Сергей дацюк


ОНТОЛОГИЗАЦИЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ КУЛЬТУР



страница8/27
Дата09.08.2019
Размер2.2 Mb.
#127692
ТипРеферат
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   27

ОНТОЛОГИЗАЦИЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ КУЛЬТУР

Размышляя о культурном развитии в ситуации взаимодействия культур, мы пришли к выводу о необходимости типологизации культур соответственно их способам взаимодействия. В результате попыток типологизации было выделено 7 систем, рассматривая различное состояние которых можно было это сделать. Однако некоторые из этих систем были системами преобразования культур в результате их взаимодействия, а некоторые — системами трансляции и преобразования культуры внутри нее.

Дальнейшее размышление привело нас к необходимости поставить под вопрос классическую для системомыследеятельностной методологии схему «воспроизводства деятельности и трансляции культуры».

В статье П.Г.Щедровицкого «Мышление и культура»23 об этой схеме говорится следующее: «…Нам удалось расщепить (разделить) и зафиксировать как отдельные друг от друга две формы существования деятельности: культурную форму (форму существования как культуры) и реализационную форму (как ситуации)… Точнее было бы сказать, что «культура» выводится из деятельности; а сама Деятельность вводится как единство и связь двух процессов — процесса трансляции и процесса реализации… При более глубоком обсуждении конструкции самой схемы, имеет смысл подчеркнуть, что это не одна, а несколько разных схем, «нарисованных» друг на друге… Фактически, один раз онтологизируется поле деятельности (через идею воспроизводства), а другой раз онтологизируется способ воспроизводства через идею нормы…»



Проблематизация онтосхемы воспроизводства деятельности и трансляции культуры

Здесь, как мы видим, всего два процесса и соответственно две системы — реализации и трансляции, хотя сама схема позволяет домыслить, как минимум, еще одну (отношение разных сред на этой схеме предполагает систему «воспроизводства и производства среды»).

Что такое процесс трансляции? В зависимости от того, как мы понимаем пространство культуры, мы получим то или иное понимание процесса трансляции.

В социальном понимании это передача эталонов, образцов и норм от одного поколения к другому. Такое социальное понимание проецируется в пространство социально-производственных ситуаций таким образом, что различные среды это различные поколения одной и той же геополитической общности, живущие в одно и то же время.

В историческом понимании это передача эталонов, образцов и норм из прошлого времени через настоящее в будущее (архив) или обнаружение эталонов, образцов и норм в настоящем из прошлого (археология). Такое историческое понимание проецируется в пространство социально-производственных ситуаций таким образом, что различные среды это различные поколения одной и той же или разных геополитических общностей в разное время: прошлые и будущие.

В геополитическом понимании трансляция это передача эталонов, образцов и норм от одной геополитической общности к другой. Такое геополитическое понимание проецируется в пространство социально-производственных ситуаций таким образом, что различные среды это различные геополитические общности в одно и то же время.

Геополитическое понимание культуры связано с ситуацией культурного взаимодействия разных геополитических общностей. В процессе попыток типологизации культуры в ситуации культурного взаимодействия мы дополнительно выделяли системы самоопределения, производства среды, интериоризации, оценки и экспансии норм. Однако в процессе онтологизации взаимодействия культур в расширенной схеме на основе некоторых выводов, сделанных нами в работе «Нации и цивилизации», было выделено еще 7 систем.

Отсюда стала необходимой принципиально иная онтосхема — онтосхема «производства деятельности и взаимодействия культур», куда процесс воспроизводства деятельности и трансляции культуры включены как исходные, но уже не базовые процессы. Базовыми процессами становятся процессы взаимодействия культур (культурной конкуренции, поглощения-растворения (ассимиляции)) и преобразования культур, где культуры как бы «прорастают» друг в друга, реагируя на изменения норм в себе и в другой культуре.

Более того, процесс взаимодействия культур оказывается связан не только с изменением норм, но и с изменением самоопределения, которое происходит в идеях, ценностях, стереотипах поведения, структурах идентификации и фиксируется в смыслообразах, способных продвигаться в собственной и проникать в другие культуры.

До взаимодействия культур процесс культурного самоопределения и самоидентификации может являться чисто теоретическим процессом, интересным лишь специалистам. И только в процессе культурного взаимодействия и возникающей в связи с этим культурной конкуренции процесс культурного самоопределения и культурной самоидентификации становится базовым.

Именно в ситуации столкновения разных культур эталоны, образцы и нормы каждой культуры обретают связь между собой в виде смысла. Культура осмысляет себя только перед лицом иной культуры — в этом смысле аутопойесис культуры никогда не является ее собственной организацией. Даже если самоорганизация происходит исключительно внутри некоторой культуры, то тогда в ней самой должно появится несколько систем норм, столкновение которых приводит к самоорганизации. Так или иначе, аутопойесис — всегда следствие столкновений разных способов самоорганизации.

В результате столкновения разных систем норм кроме эталонов, образцов и норм появляется еще один уровень культуры, ее культурное самоопределение и самоидентификация — содержательная связь эталонов, образцов и норм, выступающая смысловым контекстом для каждого эталона, образца и нормы в столкновении с иным смысловым контекстом иных образцов, эталонов и норм иной культуры. При столкновении смыслов разных культур смыслы начинают становиться плотными, осязаемыми, формируемыми специально — в виде смыслообразов.

Культуры проникают друг в друга, прежде всего, через смыслообразы, поскольку смыслообразы являются универсальными единицами культуры, проще всего описываемыми в сферах литературы, других искусств и даже науки. Возникновение смыслообразов связано с тем, что коннективность культур на системном уровне происходит посредством весьма немногих каналов трансляции.

Чтобы эталоны, образцы и нормы были восприняты другой культурой, сначала они должны проникнуть в нее как смыслообразы и быть оценены этой культурой как ценные для нее. Только после этого у культуры рождается запрос на соответствующие этим смыслообразам идеи, за которыми стоят новые эталоны, образцы и нормы.

Понятие «смыслообраз», как нам представляется, введено Я.Э.Голосовкером в работе «Иммагинативная эстетика». Достаточно детально оно разбирается в работе автора ««Сад камней», «русская матрешка» и «рушнык вышываный»». В этой работе дается следующее выражение смыслообраза.

«Смыслообраз — единица содержания национальной культуры как цивилизации, осмысленная философски или наглядно содержащая такую философию как уникальный и в тоже время универсальный артефакт культуры. Уникальность образа не означает универсальности смыслообраза, не всегда предполагает философское осмысление и поэтому не всегда допускает такое осмысление. Смыслообраз оперирует универсальными понятиями или характеристиками: структура, время, Бог, пространство, бытие, красота и т.д., что позволяет перевести смыслообраз в любой язык».

«Смыслообраз» оказывается не только онтологической единицей, но и пограничным понятием, характеризующим культуру. Смыслообраз не только универсальным образом выраженная норма, но и выраженная так, что здесь участвует перспективное во времени, глобальное в пространстве и общее по всеохватности содержания представление. То есть смыслообраз в определенном смысле выходит за пределы культуры — в сферу чистой и свободной духовно-интеллектуальной деятельности.

Культура представляет собой достаточно узкий слой искусственных феноменов — культурные традиции, которые описываются как эталоны, образцы, нормы. Например, духовно-интеллектуальная практика принадлежит культуре лишь частично — с точки зрения трансляции традиций веры (разная вера — разные среды) и укорененных в среды мыслительных практик. Тем самым производственно-средовое пространство является реализацией культуры, но лишь отчасти. С точки зрения новых возникающих сред это пространство является также позиционным местом преобразования культуры и создания новых эталонов, образцов и норм.

Мы можем описать процесс производства деятельности и взаимодействия культур следующим образом. Воспроизводство деятельности происходит в коллективной производственной среде и воспроизводится вместе со средой. Новая деятельность чаще всего связана с новой средой. Какова эта новая среда? Это ведь не всегда среда, принадлежащая одной культуре. Это мультикультурная среда, в которой происходит трансляция не одной, а всегда многих культур.

Теперь мы вводим представление об иной культуре, то есть культура всегда существует не сама по себе, а в отношении к иным культурам. Совсем недавно, во второй половине ХХ века, межкультурные влияния были слабыми, то есть слабой была коннективность культур. Это было связано с языковыми и идеологическими различиями, а также с технологически несовершенными способами коннективности. Как только технологически культурная коннективность начинает происходить в обход государства и даже национальных корпораций, языковые и идеологические различия перестают быть принципиальными, мир оказывает средоточием межкультурных взаимодействий, реализующихся иногда в виде конфликтов.

В ситуации межкультурного взаимодействия возникают особые системы такого взаимодействия: 1) культурного определения и самоопределения (культурной идентификации и самоидентификации); 2) культурной локализации; 3) культурной глобализации или универсализации.

Пока культура слабо коннективна с иными культурами, процесс ее идентификации и определения является слабо выраженным, размытым, эпизодичным. Однако как только возникает интенсивная коннективность с иной культурой, возникает необходимость относиться к иной культуре, то есть идентифицировать и определять себя — внутри и извне. Идентифицировать себя или иного можно с некоторой сущностью, которая уже существует. Определить же себя или иного можно с некоторой сущностью, которой еще не существует, которая находится в процессе становления.

То есть определение и самоопределение связаны с процессами и системой преобразования культуры. В то время как идентификация и самоидентификация связаны с процессами и системой трансляции культуры. Мы идентифицируем себя в процессах трансляции культуры, и мы определяем себя в процессах преобразования культуры.

Чтобы культура существовала, у нее обязательно должны быть процессы трансляции, а значит идентификации и самоидентификации. Однако культура может существовать, не имея систем преобразования и соответственно пользуясь чужими системами определения, не имея собственного самоопределения. Отношение к иной культуре появляется как идентификация этой чужой культурой нашей культуры и наша самоидентификация. Идентификация и самоидентификация могут не совпадать, тогда мы говорим о кризисе культурной самоидентификации. Он проявляется как кризис системы трансляции.

Уже в связи с идентификацией и самоидентификацией отношение к иной культуре проявляется как определение этой чужой культурой нас в ситуации преобразования ее культуры и как наше самоопределение в ситуации собственного преобразования нашей культуры. Если собственное преобразование культуры отсутствует, тогда у нашей культуры будут существовать только чужие определения, то есть определения извне, а самоопределение будет отсутствовать. Если самоопределение имеется, но оно не совпадает с определениями чужой культуры, то мы говорим о межкультурных конфликтах определения, порождающих войны, террористические акты, массовые гражданские протесты и тому подобное. В том и в другом случаях мы говорим о кризисе культурного самоопределения.

Кроме того, относительно ситуаций идентификации и определения мы можем рассматривать разные ситуации наличия и развития систем локализации достижений иных культур в нашей культуре и систем глобализации нашей культуры для экспансии вовне.

Таким образом, возникает необходимость серьезно усложнить выше приведенную онтосхему, предложив онтосхему «производства деятельности и взаимодействия культур».


Комментарий к онтосхеме «производства деятельности и взаимодействия культур»

В данной онтосхеме мы рассматриваем деятельность и культуру в ситуации взаимодействия культур. Таблица состоит из четырех колонок. Две первые колонки описывают процесс «воспроизводства и производства деятельности, трансляции и преобразования нашей культуры» — эту часть онтосхемы нужно читать сверху вниз, то есть обычным образом. Третья и четвертая колонка описывают процесс «воспроизводства и производства деятельности, трансляции и преобразования в чужой культуре» в противофазе — это означает, что эту часть онтосхемы нужно читать снизу вверх. «Наша» и «чужая» культуры являются условно-позиционными понятиями, зависящими от того, какую культуру мы в данный момент считаем «нашей» или «чужой».

Верхняя половина онтосхемы справа налево — процесс культурной интервенции чужой культуры. Нижняя половина онтосхемы слева направо — процесс культурной экспансии нашей культуры. Трансляция не является независимым процессом. Трансляция зависит от процесса преобразования, в который обязательно вмешивается культурная интервенция иной культуры.

Интериоризация и экстериоризация являются позиционными и парными процессами-системами. То есть, системы экстериоризации чужой культуры должны быть сопоставлены системами интериоризации нашей культуры, и наоборот.

Экстериоризация и интериоризация идентификаций связана со смыслообразами. Смыслообразы как единицы культурно-идентификационного взаимодействия — порождение ХХ века. Смыслообразы в закодированном через смысл и образ виде несут идеи, ценности, стереотипы поведения, структуры идентификации. Однако сами идеи, ценности и структуры идентификации существуют в особом философски-идеологическом слое культуры, который представляет собой непосредственное определение и самоопределение культуры. Без смыслообразов и без идейно, ценностно и образно оформленного сопровождения, эталоны, образцы, нормы не воспринимаются как своей, так и чужой культурой. Собственно же смыслы или процесс осмысления является не некоторой отдельной частью культуры, а самой ее сутью, так что не осмысленное не является нормой, и только имеющее смысл получает статус нормы.

Без наличия системы интериоризации чистая экстериоризация чужой культуры за счет ее собственных средств со временем разрушает культурную идентичность нашей культуры.

Без наличия системы нашей экстериоризации чистая интериоризация средствами иных культур не позволяет нашей культурной идентичности присутствовать в мире в качестве самоопределенной в собственном языке и в собственных смыслообразах.

Системы оценок и преобразования одновременно находятся как в пространстве социально-производственных ситуаций, так и в пространстве культуры. Эти системы на онтосхеме должны быть совмещены, поскольку это две взаимозависимые деятельности, как правило, происходящие в непосредственной связи друг с другом в одном и том же месте. Однако в ситуации усложнения культурного взаимодействия эти два места могут обособляться и связываться исключительно за счет систем оргуправления.

На онтосхеме мы должны иметь возможность описывать различные способы взаимодействия культур — 1) конкуренция: симметричные системы экспансии-интервенции и интериоризации-экстериоризации; 2) поглощение-растворение: соответственно несимметричные системы экспансии-интервенции и интериоризации-экстериоризации.

Кроме симметрии в различных ситуациях культурного взаимодействия происходит также и сдвиг взаимодействия систем в онтосхеме. Культурная интервенция чужих эталонов, образцов, норм, минуя систему оценок, посредством системы преобразования (пунктирная стрелка) разрушают нашу культуру, растворяет ее в другой культуре. Культурная экспансия наших эталонов, образцов, норм, минуя систему оценок посредством системы преобразования чужих культур (пунктирная стрелка), разрушает эти культуры, поглощает их.

Теперь мы опишем системы, которые изображены в онтосхеме «производства деятельности и взаимодействия культур»: 1) система реализации эталонов, образцов, норм нашей культуры; 2) система трансляции эталонов, образцов, норм внутри нашей культуры; 3) система оргуправления оценкой и преобразованиями; 4) система оценок и фиксации собственных эталонов, образцов, норм; 5) система интериоризации, то есть локальной уникализации чужих смыслообразов; 6) система анализа чужих эталонов, образцов, норм в связи с чужими смыслообразами, и постановки задач на преобразование имеющихся и на внедрение новых соответствующих им эталонов, образцов, норм; 7) система преобразования, то есть создания новых эталонов, образцов, норм как за счет собственной культуры, так и за счет чужих эталонов, образцов, норм; 8) система сохранения и архивации эталонов, образцов, норм; 9) система перереализации новых эталонов, образцов, норм; 10) система воспроизводства и производства среды; 11) система самоопределения, самоидентификации и соответствующего смыслообразования; 12) система продвижения смыслообразов как внутрь своей культуры, так и универсализация для экстериоризации; 13) система экстериоризации собственных смыслообразов вовне; 14) система экспансии собственных эталонов, образцов, норм для унификации внешних культур24.

Вводящаяся в традиционную онтосхему третья вертикальная колонка — «пространство прожектирования» — у нас оказывается распределено на две части по онтосхеме: первая часть — прожектирование собственной культуры (системы 4, 5, 6, частично 12); и вторая часть — прожектирование чужой культуры (системы частично 12, 13, 14).

Рассматривая такой подход с точки зрения теории систем, можно утверждать его связь с теорией дифференциации Никласа Лумана. Иначе говоря, в ситуации взаимодействия культур как самоорганизующихся систем теория дифференциации находит свое онтологическое выражение.



Что такое культурная политика?



Культурная политика — это содержательно описанные процессы создания, поддержки, блокировки, замещения и преобразования вышеописанных систем. Культурная политика это конфликт (война) эталонов, образцов и норм, где побеждают более универсальные эталоны, образцы и нормы. Культура — это конфликт культур. Культура — это война. Культурная политика — политика войны. Кто не хочет воевать, должен быть готов утратить свою культуру в исторической перспективе. Вот что принципиально нового мы видим по отношению к традиционному представлению о воспроизводстве деятельности и трансляции культуры.

Ситуация тесного взаимодействия культур на сегодняшний день является основной ситуацией в мире, так что коннективность культур будет и дальше усиливаться, как и будет усиливаться необходимость сопротивления этой коннективности за счет развития процесса культурной уникализации. Таким образом, будет и дальше развиваться процесс столкновения локальной уникализации, где культуры воспроизводят себя как уникальные (системы 1-11), и экспансивной унификации, где культуры стремятся унифицировать другие культуры «под себя» (системы 12-14). Собственно поэтому образцы, эталоны и нормы не только сохраняются, транслируются и претерпевают постепенное изменение в рамках одной культуры, но и сталкиваются с другими образцами, эталонами и нормами иной культуры, что влияет как на их сохранение и трансляцию, так и на их преобразование.

Каждая культура в ситуации взаимодействия стремится к локальной уникализации чужих образцов, эталонов и норм «под себя» и к унификации собственных образцов, эталонов и норм для чужих культур, но к этому же стремится и другая культура. Когда коннективность культур возрастает, эти два процесса накладываются друг на друга, что приводит к культурной конкуренции или войне культур.

В этом смысле понимание войны следует пересмотреть. Война — конфликт не между людьми или группами людей, а между позициями самоопределения. На войне идет речь не об уничтожении противника (его людей и его экономического потенциала), а об уничтожении его позиции самоопределения. Война это всегда попытка навязать противнику собственное самоопределение, собственное видение будущего, собственную культуру. Если даже вы не воюете, то всегда воюют с вами. Если вы не понимаете, как и за счет чего с вами воюют, вы уже проиграли. Смыслообразы — такое же средство войны, как танки, пушки, самолеты и баллистические ракеты. Смыслообразы всегда онтологичны и принадлежат той или иной онтологии, даже если язык смыслообразов этого не описывает.

Современное понимание войны является конструктивно-реальностным. Война — столкновение позиций самоопределения в общем содержательном пространстве, которое описывается как разномерно-реальностное, для поглощения одной позиции другой. Отсюда понимание разномерно-реальностного пространства столкновения разных позиций самоопределения связано с онтологическим подходом. Онтология — фундаментальное условие самоопределения и основание всякой войны. Войны внутри одной и той же онтологии являются разрушительными только для участвующих в них. Войны между онтологиями всегда являются мировыми и ведут к изменению самих способов определения и самоопределения культур, то есть к изменению эпохальной онтологии.

Рассматривая культурное взаимодействия как войну, как столкновение позиций самоопределения, мы можем выделить четыре типа культур, четыре способа участия в войне и четыре типа культурной политики по отношению к детально описанным всем 14 системам.

Типология культур в ситуации культурного взаимодействия

Давайте произведем типологизацию культур относительно ситуации культурного взаимодействия. Выделение таких типов культур возможно на основании представления о 14 типах систем, представленном нами выше. Мы покажем состояние этих систем в зависимости от типологии культуры при помощи таблицы.



В этой таблице мы выделим четыре типа культур: «аутсайдер», «паразит», «конкурент», «экспансионист» и соответственно этим типам мы видим описание систем, состоящее из четырех различных типов процессов по источнику и интенсивности: «поддержка за счет чужой культуры»; «поддержка за счет собственной» («поддерживаются»), «ограниченно развиваются»; «развиваются». Конечно же это приблизительное различение. Более точное исследование возможно лишь после описания всех взаимосвязей выделенных 14 систем культуры.

Типы систем

Культура-аутсайдер

Паразитарная культура

Конкурентная культура

Экспансивная культура

Реализации

За счет чужой культуры или поддерживаются собственной

Поддерживаются или ограниченно развиваются

Ограниченно развиваются или развиваются без ограничений

Развиваются

Трансляции

За счет чужой культуры или поддерживаются собственной

Поддерживаются или ограниченно развиваются

Ограниченно развиваются или развиваются без ограничений

Развиваются

Оргуправления

За счет чужой культуры

Поддерживаются

Ограниченно развиваются

Развиваются

Оценки и фиксации

За счет чужой культуры

Поддерживаются

Ограниченно развиваются

Развиваются

Интериоризации

За счет чужой культуры или поддерживаются собственной

Поддерживаются

Ограниченно развиваются

Развиваются

Анализа

Отсутствуют

Поддерживаются

Ограниченно развиваются

Развиваются

Преобразования

За счет чужой культуры

Поддерживаются

Ограниченно развиваются

Развиваются

Сохранения и архивации

За счет чужой культуры или поддерживаются собственной

Поддерживаются

Ограниченно развиваются

Развиваются

Перереализации

За счет чужой культуры

Поддерживаются

Ограниченно развиваются

Развиваются

Производства среды

Отсутствуют

Поддерживаются

Ограниченно развиваются

Развиваются

Смыслообразования

Отсутствуют

Поддерживаются

Ограниченно развиваются

Развиваются

Продвижения

Отсутствуют

Поддерживаются

Ограниченно развиваются

Развиваются

Экстериоризации

Отсутствуют

Поддерживаются

Ограниченно развиваются

Развиваются

Экспансии

Отсутствуют

Поддерживаются

Ограниченно развиваются

Развиваются

Культура-аутсайдер умирает, то есть обречена на историческое поражение. Когда у нее обрушиваются системы трансляции и реализации, она разрушается. Однако системы трансляции и реализации могут долгое время поддерживаться другой культурой.

Паразитарная культура паразитирует на эталонах, образцах и нормах других культур, поскольку такая культура не вырабатывает сама эталоны, образцы и нормы во многих сферах культуры. Причины этого, как правило, две: 1) она не имеет достаточно ресурсов, чтобы работать во всех сферах культуры; 2) рядом с ней находятся мощная(-ные) культура(-ы) донор(-ы).

Конкурентная культура пытается конкурировать с чужими эталонами, образцами и нормами, но просто не всегда может выдерживать конкуренцию, и вынуждена частично или в основном перенимать их. Однако конкурентная культура в отличие от паразитарной работает во всех сферах культуры.

Экспансивная культура работает во всех сферах культуры и развивает все системы производства деятельности и трансляции культуры. Экспансивная культура не что иное, как цивилизация в том самом смысле, который еще на весьма упрощенном теоретическом подходе использовал Шпенглер в его книге «Закат Европы». С точки зрения политики Шпенглер оказался прав, но совсем не так, как он себе это представлял — Европа сможет преодолеть свой «закат», лишь сама став цивилизацией в мире цивилизаций.

Оценка конкретных государств — дело неблагодарное. Однако если описывать состояние культур на сегодняшний день, то можно сказать следующее. В мире существует три в той или иной мере экспансивные культуры — США, Индия, Китай. В той или иной мере конкурентные культуры — Россия и ЕС. Россия и ЕС пытаются стать лидерскими за счет интеграции вовнутрь себя иных культур. В той или иной мере паразитарные культуры — Исландия, Австралия. В той или иной мере культуры-аутсайдеры — многие страны Африки25.

2008




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   27




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница