Сущность и содержание нэпа



Скачать 298.5 Kb.
страница2/3
Дата09.08.2019
Размер298.5 Kb.
#127178
1   2   3

Социальные аспекты НЭПа. НЭП вызвал изменения в социальной политике. В 1922 г. был принят новый Кодекс законов о труде, отменявший всеобщую трудовую повинность и вводивший свободный наем рабочей силы. Прекратились трудовые мобилизации.

Отдельные экономические успехи способствовали некоторому улучшению материального положения населения. Была отменена обязательная трудовая повинность и сняты основные ограничения на перемену работы. В промышленности и других отраслях была восстановлена денежная оплата труда, введены тарифы зарплаты, исключавшие уравниловку. Реальная заработная плата рабочих заметно повысилась, составив к 1925-1926 г.г. в среднем по промышленности 93,7% довоенного уровня. К дореволюционному уровню приблизилось потребление пищевых продуктов.

В 1924-1929 г.г. численность рабочих и служащих увеличилась с 5,8 до 12,4 млн. человек. Продолжительность рабочего дня при этом равнялась 7 ч при 6-дневной рабочей неделе. Несмотря на быстрое увеличение численности рабочих в промышленности, строительстве и на транспорте, в период нэпа существовала безработица. Она составляла: в 1922 г. – 160 тыс., в 1924 г. – 980 тыс., в 1926 г. – 1478 тыс. человек. Накануне первой пятилетки безработные составили 12 % от числа занятых в народном хозяйстве рабочих и служащих.

Введение НЭПа вызвало изменение социальной структуры и образа жизни людей. Олицетворением новой экономической политики были яркие, социально разнородные типы: красные наркомы – недавние революционеры-подпольщики и солдаты; красные директора – вчерашние рабочие и технические специалисты; многочисленная армия служащих различных контор- «барышни» – бывшие гимназистки и курсистки; приказчики и мелкие лавочники; крестьяне-единоличники. Это был пестрый мир, где соседствовали и взаимодействовали разные культуры, каждая – со своими идеалами, целями, нормами поведения.

Наиболее колоритной фигурой того времени была новая советская буржуазия – «нэпманы», «совбуры». Эти люди в значительной степени не являлись равноправными гражданами в советском обществе, так как были лишены избирательных прав, не могли быть членами профсоюза. В среде нэпманов старая буржуазия имела большой удельный вес (от 30% до 50% в зависимости от рода занятий). Остальная часть нэпманов выходила из среды советских служащих, крестьян и кустарей. Нэпманская буржуазия была связана как с частно-, так и с госкапиталистическими укладами. Ввиду быстрой оборачиваемости капитала основной сферой деятельности нэпманов была торговля.

Отмена закона о всеобщей трудовой повинности в 1921 г. дала возможность заняться предпринимательством. Быстро стали наполняться полки магазинов товарами и продуктами. Во многих городах открылись «Торгсины», где можно было купить дорогие вещи, но только за золото и иностранную валюту. Однако вскоре там стали появляться сотрудники ГПУ, которые интересовались, откуда у покупателей золото или валюта, так как то и другое давно было приказано сдать. Визит в «Торгсин» стал, как правило, означать обыск в тот же день и арест с последующим освобождением в случае добровольной сдачи золота и валюты.

Значительные изменения произошли и в традиционных слоях населения. В 20-е годы на селе преобладали середняцкие хозяйства – их было свыше 60%; зажиточных (развитие которых ограничивалось государством) насчитывалось 3-4%; бедняков – 22-26%; батраков – 10-11%.

В период гражданской войны была полностью уничтожена и без того немногочисленная русская буржуазия. Серьезный урон понесла интеллигенция. В то же время, со времен первой мировой войны, шел активный процесс маргинализации населения.





  1. Политическая система

Поиск большевиками национально-государственных форм объединения советских республик завершился в декабре 1922 г. образованием Союза Советских Социалистических республик (СССР). Созданный с применением административно-политического нажима Советский Союз, по существу, с самого начала являлся не федеративным, а унитарным государством. Национально-территориальные формирования (автономные республики, национально-территориальные округа, национальные районы) располагали в основном лишь культурно-национальной автономией. Тем не менее, это являлось существенным прогрессом по сравнению с царской Россией. В 20-е г.г. создаются национальные школы, театры, газеты, широко издается литература на языках народов СССР. Некоторые народы впервые получают разработанную советскими учеными письменность. Формально вся полнота политической власти в стране принадлежала Советам. Однако фактически они ее не имели. В городе Советы лишались реальной власти партийными комитетами, в деревне авторитетом обладали традиционные органы общинного самоуправления – мирские сходы.

Ощущения интеллигенции тех лет хорошо передает М.Осоргин в книге воспоминаний «Времена»: «От революции пострадав, революцию не проклинали, о ней не жалели; мало было людей, которые мечтали бы о возврате прежнего. Вызывали ненависть новые властители, но не дело, которому они взялись служить и которое им не по плечу,- дело обновления России. В них видели переродившихся старых деспотов, врагов свободы, способных только искажать и тормозить огромную работу, которая могла бы быть – так нам казалось – дружной, плодотворной и радостной…».

Мощный удар обрушили большевики и на Русскую православную церковь, сохранявшую еще свою идеологическую и организационную независимость от режима. Поводом послужил голод 1921-1922 г.г. Несмотря на активную помощь церкви голодающим и даже на согласие патриарха Тихона добровольно пожертвовать на эти цели часть церковных неосвященных предметов, большевистское руководство в марте 1922 г. приняло решение об изъятии церковных ценностей. Процесс изъятия проходил в основном мирно. Однако воспользовавшись столкновениями верующих с красноармейцами в г. Шуе (где было убито 4 и ранено 10 прихожан), Ленин посчитал, что настал благоприятный и даже «единственно возможный» момент, чтобы расправиться с церковью. «…Мы должны именно теперь дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетия,- подчеркивал Ленин.- …Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше». В стране развернулся антицерковный террор. Примерно 20 тыс. священников и верующих были арестованы, сосланы или расстреляны.

Внутри Русской православной церкви с помощью ОГПУ было создано лояльное по отношению к большевикам обновленческое течение, которое сумело подчинить себе до 70% приходов. В 1923 г. был созван Поместный собор, одобривший социалистическую революцию и объявивший арестованного большевиками патриарха Тихона «отступником от подлинных заветов Христа и предателем церкви». Надеясь спасти церковь от разгрома, Тихон выступил с покаянным письмом и процесс над ним не состоялся. Обновленцам не удалось полностью подчинить себе Русскую православную церковь.

После смерти Тихона в 1925 г. правительство воспрепятствовало избранию нового патриарха. Местоблюститель патриаршего престола, митрополит Петр был арестован. Его преемник, метрополит Сергий и 8 архиереев в 1927 г. подписали Декларацию, в которой обязывали священников, не признававших новую власть, отойти от церковных дел.

К началу второй половины 20-х г.г. большевики сумели установить свой контроль над церковью и обеспечить ее политическую лояльность.

НЭП требовал соответствующего юридического обеспечения. Однако сложившиеся в ходе гражданской войны представления о «революционной законности» не претерпели изменения, они определялись главным образом классовым подходом к юстиции.

Когда велась разработка гражданского кодекса РСФСР, и Ленин в письме наркому юстиции Курскому писал: «Не перенимать (вернее, не дать себя надувать) тупоумным и буржуазным старым юристам, кои перенимают старое, буржуазное понятие о гражданском праве, а создавать новое», «применять не juris romani (свод законов римского права) к «гражданским правоотношениям», а наше революционное правосознание»; за отступление от «наших законов» «карать не позорно глупым, «коммунистически-тупоумным» штрафом в 100-200 миллионов, а расстрелом…».

В начале 20-х г.г. завершается оформление советской государственности и судопроизводства. В 1921-начале 1922 г. был издан ряд декретов и нормативных уголовно-правовых актов. В мае 1922 г. принят первый Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Готовилась судебная реформа. Она началась принятием 11 ноября 1922 г. ВЦИКом Положения о судопроизводстве РСФСР. Упразднялись территориальные революционные трибуналы; усиливалась независимость судов от местных властей. Были учреждены адвокатура и прокуратура. В 1922 г. приняты кодексы законов о труде, земельный, гражданский, а также законы о трудовом землепользовании, об основных частных имущественных правах и др. Все эти законодательные акты отражали социально-экономическую сущность НЭПа. Так, в нормах Гражданского кодекса провозглашалось господствующее положение государственной социалистической собственности на орудия и средства производства, в то же время они допускали в ограниченных рамках частнохозяйственную деятельность при регулирующей роли государства, усиливали защиту имущественных прав граждан.

Важным звеном в политической системе советской власти оставалась ВЧК, переименованная в 1922 г. в ГПУ (после образования СССР – Объединенное государственное политическое управление – ОГПУ при СНК СССР). В полномочия ГПУ не входили судебно-следственные функции, ее задачи были ограничены областью «политической охраны» и охраны границ государства. Согласно декрету «Об упразднении Всероссийской чрезвычайной комиссии и правилах производства обысков, выемок и арестов», любой человек, арестованный ГПУ, либо через два месяца должен быть освобожден, либо дело его передавалось в суд. Свыше двух месяцев без передачи в суд можно было держать пол арестом только по особому разрешению Президиума ВЦИК. Однако уже вскоре Политбюро постановило расширить права ГПУ. 16 октября ВЦИК предоставил ГПУ право «внесудебной расправы вплоть до расстрела в отношении лиц, взятых с поличным на месте преступления при бандитских налетах и вооруженных ограблениях». Тем самым ВЦИК отступил от принципа осуждения только через суд, положенный в основу реорганизации ВЧК. Руководителем ГПУ оставался Ф.Э.Дзержинский. Имеются свидетельства, что осенью 1923 г. он однажды сказал: « Святые или негодяи могут служить в ГПУ, но святые теперь уходят от меня, и я остаюсь с негодяями». Восприняв от ВЧК ее кадры и карательные методы, ГПУ в дальнейшем стало послушным бесконтрольным орудием сталинских массовых расправ с неугодными.

Под давлением объективных экономических требований, связанных с расширением товарно-рыночных отношений, правительству пришлось пойти на некоторое ослабление запретов «свободы печати». С осени 1921 г. стали появляться частные издательства, выходить журналы критически настроенной по отношению к советской власти интеллигенции: «Экономист», «Новая жизнь» и др. В них критиковалась официальная идеология и хозяйственная практика. Беспартийная интеллигенция переживала эйфорию ожидания подлинной либерализации и даже коренного изменения политического режима. Однако в июне 1922 г. многие журналы, в том числе «Экономист», были закрыты. Все это соответствовало установке большевиков: партия руководит не только экономикой и политикой, но и идеологией и культурой.

8 июня 1922 г. Совнарком учредил специальный комитет по делам печати. Было создано Главное управление по делам литературы и издательств (Главлит), которое вело «предварительный просмотр всех предназначаемых для печатания и распространения литературных произведений, периодических и непериодических изданий, карт и т.п.», давало разрешение на издание печатных произведений, составляло списки запрещенных книг, вырабатывало «постановления касательно типографий, библиотек, книжной торговли. Вскоре последовали первые списки запрещенных книг, а при Главлите был создан Комитет по контролю за репертуаром, без разрешения которого произведения не могли быть допущены к постановке.

С июня 1922 г. по решению Политбюро резко ожесточился контроль властей за интеллигенцией. Съезды и всероссийские совещания проводились только с разрешения ГПУ, ему же было поручено проверить благонадежность всех печатных изданий, усилить фильтрацию при приеме в учебные заведения, санкционировать создание новых творческих союзов, создать специальную комиссию по высылке интеллигенции.

10 августа 1922 г. ВЦИК принял декрет «Об административной высылке лиц, признаваемых социально опасными», по которому комиссия при НКВД могла без суда выносить решения о высылке и заключении в лагеря «социально неблагонадежных элементов». В 1924 г. такое же право получило особое совещание ОГПУ. Количество заключенных в тюрьмах и концлагерях быстро росло. Практиковалась высылка за рубеж. Осенью 1922 г. была выслана большая группа ученых, философов (всего около 160 человек). Списки высылаемых просматривал Ленин и другие большевистские вожди.

В 1922 г. за границу было выслано свыше 160 выдающихся представителей отечественной культуры. Среди них философы Н.А. Бердяев, С.Л. Франк, социолог П.А. Сорокин, историк А.А. Кизеветтер, экономист Б.Бруцкус, писатель М. Осоргин и др. Решение о высылке для них было неожиданным. Н.А. Бердяев писал: «Высылалась за границу целая группа писателей, ученых, общественных деятелей, которых признавали безнадежными в смысле обращения в коммунистическую веру. Это была странная мера…. Я был выслан из своей родины не по политическим, а по идеологическим причинам. Когда мне сказали, что меня высылают, у меня сделалась тоска. Я не хотел эмигрировать…».

Наметившаяся в годы НЭПа либерализация не коснулась взаимоотношений РКП(б) с другими партиями. В стране сохранялся жесткий политический режим и идеологическая цензура. После окончания Гражданской войны особенно беспощадная борьба развернулась против социалистических партий.

8 декабря 1921 г. Политбюро ЦК РКП(б) приняло постановление, запрещавшее меньшевистской партии заниматься политической деятельностью. Самых активных из ее числа предлагалось выслать в административном порядке в непролетарские центры, лишив их возможности занимать выборные должности. По предложению председателя ВЧК Ф.Э. Дзержинского ЦК РКП(б) принял решение провести открытый судебный процесс над эсерами. По всей стране начались аресты членов социалистических партий. Некоторые меньшевики были высланы за границу.

Суд над эсерами состоялся в июне-августе 1922 г. Трибунал ВЦИК обвинил арестованных в разное время органами ВЧК видных деятелей партии социалистов-революционеров в организации заговоров с целью свержения советской власти, в пособничестве белогвардейцам и иностранным интервентам, а также в контрреволюционной пропаганде и агитации. Это был первый политический процесс в Советской России. XII Всероссийская конференция РКП(б) (4-7 августа 1922 г.) в своем постановлении «Об арестованных партиях и течениях» объявила все некогда существовавшие в стране демократические партии антисоветскими. В соответствии с этим ставилась задача «в сравнительно короткий срок окончательно ликвидировать партии эсеров и меньшевиков как политические факторы».

На созванном в марте 1923 г. съезде ПСР 50 эсеров заявили о роспуске этой партии и призвали ее членов вступать в РКП(б).

В июне 1923 г. в ЦК РКП(б) была разработана секретная инструкция «О мерах борьбы с меньшевиками», в которой ставилась задача «вырвать с корнем меньшевистские связи в рабочем классе, окончательно дезорганизовать и разбить партию меньшевиков, совершенно дискредитировать ее перед рабочим классом». Большевики развернули мощную кампанию по шельмованию своих недавних партийных товарищей. Слово «меньшевик» на долгие годы встало в ряд самых негативных идеологических понятий. В 1923 г. начался распад меньшевистской партии.

К середине 20-х г.г. остатки многопартийности в СССР были ликвидированы, в стране полностью утвердилась политическая монополия РКП(б).

Утверждение политической монополии большевиков еще более укрепило их позиции в профсоюзах. Несмотря на возникший весной 1921 г. конфликт ЦК с некоторыми его членами – руководителями профсоюзов (Д.Б. Рязановым, М.П, Томским), пытавшимися отстоять несколько большую независимость профессиональных союзов, последние по-прежнему жестко контролировались большевистской партией как непосредственно, так и через коммунистические ячейки. Но переход к НЭПу несколько видоизменил формы и методы работы профсоюзов. Они вернулись к добровольному индивидуальному членству. Число их членов уменьшилось с 7 млн. в 1921 г. до 4,5 млн. в 1922 г. В дальнейшем ряды профсоюзов начинают быстро расти и уже в 1926 г. составляют 9,2 млн. человек. В круг функций профсоюзов официально включались: защита интересов трудящихся на государственных, кооперативных и частных предприятиях; участие в управлении экономикой (в том числе обсуждение производственных планов и выдвижение кандидатур на административные посты); разрешение трудовых споров вплоть до организации забастовок. На деле профсоюзы не столько защищали интересы трудящихся, сколько проводили партийную линию на производстве.

Широкое развитие в годы НЭПа получили добровольные общества, культурно-просветительные и спортивные организации: Международная организация помощи борцам революции (МОПР), общество «Долой неграмотность» (ОДН), Общество друзей воздушного флота (ОДВФ), Добровольное общество химической обороны (ДОБРОХИМ), Общество Красного Креста и Красного Полумесяца (РОКК), Общество «Друг детей» (ОДД), Общество друзей радио (ОДР), «Союз безбожников», Общество политкаторжан и ссыльнопоселенцев и т.д. Во всех добровольных обществах насчитывалось свыше 10 млн. членов. Все эти общественные организации и движения также контролировались партией большевиков и ОГПУ.

В годы НЭПа власть в большевистской партии все более сосредотачивалась в высшем руководстве. Постепенно падало значение партийных съездов. Наиболее значимые решения принимались ЦК. В 1921 г. он состоял из 27 членов и 19 кандидатов и собирался на пленарные заседания примерно раз в два месяца. Однако подлинным руководящим центром страны было Политбюро ЦК, где принимались важнейшие решения, которые затем оформлялись в решениях ЦК, партийных съездов, закреплялись в решениях советских органов.

Назначение в 1922 г. генеральным секретарем ЦК РКП(б) Сталина ускорило процесс централизации партии. Структура партийных комитетов разных уровней была унифицирована. Во главе их поставлены освобожденные секретари, которые назначались и подлежали утверждению сверху. Создавалась своеобразная иерархия секретарей во главе со Сталиным как твердый организационный костяк партии и общества. В 1921 – 1924 г.г. комсомол попадает под все больший контроль партии и теряет организационную автономию.

Во время болезни Ленина в 1922 – 1923 г.г. все дела в высшем партийном руководстве начали вершиться Сталиным и его союзниками. В этот период между большевистскими лидерами началась борьба за власть, которая нашла свое выражение в последовавших партийных дискуссиях.

В сложившихся условиях (без Ленина) реальная власть в партии и государстве могла принадлежать лишь той группировке, которая была способна контролировать партийный аппарат. Следовательно, та или иная фракция для того, чтобы утвердить свою позицию, должна была овладеть партаппаратом.

На ход внутрипартийной борьбы влияла и личная неприязнь некоторых членов большевистской верхушки друг к другу (прежде всего Троцкого и Сталина). Все это придавало внутрипартийным дискуссиям крайнюю ожесточенность.

Борьба между вождями за политическую власть шла в годы НЭПа в форме борьбы между различными течениями в партии: правыми, левыми и центром. В социально-экономической области «левые» (лидером которых считался Л.Д. Троцкий) стояли за усиление планового руководства госсектором, за более быстрые темпы развития промышленности, за увеличение налогообложения зажиточных слоев деревни. «Правые» (лидер – Н.И. Бухарин) выступали за умеренное плановое вмешательство в экономику, замедление темпов индустриализации и уменьшение налогового обложения деревенской верхушки. «Центр» (в лице И.В. Сталина) лавировал между левыми и правыми в зависимости от политической конъюнктуры и ситуации в стране.

Открытая фракционная борьба в руководстве большевиков началась в 1923 г. Выявились две основные группировки. Одну из них возглавлял член Политбюро, председатель РВС, нарком по военным и морским делам Троцкий, а другую – члены Политбюро: Сталин, Зиновьев и Каменев.

Троцкого поддерживали многие представители «старой партийной гвардии», недовольные ростом бюрократизма, засильем партаппарата и ошибками в экономической политике. В начале октября 1923 г. Троцкий написал в ЦК письма с критикой установившегося в партии режима. Своеобразным манифестом группы, получившей с подачи Зиновьева официальное наименование троцкистской оппозиции, стало последовавшее вскоре обращение в ЦК 46 известных партийных деятелей (В.А. Антонова-Овсеенко, А.Г. Белобородова, А.С. Бубнова, Н. Осинского, Е.А. Преображенского, Г.Л. Пятакова, Т.В. Сапронова, Л.П. Серебрякова, И.Н. Смирнова и др.).

Сталин опирался, прежде всего, на преданные кадры центрального и губкомовского партийных аппаратов. Для изоляции Троцкого и его сторонников в августе 1924 г. Сталин сумел увеличить и организационно оформить свою фракцию в Политбюро, в которую вошли Бухарин, Зиновьев, Каменев, Рыков, Томский, Куйбышев. Развернулась пропаганда, в ходе которой троцкизм был заклеймен как мелкобуржуазное течение в РКП(б). Главным же фактором, обеспечившим победу Сталина, явилось устойчивое большинство в партаппарате и пассивность рядовых большевиков. В результате оппозиция потерпела поражение на октябрьском (1923 г.) Пленуме ЦК, а затем, в 1924 г. – на XII партконференции и XIII съезде партии.

Однако олигархическая форма обладания высшей партийной властью не гарантировала от дальнейших расколов в большевистском руководстве. В 1924 – начале 1925 г.г. возникли очередные хозяйственные и политические трудности (неурожай, нарастание товарного голода, исчерпание ресурсов восстановления промышленности, застой в сельском хозяйстве, восстание в Грузии). Эти события заставили партийно-государственное руководство предпринять новый экономический и политический маневр для удержания в своих руках власти. Политика, разработанная в конце 1924 – начале 1925 г.г., была направлена на либерализацию режима и предусматривала оживление деятельности Советов, демократизацию работы органов власти, борьбу с административным произволом. Были сняты ограничения, препятствовавшие росту крестьянских хозяйств, отменены репрессивные меры против частной торговли, кустари и ремесленники получили налоговые льготы. Начал проводиться курс на привлечение частного капитала, поощрение накопления в крестьянских хозяйствах.

Этот курс, сторонниками которого были «правые» (Бухарин, Рыков, Калинин), был поддержан Сталиным, перешедшим в 1925 г. из нейтрального центра на правый фланг.

Однако против данного курса выступили Зиновьев и Каменев, которых поддержали Н.К. Крупская и Г.Я. Сокольников, опасавшиеся усиления Сталина. Возражения вызвала у них сталинская идея строительства социализма в одной стране. Весной 1925 г. они направили в Политбюро ряд заявлений с протестом против теоретических новаций Сталина – Бухарина. Это положило начало формированию в 1925 г. новой оппозиции, участники которой раскололи единство сторонников Сталина и нарушили расстановку сил в верхах.

Апогей дискуссии, развернувшейся между сталинским «большинством» ЦК и зиновьевской «новой оппозицией» в конце 1925 – начале 1926 г., пришелся на XIV съезд ВКП(б) (декабрь 1925 г.). Съезд продемонстрировал уже новый образ генерального секретаря, стоящего над правыми и левыми, выступающего в роли верховного арбитра, хранителя заветов Ленина.

К середине 20-х г.г. Сталин окончательно сформировал свой метод борьбы с оппонентами, выражавшийся в опоре на закулисные действия преданных вождю партийных функционеров, в расколе оппозиционных сил, в широком использовании централизованного пропагандистского аппарата, а также органов ОГПУ. Дискуссии в связи с этим стали терять характер обсуждения альтернативных вариантов партийной политики. На XIV съезде ВКП(б), говоря о выступлении Сокольникова, Сталин впервые разделил «генеральную» («наша») и оппозиционную («не наша») позиции. Этот стереотип стал активно использоваться в борьбе с оппозицией. Одновременно с 1925 г. обязательным ритуалом партийных съездов стали шумные славословия в адрес Сталина.

В 1926 г. серьезные сдвиги в расстановке сил «в верхах» заставили оппозицию отбросить внутренние разногласия и выступить объединенным блоком. В мае-июне 1927 г. появилось Заявление 83-х, которое собрало в то время около 1,5 тыс. подписей представителей старой ленинской гвардии. Под этим заявлением стояли подписи сторонников Троцкого по оппозиции 1923-1924 г.г. и сторонников Зиновьева и Каменева по оппозиции 1925–1926 г.г. Их сближала общая цель – стремление изменить внутрипартийный режим.

Поскольку партийно-государственный аппарат препятствовал оппозиции в образовании легальной фракции, она была вынуждена использовать знакомые по дореволюционным временам методы нелегальной работы: создание координационного центра, собственных каналов распространения информации, выпуск заявлений, «платформ», листовок, посылку на места своих представителей, устройство конспиративных собраний.

Вынужденное использование оппозицией нелегальных методов дали Сталину повод для усиления карательных мер в отношении «объединенной оппозиции». Попытка оппозиции выйти на юбилейную ноябрьскую демонстрацию 1927 г. под своими лозунгами привела к тому, что специальным постановлением ЦК и ЦКК ВКП(б) от 14 ноября 1927 г. Троцкий и Зиновьев были исключены из партии. Одновременно из ЦК и ЦКК были исключены Каменев, Смилга, Евдокимов, Раковский, Муралов и ряд других видных большевиков.

Таким образом, в 20-е г.г. в СССР окончательно сформировалась однопартийная политическая система.


Кризисы и свертывание НЭПа. Нэповская экономика работала со сбоями и прошла через три кризиса: в 1923 г., 1925–1926 гг. и 1927–1928 гг. Первые два кризиса были связаны с так называемыми «ножницами цен» (завышением цен на промышленную продукцию и занижением на аграрную), третий – хлебозаготовительный, привел к свертыванию НЭПа.

Первый кризис. В 1923 г. советское руководство столкнулось с серьезным кризисом, связанным с расхождением цен на промышленные и сельскохозяйственные товары, с недовольством крестьян складывавшимися экономическими отношениями с промышленностью. Расхождение цен было обусловленно тем, что сельское хозяйство восстанавливалось быстрее промышленности.

В экономике возник кризис сбыта. 100 млн. крестьян, получивших экономическую свободу, наполнили городской рынок дешевой сельскохозяйственной продукцией. Чтобы стимулировать производительность труда в промышленности государство искусственно завысило цены на промышленные товары. К осени 1923 г. разница цен между промышленными и сельхозтоварами составила более 30% (это явление с подачи Л. Троцкого стали называть «ножницами» цен). Покупательная способность крестьян снизилась. Достаточно привести следующий пример: если в 1913 г. крестьянин мог за один пуд ржи приобрести 6 аршин ситца, то в 1923 г. – только 1,5 аршина, то есть в 4 раза меньше. Примерно втрое меньше крестьянин мог приобрести сахара.

Кризис усугублялся социальными конфликтами. В ряде промышленных центров начались рабочие забастовки. Дело в том, что кредиты, получаемые предприятиями ранее от государства, были закрыты. Платить рабочим стало нечем. Проблема осложнилась ростом безработицы.

Второй кризис. Переоценив успехи восстановления экономики, советское правительство наметило на 1925-1926 г.г. большой экспорт хлеба и закупку (импорт) на этой основе значительного количества иностранного оборудования. Однако объем хлебозаготовок оказался меньше намеченного. Сказались неблагоприятные погодные условия и недостаточное кредитование государством хлебозаготовок. Деревня вновь ощутила нехватку промышленных товаров. Чтобы ослабить «товарный голод», правительство пошло на сокращение вложений в промышленность, уменьшение импорта, сокращение хлебозаготовок и увеличение сельхозналога в расчете на изъятие определенной части средств из деревни, главным образом у кулаков.

В 1925 – 1926 г.г. правительству удалось выйти из затруднений за счет резервов валюты и разрешения государственной продажи спиртных напитков.



Третий кризис. В 1925 г. руководство страны взяло курс на индустриализацию. Преимущественное развитие получила тяжелая промышленность, прежде всего, машиностроение, что позволяло вывести страну в разряд промышленно развитых и обороноспособных стран. Нужды деревни были отодвинуты на второй план. Индустриализация потребовала увеличить хлебный экспорт для закупки машин и оборудования. Однако положение с хлебозаготовками резко ухудшилось, особенно в 1927 г., когда пошли слухи о близкой войне с Англией, разорвавшей дипломатические отношения с СССР. Ажиотажный спрос резко взвинтил рыночные цены на хлеб. Они во много раз превысили государственные закупочные цены. Крестьяне фактически стали бойкотировать хлебозаготовки, требуя значительно повысить закупочные цены. План хлебозаготовок 1927 г. был провален. Как следствие этого, в 1927 – 1928 г.г. хлебный экспорт зерна сократился более, чем в 8 раз по сравнению с 1925 – 1927 г.г. Хлебозаготовительный кризис поставил под угрозу планы индустриализации. Возник острый продовольственный кризис, который заставил государство ввести карточную систему снабжения продуктами в городах.

Кризис можно было преодолеть, сбалансировав цены, но для этого требовались экономические знания и желание поддержать крестьянина как мелкого собственника. Руководство страны предпочло административные меры. Крестьян обязали сдавать излишки хлеба по низким государственным ценам. В случае отказа крестьян отдавали под суд, а хлеб конфисковывали. Большевики перешли к насильственным методам изъятия зерна у крестьян. Хлебный рынок был окончательно демонополизирован, а рыночный механизм ценообразования был заменен на директивный.

НЭП официально никогда не был отменен. Он был свернут сталинским руководством, так и не успев раскрыть своих качеств в полной мере.
Противоречия нэповской общественной модели. По мере завершения восстановительного периода НЭП работал со все большими сбоями. Обострялись имманентно присущие ему противоречия, которые и были одной из причин перманентных кризисов.

В политической области углублялось противоречие между многообразием социальных интересов и большевистским авторитаризмом.

Крепнущий частно-предпринимательский сектор, хозяйственно возрождавшаяся деревня искали политические каналы выражения своих интересов, что в условиях однопартийной системы не могло осуществляться.

Нарастал антагонизм между политикой и экономикой. В условиях проводившихся социально-экономических преобразований большевики оставили неизменным характер политической власти (диктатуру пролетариата, однопартийность, отсутствие оппозиции, недопущение инакомыслия в партии, курс на полную «победу социализма в одной стране»). Сохранение недемократической избирательной системы (открытое голосование, многоступенчатые выборы на съезды Советов, лишение гражданских прав частников и торговцев-нэпманов) полностью противоречило самой сути экономической реформы.

В экономике главным являлось противоречие между рыночным НЭПом и конечной программной целью большевиков – построением бестоварного, безрыночного социализма.

Приоритет промышленности перед сельским хозяйством, неэквивалентный товарообмен между городом и деревней составили еще одно противоречие нэповского периода, которое постоянно грозило власти новыми конфликтами с крестьянством.

На фоне углубления этих противоречий, которые вели к политическим, социальным и экономическим трудностям, произошло постепенное свертывание НЭПа и отказ большевистского руководства от этого внутриполитического курса.



  1. Культура в годы НЭПа

В годы НЭПа большевики вели борьбу за осуществление культурной революции, которую они рассматривали как важнейшее условие построения социализма. Основными задачами в этой области являлись: 1) создание новой, социалистической культуры, которая должна была выражать интересы трудящихся и служить задачам классовой борьбы пролетариата за социализм; 2) распространение новой, марксистско-ленинской идеологии; 3) подъем общего культурного уровня народа на основе введения в стране всеобщего начального образования; 4) формирование кадров советской интеллигенции. Для выполнения первой задачи использовался партийный аппарат, средства государственной власти, а также общественные объединения.


Система руководства культурой. С 1920 г. специальным органом, сосредоточившим партийное руководство всеми сферами духовной культуры, стал агитационно-пропагандистский отдел ЦК РКП(б) – Агитпроп. Агитпроп взял под свой контроль всю культурную жизнь страны. В 1922 г. были созданы Главлит и Главрепертком, осуществлявшие предварительную цензуру в отношении печатных изданий и театральных постановок.

Главной задачей политической пропаганды и агитации являлась борьба за утверждение в советском обществе марксистско-ленинской идеологии – идеологии руководящей партии. Руководство государственной пропагандой коммунизма было возложено на Главполитпросвет во главе с Н.К. Крупской. Для подготовки политических кадров уже в 1918 г. была создана Социалистическая академия общественных наук (с 1924 г. – Коммунистическая академия). Первым высшим партийным учебным заведением стал Коммунистический университет им. Я.М. Свердлова (1919 г.). После окончания гражданской войны расширилась сеть научных учебных учреждений по изучению марксизма – появились Истпарт (1920), институт К. Маркса и Ф. Энгельса (1921), Институт В.И. Ленина (1923); возникли Общество воинствующих материалистов (1924), Общество историков-марксистов (1925). Для подготовки национальных партийных советских кадров были созданы Коммунистический университет трудящихся Востока (1921), национальных меньшинств Запада (1921), Среднеазиатский и Закавказский комуниверситеты.

Те же цели преследовали общественные культурно-просветительские и литературно-художественные организации. Наиболее значительной из них стал Пролеткульт, возникший еще накануне Октябрьской революции. Его теоретики А.А. Богданов, В.Ф. Плетнев, М.И. Калинин утверждали, что пролетарская культура может быть создана только представителями рабочего класса. Пролеткультовское движение ставило перед собой задачу создания новой, пролетарской культуры, науки, философии, подчинения искусства задачам пролетарской борьбы. Сторонники «чистой пролетарской культуры» отрицали значение прошлого, не признавали участия крестьянства в строительстве новой культуры.

Расцвет Пролеткульта пришелся на 1918 – 1920 г.г. Кружки и студии Пролеткульта, созданные во многих городах страны, охватили своим

влиянием сотни тысяч человек. Идеологи Пролеткульта оказались радикальнее большевистских лидеров, считавших необходимым сохранение и использование «лучших образцов буржуазной культуры». В результате Пролеткульт был позже распущен, а его теория осуждена руководством РКП(б).

Во второй половине 20-х годов над общественными литературными, просветительскими и прочими организациями, в том числе коммунистическими, был установлен более жесткий контроль, а в начале 1930 - х г.г. их деятельность полностью прекратилась.


Система образования. Перепись населения 1920 г. выявила в стране 54 млн. неграмотных. Остро встала задача ликвидации неграмотности. В 1923 г. было организовано общество «Долой неграмотность» во главе с М.И. Калининым. Оно содержало тысячи пунктов по ликвидации неграмотности (ликбезов), в которых в 1925 г. обучалось почти 1,4 млн. взрослых. Наряду с ликвидацией неграмотности решались и пропагандистские задачи – закрепление в массах коммунистической идеологии. Руководил этой работой Главполитпросвет. С 1923 г. увеличивается сеть рабочих клубов, изб-читален, библиотек. Выпускаются специальные серии популярных брошюр на антирелигиозные, революционные темы, излагавшие официальную точку зрения. С 1924 г. широко развертывается пропаганда основ ленинизма.

Острая нехватка финансовых ресурсов заставляла государство уменьшать в начале 20-х г.г. бюджетные ассигнования школам, переводить их на финансирование из местных бюджетов. В 1921 – 1922 г.г. проводились субботники и недели помощи школе, добровольный сбор средств населения. В 1921 г. в качестве временной меры была даже введена плата за обучение. В 1925 г. был принят декрет о введении в РСФСР всеобщего начального обучения, рассчитанного на 10 лет.

Советская власть поставила задачу коренного преобразования всей системы народного образования в целях создания единой трудовой школы, важнейшими принципами которой являлись: связь обучения с производством; преемственность в воспитании и образовании; совместное обучение мальчиков и девочек.

К середине 20-х г.г. школьное образование представляло собой следующую систему: начальная четырехлетняя школа (1 ступень), семилетняя школа в городах, школа крестьянской молодежи (ШКМ), школа фабрично-заводского ученичества (ФЗУ) на базе начальной школы, школа 2 ступени (5-9 классы) с профессионализированными 8-9 классами в ряде школ.

Массовой формой подготовки кадров рабочих в 1921 – 1925 г.г. стали школы ФЗУ. Не менее ¾ учащихся этих школ были детьми рабочих. Кадры низшего и среднего технического и административного персонала

(мастера, бригадиры, механики) готовились в техникумах, а также в специальных профессиональных школах и на краткосрочных курсах.

В области высшего образования правительство проводило классовую политику: создавало благоприятные условия для поступления в вузы рабочих и крестьян и искусственно затрудняло прием детей интеллигенции, нэпманов. В 20-е г.г. возникла особая форма высшего образования рабочих – рабочие факультеты (рабфаки), которые вырастили первое поколение советской интеллигенции, политически и идеологически лояльное по отношению к советской власти. Принимались меры по коренному изменению программ обучения в вузах и университетах, удалению нелояльных профессоров и преподавателей. Это вызывало забастовки и протесты в студенческой и преподавательской среде. В начале 20-х г.г. в качестве обязательных предметов были введены исторический материализм, история пролетарской революции, история Советского государства и права, экономическая политика диктатуры пролетариата. По решению ЦК на преподавательскую работу в Московский университет были направлены известные партийные деятели: А.В. Луначарский, П.Н. Лепешинский, В.В. Адоратский, Д.И. Курский, И.И. Скворцов-Степанов и др. В 1921 г. в Москве был создан Институт красной профессуры (ИКП) для подготовки марксистских кадров преподавателей высшей школы.
Наука. Перед руководителями советской власти стояла задача восстановить научный потенциал страны и поставить его на службу социалистическому строительству. После революции была сохранена сеть научных учреждений – Российская академия наук (с 1925 г. – Академия наук СССР), университетские кафедры, одновременно учреждались новые научно-исследовательские институты и общества, большинство из которых носило прикладной характер.

С целью объединения научных и технических сил страны для решения неотложных экономических задач в феврале 1918 г. при ВСНХ учреждается Центральный совет экспертов, в августе – научно-технический отдел (НТО). К сотрудничеству было привлечено около 800 ученых и специалистов, в том числе академики А.Н. Бах, А.Н. Крылов, А.Е. Ферсман, Н.Д. Зелинский, А.Ф. Иоффе, И.М. Губкин и др. Чтобы сохранить научные кадры, с 1920 г. вводилась особая форма обеспечения ученых – натуральный академический паек (выдавался до октября 1923 г.). При Совнаркоме была создана Центральная комиссия по улучшению быта ученых – ЦЕ КУБУ (работала с 1923 по 1931 г.г.).

После Гражданской войны быстро росла численность научных работников. К 1927 г. их насчитывалось около 25 тыс., т.е. в два с лишним раза больше, чем до революции. Научные кадры готовились в научно-исследовательских институтах, университетах и вузах. С 1925 г. была учреждена аспирантура.

Новой чертой организации науки стала ее плановость. Научные учреждения составляли годовые, а с 1923 г. пятилетние планы работы. В связи с нехваткой средств и научных кадров все имевшиеся ресурсы сосредотачивались на тех участках, которые отвечали самым насущным государственным нуждам. Главным направлением считалось комплексное исследование производительных сил страны. Была исследована Курская магнитная аномалия, залежи апатитов на Кольском полуострове, богатства Кара – Богаз – Гола – залива Каспийского моря.

Серьезными успехами было отмечено развитие фундаментальных исследований. В области естественных наук работали такие выдающиеся ученые, основатели научных школ, как И.П. Павлов, В.И. Вернадский, А.Н. Крылов, Н.Е. Жуковский, А.П. Карпинский. Труды Вернадского положили начало новому направлению в науке – геохимии и учению о биосфере. Работы Н.И. Вавилова, Н.К. Кольцова, А.С. Серебровского внесли существенный вклад в развитие генетики. Ленинградские ученые С.В. Лебедев и Б.В. Бызов изобрели способ получения искусственного каучука.

Для общественных наук первое десятилетие советской власти было периодом их становления на основе марксистской методологии. Научная деятельность в обществоведении не носила кабинетного характера. Ученый-марксист фактически являлся борцом идеологического фронта, популяризатором и пропагандистом идеологии, которая должна была стать господствующей в обществе. Воинствующее отношение к инакомыслящим и чрезмерная идеологизация обедняли советское обществоведение. Исследовательская работа в области общественных наук в основном сводилась к обоснованию политической линии партии.

В 20-е г.г. началась работа по приобщению естественнонаучной интеллигенции к марксизму. Этим занимались кружки по марксистской философии в вузах, научные общества марксистов, Общество воинствующих материалистов, специальные научные институты. В середине 20-х г.г. прошли ряд дискуссий о соотношении марксистской философии и естествознания, а также по философским проблемам частных наук (о теории относительности, об отношении марксизма и дарвинизма к генетике и др.).

Для развития отечественной науки большое значение имело восстановление международных контактов. Возобновилось членство Российской Академии наук в международных организациях, советские ученые принимали участие в международных конференциях, в заграничных научных экспедициях. Первым официальным выступлением ученых Советской России за границей был доклад Н.И. Вавилова и А.А. Ячевского на международном конгрессе по борьбе с болезнями хлебных злаков в 1921 г. в США. Проводились совместные научные исследования: В.И. Вернадский и Д.В. Скобельцын работали в Радиевом институте в Париже, В.В. Бартольд участвовал в создании Тюркологического института в Стамбуле. В 1925 г. в России состоялся первый после революции международный научный форум – III лимонологический конгресс (лимонология – наука о пресных водах). Укреплению связей ученых способствовало широкое празднование 200-летнего юбилея Российской Академии наук. К юбилею академия была переименована в Академию наук СССР.


Литература. Противоречия экономики и политики, сложность общественных процессов периода НЭПа нашли яркое отражение в произведениях литературы, искусства и архитектуры. Протест значительной части интеллигенции против Октябрьской революции, изгнание многих деятелей культуры не остановили развитие искусства, импульс которому был дан в начале века. Создавались многочисленные группы и объединения, принадлежавшие к разным направлениям.

Одну из влиятельных литературных групп Серапионовы братья (1921) сформировали писатели - прозаики (К. Федин, В. Иванов, М. Зощенко, В. Каверин и др.). Их объединял поиск такой художественной формы и сюжета, которые смогли бы наиболее полно выразить содержание послереволюционного времени. С этим были связаны эксперименты в области языка, стиля. В литературную группу Перевал (1923) входили такие писатели, как М. Пришвин, И. Катаев, А. Веселый, А. Малышкин. Они выступали за сохранение преемственности с традициями русской и мировой литературы, против рационализма и конструктивизма.

В 1920 г. из Пролеткульта выделилась группа писателей, создавших объединение Кузница (С. Обрадович, В. Казин, А. Новиков-Прибой, Ф. Гладков). В 1923 г. возникла Московская ассоциация пролетарских писателей, а в 1925 г. - Российская ассоциация пролетарских писателей (РАПП) – наиболее массовое объединение 20-ых гг., претендовавшее на монополию в области литературного творчества. Деятельность РАППа носила открыто классовый, «пролетарский» характер. На страницах его журналов велась кампания против «непролетарских» писателей - «попутчиков». К ним относили М. Горького, В. Маяковского, С. Есенина, А. Толстого, Л. Леонова.

Представители Литературного центра конструктивистов (И. Сельвинский, В. Инбер, Н. Адуев) называли себя выразителями «умонастроений нашей передовой эпохи», проповедовали «советское западничество», ориентировались на американизированную технократию. В поэзии упор делался на «математизацию» и «геометризацию» стиля. В литературную группу «Левый фронт искусств» (ЛЕФ, 1922) входили поэты В. Маяковский, Н. Асеев, С. Кирсанов, строившие свою эстетику с учетом пролеткультовских и футуристических теорий, концепции «литературы факта», отрицавшей художественный вымысел, психологизм. Некоторые видные писатели и поэты не принадлежали ни к каким группам и объединениям.

В начале 20-х г.г. в литературе лидировала поэзия. Ввиду дефицита бумаги распространилась форма устной поэзии (литературные вечера, концерты, диспуты). В 1921-1923 г.г. появляются новые повести и романы крупных мастеров дореволюционной реалистической прозы: В. Короленко «История моего современника» (1922), А. Толстого «Хождение по мукам» (1921), В. Вересаева «В тупике» (1922), С. Сергеева - Ценского «Преображение России» (1923). Широкое распространение получили произведения символистского и формалистического направления (А. Белый, Е. Замятин, А. Ремизов). Многие писатели поэтому искали не столько героя времени, сколько приемы и способы «творческой хватки» самого времени. В произведениях Б. Пильняка «Голый год» (1921), И. Эренбурга «Необычайные похождения Хулио Хуренито и его учеников» (1922), Ф. Гладкова «Огненный конь» (1921) повествование отличалось разорванностью, фрагментарностью, в нем быстро и ярко чередовались различные картины.

В 1922-1923 г.г. в прозе наметился поворот в сторону большей конкретизации и индивидуализации образов, описания быта. Стали появляться книги интимного, детективно-авантюрного содержания. Возникла социальная проза, концентрировавшаяся на морально-этических конфликтах НЭПа (А. Тарасов - Радионов, Ю. Лебединский, Вс. Иванов).

К середине 20-х г.г. жанр романа вновь стал лидирующим в литературе. В 1924-1926 г.г. появилась целая серия романов: «Дело Артамоновых» М.Горького, «Железный поток» А.Серафимовича, «Чапаев» Д.Фурманова, «Барсуки» Л.Леонова, «Мятеж» К.Федина, «Разгром» А.Фадеева, «Белая гвардия» М.Булгакова, «Цемент» Ф.Гладкова и др. Продолжали публиковаться произведения классиков декадентства ( А.Белый «Москва под ударом»).

Появились произведения, в которых описывались картины бытового разложения интеллигенции и молодежи под воздействием нэпа: «Наталья Тарпова» С.Семенова, «Рождение героя» Ю.Лебединского, «Первая девушка» Н.Богданова. Широкое распространение в первой половине 20-х г.г. получили сатиристические романы, построенные на авнтюрно-приключенческих, социально-утопических сюжетах: «Остров Эрендорф» В.Катаева, «Похождения Невзорова, или Ибикус» А.Толстого, «Город Градов» А.Платонова, расссказы М.Зощенко.

Со второй половины 20-х г.г. литература стала терять своеобразие, наполняться штампами, стереотипными сюжетными схемами, круг тем ограничивался. В этом сыграла свою роль резолюция ЦК РКП(б) « О политике партии в области художественной литературы» (1925), которая усилила идеологизацию литературы и искусства, закрепила партийный диктат в художественном творчестве. В ней формально осуждались действия РАППа, содержался призыв к свободному соревнованию группировок и течений, но одновременно ставилась задача бороться с проявлениями буржуазной идеологии в литературе, обеспечивать создание произведений, рассчитанных на массового читателя.
Искусство. В искусстве, как и в литературе шла борьба различных группировок и направлений. Многие участники существовавших ранее авангардистских групп встали на сторону революционных преобразований в искусстве ( В.В.Кандинский, М.З.Шагал, А.В.Лентулов, К.С.Малевич, К.С. Петров-Водкин и др). Художники-авангардисты поддержали идею служения искусства государству и революции, государственного управления искусством и идеологического контроля над ним. Они обосновали концепцию массового искусства как инструмента «конструирования психики».

В первые послереволюционные годы в живописи широкое распространение получили агитационно-пропагандистские формы (как, например, агитплакаты художников из «Окон сатиры РОСТА»).

Подготовкой художников занимался, основанный в 1920 г., первый советский художественный вуз - ВХУТЕМАС ( Высшие художественно-технические мастерские). В том же году был создан Институт художественной культуры, занимавшийся разработкой вопросов теории и методологии искусства и художественного образования (первый председатель – В.В.Кандинский; директор ленинградского отделения – К.С.Малевич).

Среди живописцев и графиков в 20-е г.г. развернулась борьба, аналогичная происходившей в литературе. Возникли такие творческие группы, как Ассоциация художников революционной России (АХРР – С.В.Малютин, Г.Г.Ряжский, М.Б.Греков), «Четыре искусства» (К.С.Петров-Водкин, М.С.Сарьян, В.А.Фаворский), Общество московских художников (ОМХ – П.П.Кончаловский, А.В.Лентулов, Р.Р.Фальк и др.), общество художников- станковистов ( ОСТ – А.А.Дейнека, Ю.И.Пименов и др.).

Ахрровцы и остовцы, сочетая традиции реализма передвижников с новым идеологическим содержанием, заложили своими произведениями основы социалистического реализма в живописи. В творчестве И.И.Бродского (полотна, посвященные Ленину), Дейнеки («Оборона Петрограда»), Грекова («Тачанка»), Пименова («Тяжелая индустрия») доминировали темы революции и начавшегося создания социалистического хозяйства. Их противники из «Четырех искусств» и ОМХ, развивая направление русского художественного авангарда, считали необходимым воплощать новую идеологию в новых формах.

В 1927 г. возникло Общество московских живописцев (Р.Фальк, И.Машков, А.Лентулов, И.Грабарь). Самостоятельное место в русском авангарде занимал П.Филонов, вокруг которого в 20-е г.г. возникла целая школа.

Плодотворно работал основатель супрематизма К.Малевич. В 1924 г. он стал директором Государственного института художественной культуры (ГИНХУКа) в Ленинграде. Институт художественной культуры (ИНХУК) в Москве находился под значительным влиянием идей В.Кандинского. Эти два объединения сближали поиски совершенной пластической формы, отвечающей возвышенной духовной идее, стремление постичь законы и логику художественной практики.

Новым направлением в художественной жизни советской России стала монументальная пропаганда, план которой был разработан В.И. Лениным. В соответствии с этим планом (весна 1918 г.) в первые годы после революции развернулось создание памятников известным мыслителям, революционерам, деятелям культуры (за этим последовало разрушение памятников дореволюционной эпохи как «не имевших художественного значения»). В осуществлении этой программы приняли участие Н.А.Андреев, Л.В.Шервуд, С.Д.Меркуров, В.И.Мухина и другие скульпторы, получившие известность еще до революции. В 20-е г.г. они создавали новые монументальные произведения, проникнутые революционным романтизмом.

В духе «героического реализма» (ставшего позже основой социалистического реализма) в скульптуре работал также И.Д. Шадр (его основные произведения: «Булыжник – оружие пролетариата», «Рабочий», «Крестьянин»).
Архитектура. В архитектуре интенсивно велись поиски новых стилей, новаторских форм. В первой половине 20-х г.г., когда строительство было ограничено, широко разрабатывались проекты различного типа зданий: жилых домов, дворцов труда, рабочих клубов, домов - комунн. Составлялись планы упорядоченного развития больших городов – Москвы, Ленинграда, Баку, Еревана и др. Работавшие над этими проектами архитекторы являлись представителями дореволюционной архитектурной школы ( И.В.Жолтовский, А.В.Щусев, А.И.Таманян и др.). В эти годы начал осуществляться план реконструкции Москвы (под руководством Жолтовского и Щусева).

Ведущим направлением советской архитектуры стал конструктивизм. Братья Веснины, М.Я.Гинзбург, П.А.Погосов, И.И.Леонидов и др., продолжая традиции русского модерна, видели свою задачу в разработке художественных форм на основе функционального назначения вещей, зданий, применяемых материалов, технических конструкций. Конструктивисты выдвинули лозунг производственного общественно-полезного искусства. Создавались новые функциональные типы зданий, созвучные эпохе: фабрики-кухни, дома культуры и т.д. Коструктивистские идеи использовались при разработке теории и практики дизайна, проявлялись в живописи и графике.

В 20-е г.г. ведущие архитекторы в той или иной степени использовали конструктивистские принципы, в том числе А.В.Щусев. Идеи конструктивизма развивали и члены объединения АСНОВА ( Ассоциация новых архитекторов), созданного в 1923 г. Лидером и теоретиком этой организации был Н.Ландовский, а известным архитектором-практиком – К.Мельников. Асновцы называли себя рационалистами. Стремясь к простоте, геометрическим формам, сочетанию образности и функциональности эстетических форм, они искали творческую выразительность в новых конструкциях и материалах.
Театр и кинематограф. На развитие театра в годы НЭПа огромное воздействие оказала деятельность целой плеяды талантливых режиссеров: К.С.Станиславского, В.И.Немировича-Данченко, В.Э.Мейерхольда, Е.Б.Вахтангова, А.Я.Таирова. С огромным успехом продолжали выступать актеры старшего, дореволюционного поколения – М.Н.Ермолова, А.И.Южин, И.М.Москвин, В.И.Качалов, О.Л.Книппер-Чехова и др. Вместе с ними играли и молодые талантливые актеры – Н.П.Хмелев, А.К.Тарасова, Н.П.Баталов, М.М.Яншин, К.Н.Еланская, Б.Н.Ливанов, Б.В.Щукин, Е.Н.Гоголева, С.М.Михоэлс и др. Создавалось множество новых театров и театральных студий, передвижных театров. Появились первые в мире детские театры. В середине 20-х г.г. были поставлены первые советские пьесы, написанные в реалистической традиции: «Шторм» В.Н.Биль-Белоцерковского (1925); «Любовь Яровая» К.А.Тренева (1926), «Бронепоезд 14-69» Вс.В.Иванова (1927), «Разлом» Б.А.Лавренева (1928), «Клоп» и «Баня» В.В.Маяковского (1928-1929).

Становление документального советского кино связано с именем Дзиги Вертова, открывшего новое направление, в основе которого было художественное истолкование документальных фактов. В историю мирового кинематографа вошли фильмы С.Эйзенштейна 20-х годов – «Броненосец Потемкин» и «Октябрь», положившие начало развитию революционной тематики в советском художественном кинематографе.


Музыка. Развитие музыки было связано в нэповский период с деятельностью молодых композиторов, участников Гражданской войны – Д.Я.Покрасса, А.В.Александрова и др. Звучали как старые (гимн «Интернационал», «Смело, товарищи, в ногу», «Варшавянка»), так и новые пролетарские песни («Марш Буденного», «Проводы», «Песня о Красной Армии») выше указанных авторов. Иногда популярность приобретали старые песни с новым текстом, такие как «За власть советов», переделанная из гимна юнкеров.

Среди первых музыкальных сочинений, написанных в эти годы и посвященных революции, восторженно были встречены публикой 3-я симфония Н.Я.Мясковского, балет «Красный мак» Р.М.Глиэра, оперетта «Свадьба в Малиновке» О.П.Рябова и др. У истоков развития советского музыкального искусства стояли А.К.Глазунов, К.Н.Игумнов, М.М.Ипполитов-Иванов. В музыке также шла борьба сторонников массового пролетарского искусства (Российская ассоциация пролетарских музыкантов – РАПМ) и тех композиторов, дирижеров и исполнителей, кто отстаивал необходимость популяризации русской и зарубежной музыкальной классики.





  1. Советская внешняя политика (1921-1928 г.г.)

Внешнюю политику СССР в этот период отличала определенная двойственность, дуализм приоритетов, так как советские лидеры преследовали в ней две противоречивые цели: 1) подготовка мировой пролетариатской революции; 2) установление мирных отношений с другими государствами.

Коммунистический Интернационал, созданный в 1919 г., во главе с

председателем Исполкома – Г.Е. Зиновьевым, строил свою политику, исходя из иллюзорных представлений об углублении общего кризиса капитализма и неизбежности победы социализма. На цели мировой революции направлялись огромные материальные средства как для агентурной работы, так и в адрес компартий зарубежных стран. Подобный дуализм во внешней политике Советской России создавал немалые трудности для Наркомата иностранных дел во главе с Г.В. Чичериным (1918-1928), которому в этих условиях приходилось устанавливать контакт и вести диалог с капиталистическими государствами.

Борьба за выход из войны была первой попыткой советского правительства осуществить на практике принцип мирного сосуществования. В связи с переходом к НЭПу советская концепция мирного сосуществования стала приобретать более четкие очертания. Вопросы формирования дальнейшего курса партии и государства в области внешней политики детально обсуждались на X съезде РКП(б) в 1921 г. Были поставлены задачи превратить завоеванную мирную передышку в длительный мир, вывести страну из внешнеполитической и экономической изоляции, привлечь иностранный капитал и заставить его служить целям возрождения страны.

Стремление советского руководства преодолеть дипломатическую изоляцию затруднял ряд факторов:



  • идеологические расхождения и отсюда неприятие советского строя на Западе;

  • сохранявшиеся претензии к Росси по царским долгам и из-за монополии внешней торговли;

  • неприятие странами Антанты большевистского лозунга мировой революции;

  • недовольство капиталистических держав курсом России на поддержку революционных организаций в Европе и Америке, а также национально-освободительного движения народов колониальных и зависимых стран.

Первые международные акты - мирные договоры - были подписаны РСФСР в 1920 г. с Латвией, Литвой, Эстонией, Финляндией (странами, недавно входившими в состав Российской империи).

Обширный внутренний рынок, возможность получить ценные материальные ресурсы (хлеб, лес, нефть и др.) толкали западные государства на путь переговоров с большевиками. В результате усилий советской дипломатии в первой половине 20-х г.г. была нарушена экономическая блокада России капиталистическими странами. С советской стороны работу по установлению внешнеэкономических связей возглавил нарком внешней торговли Л.Б. Красин. С 1921 г. началось установление торговых отношений России с Англией, Германией, Австрией, Норвегией, Данией, Италией, Чехословакией. Несмотря на отсутствие дипломатических отношений с США (до 1933 г.), американские предприниматели поддерживали контакты на основе концепции «торговля без признания», занимая второе место (после Германии) среди зарубежных поставщиков СССР в 1920-е г.г.

Серьезным препятствием на пути дальнейшего развития отношений с Западом стал вопрос о российских долгах. В октябре 1921 г. Брюссельская международная конференция рекомендовала правительствам предоставить кредиты Советской России для борьбы с голодом лишь при условии признания ею долгов царского и Временного правительства и допуска комиссии для контроля за распределением продуктов. 28 октября 1921 г. советское правительство выразило готовность вести переговоры о признании довоенных долгов при условии дипломатического признания Советской России и прекращения действий, угрожающих безопасности советских республик. Для обсуждения этих вопросов предлагалось созвать международную экономическую конференцию. Она состоялась в Генуе (Италия) 10 апреля – 19 мая 1922 г. В ней приняли участие представители 29 стран. Попытка советской делегации поставить на обсуждение проблему разоружения не встретила поддержки. Западные державы потребовали уплаты советским правительством всех долгов царского и Временного правительств, возвращения или возмещения иностранцам стоимости национализированной собственности (этот пункт стал камнем преткновения на конференции), а также фактической отмены монополии внешней торговли (чего не допускал Ленин). Российское правительство соглашалось уплатить часть долгов в обмен на возмещение ущерба Советской России от интервенции в размере 39 млрд. золотых рублей, субсидии и официальное признание РСФСР. Однако к обоюдному согласию прийти не удалось. Переговоры безрезультатно продолжились на Гаагской конференции по сокращению вооружений (15 июня – 19 июля 1922 г.) с участием Латвии, Польши, РСФСР, Финляндии, Эстонии. СССР не ратифицировал конвенцию Лозаннской конференции (20 ноября 1922 г. – 24 июля 1923 г.) о Черноморских проливах, предусматривавшую свободны проход в Черное море военных кораблей любой страны. В 20-е г.г. Советский Союз так и не смог стать полноправным субъектом системы международных отношений.

Успешно для России складывались двухсторонние отношения с Германией. Первые военные и торговые контакты между двумя странами были установлены еще в апреле 1921 г. советское государство рассчитывало с помощью германских капиталов и технологий провести реконструкцию своего народного хозяйства. Представители немецких военных кругов во главе с генералом фон Сектом надеялись разместить в Советской стране секретные военно-учебные центры, запрещенные в Германии Версальским договором; со своей стороны они были готовы сотрудничать в подготовке кадров для Красной Армии.

16 апреля 1922 г. в ходе Генуэзской конференции, когда переговоры зашли фактически в тупик, в предместье Генуи Раппало был подписан двухсторонний договор между Советской Россией и Германией. В его основу был положен взаимный отказ от возмещения долгов, режим наибольшего благоприятствования в торговле. Договор возобновлял дипломатические и консульские отношения между странами и тем самым выводил Россию из дипломатической изоляции. В апреле 1926 г. между СССР и Германией был заключен Берлинский договор о ненападении и военном нейтралитете. Быстро развивались советско-германские экономические связи, а также военное сотрудничество, которое помогло немцам обойти некоторые статьи Версальского договора. На территории СССР были созданы военные производства и учебные базы для авиационных, танковых и химических войск. Советские командиры проходили стажировку в Германии, а на территории СССР дополнительную подготовку проходили видные военачальники фашистской Германии (Гудериан, Кейтель, Манштейн и др.).

Советско-британские отношения носили нестабильный характер. 8 мая 1923 г. английская сторона в связи с задержанием рыболовецких судов Великобритании в водах Белого моря в жесткой форме обвинила СССР в нарушении торгового соглашения 1921 г. В этот день в Москве был вручен ультиматум министра иностранных дел лорда Д. Керзона с требованиями прекращения антибританской пропаганды в Азии, отзыва советских представителей из Ирана и Афганистана, уплаты компенсации за задержку траулеров и расстрел в 1920 г. английских шпионов. Это конфликт был урегулирован.

1 февраля 1924 г., после прихода к власти лейбористов, СССР был официально признан Великобританией. Это побудило и другие страны к установлению дипломатических отношений с советским правительством. В августе 1924 г. между Англией и СССР были подписаны общий договор и договор о торговле и мореплавании. 10 октября английской разведкой было опубликовано так называемое «Письмо Зиновьева», в котором излагались рекомендации английским коммунистам по развертыванию подрывной деятельности на Британских островах. До сих пор нет полной ясности, было это письмо поддельным или подлинным. Разразившийся скандал обострил советско-британские отношения и способствовал поражению лейбористов на выборах. Во время всеобщей забастовки в Англии в 1926 г. ВКП(б) через советские профсоюзы оказывала материальную помощь федерации горняков Великобритании: с мая 1926 г. по март 1927 г. в фонд помощи поступило около 16 млн. руб. Английское правительство обвинило Москву во вмешательстве во внутренние дела. В мае 1927 г. лондонская полиция произвела обыск в помещении советского торгового представительства и фирмы «Аркос Лтд», заподозренной в шпионаже в пользу СССР. Изъятые при обыске документы не содержали ничего сенсационного, но, несмотря на это, были использованы британским правительством в качестве основания для расторжения всех торговых соглашений. Разорванные одновременно с этим дипломатические отношения с СССР были восстановлены только в октябре 1929 г.

Дипломатические отношения с Францией были установлены после победы на выборах в мае 1924 г. блока левых сил и формирования правительства Эррио. 28 октября 1924 г. французское правительство заявило об официальном признании СССР. В течение ряда последующих лет советско-французские отношения оставались напряженными. Продолжавшиеся на протяжении 1925 – 1927 г.г. споры вокруг долгов так и не привели к подписанию какого-либо соглашения по этому вопросу. Еще одной причиной трений была политика Франции в Восточной Европе. Особенно энергично СССР протестовал против соглашений, заключенных между Францией, Польшей и Румынией, которые рассматривались Советским Союзом как направленные, прежде всего против его интересов. И действительно, франко-румынский и итало-румынский договоры 1926 г. представляли собой дополнительные препятствия для СССР в его стремлении вернуть себе Бессарабию – основной предмет советско-румынских разногласий.

России удалось заключить серию равноправных договоров со странами Востока. В 1921 г. были заключены советско-иранский и советско-афганский мирные договоры, договор о дружбе с Турцией. В достигнутых соглашениях провозглашался принцип невмешательства во внутренние дела друг друга. Советское правительство заявляло об отмене всех заключенных царской Россией договоров и конвенций и обязалось предоставить материальную помощь правительствам этих стран. Так, Ирану было передано имущества на сумму 582 млн. золотых рублей.

Соглашения 1921 г. были дополнены советско-турецким договором о дружбе и нейтралитете (декабрь 1925 г.) и торговым договором (1927), советско-афганским договором о нейтралитете и ненападении (август 1926 г.), торговыми и другими экономическими соглашениями с Ираном (октябрь 1927 г.), Йеменом.

В 1921 г. с Монголией было подписано соглашение об установлении с ней дружественных отношений. В начале 20-х г.г. советское правительство активно поддерживало национально-освободительное движение в Китае под руководством партии Гоминьдан. Однако начало борьбы Гоминьдана и его руководителя Чан Кайши против созданной в 1921 г. Компартии Китая привели к разрыву отношений между СССР и Гоминьданом. В 1924 г. были установлены дипломатические и консульские отношения с пекинским правительством Китая, в 1925 г. – также с Японией (Япония получила право на эксплуатацию 50% площади нефтяных месторождений на Северном Сахалине).

Советский Союз все более активно включался в процесс международных отношений. С середины 20-х г.г. СССР становится участником борьбы за разоружение, началось его сближение с Лигой Наций (международной организацией, созданной в 1929 г. по инициативе президента США В. Вильсона). С 1926 г. советская дипломатия участвовала в работе подготовительной группы Комиссии по разоружению. В конце 20-х г.г. СССР выдвинул предположение о всеобъемлющей ликвидации вооруженных сил и военного производства, сокращении армий (впервые СССР выступил с этим предложением еще в 1922 г.), ликвидации военных морских и сухопутных баз. Однако данные инициативы не были приняты странами Запада.

В 1928 г. СССР присоединился к пакту Келлога (госсекретарь США) – Бриана (французский министр иностранных дел) о запрещении использования войны как средства урегулирования международных споров и орудия национальной политики.

Таким образом, Советский Союз в течение 20-х г.г. сумел в основном преодолеть дипломатическую изоляцию.

Внешний фактор оказывал влияние на формирование советским правительством внутриполитического курса. Крушение надежд на скорое свершение мировой революции и государственную помощь западного пролетариата побудило большевистских лидеров к поиску внутренних факторов стабилизации большевистской власти. Это в конечном счете и привело к замене военно-коммунистической модели перехода к социализму нэповской. В то же время разрыв отношений с Англией в 1927 г. был использован для ужесточения внутриполитического курса.
Заключение
НЭП имел свои негативные и позитивные итоги. Остановимся кратко на них.

Позитивные итоги НЭПа


  1. Удалось восстановить народное хозяйство и даже превзойти довоенный уровень за счет внутренних резервов.

  2. Возродилось сельское хозяйство, позволившее накормить население страны.

  3. Национальный доход увеличился на 18% в год и к 1928 г. – на 10% в пересчете на душу населения, что превысило уровень 1913 г.

  4. Рост промышленной продукции составлял 30% ежегодно. Это свидетельствовало о быстром росте производительности труда.

  5. Национальная валюта страны стала крепкой и стабильной.

  6. Росло материальное благосостояние населения.


Негативные итоги НЭПа


  1. Экономические реформы не сопровождались реформированием политической системы. Не было сделано шагов по ее демократизации.

  2. Имело место непропорциональное развитие основных отраслей народного хозяйства.

  3. Отставание темпов возрождения промышленности от сельскохозяйственного производства вело НЭП через полосу экономических кризисов.

  4. В деревне шла имущественная дифференциация крестьянства, которая привела к росту социальной напряженности.

  5. В городе на протяжении всех 20-х г.г. увеличивалась численность безработных, составившая к концу НЭПа более 2 млн. человек.

  6. Финансовая система окрепла лишь на некоторое время. Во второй половине 20-х г.г. в связи с активным финансированием тяжелой индустрии было нарушено рыночное равновесие, началась инфляция, что подорвало финансово-кредитную систему.

Новая экономическая политика оказалась эффективней военного коммунизма и способствовала быстрому восстановлению народного хозяйства страны, выходу из послевоенной разрухи. Прирост промышленной продукции в 20-е г.г. осуществлялся высокими темпами: в 1921 г. – 42,1%, 1922 г. – 30,7, 1923 г. – 52,9, 1924 г. – 14,6, 1925 г. – 66, 1926 г. – 43,2, в 1927 г. – 14,2%. При этом тяжелая промышленность восстанавливалась быстрее, чем легкая. В 1922 – 1927 г.г. ежегодный прирост в сельском хозяйстве составил 12%.

Важнейшим показателем подъема народного хозяйства страны на основе НЭПа стал рост крупной промышленности. В 1926 г. было начато строительство 4 крупных ГЭС, в 1927 г. – еще 14 (среди них – Днепрогэс, «Красный октябрь» и др.). На 1926 – 1927 г.г. приходится начало строительства Московского электрозавода, Россельмаша, Керченского металлургического и Мариупольского трубного заводов; Тельбесского (будущего Кузнецкого) металлургического и Сталинградского тракторного заводов и др. К концу 20-х г.г. советская экономика в целом достигла довоенного уровня.

Темпы восстановления промышленности были впечатляющими, однако они были ниже, чем утверждала официальная статистика. Согласно официальным данным, национальный доход СССР в 1928 г. по сравнению с дореволюционным вырос на 19%. По подсчетам современных исследователей, он оказался на 12 –15% ниже уровня 1913 г., а в расчете на душу населения – на 17 – 20%.


Каталог: jspui -> bitstream -> 123456789
123456789 -> Сборник материалов II международной научно-практической конференции 20 апреля 2016 г. Доннту: Донецк, 2016 эл версия русск яз
123456789 -> Распознавание речи и голосовое управление
123456789 -> Черникова О. Ю., Мозговой В. И
123456789 -> Анализ методов восстановления никель-кадмиевых аккумуляторов после потери емкости в процессе эксплуатации
123456789 -> Основы семейного права Украины
123456789 -> В. И. Желязко, Т. Д. Лагун мелиорация, рекультивация и охрана земель
123456789 -> Тема: Установление, восстановление и закрепление границ зе-мельных участков
123456789 -> Министерство сельского хозяйства
123456789 -> Приоритетная задача современного земледелия за-ключается в повышении эффективности и стабильности сельскохозяйственного производства

Скачать 298.5 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница