как независимая или как предваряющая любую объектную апперцепцию — как имманентную, так и концептуальную объектную.



Процессы бывают не только предельными, но и непредельными, то есть такими, где отсутствуют начальные и конечные состояния, при этом фиксируются состояния протекания процессов.

Традиционно процесс описывался как изменение между двумя актуальными состояниями (скажем, A1 и A2) — на этом построено большинство концепций в науке. В ТВ формальная онтологизация процесса выражается через изменение актуально-виртуальных контрафлексивных характеристик процесса — устойчивости (A) и изменчивости (V) — от A1V1 до A2V2 (процессуализация) или от V1A1 до V2A2, (процессирование) — тем самым мы получаем представление о контрафлексивных мгновенных состояниях процесса. Так возникают авав- и вава-модели.

Когда мы описывали технологический процесс имманентной апперцепции объекта, то мы начинали с ав-модели, где в конструкт-семиозисе выражается онтологическая ситуация истолкования: актуальная структура интерпретируется виртуальной структурой и за счет своего изменяющегося характера позволяет построить атрибутивное, а затем и объектное, отражение актуальной структуры. Затем мы перешли от ав-модели к ава-модели, где прибавление еще одной актуальной позиции означало, что мы не только получили объектно-атрибутивное содержание из актуальности в виртуальности, но и обнаружили его снова в актуальности. Так у нас появляется объективная реальность и собственно происходит субъективация. Однако эта вторая добавленная «актуальность» в ава-модели является собственно лишь реализующим моментом ава-модели, то есть мы не устанавливаем еще никаких иных характеристик объекта как лишь его наличие как объектно-атрибутивного содержания. Когда же мы добавляем еще одну «виртуальность» к ава-модели и получаем в конструкт-семиозисе авав-модель, у нас появляется допустимость во втором истолковывающем отношении авав-модели (ав-;ав-модели) получить контрафлексивное выражение процесса изменения объекта через разность его актуально-виртуальных контрафлексивных мгновенных состояний. Так объективная реальность превращается в процессную объективную реальность, то есть процесс, выражаемый объектно. При этом происходит очень важное изменение — между двумя актуально-виртуальными парами в авав-модели изменяется тип референтности. Поскольку во второй актуальной позиции мы теперь будем в конструкт-семиозисе фиксировать актуальные изменение, то референтность становится дистанционной, то есть в данном случае дистанционно-реализующей (dr).

Похожим, но контрафлексивным образом (меняя все содержания на контрафлексивные), мы рассуждаем и в случае с вава-моделью, то есть при выражении в конструкт-семиозисе концептуальных процессов. Кроме того, в этом случае между двумя виртуально-актуальными парами вава-модели (ва-;ва-модели) устанавливается дистанционно-интерпретативная референтность. Однако здесь, как мы помним, кроме объектных процессов мы допускаем выражение и позиционных процессов, где различные позиции допустимы к представлению как трансструктурные, то есть такие, где объекты и атрибуты допустимы как совокупности. Различение объектных и позиционных процессов обнаруживается уже лишь с точки зрения внутреннего объектно-атрибутивного содержания каждой из виртуально-актуальной позиций в вава-модели.

В имманентных процессах начальное контрафлексивное мгновенное состояние процесса выражается в первой ав-паре (состояние, подвергающееся теоретическому выражению, — выраженное в теории состояние), изменения возникают в актуальности второй ав-пары (изменения относительно начального состояния), затем будучи представляемы в виртуальности второй ав-пары (выраженные в теории изменения относительно начального состояния), они представляют собой уже теоретически сопряженный имманентный процесс. В концептуальных процессах начальное контрафлексивное мгновенное состояние процесса выражается в первой ва-паре (выраженное в теории состояние — устанавливаемое вне теории состояние), изменения возникают в виртуальности второй ва-пары (выраженные в теории изменения), затем будучи обнаруживаемы в актуальности второй ва-пары (установленные вне теории изменения), они представляют собой уже теоретически сопряженный концептуальный процесс.



Таким образом, теория контрафлексии используется на всех уровнях постижения процесса: в его теоретической онтологии, в дирекциональном различии процессов и выражении их потокового содержания, в формальной онтологизации процессов.

«АВ»-моделирование изначально предрасположено к выражению процессов за счет допустимости разворачивания «АВ»-моделей в «АВ»-цепочки — в процессной онтологии. Однако в очевидности нам часто необходимо использовать некоторую совмещенную онтологию — объектно-процессную, то есть объектную онтологию, но в отношении процессов. Она довольно сложна, но представляется нам достаточно интересной.

Теперь мы произведем содержательную (различение типов процессов) и формальную (через конструкт-семиозис «АВ»-моделирования) онтологизации процессов. Объектные (однообъектные и многообъектные), позиционные (однопозиционные и многопозиционные) процессы бывают бывают имманентными и концептуальными. В ТВ выражены следующие объектные процессы: 1) однообъектные — движение, трансформация; 2) многообъектные — разделение, слияние, движение, контактный и дистанционный обмен, контактный и дистанционный перенос, контактная и дистанционная модификация объектом объекта без переноса, связанная контактная и дистанционная трансформация. Также выражены имманентные объектные процессы и концептуальные объектные процессы. Кроме того, выражены следующие позиционные процессы: 1) однопозиционные — движение, трансформация и многоуровневая трансформация; 2) многопозиционные — разделение, слияние, контактный и дистанционный обмен, многопотоковый контактный и дистанционный обмен, контактный и дистанционный перенос, контактная и дистанционная модификация позицией позиции без переноса, многопотоковый контактный и дистанционный перенос, связанная контактная и дистанционная трансформация, многопотоковая связанная контактная и дистанционная трансформация.

Приведем для примера выражение в семиозисе процесса «трансформация объекта».



Флуктуация — предельный процесс: [O1(a1...)]i(O1(a1))dr[O'1(a'1,a'2)]i(O'1(a'1,a'2)) — трансформация объекта является внутренней флуктуацией и приводит к появлению нового атрибута — a2. Также в выражении трансформации может происходить утрачивание атрибутов или их изменение — a'1. Флуктуация является, по сути, предельным процессом, так как накапливаемые изменения флуктуации приводя к бифуркации.

Бифуркация — предельный процесс: [O1(a1...)]i(O1(a1))dr[O2(a3…)]i(O2(a3)) — трансформация объекта является бифуркацией объекта O1 и приводит к появлению нового объекта O2. Здесь во второй актуальной позиции снова появляются три точки в перечне аспектов, поскольку мы имеем дело с новым объектом, который затем в виртуальности снова усматриваем относительно какого-либо важного атрибута. По Пригожину флуктуацию можно рассматривать как процесс, предваряющий бифуркацию:

[O1(a1...)]i(O1(a1))dr[O'1(a'1,a'2)]i(O'1(a'1,a'2)) dr[O2(a3...)]i(O2(a3))

Еще для примера приведем выражение в семиозисе позиционного процесса «контактная многопотоковая модификация объектом объекта без переноса».

(O1(a1){c1};O2(b1...))i[O1(a1){c1};O2(b1)]dr(O1(a1){c1};O2(O1,b1,b2) {c2})i[O1(a1,d){c1}(){}; O2(O1,b1,b2){c2}(){}]

Здесь, как мы видим, происходит не перенос, а модификация объекта O2, причем такая модификация O2, которая вызвана объектом O1, который тоже подвергается модификации, у него появляется атрибут d. При этом модификация происходит на двух уровнях (в двух потоках): на инфрауровне — где у разных объектов первоначально инфра-атрибуты — a1, b1, затем происходит модификация, и соответственно у разных объектов появляются инфра-атрибуты d, b2, и на ультрауровне — где у одного объекта ультра-атрибут c1, а затем на этом уровне у другого объекта в результате его модификации со стороны первого объекта появляется ультра-атрибут — c2. Множество потоков выражается так — (){}, то есть потока взаимодействия два — инфра-поток и ультра-поток.

Что нового предлагает Теория Виртуальности в связи с так понимаемой процессной нормативной онтологией?

Прежде всего, у нас появляется возможность дефеноменологизировать процесс, задавая его через контрафлексивное сопоставление (контрафлексивную нормировку) процесса в теории и выражаемого теорией процесса. Во-вторых, мы можем не просто различать разные процессы в понятиях, но и смоделировать все эти различия в конструкт-семиозисе «АВ»-моделирования. В-третьих, мы можем выражать не только объектные, но и чисто позиционные процессы. В-четвертых, дирекционально различенные процессы позволяют нам подробно и инструментально исследовать их в сетевой топологии, то есть строить и преобразовывать сети на основе процессной онтологии. В-пятых, выводя процессы за пределы феноменологических пространства-времени, мы получаем возможность теоретической работы с разными концептуальными представлениями пространства-времени (например, с парадоксами «машины времени»). В-шестых, семиозис оказывается более точным выражением процессов, нежели даже естественный язык, поэтому на примере некоторых языковых парадоксов возникает возможность показать, за счет неразличения каких процессов они существуют.

Наконец, так понятая процессная нормативная онтология впервые позволяет нам ввести как научные представления процессуализацию и процессирование, давая их контрафлексивное выражение в конструкт-семиозисе «АВ»-моделирования. Тем самым мы теперь можем сделать традиционную науку процессивной, то есть добиться того, что так и не смогла сделать феноменология, не имея средств контрафлексивного семиозисного моделирования.


Структурно-континуумная нормативная онтология.

Структурно-континуумная нормативная онтология называется так, а не, скажем, реальностной нормативной онтологией, поскольку любая реальность как способ нормирования структуры может быть установлена всегда в допустимом установлении иного способа нормирования иной реальности, и новая онтологизация возникает лишь в отношении разных реальностей. Собственно поэтому структурно-континуумная нормативная онтология это онтологизация реальностей и их отношений через структуры, различаемые и соединяемые в континуумы.

Структурно-континуумная онтология выражается через так называемое пятиуровневое нормирование: 1) онтологический — от различия актуальности и виртуальности к различию актуальной и виртуальной реальностей; 2) континуумный — соединение реальностей в континуум (релевантность и референтность реальностей в континууме); 3) функциональный — функционализация реальностей континуума; 4) морфологический — внутренне содержание реальностей континуума; 5) материала — превращение континуума в «материал».

Сколько способов нормирования структуры Мира и Внемирности мы допускаем, столько и реальностей мы включаем в конструктивное рассмотрение. Многореальностное и многоразмерное выражение Мира и Внемирности становится в структурно-континуумной нормативной онтологии способом конструктивного постижения Мира и Внемирности. В структурно-континуумной нормативной онтологии стирается грань между Миром и Внемирностью, и конструктивное выражение комбинирования реальностей и измерений становится фундаментальным подходом новой нормативной онтологии.

Для онтологизации нормативной структурно-континуумной онтологии используется семиозис «АВ»-моделирования ТВ. «АВ»-моделирование представляет собой актуально-виртуальное моделирование как выражение комбинирования позиций как реальностей, дирекций между ними и внутреннего связно-размерного содержания реальностей: объектно-аспектного в актуальной реальности и объектно-атрибутивного в виртуальной реальности. Актуальная и виртуальная реальность может быть функционализирована в базовой структуре реальности: языковая, логическая, эмпирическая, мыслительная, рече-текстовая, деятельностная. Цели такого подхода:

1) построить сложную дирекциональную метрику референций: не просто отражение, как это можно было бы сказать для ав-модели, но интерпретацию для ав моделей, реализацию для ва моделей и сущностное отношение для ав моделей (контрафлексивность);

2) произвольно комбинировать AR и VR в цепочки, благодаря чему можем рассматривать и вав-, и ава-, и вв-, и ав-модели;

3) с точки зрения феноменологической функционализации содержания «АВ»-моделей — различать акты сознания или акты любого процесса виртуализации (вав-модели) и различие среды анализа одного и того же виртуального предмета (ава-модели);

4) сведения этих цепочек к операциям, которые выражены в иных теориях для разных ситуаций — в частности, а-в-а-в-...цепочки сводимы к цепям Маркова, для них представляется допустимым применять теорию графов65 и т.д.;

5) сведения этих цепочек к функциям вообще и математическим в частности: сама форма объектно-атрибутивной записи O(a...) допустима к представлению как функция, как тензорное исчисление, однако дальнейшее рассмотрение выходит за пределы нашей компетенции;

6) допустимость установления ширины усматриваемого континуума как длины цепочки, а глубины усматриваемого континуума как глубины структурированных ответвлений атрибутивных цепочек (длины атрибутивного выражения) для всякого объекта входящих актуальных и виртуальных реальностей;

7) мы получаем допустимость через сеть «АВ»-цепочек конструктивно выразить делезовскую «ризому»;

8) и тем самым мы получаем разомкнутую метрику континуумов вообще, а значит плодотворность развития идеи о движении во времени в ее «немашинном смысле», идею о «гиперпространстве» и т.п.

Особым свойством обладают так называемые замкнутые «АВ»-модели, то есть такие, на концах которых находятся либо актуальность, либо виртуальность. Например, авава-модель — актуально замкнута; вавав-модель виртуально замкнута. Такие модели мы используем в ТВ для создания особых шкал измерения.

Для «АВ»-моделей нам следует также различить трафик релевантности и референтности. Трафик релевантности — изменение релевантности в многопозиционных континуумах за счет комбинаторики актуальных реальностей относительно базовой структуры реальности (шести базовых реальностей). Трафик референтности — изменение референтности в разных ав-парах многопозиционных континуумов за счет трех типов референтности.

Так же мы различаем еще и релевантную транзитность, то есть такой релевантный трафик, где релевантность всех ав-пар является неизменной, хотя референтный трафик может быть различным. Транзитность — чистое дирекциональное представление, означающее непрерывную, неизменную дирекциональность «АВ»-модели, которая задается внешними сущностными отношениями реальности (асимметричный поток времени, различие энтропия-негэнтропия) для релевантного трафика и разными типами референтности для референтного трафика.



Референтная транзитность это такой референтный трафик в многопозиционной «АВ»-модели, когда комбинация референций обеспечивает транзит объектно-атрибутивного содержания от одной крайней позиции многопозиционного континуума к другой. Например, для ава-модели референтная транзитность будет означать в одной ав-паре — интерпретативную, а в другой ав-паре — реализующую референтности.

Референтный трафик для многопозиционного континуума начиная с трех- является однодирекциональным (комбинации референций — i, r или r, i) в случае транзитной референтности; двухдирекциональным: в случае сосредоточенной референтности (комбинации референций — i, i), рассредоточенной (комбинации референций — r, r) и распределенной (комбинации референций — e, e) референций.

Для многопозиционных сетевых «АВ»-моделей кроме представления о транзите необходимо ввести представление о потоке. Потоки — это зафиксированные на уровне метасемиозиса устойчивые транзитные движения в некоторой доступной нам сети, которые отличаются друг от друга. Тем самым мы можем свести сеть к нескольким уровням понимания: 1) Сетевая метрика потоков; 2) Уровень отдельного потока, где есть транзитное объектно-атрибутивное содержание; 3) Трафик потока на дирекциональном уровне. Отсюда локус сети будет определяться как кластер на всех трех уровнях — отнесение к карте сети, отнесение к отдельному выделенному потоку на уровне транзитного содержания, отнесение к выделенному потоку на дирекциональном уровне трафика.

Тем самым мы получаем сетевые и матричные «АВ»-модели66. Так разомкнутая метрика «АВ»-цепочек представляет структурно-континуумную нормативную онтологию ТВ, для которой сеть — ее топологическое выражение.

Что нового предлагает Теория Виртуальности в связи с так понимаемой структурно-континуумной нормативной онтологией?

Во-первых, мы получаем допустимость конструктивно выражать и конструктивно истолковывать различные реальности в их структурно-континуумном комбинировании на пяти уровнях нормирования. Во-вторых, у нас появляется различение структурно-континуумного реализма (имманентный подход к различению реальностей, данных нам в имманентной человеческой деятельности через мышление, речь-текст и деятельность, которые верифицируют реальностным образом очевидный мир) и структурно-континуумной реализации (концептуальный подход в различении опыта, языка, логики и других, концептуально нормированных реальностей, где они создаются теоретически и затем фальсифицируются в соответствующей практике). В-третьих, у нас появляется возможность строить и преобразовывать комбинации реальностей в сетевой топологии, используя теорию графов многомерным образом через различение потоков и ветвлений, а также моделировать реальностные связи в представлении о сетевом управлении. В-четвертых, мы получаем возможность работать, например, в квантовой механике со струнами, — как со структурно-континуумными образованиями, а не только как с объектами или даже как с процессами. В-пятых, мы получаем возможность исчисления структуры через структурно-континуумную онтологию, то есть подходим к возможности виртуального исчисления67.

Итак, нормативная объектная онтология выражается через теорию апперцепции, ее онтологизация технологические процессы апперцепции через «АВ»-моделирование; нормативная процессная онтология выражается через теорию контрафлексии, ее онтологизация различение процессов через «АВ»-моделирование; нормативная структурно-континуумная онтология выражается через теорию пятиуровневого структурного нормирования (онтологическое, континуумное, функциональное, морфологически и материала), ее онтологизация разомкнутая метрика «АВ»-цепочек с сетевой топологией.

Более универсальной, нежели объектная нормативная онтология, является процессная нормативная онтология, которая умеет работать с процессами, с объектами и частично с сетями. Еще более универсальной является структурно-континуумная нормативная онтология, которая работает и с реальностями, и с сетями, и с процессами, и с объектами. Процессная онтология является функционализирующим ограничением структурно-континуумной, а объектная онтология, в свою очередь, является функционализирующим ограничением процессной онтологии. Различенные нормативные онтологии могут быть сводимы в части своего содержания друг к другу.

Объект в объектной нормативной онтологии описан через технологический процесс апперцепций, то есть в процессной онтологии. Процесс в процессной нормативной онтологии частично описан через объекты, то есть в объектной онтологии. И объект, и процесс описаны через использование структурно-континуумной онтологии, а сама структурно-континуумная онтология включает объектную и процессную с точки зрения реальностного различения в них и с точки зрения их допустимой сетевой топологии.

Причем, две новых нормативных онтологии — процессная и структурно-континуумная — не являются чем-то чисто умозрительно-теоретическим. Даже с точки зрения нашего дилетантского знакомства с химией можно утверждать, что уже довольно больша́я ее часть находится внутри процессной нормативной онтологии. Ведь если разные состояния процессов мы еще можем выразить через объектность, то многопотоковую их референтность — ну уж никак. А если говорить о квантовой механике, то теория суперструн наиболее адекватно развивается не в объектной, как это еще по недомыслию пытаются делать некоторые теоретики, а именно в структурно-континуумной нормативной онтологии.

Поэтому мы должны принципиально различать теоретизацию на основе имманентной апперцепции объектов и процессов и теоретизирование на основе концептуальной апперцепции объектов и процессов. Также в чистом конструктивизме (вне науки) необходимо отличать истолковательный и конструктивный подходы в объектной и процессной нормативных онтологиях и исключительно конструктивный подход в структурно-континуумной онтологии.

Таким образом, онтологические основания науки оказываются ограниченными. Наука, всецело базирующаяся на объектной нормативной онтологии, оказывается несостоятельной перед лицом, по крайней мере, двух, нормативных онтологий — процессной и структурно-континуумной.

Базовая для объектной нормативной онтологии интерпозиционная рефлексия позволяет через дискретность структуры, через ее отдельные вещи-объекты — приводить к единству реальность мышления и реальность опыта. В то время как базовая для процессной и структурно-континуумной нормативных онтологий контрафлексия позволяет сопровождать разные процессы, соотносить их в сопоставимом нормировании и осуществлять в контрарефлексии по отношению к каждому из процессов или к каждому из структурных континуумов разные рефлексивные переходы.

Так наука не просто оказывается в одной из, причем в имманентно ограниченной, объектной нормативной онтологии, но она также оказывается связана еще и с ограниченным рефлексивным мышлением, где представления о контрафлексивном и контрарефлексивном мышлении отсутствуют. Одновременный переход к иным нормативным онтологиям и иному типу мышления есть то, что, как правило, осуществляется уже за пределами той или иной исторической формы сознания. В связи с этим наравне с существующими историческими формами сознания — мифология, религия и наука — появляется четвертая историческая форма сознания — конструктивизм.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   27




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2023
обратиться к администрации

    Главная страница